А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Let's go to Гоа" (страница 12)

   – Эх, жалко я не слышал шума, – сокрушался Марк, – а то бы мы их вообще в милицию сдали!
   В душе мой младшенький жаждал славы героя! Я мысленно поблагодарила Бога за крепкий сон брата, потому что с двумя избитыми мужиками я бы просто не справилась.
   – Ладно, други мои, спасибо за помощь, – поднялся Стас. – Поеду я домой. А то Лора завтра вообще не встанет!
   – Может, у нас останешься? – робко предложила я.
   Но Стас отказался. Мне было его ужасно жалко! Захотелось самой кого-нибудь отдубасить, например цыганскую предсказательницу.

   Глава 8

   Пробуждение после очередной бессонной ночи было ни на что не похоже.
   – Бурная личная жизнь вредит моей внешности, – посетовала я, стаскивая собственное тело с кровати.
   На себя в зеркало я старалась не смотреть, даже когда наводила макияж. Ничего хорошего я бы там не увидела, кроме качественных мешков под глазами да серой от усталости кожи. Так, накрасилась по памяти.
   Марк дрых без задних ног, как любил выражаться наш папочка. И я принялась его расталкивать. Но братец не хотел просыпаться и идти на работу.
   – Слушай, ты уже бездомный, так еще станешь и безработным! – увещевала я. – Выгонят тебя из твоей аптеки, и больше никто никуда не возьмет! Кому нужны такие прогульщики?
   – Не нуди, приготовь лучше завтрак! – велел брат из-под подушки.
   Интересно, чем это «лучше»? И чего это он раскомандовался? Но спорить я не стала, самой есть хотелось, поэтому побрела в кухню и на скорую руку приготовила завтрак.

   – Все равно надо было вызвать милицию, дать описание этих подонков, – твердила я, когда мы сели с Марком за стол. – Я удивляюсь, как это соседка с первого этажа ничего не услышала. А может, она и слышала, и видела? Тогда бы пошла в свидетели.
   – Ага, держи карман шире! – фыркнул Марк. – Всем на всех наплевать. Даже если бы Стаса замочили у нее под окнами, это стало бы лишь предметом местных сплетен. А милицию вызывать без толку! Ну что бы они сделали? Да ничего.
   – Безобразие! Кто же должен нас защищать?!
   – Кого это – вас?
   – Нас, обычных граждан, у которых нет черного пояса по карате или базуки за пазухой!
   – Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Слышала такое?
   Взаимопонимания с братом не получалось. А тут еще позвонили родители. Сначала беседу вел папа. Первым делом сурово поинтересовался, что там у меня за боевые действия приключились с Петуховым.
   – Маме звонили весь вечер: сначала твоя бывшая свекровь, а потом твоя соседка Галина Васильевна. Они сказали, что вы дрались во дворе. Кстати, твоя свекровь утверждает, что ты украла у них столовое серебро. Что это за история? Ты опять хочешь бегать по судам?!
   – Папа, во-первых, я ничего не крала! – возмутилась я. – Они захотели забрать ложки, которые якобы свекровь дарила бабушке Тине на какой-то там юбилей.
   – Ну и отдала бы ты им эти ложки! У тебя что, ложек нет?
   – Я и отдала, да только Вячеслав приехал за ними пьяный. Стал нести всякую чушь. Я ему совала эти ложки, а он не брал, оскорблял меня, орал на весь двор. Вот я в него и бросила ими. Но мы с ним не дрались.
   – Безобразие. Почему ты позволила ему тебя оскорблять? Надо было уйти – и все.
   – Я и ушла.
   Тут трубку у папы вырвала мама.
   – Это форменный бедлам! – закричала она. – Зачем было устраивать представления перед соседями? Тебе там еще жить! Почему ты ввязалась в дебаты с пьяным мужиком? А если бы он тебя ударил?
   – А что мне было делать? Милицию вызвать?
   – Надо было позвонить свекрови и поставить ее в известность о том, что ее сын приехал пьяный, а не бросаться в этого отщепенца тяжелыми предметами! Теперь он пойдет в суд обвинять тебя в тяжких телесных повреждениях! Ты что, не знаешь, какие они любители по судам бегать? И еще эта Галина Васильевна – это живой свидетель!
   – Свидетели долго не живут, – пробормотала я.
   Чем вызвала еще один приступ гнева у мамы.
   – Глория, тебе тридцать лет, а ты все еще прикидываешься несмышленышем! Разве так можно?
   Сопротивляться натиску родителей не было сил. На их стороне было численное преимущество, право перебивать меня и умение виртуозно выворачивать факты наизнанку. Через десять минут они меня измочалили так, что Петухову с его мамашей и не снилось!
   Я еще больше разнервничалась, почувствовала беззащитность перед бандитами, судьбоносными поворотами и плохим расположением планет. В результате слегка опоздала на работу. Похоже, халатность становится моей второй натурой.

   – Вас ждет шеф, – привычно оповестила меня Марина Петровна, едва только я появилась в поле ее зрения.
   Я кивнула и вышла из «общей» комнаты.
   – Ну что, Петровская, чемоданы сложила? – спросил Масюков.
   «В каком это смысле?» – переполошилась я. Неужели он намекает на увольнение? К счастью, я вовремя сообразила, что речь все еще идет об Индии. Слава Будде, что я не пала перед Масюковым ниц с воплем о пощаде! То-то было бы смеху.
   – Чай, заждалась тебя страна слонов и диких обезьян, – хохотнул шеф, демонстрируя бездну юмора. – Ты небось вся в сборах? Сто чемоданов упаковала?
   – Пока нет, – отрапортовала я, – ничего не сложила и не упаковала. Времени катастрофически не хватает.
   – Да его у всех не хватает, – согласился он. – Вот моя жена, к примеру, не успела урвать необходимых благовоний, собранных буддистскими монахами в нужное время в нужном месте. И что?
   – Что? – приуныла я.
   – На тебя вся надежда, Петровская, – развел он руками. – Мне жену в Индию за благовониями отправлять не по карману, так что ты там уж расстарайся, привези ей целый мешок.
   Это ему не по карману! А любовнице норковую шубу покупать по карману? Урод прижимистый!
   – Короче, крутись как хочешь, а без благовоний не возвращайся! – подвел итог беседы шеф.
   – А какие именно ей нужны? – растерялась я.
   В благовониях я понимала еще меньше, чем в автомобилях. К чему это я вспомнила про автомобили? Ах да, меня продолжает тревожить судьба моей «девятки»!
   – Какие, какие, – проворчал шеф, – вот, целый список супруга настрочила, как только услышала, что ты туда едешь.
   И он вручил мне сложенную в несколько раз бумажку.
   – Ну как, привезешь?
   – Я постараюсь.
   Пока что мне моя поездка представлялась весьма смутно, и я не знала, смогу ли исполнить желание его жены.
   – Уж постарайся, – кивнул он.
   Денег на мешок благовоний мне никто не предложил. Я закручинилась.
   – Кстати, «трешку» на Семеновском ты показывала?
   – Я.
   «Трешка» была объектом самого Масюкова, который перепал мне с барского плеча. Квартира была хороша во всех отношениях: и расположением, и этажностью, и метражом, и отделкой. В общем, конфетка, а не объект. Но пока что мне не удалось найти на нее достойного клиента: такого, который смог бы потянуть все ее плюсы.
   – Тогда пиши телефон, – велел шеф.
   Телефон я записала и на него уставилась.
   – Позвони барышне, ее зовут Эвелина, она как раз желает приобрести нечто подобное. Бабки у нее на руках, так что постарайся ее убедить, что наша «трешка» – ее заоблачная мечта.
   Я ушам своим не поверила. Да неужели удача действительно на моей стороне? Я была потрясена – Масюков дает мне возможность заработать. Отчего такая щедрость? Неужели его жене настолько нужны те благовония? А может, он боится, что я не привезу ему чая?
   Какая чушь! Какая чушь лезет мне в голову, и это вместо того, чтобы мчаться на встречу с Эвелиной и впихивать ей «трешку»!
   Кабинет Масюкова я покидала задом, едва удерживая себя от того, чтобы не кланяться подобострастно и заискивающе. Спасибо, спасибо, дорогой босс, никогда не забуду вашей доброты и ласки, век буду помнить вашу милость!
   Он буквально взял шефство надо мной. И квартиру подкинул, и клиента нашел. Я готова была в него влюбиться. В эйфории, не глядя, я ответила на звонок сотового.
   – Ну, какие же вы сволочи! – зарыдала трубка. – Бегают по клубам! В боулинг играют! Родственнички! А ничего, что у вашего братика семья рушится? Вы об этом не думаете?
   Это была Лена. Вот напасть! И чего она не звонит своему мужу – моему брату? Или хотя бы моим родителям, в конце концов: это они его на свет произвели и воспитали! Я-то тут при чем?
   – Лена, у тебя есть муж, вот с ним и решай свои проблемы, – строго сказала я.
   И сразу же себя похвалила. Не каждый раз могу я вот так с ходу поставить на место зарвавшегося человека.
   – Хамка! Разлучница! Может, среди твоих подружек есть кто-то на роль следующей невестки? Ты к этому ведешь? Сводница! Сама развелась и брата подталкиваешь?! Ненавижу всю вашу семейку!
   И она бросила трубку.
   – Истеричка, – сказала я ей.
   Но на этот раз меня никто не услышал.

   «Не стоит расстраиваться по пустякам, – уговаривала я себя. – Мне надо работать, деньги зарабатывать, а не страдать по поводу взбесившейся невестки. Марк, конечно, свинья, но я не собираюсь его лечить! И потом врожденное свинство не лечится».
   Но, вместо того чтобы звонить потенциальной клиентке и носом рыть землю, демонстрируя шефу свои профессиональные таланты, я позвонила Стасу.
   – Привет, солнышко! – отозвался он.
   Голос был подозрительно бодрым.
   – Как ты там? Глаз заплыл? – спросила я.
   В коридор в этот момент выплыла Марина Петровна, которая прекрасно расслышала мой вопрос. Она демонстративно закатила глазки, скривила носик и поджала губки, всем своим видом показывая, до чего она утонченная натура, а я практически отброс человеческого общества. Еще бы – по телефону спрашивать, заплыл ли у кого-то там глаз! Фи, гадость какая!
   Пока я наблюдала кривляния начальницы, пропустила мимо ушей отчет Стаса о состоянии здоровья.
   – …переживай, все в порядке, – услышала я огрызок фразы.
   – А может, в больницу? – на всякий случай уточнила я.
   – Да нет же, малыш, все прекрасно! – уверил меня он. – А ты на работе? А то я взял отгул на сегодня. Ты сильно занята или, может, в киношку сгоняем?
   Я уверила его, что занята ужасно, что буквально выкроила время, чтобы справиться о его здоровье, а на самом деле работы невпроворот. Стас слегка расстроился, а я торопливо попрощалась. Раз у него все в порядке, то нечего попусту болтать. От болтовни, как известно, денег не прибавляется. А мне сегодня было оказано великое доверие со стороны всемогущего шефа, и никак нельзя ударить лицом в грязь.
   В общем, не откладывая дела в дальний ящик, я созвонилась с Эвелиной. Барышня говорила томным голосом, немного свысока, немного раздраженно, словно я помешала ей своим звонком. И тем не менее, услышав название нашей фирмы, она согласилась на встречу.
   – Марина Петровна, я уезжаю на показ, – сказала я своей непосредственной начальнице. – Всем пока.
   С этими словами схватила пальто и выскочила наружу. Кто-то вслед сказал мне вялое «пока» – наверное, Раиса.
   С коллегами я теперь общалась сухо и сдержанно после их реакции на мой выигрыш. У Алины же, единственно нормального человека, был сегодня выходной. Кстати, надо было ей непременно позвонить. Возможно, она уже сожалеет, что вчера открылась мне. Надо дать ей возможность поговорить со мной как раньше – ни о чем, чтобы исчезло чувство неловкости.
   Во всяком случае, я на ее месте чувствовала бы себя не в своей тарелке – мне не даются исповеди. И мне никогда не становится легче, если вывернуть наизнанку свою душу перед другим человеком. Поэтому я никогда не хожу к психологам и священникам и даже Катьке не все рассказываю.
   Я ехала на встречу с клиенткой и размышляла о прозе жизни. Посмотришь на других, и кажется, что все у них получается легко и непринужденно: познакомиться с парнем, влюбиться, жениться, родить детей, обустроить быт. Некоторые даже при таком раскладе успевали сделать карьеру.
   У одной моей однокурсницы уже двое детей, муж художник, не продавший за все эти годы ни одной своей картины, а она умудряется работать в банке, пристраивать по салонам его мазню, растить мальчишек и прекрасно выглядеть. А я даже с Петуховым сладить не смогла. Он пил с друзьями, гулял с… а меня ни во что не ставил. Слава богу, у нас детей с ним не случилось!
   И тут в разгар моих самобичеваний позвонил Артур.
   – Привет, красавица, чем занимаешься? – весело поинтересовался он.
   Если он и дальше будет меня так называть, я и впрямь поверю в собственную неотразимость.
   – Дела идут, только я ими сильно загружена, – сказала я.
   И вдруг мелькнула мысль, что фраза прозвучала так, как будто я заранее отказываюсь от встречи. Мол, дел невпроворот, не до тебя, любимый.
   – Но я же русская женщина, а значит, справлюсь с любыми трудностями! – попыталась исправить я положение вещей.
   – Радостно это слышать, потому что я хотел тебя похитить с твоей работы, – засмеялся Артур, – ты не представляешь, какие вкусные лобстеры нас ожидают в «Мореходе»!
   Боже, простонала я мысленно, ну почему он не ест более естественную для человека пищу – борщ, котлеты, шашлыки на худой конец?!
   – А во сколько они нас там ожидают?
   С одной стороны, я никак не могла упустить ожидаемой прибыли, а значит, должна была показать Эвелине «трешку». С другой стороны, я пообещала Стасу, что мы сегодня непременно увидимся. Но, если я откажусь от встречи с Артуром, Катька меня живьем сожрет! И потом, когда еще удастся насладиться морскими гадами в «Мореходе»?
   – Я думаю, часика в три они будут готовы ко встрече с нами, – сказал Артур.
   Я кинула быстрый взгляд на часы. Дело близилось к часу дня. Прекрасно! До нужного объекта рукой подать, потом поем с ним омаров, потом метнусь домой. Одна нога там, другая тут!
   – Ну что, ты согласна?
   «Интересно, – подумала я, – ему кто-нибудь когда-нибудь отказывал?»
   – Ну, я не слышу ответа?
   – Отличный план, – вздохнула я.
   – Я чувствовал, что он тебе понравится, – заявил Артур. – Откуда тебя забрать?
   – Я сейчас еду на показ на Семеновский проспект, это рядом с Привольной рощей. Можно встретиться на остановке возле центрального входа.
   – Буду там через час двадцать, – сказал он. – Как подъеду – позвоню.
   Решительный человек решителен во всем. Никто не мямлил: можно, я тебя приглашу на обед, если ты, конечно, сможешь вырваться со своей работы? Нет! Мне позвонили, чтобы уведомить, что хотят похитить и накормить лобстерами. Что тут можно еще сказать, кроме «да»?
   – Вам здесь остановить? – спросил таксист.
   – Да, – ответила я.

   Эвелина была сногсшибательна. У меня челюсть отпала с громким стуком, чего уж говорить о стайке студентов, толпящихся у входа в рощу.
   Не мудрствуя лукаво, я и ей назначила свидание у центрального входа, не предполагая, что она приедет на… лимузине. В лучах всеобщего внимания у бордюра припарковалась длинная-предлинная черная машина, похожая на таксу-мутанта. Открылась одна дверь, и из нее выскользнул громила в железо-каменном черном костюме и черных очках. Движения у него были размеренные и автоматические, а из уха под пиджак бежал проводок, отчего сходство с роботом было наиполнейшим.
   Робот распахнул другую дверь и помог выбраться на свет божий писаной красотке. Ноги красавицы, облитые высоченными блестящими сапогами, были бесконечны. Белоснежные волосы, завязанные в конский хвост, заканчивались у попы. Шубка искрилась бежевым светом. Огромные очки закрывали лицо лучше всякой паранджи. На руках тряслась крохотная собачонка, разодетая в парчу и бархат.
   Публика была в шоке. Я была в трансе. Студенты нервно ржали, им следовало бы срочно выпить продвинутого пива, чтобы не лишиться рассудка.
   Дива что-то сказал роботу. Робот двинул ко мне, а его рука поползла во внутренний карман. «За пистолетом», – поняла я и попятилась, но сил броситься наутек просто не было. Сказалось, наверное, волнение минувших дней. Я пятилась, читала обрывками «Отче наш» и очень надеялась, что все это мне снится.
   Кто эти люди? Чего им от меня нужно? Дайте мне проснуться! Я уже довольно напугана!
   – Это вы Глория Петровская? – спросил робот.
   Голос шел как из бочки. Я запрокинула голову, пытаясь взглянуть в лицо собственной смерти.
   – Я, а что собственно…
   Тут я дала петуха, а потом засипела.
   – Здравствуйте, – прошелестел кто-то рядом. – Я так и знала, что Петя может вас до смерти напугать, поэтому вышла из машины.
   Кажется, она ждала от меня благодарности. Я смотрела на нее во все глаза.
   Это что за Голливуд? Кто она вообще такая, что на лимузине с охраной разъезжает? Ну, Масюков, ну гад, мог бы и предупредить!
   – Я – Эвелина Хосе Морисио аль Порто.
   – Петровская Глория, – подумав, представилась я.
   – Вы не будете возражать, если мы все-таки сядем в машину и поедем к дому, который вы хотели нам показать?
   – А… нет, конечно, не буду.
   Сначала омары, теперь лимузины. Мама дорогая, что происходит в моей жизни?!
   Лимузин мне изнутри понравился, хотя было стыдно откровенно все рассматривать. От нервного расстройства я немного сбилась с пути, и мы поплутали по соседним улицам. На этой же «дуре» особенно не развернешься!
   – Я прилетела из Испании на три дня, специально, чтобы купить квартиру в подарок своей младшей сестре, – поделилась тем временем Эвелина. – Она в этом месяце выходит замуж. И это будет наш с мужем подарок.
   Эх, что бы Марку было не жениться на какой-нибудь вдове сицилийского мафиози! Он бы мне тогда купил скромный особняк в каком-нибудь элитном поселке. И меня перестал бы терроризировать Петухов со своей мамашей!
   Но сетовать по поводу неудачного брака брата было некогда. Надо было не упустить момент и убедить донну Эвелину купить именно ту квартиру, которую доверил мне на продажу Масюков.
   Продемонстрировав каждый угол в доверенном мне помещении, я заливалась соловьем, расписывая достоинства и преимущества несчастной «трешки». Я старалась так, что посадила голосовые связки. И, о чудо!
   – Я думаю, эта вполне подойдет, – промолвила Эвелина с томным вздохом.
   Я чуть не упала. Да неужели?!
   Я была близка к тому, чтобы станцевать фламенко на радостях, но взяла себя в руки и предложила проехать к нам в офис.
   – Давайте завтра, – закапризничала Эвелина. – Мария-Луиза устала. Да, лапушка? Ей давно пора на массаж, потом обедать и спать.
   Она нежно поцеловала свою собачонку в трясущийся хо холок.
   – Как вам будет угодно, – выдохнула я, подразумевая вкупе и донну Хосе Морисио аль Порто, и Марию-Луизу.
   Мы вместе вышли из подъезда. И, договорившись о встрече на завтра, распрощались. Я помахала вслед лимузину и потрусила в строну рощи. В голове стоял ровный гул.

   Слава богу, на парковке у центрального входа не было скопища черных «тойот». Соответственно, на этот раз я безошибочно попала в машину к Артуру.
   Мы поцеловались, я вновь подивилась его утонченному шарму. Прошли первые минуты неловкости, и я смогла общаться с ним вполне адекватно. По дороге я рассказала ему про свою новую клиентку, в лицах изображая всех членов ее команды: охранника, шофера и собачку. Артур посмеялся и сказал, что я молодчина, не растерялась в присутствии столь высокопоставленных персон.
   – Да кто его знает, насколько высоко ее поставили в той Испании, – пожала я плечами. – Хотя, наверное, ты прав, если бы с ней муж не считался, то вряд ли дал бы денег на покупку квартиры.
   И тут вдруг на меня нахлынула обида. Ну почему так несправедливо распределяются дары фортуны? Этой Эвелине досталось столько всего: идеальная фигура, муж-миллионер, китайская хохлатка с лимузином. А мне что? Я покосилась на Артура. Вот он, к примеру, мне уже достался или еще нет? Пожалуй, что и нет.
   Артур, весь в делах и заботах, выкраивает мне по паре часов в сутки, разве это любовь? Хотя с чего я вообще взяла, что у него ко мне любовь? Быть может, ему стало скучно или грустно или надоели юные красотки и захотелось романа с интеллектуалкой. Мне льстило думать о себе именно так: что я – интеллектуалка.
   С другой стороны, чего это я выпендриваюсь, Артур возит меня по самым роскошным кабакам города, дарит цветы, интим у нас был в его квартире, а не где-нибудь в гостинице. Это говорит о серьезности его намерений.
   А может, ни о чем не говорит. Вот не пригласит он меня больше к себе в квартиру. И что с того? Я буду сидеть в засаде у того шлагбаума, поджидая его по вечерам? Глупости. Не буду. Так какая разница, где там у нас с ним был интим?
   – Ты чего притихла? – спросил он. – Расстроилась? Устала? Что такое?
   – Да так, – протянула я. – Наверное, устала.
   – Ну ничего, сейчас мы вкусно поедим, и усталость как рукой снимет.

   Это мог бы быть самый прекрасный обед в моей жизни, такой чудесный был ресторан, и обслуживание, и Артур – сама галантность, забота и внимание. Но не про меня такие сказки! Нет, я не какая-то там Эвелина, мне так не везет!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация