А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Let's go to Гоа" (страница 2)

   – Ага, – без особого энтузиазма в голосе поддержала я.
   Может, конечно, кто-то и выглядит, как после стодолларовой укладки, а мне такое и не снилось. Мои волосы непослушны от природы, вечно торчат, как им вздумается, поэтому мне никогда не уложить их в такую гладкую прическу, как у Алины. Вот я и ношу заурядное каре, которое при необходимости легко и просто завязывается в хвост или зажимается «крабиком». Моя парикмахерша предлагает именовать мою прическу «творческим беспорядком», но я не столь романтическая особа. Каре – оно и в Африке каре.
   – Ой, Мариночка! – воскликнула Алина. – Как тебе идет этот цвет, у тебя прямо кожа светится изнутри! Представляю, если бы я попыталась напялить нечто подобное, стала бы похожа на морковку!
   И пока начальница, снова почтившая нас своим присутствием, пыталась найти достойный ответ на комплимент, Алина преспокойно налила себе кофе.
   – Господи, что творится на улице! Невозможно ни проехать, ни пройти, едва припарковалась!
   Я пошла и села за стол. В обществе этих точеных див я чувствовала себя как слон в посудной лавке – сокрушительно неповоротливой.
   Алина попивала кофе, развлекала начальство сплетнями из городской администрации, ибо именно там работал ее «хороший» друг, и отнюдь не торопилась приступать к работе. Они были на «ты», они были на равных. Я же не знала даже фамилий, которыми она так бойко фонтанировала, поэтому полезла в Интернет, скачивать обновление базы данных. У нас был заключен договор с информационным агентством, которое делало аналитику за нас.
   – Естественно, нам на руку, что Васильева подсидели, – рассуждала Алина. – Мы же на него выходов не имели. А нынче и. о. – Медунов – отличный мужик! Мой хороший друг с ним на короткой ноге, так что…
   – Алина, пойдем покурим, – предложила Марина Пет ровна.
   И, не взглянув на меня, прошествовала к выходу.
   – Лор, ты опять на амбразурах, – подытожила Алина.
   – Ага, идите, идите, – отозвалась я, изображая бурную занятость.
   Какой неудачный день! Смахивает на филейную часть зебры: черная полоса, задница и снова черная полоса.
   Пока Алина и Марина курили, успели позвонить еще два психа. Один хотел купить дом с участком за рубль двадцать, другой – продать ветхое домовладение без единого документа в самом непрезентабельном районе города, естественно, по заоблачной цене. Потом позвонили из какой-то типографии и предложили сбросить по факсу спецпредложение по полиграфии. Я безропотно приняла факс. Потом позвонили из какой-то газеты и попытались развести на рекламу. Я сослалась на полную свою некомпетентность в таких вопросах и дала номер телефона Марины Петровны: пусть она объясняется с приставалами.
   И почему это все происходит именно со мной?
   И дотяну ли я до конца этого безобразного дня, не говоря уже о пенсии?
   Еще через полчаса появился дражайший шеф. Не в настроении. На наше с Алиной приветствие едва кивнул и тут же заперся в кабинете. Марина Петровна, подхалимка этакая, тут же кинулась варить кофеек и уже с дымящейся чашкой проникла в берлогу самодура. Окинув меня на последок весьма зловредным взглядом.
   Наверняка будет поливать меня грязью и требовать немедленного увольнения. Ну и пусть, чем хуже – тем лучше. Они выставят меня с работы, а я найду отличное место с зарплатой в два раза больше нынешней. Через год я даже не вспомню, кто это такие – Масюков и Марина Петровна! Как говорят мудрые китайцы, когда терять уже нечего, настает время находить. Ну, или как-то там еще.
   Опять зазвонил телефон.
   Пока меня не уволили, придется работать, тем более что я взрослая женщина, самостоятельная во всех отношениях и содержу себя на деньги, которые зарабатываю в этой конторе. Так почему же в конце каждого месяца мне кажется, что он прожит зря?

   Глава 2

   «Дон Кихот» встретил нас грохотом инопланетной музыки и режущим взгляд светом. Как, интересно, поколение младое и тусовочное выживает в таких невыносимых условиях? Как у них не лопаются барабанные перепонки и не слепнут очи?
   Мои же перепонки и очи моментально отреагировали на неподходящую среду обитания. Я мучительно сморщилась, но Катьке жаловаться не стала.
   – Так, сначала прошвырнемся по кругу, а потом уже сядем за столик! – скомандовала она. И потащила меня в мутные недра зала.
   Катерина сияла как медный самовар, гордилась собой невероятно – еще бы, вытащила меня «в свет»! Знала бы она, почему я сдалась, – наверное, перестала бы радужно лучиться.
   Сдалась я от безысходности.
   Марк все-таки заселился ко мне. И пока я после работы потащилась в магазин за продуктами – братца-то следовало кормить чуть ли не по часам, – позвонил мой бывший супруг. Трубку взял, естественно, Марк, и они друг друга не признали, потому как не потрудились представиться. Но ровно через сорок минут, когда я надрывалась у плиты, супруг снова изволил позвонить и обрушил на меня шквал претензий. Все они были довольно затертыми от долгого употребления, новенькой стала лишь форма глагола. Раньше он говорил: «Ты будешь мужиков водить», а теперь: «Вот уже и мужика привела!»
   – Наглая, неблагодарная, бездушная! – разорялся супруг. – Захватила мое жилье и теперь развратничаешь?
   – Мы с тобой в разводе, – напоминала я, – поэтому я могу вести себя так, как пожелаю.
   – Да? На моей территории?! Выметайся из квартиры вместе со своим хахалем! Не то завтра же приведу приставов!
   Все это было просто смешно, если бы не было так грустно.
   – Эту квартиру твоя бабушка завещала мне, – напомнила я бывшему. – И помнишь после чего? После того как я три года перед ее смертью за ней ухаживала. А ты в то время…
   – Облапошила выжившую из ума старуху и радуешься? – перебил мой бывший горячо любимый супруг. – Аферистка! Все вы такие – риелторы – любого готовы в гроб загнать, лишь бы поживиться! Эта квартира наша с мамой, и мы правды все равно добьемся!
   – Петухов, во всех судебных инстанциях, по которым ты бегаешь вместе со своей мамой, вам твердят одно и то же: бабушка была в здравом уме и твердой памяти, и квартира эта принадлежит мне на законных основаниях.
   Я могла бы сказать бывшему супругу, что ухаживала за его бабушкой вовсе не из-за квартирных метров, а из жалости. На момент нашего знакомства бабушка Петухова была довольно крепенькой старушкой и не собиралась на тот свет. Но она страшно нуждалась в человеческом участии и просто в общении. Ведь ее внук и невестка могли ей не звонить по нескольку месяцев. Мы с ней как-то сразу нашли общий язык, и я стала навещать ее минимум раз в неделю, привозить сладости, которые она обожала, читать ей французских классиков. Бабушка Петухова была в прошлом театральным критиком и могла часами рассказывать всякие интересные истории о бомонде прошлых лет. Мне она очень нравилась.
   – Душа моя, – говаривала она, – живи сейчас, живи сегодня, не откладывай жизнь на «потом». Этого «потом» может и не быть!
   После нашего развода с ее внуком она стала встречать меня вопросами:
   – Ну, как там обстоят дела с принцами? Не видать? Не захаживают принцы в апартаменты к твоим родителям? А на простых смертных смотреть не пробовала?
   Когда она умерла, выяснилось, что ее квартира должна достаться мне по завещанию, которое бабушка составила примерно за полтора года до смерти. Я была страшно удивлена, что уж говорить об остальных! Петухов (к тому времени он стал моим бывшим мужем) и его любимая мамочка тут же понеслись по судам, желая вернуть наследство.
   – Если ты думаешь, что тебе удастся прибрать к рукам Славочкино наследство, – шипела мне в лицо свекровь, – то ты глубоко заблуждаешься! Я до президента дойду, но тебя из бабкиной квартиры выкину! Самозванка!
   – Если ты думаешь, что после трех лет брака можешь делить то, что тебе совершенно не может принадлежать, – вторил ей Петухов, – я развею твои заблуждения! Бабка, ненормальная, решила, что раз ты ее подкармливала, значит, можно меня бортануть. Но нет, закон на моей стороне!
   Зря старались. Бабушка Тина предусмотрела все. Завещание было оформлено в самой крутой нотариальной конторе города, и даже имелось медицинское освидетельствование ее полной вменяемости. А еще имелись свидетельские показания соседей, что, кроме меня, у бабушки за последний год никто из родни не появлялся.
   Петуховы проиграли все суды, в которые только ни обращались «за правдой». Я вступила в права наследования и переехала от родителей в свою новую квартиру. А мой бывший муж взял за правило звонить мне время от времени и портить мою нервную систему. И бывшая свекровь тоже от него не отставала. Хорошее воспитание не позволяет мне ее послать куда подальше, но чувствую, что терпение уже на исходе.
   – Вау! Какие люди без охраны! – заорал кто-то сбоку.
   Я вздрогнула всем телом. Мои невеселые мысли увели меня в сторону, и я, задумавшись, брела за Катькой на автомате. Резкий окрик вернул меня к действительности.
   Пока Катька чмокалась с долговязым типом в растянутом свитере и вязаной шапочке на голове, я озиралась по сторонам. Зрение наконец адаптировалось к кромешной темноте зала, слепящим всполохам прожектора и дымовым выхлопам, периодически клубящимся со стороны танцпола.
   Но как только я присмотрелась по сторонам, мне сделалось худо. Мама дорогая, куда я попала! Клуб населяли гламурные дивы, сошедшие с обложек глянцевых журналов и витрин модных бутиков. Сразу же захотелось забиться в самый темный угол, чтобы, не дай бог, не привлечь внимания народа. Я в своих неказистых брючках и офисной белой рубашке смотрелась тут так же органично, как колючка в букете орхидей.
   – Николя, познакомься, это моя кузина Глория! – щебетала Катька. – Глория, а это звезда мира моды, любимый кутюрье всех времен и народов – Николя Apres.
   – D’après qui? (После кого?) – спросила я.
   И в тот момент мне было плевать, знает ли он французский язык. Меня все вокруг страшно раздражало.
   – D’après tout les autres (После всех остальных), – хохотнул кто-то рядом.
   – Катенька, дорогая, мне надо идти, время фэшн-тайм! – пропел Николя.
   И удалился, даже не взглянув в мою сторону. Я повернулась направо, пытаясь рассмотреть франкоязычного шутника. Парень подмигнул мне, показал большой палец и скрылся в толпе.
   – Что ты себе позволяешь! – накинулась на меня Катька. – Я ее в люди вывела, а она меня позорит! Совсем одичала в своей недвижимости?!
   Ну конечно, я одичала, потому что владею французским и мне наплевать на дурно одетого «кутюрье», придумавшего себе идиотский псевдоним.
   – Пойдем уже за столик! – проорала я в ответ.
   Орать пришлось во всю глотку, потому что музыка, и до того игравшая очень громко, внезапно усилилась. Уши заныли, глаза заслезились от очередной струи дыма. Мы протискивались сквозь жеманничающее общество красавиц, демонстрирующих миру оголенные животы с пирсингом, спущенные до копчика джинсы в стразах, обнаженные руки с татуировками и невозможные декольте до пупка, стянутые в районе груди тонкими ниточками. Не хватало только бирок: «Таня – 200 баксов», «Маня – 250 баксов». «Слет вавилонских блудниц!» – мелькнуло в голове.
   Море кудрей, бижутерии и духов. А среди них – субтильные существа неопределенного пола, разодетые самым нелепым образом. Наверное, возможные кавалеры. Бедные блудницы, их мужьями будут существа среднего рода!

   Наш столик стоял у самой сцены, поэтому усилители надрывались в непосредственной близости от нас. Общаться можно было только жестами или читать по губам. Я поняла, что если переживу этот идиотский день, то меня уже ничего не испугает в этой жизни.
   Катька умудрилась заказать что-то официантке. И вскоре перед нами появились бокалы с мутной жидкостью. Наверняка фирменные коктейли, обозначенные в меню как «Слезы Дон Кихота».
   – Кла-а-асс! – крикнула мне Катерина.
   И показала большой палец, как давешний парень.
   «Класс»? – поразилась я искренне.
   Присмотрелась к сестрице. Кажется, она себя чувствует здесь как рыба в воде. Странно, у нас не такая уж и большая разница в возрасте, чтобы так по-разному реагировать на эту вакханалию. Я осторожно попробовала содержимое бокала. Ну и дрянь!
   Внезапно одуряющий грохот смолк. Я стала озираться в растерянности. Мелькнула слабая надежда, что у них сломалась аппаратура и музыки больше не будет и мы уйдем домой живыми. Но нет. Загремели фанфары. На сцену вышла ведущая, косящая под Мирей Матье своим смоляным паричком с характерной челочкой.
   Бодрым голосом она оповестила всех собравшихся, что супер-мега-экстравечеринка начинается!
   – Сегодня фортуна одарит вас своими щедротами! – заливалась ведущая. – Не зевайте! Не упустите свой шанс! Отрывайтесь! Зажигайте! Вы там – где веселье бьет ключом!
   Затем она кратко нарисовала перспективы веселья: выступления шоу-балета и якобы знаменитого саксофониста, конкурсы и розыгрыши призов от спонсоров вечеринки, стриптиз и танцы до упаду. Не знаю, как у кого, а у меня «упад» был на подходе. Даже шоу-балет из трех девиц и хлюпенького парнишки меня не развеселил. Хотя они так старались! Дрыгали не в такт музыке ручками и ножками, проделывали обязательные па с напряженными, злыми лицами, одну девицу парнишка едва не уронил. В общем, самодеятельность дурдома «Лютик» отдыхает!
   – Ой, Вань, смотри какие клоуны! – веселилась Катька.
   – Отвратительно, – соглашалась я.
   – Кто их на сцену пропустил?! Вроде такое приличное заведение.
   Я вяло кивнула и как-то незаметно выдула весь коктейль. Катька заказала следующие порции. Шоу-балет выступал под относительно негромкую музыку, и нам выпал шанс перекинуться парой слов.
   – Чего ты куксишься? – пристала кузина. – Из-за Марка? Гони его в шею. Или хочешь, я сама с ним поговорю?
   – Лучше не надо! – испугалась я.
   Вот только внутрисемейных разборок мне не хватало!
   – Тебе срочно надо завести мужика! – порадовала Катька очередным предложением. – Тогда от тебя отстанут и бывшие мужья, и настоящие братья.
   – А сестры? – спросила я.
   – Ну уж дудки, и не мечтай! – захохотала Катька. – Для меня твой возможный любовник – не преграда.
   – Тогда я лучше себе кота заведу – все хлопот меньше!
   Балет закончил свое выступление, сорвал пару жидких хлопков и исчез со сцены. Вместо него на сцену вышел человек, изображавший из себя фокусника. Я ожидала заявленного в программе саксофониста, поэтому по-глупому расслабилась и утратила быстроту реакций.
   – Мне будет нужна ассистентка, – заявил фокусник после приветствия.
   Он неожиданно подскочил ко мне и в одно мгновение вытащил в центр зала. Я застыла в шоке. На мне сфокусировались все имеющиеся в наличии прожекторы, и сразу стал виден каждый некачественный шов на моей нефирменной одежде. Я таращилась в полном ужасе на фокусника, не понимая ни слова из того, что он мне говорит.
   «Интересно, – билось в мозгу, – если я сейчас побегу на выход, меня не станут ловить охранники?»
   – Ну что же вы? Давайте, давайте! – затеребил меня проклятый маг.
   – Что? – хрипло каркнула я. – Что надо делать?
   – Полезайте в корзину, – велел он.
   Я с тоской оглянулась. Средних размеров корзина стояла прямо у меня за спиной. «Слава богу, что я не надела Катькину мини-юбку!» – успела подумать я. Меня согнули в три погибели и затолкнули в корзину, которая тут же поплыла куда-то в сторону. И наверное, забыли часа на три. Скорчившись, я сидела в корзине и думала, что больше никогда в жизни никуда не пойду с сестрицей! «Сама виновата, – ругала я себя, – надо было сбежать сразу, пусть бы Катька за меня отдувалась!»
   У меня затекло все тело, когда про меня наконец вспомнили!
   Мерзкий фокусник откинул крышку. Но, прежде чем я успела выкарабкаться наружу, он ловко напялил мне на голову нелепую шляпу, а на шею – пушистое боа. И вот, едва не завалив плетенку, я вырвалась на волю. Суть фокуса осталась для меня тайной. Я стояла дура-дурой в лучах прожекторов, украшенная шляпой и боа. Народ аплодировал. Я злилась. Фокусник ликовал.
   Наконец шляпу и боа у меня отобрали и разрешили вернуться на место. От расстройства я забыла, где находится наш с Катькой столик, и замешкалась. Ведущая не преминула отметить этот факт, и под дружное ржание мне указали, куда идти.
   – Звезда! – воскликнула Катька. – Прирожденная актриса!
   – Не буди во мне зверя!
   – Ты что? Было очень весело!
   – Не сомневаюсь, – буркнула я.
   И залпом выпила коктейль. На этот раз его вкус показался получше. Или это был другой коктейль?
   На сцене завывал саксофонист. Это было что-то в высшей степени заунывное, поэтому ему бурно свистели и хлопали, когда он изволил умолкнуть.
   Объявили танцевальную паузу. Катька вцепилась в меня мертвой хваткой:
   – Лорик, пойдем попляшем, страсть как хочу растрясти жирок!
   Катька была худющая как вобла, и жирка в ней не наблюдалось вовсе.
   – Отстань, я еще в себя не пришла после корзины! – отбивалась я.
   – Смотри сопьешься! Тебе надо подвигаться!
   Спиваться в мои планы не входило, и мы пошли «двигаться». В принципе я люблю танцевать. Но «кислотные» композиции, ничем не отличающиеся одна от другой, вгоняют меня в тоску. Минут через десять я начинаю чувствовать себя роботом со сбившимися настройками, меня болтает туда-сюда, движения получаются, с одной стороны, нелепыми, с другой – автоматическими. А потом начинает болеть голова.
   На этот раз до головной боли не дошло. Положение спасла ведущая, появившаяся на сцене. Музыка стихла, а она вновь взяла бразды правления вечеринкой в свои руки:
   – Дамы и господа! Попрошу вас занять свои законные места и приготовить пригласительные билеты.
   Пока все рассаживались, ведущая объявила, что спонсором вечеринки, туристической компанией «Пять океанов», сейчас будет разыгран тур в Гоа.
   – Что такое Гоа? – спросила я у Катьки.
   – Эх ты, деревня! Это модный курорт в Индии!
   Я только плечами пожала. Ну там понятно Сейшелы или Канары – виллы, яхты, миллионеры! А тут какое-то Гоа в Индии! Тоже мне, нашла модный курорт! Чего там вообще может быть хорошего, в Индии-то?!
   На экранах пошел ролик турфирмы, ведущая взахлеб расписывала туристические направления, по которым все желающие могут хоть с завтрашнего дня рвануть навстречу путешествиям. На сцену вытащили прозрачный барабан, на дне которого бултыхались шарики с цифрами.
   – А теперь внимание! Наступает кульминационный момент! Сейчас вы станете свидетелями прихоти фортуны. Я вытащу шарик, объявлю номер. Вы сверите его с номером своего пригласительного билета. И мы все узнаем имя счастливчика!
   Она добыла шарик из барабана, посмотрела на номер, выдержала паузу…
   – Итак, обладателем восхитительного тура в прекрасный отель, расположенный в самом романтическом месте на земле, стал номер… двадцать восемь!!! Номер двадцать восемь, мы просим вас на сцену! Мы все хотим поздравить вас! Ну же, не стесняйтесь! Или вы не можете поверить в свою удачу?
   Я таращилась на сцену, желая определить, подстава все это или нет: выйдет ли «подсадная утка», или действительно турфирма расщедрилась и оплатила кому-то тур в этот самый Гоа?
   – Ой, мамочки! Ой, мамочки! – завопила вдруг Катька.
   Я испуганно воззрилась на нее:
   – Что? Что ты орешь?
   – Ой, мамочки! – в третий раз выкрикнула сестрица.
   – Ага, а вот и наш победитель! – обрадовалась ведущая и подбежала к нашему столику. – Это у вас номер двадцать восемь, да, девушка?
   – Нет, у нее! – схватившись за щеки, завопила Катька. – У меня двадцать семь, значит, у нее двадцать восемь! С ума сойти!
   – Вот именно! От этого вполне можно сойти с ума, – подхватила Мирей Матье, – но мы делать этого не станем. А скажем «спасибо» туристической компании «Пять океанов», щедрость которой не знает границ! Да, девушка? – И сунула мне под нос микрофон. – Представьтесь, пожалуйста!
   Я молча хлопала глазами. Что все это значит?
   – Лорик, где твой билет? – затрясла меня Катька.
   Тут я увидела, что в руках у нее всего один пригласительный. А где же мой?
   – Ну что же вы так растерялись? – лопотала над ухом ведущая. – Неужели это первый в вашей жизни выигрыш?
   Мне в лицо защелкали сразу два фотоаппарата. И я заморгала, как курица.
   – Э-э, да. Впервые. Только вот…
   Господи, куда же я засунула пригласительный, который предъявляла на входе?
   Катька выхватила у меня из рук сумочку и стала метать на стол все, что в ней находилось, вплоть до «тампаксов». Фотографы щелкали мне в лицо вспышками, за ними подтянулся и парень с камерой.
   – Пройдемте, пройдемте на сцену, – радовалась чему-то ведущая.
   Я, как овца на заклание, снова побрела на сцену.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация