А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Let's go to Гоа" (страница 15)

   – Ты про седоватого крепыша в пиджаке? – уточнила она. – А девчонка, знаешь, кто? Массажистка из салона, в котором я обслуживаюсь. Моя косметолог рассказывала, что у нее меньше пяти ухажеров одновременно просто не бывает. И она их трясет не по-детски. Одному наврала, что забеременела. Стрясла деньги и на аборт, и на реабилитацию после аборта. Другому рассказала сказочку про внутреннее кровотечение, он ее тоже проспонсировал. А в прошлом месяце подцепила от кого-то триппер, так деньги на лечение сняла со всех.
   – Жуть, – сказала я. – Хоть бы она этому уроду тоже что-нибудь подсуетила. Он этого полностью заслуживает. У него красавица жена, а он на такую дешевку повелся!
   На душе сделалось гадко, захотелось оказаться где-нибудь подальше от парочки за соседним столом. К частью, Артур не расположен был засиживаться допоздна, поэтому вскоре мы расплатились и покинули сие элитарное заведение. Катька отчалила домой, а мы загрузились в машину к Артуру.
   – Поедем ко мне? – буднично предложил он.
   – Поедем, – согласилась я.
   На дне сознания мелькнула мысль, что мне, наверное, звонил Стас, но телефон стоял на беззвучке. А ведь я обещала ему звонок перед сном… И вообще, напомнила я себе, ты решила определиться, вот и определяйся. Но умом понимала, что буду тянуть до последнего.

   Говорят, что с каждым разом секс с мужчиной должен улучшаться. Партнеры узнают друг друга, приноравливаются, выбирают любимые позы, экспериментируют. Что ж, вполне возможно. Но в эту ночь сия теория не сработала.
   Все произошло довольно быстро. Артур был нежным, ничего не скажу, но в постели не геройствовал. Я, честно говоря, ожидала большего, ведь мне этим вечером было сделано недвусмысленное
   предложение. И мне казалось, что мужчина, наметивший романтическое путешествие, должен был испытывать некий подъем. Но нет, чмокнув меня в щечку, мне пожелали спокойной ночи, прижались всем телом, лишив меня возможности свободно дышать, и засопели в ухо.
   «И это все?» – удивилась я про себя. И тут же устыдилась. Во всех журналах пишут, что работоголики вообще не слишком активны. Сублимация и все такое…
   Некоторое время я лежала, боясь пошевелиться, потом осторожно высвободилась из-под размякшего тела, устроилась с максимальным комфортом и тоже уснула. Так мы и проспали до утра, как супруги с двадцатилетним стажем – каждый на своей половине кровати.

   Глава 10

   Как ни странно, семейные посиделки даже доставили мне удовольствие. Ужин прошел в атмосфере дружеской иронии, которая не переросла в боевые действия. Никто ни на кого не нападал, не критиковал и не высказывал претензий. Марк не поссорился с Леной, мама не читала мне нотаций, тетя Маша не пилила мужа, папа не впадал в воспоминания на тему «Да, были люди в наше время, не то что нынешнее племя», Катька не ерничала по любому поводу. Никто не припомнил мне Петухова и не стал требовать отказаться от поездки в Гоа. Одним словом, вечер удался на славу.
   Поэтому на следующий день я проснулась в очень хорошем настроении. И тут позвонил Стас.
   – Солнце, я прилетел! – радостно возвестил он. – Я страшно соскучился по тебе. Но поеду домой. Ужасно хочется побриться, помыться, надеть нормальную одежду. После чего я полностью твой!
   – Ура! – сказала я.
   А внутри все сжалось. Какое же «ура!», если мы с Артуром в Гоа собрались? Господи, что я творю! Чувство вины перед Стасом (которому я, конечно, ничего на самом деле не была должна) затопило меня до ушей.
   В результате я решила устроить по поводу его возвращения званый обед. Сбегала резвой ланью в супермаркет, затарилась продуктами. А сама тряслась, как бы об этом пире не пронюхал Артур.
   Катьке лучше тоже ничего не говорить, а то закатит истерику. Представляю, как она будет орать, топать ногами, стучать себе по лбу и склонять мои умственные способности на разные лады.
   – Ну и ладно, – бубнила я себе под нос, нарезая салаты, – двум смертям не бывать…
   Я вела внутренний монолог с сестрицей, при этом все больше раздражаясь. Кажется, Катька твердо вознамерилась отправить меня под венец со своим протеже. Естественно, он же завидный жених, а я счастья своего не понимаю! Но только Катькины выводы были преждевременны. Нутром я понимала, что в случае с Артуром мой путь до алтаря ничуть не ближе, чем до Аляски. Но сестрица с ее ослиным упрямством не желала смотреть фактам в лицо.
   А факты были таковы: Артур разыгрывал наш роман как по нотам, я ему активно подыгрывала, но обоим было ясно, что для себя он пока ничего не решил. Я видела, что нравлюсь ему, но не чувствовала, что любима. Более того, я сама то пылала страстью, то терзала себя сомнениями в подлинности своих чувств.
   Вслух я этих мыслей не озвучивала. Да и придраться по большому счету ни к чему не могла. Мне регулярно дарили цветы, возили по приличным кабакам, а теперь еще и романтическое путешествие пообещали. Но мы с Артуром были словно планеты с разными орбитами. Он жил своей, неведомой мне жизнью, с которой я соприкасалась только с его наивысочайшего позволения. Было такое чувство, что у него имеется четкая градация приоритетов, в которой я занимаю далеко не первое место. Да какое там первое! Мое место было на задворках после бизнеса, друзей, родителей и бывшей семьи.
   – Так, хватит негатива! – приказала я самой себе. – Не стоит зацикливаться на вещах, тебе не подвластных! Не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним.
   Я напомнила себе, что девяносто процентов женщин моего возраста посчитали бы себя счастливицами при подобном раскладе и уж точно не стали бы сетовать на судьбу.
   Оставалось лишь уповать, что моя выходка с обедом пройдет незамеченной и Артур ничего не узнает.
   – В конце концов, – сказала я себя, – Артур мне не муж, и у меня вполне могут иметься друзья мужского пола, которых я вправе угостить обедом. Что в этом такого криминального? А если мне начнут предъявлять претензии, значит, ни о каком доверии и речи быть не может! Я же не контролирую каждый его шаг! И не устраиваю истерик по поводу того, что он бывает в доме бывшей жены.
   Успокоив себя подобным образом, я с удвоенной силой взялась за кулинарные изыски.

   Стас приехал с необъятным веником, упакованным в целлофан и украшенным бантиками и ленточками.
   – Это тебе, – сообщил он, вручая веник.
   – Спасибо, – поблагодарила я.
   И разулыбалась, будто веник был пределом моих мечтаний. Стас неловко приложился к щечке. Чувствовалась в парне маета и неуверенность. Я тоже ощущала некую скованность. Уж кому, как не мне, было ясно, что никакими дружескими чувствами тут и не пахло.
   – Проходи, – сказала я. – Рассказывай – как съездил? Что там было интересного?
   – Да много всего! Устроители расстарались, пригласили солидных профи, семинары были на уровне. Узнал много полезного, пообщался с умными людьми.
   – В общем, время провел не зря?
   – Можно даже сказать с пользой.
   Стас заметно похудел, но выглядел при этом отлично. Кстати, Марк оказался прав, и шрама на брови практически не было видно. Мне захотелось махнуть рукой на все приличия и повиснуть у него на шее – и будь что будет…
   «Что за развратные мысли!» – одернула я саму себя. Мы сели обедать, я навалила ему на тарелку гору еды, но он не спешил поедать мои разносолы. Смотрел с томлением. Я ерзала на стуле, пытаясь вести непринужденную беседу.
   – Лор, ты мне вообще-то рада? – спросил он.
   Да что же это такое! Вот только душещипательных сцен мне и не хватало.
   – Стас, ну что ты ерунду говоришь! – притворно возмутилась я. – Конечно, я тебе рада! Ты что не видишь, сколько я стараний приложила, чтобы тебя повкуснее накормить?
   – Спасибо, все очень вкусно, – поспешно закивал он. – Только вот…
   Я вся внутренне напряглась.
   – Лор, скажи честно, у тебя кто-то есть?
   – Что значит «кто-то»? – нахмурилась я.
   Стас усмехнулся. Я начала закипать. Не для того я рисковала отношениями с Артуром, чтобы мне тут мораль читали! А все мой лоб, на котором мысли проступают неоновыми буквами! Челку, что ли, отрастить?
   – И кто же он? – насупившись мрачнее тучи, спросил Стас. – Старая любовь или новое приобретение?
   – Стас, мне неприятен этот разговор, – заявила я.
   – А мне неприятно, что меня водят за нос, – вспылил Стас. – Я же не прошу невозможного! Я просто хочу знать: мне рады? А если рады, то насколько? Нужен я тебе вообще или ты просто решила поиграть-потешиться?
   Мне захотелось его стукнуть. Ну чего переть буром? Как тут можно определиться, когда на тебя все время наседают: там Артур с Катькой, тут благородный рыцарь Раненое Сердце!
   – Стас, я с тобой не играю. И ты мне очень нравишься, но пока я не готова к откровениям…
   Так стыдно и неловко мне давно не было.
   – Понятно.
   Он встал из-за стола и отшвырнул льняную салфетку, которую я заботливо возложила ему на колени в начале нашего обеда.
   – Лор, ты извини, но я пойду.
   – Стас! – вскрикнула я.
   Но следом не кинулась – ноги сделались вялые, да и слезы полились ручьем.
   Он ушел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   А я принялась самозабвенно рыдать. Чего ревела – объяснить было трудно. Ну взбрыкнул парень, ну проявил характер. Да если сильно захотеть, все можно назад отыграть! Позвонить ему, напроситься на встречу, рассказать про то, что запуталась, попросить дождаться из Индии, ведь в разлуке чувства лучше всего проявляются…
   Все, конечно, можно, только ничего такого я делать не буду. Я знала свою глупую натуру. Буду теперь до конца дней своих думать: а не Стас ли моя судьба, которую я проворонила?
   В этот апофеозный момент моих страданий позвонила Катька.
   – Что это у тебя с голосом, ревешь, что ли? – с ходу определила кузина. – По какому поводу траур?
   – Ни по какому!
   – Артур не едет! – ахнула она. – Передумал, да?
   – Да успокойся ты! – огрызнулась я. – Никуда он не делся, твой Артур!
   – Если бы мой! – вздохнула бездушная Катерина.
   Я набрала воздуха в легкие, чтобы попрощаться с дражайшей сестрицей, но не тут-то было.
   – Тогда, выходит, Стас, – вынесла она вердикт. – Ты что ж, убогая, призналась ему, что в Индию с Артуром едешь? Он спросил, и ты сказала, да? А теперь страдаешь?
   – Отвяжись! – возопила я.
   И в сердцах отключилась. Катька проявила благоразумие и не стала перезванивать.
   Воистину абсолютного счастья не бывает! Вот вчера такой вечер хороший получился! А сегодня что? Нате вам, не расслабляйтесь!

   Наревевшись как следует, я убрала со стола. Мама, Алина, Марк и Артур просто жаждали пообщаться в самый разгар моих рыданий. Я трубку не брала – страдала. Но потом, как благовоспитанный человек, всем перезвонила сама.
   Мама хотела дать мне несколько напутствий на послезавтра: плотно не завтракать, чтобы не укачало в самолете, не забыть мятные конфетки, которые меня спасут, если все-таки укачает. Лечь пораньше, а перед выходом из квартиры не забыть проверить наличие в сумочке паспортов и билетов.
   – Ты берешь с собой лекарства? – строго спросила мама. – Составь список и ничего не забудь. Ты же знаешь, что едешь в страну, полную всякой заразы, вплоть…
   – …до лепры, малярии и тифа!
   – Глория, не заставляй меня приехать и проверить твою аптечку собственноручно!
   – Конечно, мам, уже все упаковала, – испугалась я.
   – А теплые вещи? Ты не забыла?
   – Нет, не забыла.
   – Ты разменяла доллары мелкими купюрами?
   – Да, мам. Мы это уже обсуждали.
   – Разложи их по сумкам и вещам. На всякий случай. Ты помнишь, что местному населению нельзя давать милостыню? Ни рупии, иначе тебя разорвут в клочья нищие!
   – Мама!
   – Ничего не мама!
   Через десять минут инструктаж исчерпал себя. И, не придумав, что бы еще мне порекомендовать, мама попрощалась, пообещав позвонить вечером.

   Алина хотела узнать, не нужно ли мне одолжить денег.
   – Я ж тебя знаю, ты – птица гордая. Но лучше иметь с собой чуть больше, чем потом во всем себя урезать. Говорят, что даже в Индии засилье китайских вещей, но мало ли, вдруг что-то стоящее попадется, а тебе не хватит монеты.
   – Аль, спасибо, ты меня и так выручила, – сказала я. – А денег не надо, я беру с запасом. Я же заработала на последних сделках, помнишь?
   Но сама я вдруг вспомнила, что и еду-то в путешествие не одна, а с товарищем. А товарищ уж точно в деньгах не нуждается. И почему-то при мысли о нашем совместном путешествии мое сердце тоскливо заныло. Да где же любовный трепет?! Наверное, это все из-за ссоры со Стасом.
   Я поблагодарила подругу за заботу, выслушала пожелания на дорогу, и мы попрощались.

   Общение с братом меня еще больше расстроило.
   – Слушай, красавица, по-моему, ты заигралась, – заявил он вместо приветствия. – Мне звонил Стас.
   – Да что вы говорите? – взвилась я. – Так он еще тебе жаловаться побежал!
   – Вообще-то, – рассудительно сказал Марк, – не надо так орать. Тот, кто орет, тот и виновен, говаривали в старые времена. А Стас мне звонил не для того, чтобы на тебя пожаловаться, а спрашивал, что можно принимать при пониженном давлении. Это я сам поинтересовался, как прошла ваша встреча. Тогда-то он и объяснил в двух словах, что дело дрянь.
   Я постаралась хоть как-то взять себя в руки.
   – У тебя ко мне претензии? – процедила я.
   – Ну, как бы нет, – хмыкнул он. – Просто Стас нормальный парень, ну не хочешь с ним встречаться – так не пудри человеку мозги!
   – Слушай, проповедник! – взорвалась я в очередной раз. – Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала! Сам на себя посмотри, а еще других поучаешь!
   – Ладно, захочешь еще поорать – звони, – сказал братец и был таков.
   Я в сердцах зашвырнула телефон на диван. Может, нападение – это и лучший вариант самообороны, только не в этом случае. Марк явно вышел в победители в нашей перебранке. Я была груба, истерична, несправедлива, а главное, струсила.
   Ах, боже мой, зачем они меня терзают! Я совсем-совсем не хотела делать Стасу больно. Мне самой больно.
   Чтобы хоть как-то успокоиться, я еще раз перебрала вещи, сверила собранное со списком. И только после этого смогла набрать Артура. Увы, герой-любовник не пожелал отозваться на мои призывы. Это было странно, тем паче что время близилось к вечеру. А он должен был меня забрать вместе с вещами к себе, ведь завтра утром мы отчаливаем в путешествие.
   Приехала Катька. Мы звонили Артуру каждые полчаса, но безрезультатно. Катька предложила подать во всесоюзный розыск и Интерпол, обзвонить больницы и морги. Неплохо было бы начать с его друзей, только я их телефонов не знала. Мысль о том, что мой кавалер исчез накануне романтического вояжа, вгоняла кузину в транс.
   На меня напала вселенская тоска.
   – Слушай, а он точно купил путевку? – допытывалась Катерина.
   – Сказал, что купил, – апатично отозвалась я.
   – В принципе деньги немалые, хоть и занюханная страна третьего мира… Значит, динамить не станет. Да и чего бы не слетать к океану, когда тут слякоть и грязь, а там солнышко и виски халявный? Слушай, а ты не знаешь его домашнего? Может, он сотовый в машине забыл, а сам дома дрыхнет.
   – Не знаю, – покачала я головой.
   Хотя большей глупости придумать невозможно: я его тут жду, нам завтра в Индию лететь, а он спит дома, избавившись от мобильника!
   – Что же могло случиться? Может, он в аварию попал? – не унималась Катька.
   – Типун тебе на язык!
   – Да не переживай, он выживет, у него в машине восемь подушек безопасности… кажется…
   Катька еще побегала по комнате.
   – Во сколько он должен был за тобой заехать?
   – Сказал часов в шесть-семь.
   – Н-да, уже девять.

   Артур явился в половине одиннадцатого.
   Где его мобильник, он просто не помнил, а мой номер наизусть он не знает, поэтому и не звонил.
   У него трагически погиб друг, поэтому лететь со мной в Индию он не может.
   – Лорочка, мне, правда, очень и очень жаль, – говорил он тихо, держа меня за руку. – Только ты пойми, мне этот друг ближе брата был. Я должен организовать его похороны. Ну не могу я никуда уехать!
   Я все понимала. Даже то, что сказка про благородного принца, придуманная Катькой, не для меня. Может, этот принц и благородный, только не мой он. Не мой.
   Конечно, я не настаивала ни на чем и даже пробормотала какие-то соболезнования. И потом, он же не советоваться пришел, как поступить, а всего лишь сообщить об изменившихся обстоятельствах.
   – Я буду тебя ждать, – сказал Артур проникновенно. – Прости, что так вышло, ладно?
   – Тебе не за что извиняться, – ответила я. – Случилась трагедия, и в этом нет твоей вины.
   – Как здорово, что ты все понимаешь! А это тебе. Я хотел подарить эту побрякушку в Гоа, но не сложилось…
   С этими словами он вытащил из плоской коробочки цепочку с довольно крупным кулоном. Камни заиграли всеми цветами радуги. Красивая вещь. Но на мой вкус чересчур вычурная и крикливая.
   – Ну, как? – спросил он.
   Я немного растерялась, не зная, как на это реагировать. Отнекиваться, мол, слишком дорогой подарок? А если это просто бижутерия, я же ничего в камнях не понимаю! Впрочем, такие булыжники просто не могут быть натуральными!
   – Тебе нравится?
   – Очень! – улыбнулась я. – Только это, наверное, дорого…
   – Не дороже денег, – усмехнулся он в ответ.
   И надел украшение мне на шею.
   – Не снимай его, ладно? Пусть это будет нашим с тобой талисманом.
   «Да он же весит пять кило!» – мысленно охнула я. Но вслух пообещала даже спать с его подарком на шее. После чего он заспешил на выход.
   – Артур, давай хотя бы поужинаешь с нами, – предложила Катька, высунувшись из кухни, где она скрывалась во время наших объяснений.
   – Спасибо, девчонки, но нет, – покачал он головой. – Мне надо ехать, да и поздно уже для ужина.
   Он развернулся ко мне, обнял. Поцеловал.
   – Я буду скучать. Береги себя.
   – Не переживай, я скоро вернусь, – пообещала я.
   Классическая сцена из мыльной оперы. И они разошлись как в море корабли… Нет, и они слились в немых объятиях, и их сердца, надломленные вынужденным расставанием, бились в унисон…
   Мы в объятиях сливаться не стали, и сердца наши не пели хором: «Прощай, любить не обязуйся». Он просто вышел за дверь, даже не предложив отвезти меня утром в аэропорт.
   Я была полностью деморализована. А Катька тут же простила Артуру его вероломное отступничество.
   – Что он тебе подарил, покажи! – привязалась она.
   Я ткнула ей под нос цепь с подвеской.
   – Ничего себе! – ахнула Катька. – Неужели настоящие?
   – Конечно, держи карман шире! Это ж целое состояние, получается.
   – Слушай, красота какая! Но ты, наверное, права, они такие огромные, не может быть, чтобы это были натуральные бриллианты!
   – Катька, кто я ему такая, чтобы такие безумные подарки делать? Невеста, что ли? Так невест не посылают в романтическое путешествие в одиночку.
   – Вот ты вредная, он же не специально! У него же близкий друг погиб! Ты сама подумай, он же путевку купил, считай, деньги кошке под хвост, сам небось жалеет, что не может поехать.
   – Слушай, ты любое оправдание для него найдешь! Может, это любовь?
   Я была так расстроена, что не знала, как собрать в кучу свои эмоции. С одной стороны, Артур действительно не виноват в этом трагическом стечении обстоятельств, но, с другой стороны, в самый последний момент я вновь оказалась одна-одинешенька. И Индия снова стала для меня дикой, враждебной страной, где на каждом шагу путешественников поджидают опасности от анаконды до тифа.
   Катька же с ее непреодолимой тягой рисовать Артура в выгодном свете была прекрасным объектом для того, чтобы сорвать свою злость.
   – Меня запарил этот тип! – возмущалась я. – И плевать на его деньги и социальное положение! Он всех и вся покупает. Бросил меня без поддержки, но припер финтифлюшку: я поехать не могу, на, деточка, поиграй. Обещал рай на земле, а сам в кусты! А ты его выгораживаешь!
   – Да тихо ты, ночь ведь уже! – шикнула на меня Катька. – И потом, ничего тут не попишешь! Тебе мужик толком объяснил – горе у него. Ты чего хотела, чтобы он с тобой поехал, а там бы ходил чернее тучи и на тебя злился?
   – За что это, интересно?
   – За то, что из-за тебя не смог отдать последний долг другу!
   Да, Катька прирожденный адвокат. Только в данном случае она подвизалась в адвокаты к дьяволу. Я махнула рукой и побрела в спальню.
   – Все, нужно срочно ложиться спать, потому что завтра я просплю и тоже никуда не смогу поехать, – сказала я.
   Катька почему-то тоже не захотела дальше воевать, пошла стелить себе на диване. Она не поехала домой, потому что пообещала отвезти меня в аэропорт.

   Будильника мы почему-то не услышали и действительно едва не пропустили регистрацию. Когда мы, взъерошенные, ненакрашенные, в куртках нараспашку, влетели в здание аэропорта, то первым, на кого я наткнулась, оказался Стас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация