А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин видений" (страница 24)

   4

   Первоход греб равномерно и неторопливо, лодка стремительно скользила вперед. Позади оставались перекаты и тихие плесы. Медленно проплывали мимо обрывистые берега, поросшие черными пихтами и соснами.
   Взгляд Глеба был хмур и рассеян, словно у человека, решившегося на опасное предприятие, но не уверенного до конца, что он поступает правильно. Изредка он выходил из задумчивости и хмуро поглядывал на худощавое лицо Бровки, освещенное ровным солнечным светом.
   Для парнишки-ловчего это лицо было слишком красиво. Стоило обратить на это внимание раньше. Глеб усмехнулся. Усмешка его не укрылась от внимательных глаз Бровки. Нахмурившись, она тихо спросила:
   – Далеко еще?
   – Через полчаса, если нам ничто не помешает, будем на месте, – ответил ей Глеб.
   – И что потом?
   – Переночуем у межи, а утром двинемся в путь.
   – А это не опасно?
   – Темные твари редко выходят за межу, – ответил за Глеба добытчик Хлопуша, оглядывая темные берега. – К тому же у меня с собой есть дозорные рогатки.
   – И как эти рогатки действуют? – поинтересовалась Бровка.
   – Стоит оборотням приблизиться к нам, и дозорные рогатки начнут прядать и хлопать, как флаги на ветру.
   Еще несколько минут они плыли в молчании. Лишь плеск весел нарушал первозданную тишину леса. Потом Глеб опустил весла и сказал:
   – Хлопуша, смени меня.
   Верзила кивнул и, поменявшись местами с Глебом, взялся за весла.
   Глеб достал из кармана берестяную коробку с самокрутками и не спеша закурил.
   – Сударь, – негромко обратился к нему Рамон, – не могли бы вы рассказать мне о Гиблом месте побольше?
   – Что именно ты хочешь знать? – уточнил Глеб, с удовлетворением глядя на то, как Хлопуша умело орудует веслами.
   – Далек ли будет наш путь? И что впереди?
   Глеб затянулся самокруткой, выпустил облако белесого дыма и посмотрел сквозь него на проплывающие мимо пихты и сосны.
   – Сначала будет Черный бор, – сказал он. – Потом – долина туманов. Пройдя через долину, мы выйдем к заброшенным Моревским рудникам, где когда-то добывали железную руду. Теперь в заброшенных рудниках обитают волколаки. За рудниками будет древнее кишенское кладбище, окруженное Голодными прогалинами. За ним – мертвый город Кишень. Там наше путешествие окончится.
   – А что находится за Кишень-градом? – поинтересовался Рамон.
   – Лес вечной гари, – ответил, пуская дым, Глеб. – За ним – река Протекайка.
   – Это обычная река?
   Глеб покачал головой.
   – Нет. Иногда воды ее становятся странными, и тогда деревья и даже сухая трава не держатся на ее поверхности и камнем идут на дно. Течение Протекайки меняется каждый час, а в глубине водятся невиданные твари.
   Рамон обдумал его слова и сказал:
   – Сударь, я никогда не видел волколаков воочию. Но если все, что о них говорят, правда, то пройти через Моревские рудники будет очень нелегко.
   Глеб швырнул в воду окурок и успокоил толмача:
   – Это не должно тебя тревожить.
   – Почему?
   – Потому что мы погибнем гораздо раньше. Большинство ходоков не добираются до Моревских рудников.
   – Прости, Первоход! – вмешался в их разговор Хлопуша, опустив весла и вытирая рукавом потный лоб. – Но разве ходок не должен верить в лучшее? Предвещать смерть себе и своим ведомым – это ведь плохая примета?
   – Я не верю в приметы, – сказал Глеб. Помедлил и добавил с мрачной усмешкой: – Я сам примета.
   Хлопуша спорить с Первоходом не стал. Лишь буркнул:
   – Тебе виднее.
   И снова взялся за весла.

   Здоровяк Хлопуша всю свою юность мечтал стать добытчиком бурой пыли. Отец не раз говаривал, что лучше десять лет кряду подставлять грудь под стрелы и мечи в военных походах, чем один раз сходить в Гиблое место. Так-то оно так, зато все добытчики были богаты. Хлопуша, конечно, понимал, что богатеют лишь выжившие, а выжить удается далеко не каждому ходоку, но в свою счастливую звезду он верил крепко.
   Ходоки сколачивали себе богатство на чудны́х вещах, добытчики – на бурой пыли. Поговаривали, что в избах у них даже полати из золота. В юности Хлопуша много раз пытался представить себе эти полати, но не мог. Тогда он ложился в сарае на сено, закидывал руки за голову и предавался мечтам. Вот станет он добытчиком – ох и жизнь тогда начнется. Есть будет не руками, а, как восточные купцы, – серебряной вилкой. И живот себе отрастит такой, какой был у Бавы Прибытка. У самого-то Хлопуши об ту пору живот не особенно рос.
   Много лет мечтал Хлопуша о том, чтобы стать добытчиком. И вот стал. Но что-то пока дела его не особо клеились. Может, дальше будет лучше?..
   Что-то стукнулось в дно лодки, и Хлопуша от неожиданности едва не выпустил из рук весла.
   – Что это? – тревожно спросил Бровик.
   – Понятия не имею, – отозвался Глеб.
   Он вгляделся в воду, и по лицу его пробежала тень.
   – Там что-то есть.
   – Что?
   Глеб не ответил. Он продолжал вглядываться в воду.
   Новый удар потряс лодку. Он был так силен, что Бровик чуть не перелетел за борт.
   – Там какая-то тварь! – крикнул Бровик и вскочил на ноги.
   – Сядь! – сухо приказал «ему» Глеб. – Сядь и держись за борт.
   Бровик нехотя повиновался. Глеб вынул из кобуры скорострел и снова вгляделся в воду. Что-то черное и большое прошло под лодкой.
   – Почему ты не стреляешь? – осипшим от волнения голосом спросил Бровик. – Стреляй, Первоход!
   – Я не знаю, что это, – глухо отозвался Глеб, по-прежнему вглядываясь в воду.
   Хлопуша, опустив весла, со сверкающими от любопытства глазами привстал со своего места, и в это мгновение тварь ударила снова. Толмач Рамон попытался схватить Хлопушу за рубаху, но не успел, и верзила, перелетев через борт лодки, грохнулся в воду, подняв фонтан ослепительных брызг.
   – Дьявол! – крикнул Рамон. – Хлопуша за бортом!
   Глеб передернул зарядную скобу, прицелился и нажал на спуск. Стрела с шипением вошла в воду и вонзилась в черное тело чудовища. Багровое облако вспузырило поверхность воды. Хлопуша стремительно ушел под воду, словно кто-то резко потянул его вниз.
   – Тварь утащила Хлопушу! – в ужасе вскрикнул Бровик. – О, боги!
   Глеб сбросил плащ, быстро снял ремень и кобуру, выхватил из-за пояса толмача кинжал и, перевалившись через борт, сиганул в воду.
   Вода обожгла тело, и от холода у Глеба на мгновение захватило дух. Но уже в следующий миг он, сунув кинжал в зубы и широко загребая воду руками, устремился вниз. Вода была мутноватая, но Глеб разглядел далеко внизу огромное черное тело чудовища и барахтающегося и пускающего пузыри Хлопушу.
   Глеб поплыл к нему. Рывок… Еще один… Третий… Вот и лицо Хлопуши – широкое, бледное, с вытаращенными от ужаса глазами. Один из отвислых плавников чудовища, больше похожий на звериную лапу, обхватил Хлопушу за ногу и тянул его вниз. Верзила сопротивлялся изо всех сил, бултыхая руками и отбиваясь от твари свободной ногой, но силы были не равны.
   Тварь утягивала Хлопушу все глубже и глубже. Глеб поднажал. В ушах у него застучало, виски сдавило от нарастающего давления. На мгновение паника едва не заставила Глеба прервать преследование и устремиться наверх, но он сдержался и продолжил спуск.
   Тварь вдруг остановилась и оглянулась. Глеб увидел огромную черную голову, похожую на рыбью. Пасть чудовища была утыкана зубами, а глаза фосфоресцировали зеленоватым светом. Глеб вынул из зубов кинжал, рванулся вперед и вонзил клинок в черную перепончатую лапу, держащую ногу Хлопуши. Тварь дернулась и разжала лапу.
   Хлопуша, пуская пузыри и бултыхая руками, тут же устремился вверх. Глеб хотел последовать за ним, но не успел. Чудовище развернулось и ринулось на него. Глеб рывком отплыл в сторону, схватился левой рукой за отвислый плавник и ударил чудовище кинжалом в черное брюхо.
   Бурая кровь заклокотала у него перед глазами, скрывая из виду чудовище. Глеб ударил еще раз. И еще. Чудовище забилось в воде и потащило Глеба за собой. Грудь его сдавило, в висках застучало, и он едва не хватанул раскрытым ртом воду, однако продолжил наносить чудовищу удары – один за другим.
   Наконец плавник ослабел в его пальцах, словно надувной круг, из которого выпустили воздух, а вслед за тем огромное черное тело твари стало медленно опускаться на дно.
   Глеб выпустил плавник, сунул кинжал в зубы и устремился наверх. В голове у него помутилось от недостатка кислорода, грудь разрывалась на части от боли, но Глеб продолжал грести руками.
   И вот уже поверхность реки, озаренная солнечным светом, засияла у него перед глазами. Еще рывок – и голова Глеба взмыла над водой. Он хрипло вдохнул воздух и ухватился за борт лодки. Шесть рук подхватили его и вытянули из реки.
   Упав на дно лодки, Глеб закашлялся.
   – Кажется… я утопил твой кинжал, – сказал он Рамону.
   Толмач качнул головой:
   – Нет, сударь. Я успел его подхватить.
   – Ну… тогда все отлично.
   Глеб сел на дне лодки и перевел дух. Бровик положил на мокрое плечо Глеба худую руку и сказал:
   – Ты самый смелый сукин сын из всех, кого мне довелось видеть.
   Глеб усмехнулся.
   – Просто я не люблю рыб. Хлопуша, давай на весла и…
   – Смотрите! – закричал вдруг Хлопуша, показывая пальцем на воду.
   Поверхность реки забурлила и вспенилась, а в следующий миг огромная черная голова взмыла над водой. Рамон схватил кинжалы, Бровик вытянул меч, а Хлопуша выдернул из уключины весло и замахнулся.
   Тварь посмотрела на Глеба огромными, фосфоресцирующими глазами, раскрыла зубастую пасть и вдруг глухо пролаяла человеческим голосом:
   – Отступись, Первоход! Тебе меня не одолеть!
   В одно мгновение Глеб вскочил на ноги, выхватил из ножен меч и резко вонзил его в плоскую голову твари. Затем выдернул меч и замер, готовый ударить еще раз.
   Глаза твари сомкнулись, и она медленно и тяжело, как большая черная железная балка, ушла под воду. Прошло несколько секунд. Глеб взглянул на своих спутников. Все трое смотрели на воду расширившимися от ужаса глазами.
   – Эй! – негромко окликнул Глеб. – Ребята, вы в порядке?
   Хлопуша перевел на него взгляд, сглотнул слюну и тихо спросил:
   – Это ведь был голос Пастыря, да?
   Бровик и Рамон, с усилием оторвав взгляды от воды, тоже вопросительно посмотрели на Глеба. Глеб провел ладонью по мокрому лицу и сказал:
   – Да, это был его голос.
   – Но как он сумел?
   – Превратиться в рыбу? – Глеб усмехнулся. – Он не превращался. Это всего лишь иллюзия.
   – Ил…
   – Видение, – пояснил Глеб. – Белый чародей насылает видения. Такой уж у него дар. Ладно, ребята, пора нам двигаться дальше. Постарайтесь поменьше удивляться. Мы в Гиблом месте, и впереди нас ждет много неприятных сюрпризов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация