А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь подарков и желаний" (страница 7)

   Глава 11

   На следующий день меня с утра забрал шофер, мы завезли Юлианку к моему отцу и Ларисе и отправились в супермаркет закупать все необходимое для поминок, потом поехали в загородный особняк Истомина.
   Нас встретила удивительно красивая девушка в черном, с заплаканными глазами. Она как раз собиралась отбыть на похороны. Это была сожительница Истомина, Анжелика. Она показала мне, где что находится, и тут как раз за ней пришла машина. Мы с шофером остались, и он мне помог управиться.
   За поминальным столом я не сидела, некогда было. Я подносила блюда, убирала грязные тарелки, потом мыла посуду. И еще пришлось приводить в чувство нашего главного технолога Ильинского, допившегося до потери человеческого облика. Его до машины было не довести. Признаться, я удивилась, что он так напился. Он всегда поддавал очень умеренно, да и с покойным Истоминым они никогда не были близки. Истомин, если так можно выразиться, был человеком новой формации, а Ильинский – твердокаменным ленинцем, который всегда голосует за Коммунистическую партию, ходит на митинги и демонстрации. Но он – настоящий специалист своего дела. Они много спорили и ругались с покойным хозяином, но это были творческие споры. Оба болели за дело, каждый – по-своему.
   Закончила я убираться очень поздно, и, как выяснилось, к тому времени не осталось ни одного водителя, который бы мог меня увезти домой.
   – Оставайтесь, – сказала Анжелика. – Я, конечно, могу вам такси вызвать, но останьтесь, пожалуйста. Мне так одиноко в этом огромном доме…
   Она проводила меня в гостевую спальню на втором этаже, а сама осталась сидеть у портрета Истомина в черной рамке.
   – Я хочу побыть вместе с Романом, – призналась молодая женщина.
   Мне было не заснуть. Я очень устала эмоционально за последние дни, нервы были на пределе, да еще и кровать не моя. Я плохо сплю в чужих домах. Потом мне захотелось пить. Я как-то не подумала, что следует взять в спальню сок или воду.
   Я надела выданный Анжеликой махровый халат и тихонечко пошла вниз. Мне не хотелось беспокоить хозяйку дома – где бы она ни находилась. Я спустилась на первый этаж и проследовала в кухню, но свет там зажечь не успела.
   Я услышала, как тихо открывается входная дверь…
   Не знаю, что заставило меня спрятаться – наверное, интуиция, или ангел-хранитель подсказал, как мне следует действовать. Я на цыпочках метнулась к большому стенному шкафу, залезла внутрь и прикрыла створку.
   И очень вовремя. В кухню, как я успела рассмотреть в щелочку, заглянул человек в черном. На него упал отблеск лунного света. Ночь была ясной, да еще и полнолуние.
   – Здесь никого, – шепнул человек кому-то у себя за спиной. Голос был мужской.
   – Конечно, никого, – ответили так же тихо. – В спальню пошли. Она там только что свет погасила.
   Они пришли убивать Анжелику?! За что? Что может знать эта девочка? За что убили Истомина? Или она знает, за что его убили?
   Я не могла спокойно сидеть в шкафу и ждать, когда девчонку прикончат. Я даже не подумала о том, что подвергаю собственную жизнь смертельной опасности.
   Оружия у меня не было, но я находилась на кухне, где еще днем заметила большую чугунную сковородку. Проверенное средство.
   Я тихонько открыла дверцу шкафа. В это мгновение со второго этажа раздался тихий вскрик. Анжелка. Нужно действовать быстрее.
   Я схватила сковородку, взвесила в руке и выскользнула из кухни.
   – Где документы, сука?! – послышался мужской голос со второго этажа. – Где у твоего мужика был тайник?!
   – Я не знаю, – всхлипнула Анжелка. – Он не посвящал меня в свои дела.
   Судя по следующему звуку, Анжелке дали пощечину.
   – Да не церемонься ты с ней, – прозвучал второй мужской голос. – Сейчас расстелем тут на кровати и…
   – Умерь пыл, – отрезал первый мужской голос. – Мы сюда не трахаться пришли.
   – Такая девочка пропадает… – с сожалением произнес второй голос.
   – Заткнись, – произнес первый.
   Я поняла, что первый голос мне знаком, только никак не могла сообразить, где его слышала. Но об этом я подумаю потом…
   Я сбросила шлепанцы перед лестницей и отправилась наверх в одних носках. На втором этаже тем временем продолжался допрос. Двое мужчин выясняли у Анжелки, где находятся какие-то документы, о которых, как я поняла, она не имела ни малейшего представления. И я, признаться, ей верила.
   Я приблизилась к спальне. Половицы в доме Истомина совершенно не скрипели.
   Моего появления явно не ждали. Ребята были уверены, что в доме больше никого нет. Я прикинула по голосам, где они находятся. Судя по всему – около кровати.
   Один из негодяев опять врезал девчонке. Анжелика зарыдала. Я не могла это слушать.
   Я ворвалась в комнату со сковородкой в руке и со всей силы врезала по голове мужику, стоявшему справа от кровати. Он издал непонятный крякающий звук – и рухнул на пол. Я повернулась ко второму, сковородка снова стала опускаться, но он совершил непонятное движение и почти выскользнул из-под удара – сковородка задела ему по плечу. Он выругался, совершил немыслимый прыжок с поворотом, оказался у окна, плечом выбил стекло – и сиганул вниз. Все это было проделано за какие-то доли секунды – я даже очухаться не успела.
   Анжелка закричала, сжавшись в комок. В глазах был написан ужас.
   – Не бойся, – сказала я. – Это я, Тоня.
   У Анжелки округлились глаза, когда до нее, наконец, стало доходить, кто стоит перед нею со сковородкой.
   Мой же взгляд упал на лежащего на полу без движений парня.
   – Давай за веревкой на кухню, – велела я Анжелке. – Там в ящике стола лежит. Быстро!
   Она судорожно закивала, соскочила с кровати и понеслась вниз. Я повернулась к своей жертве. Жертва явно дышала. Я на всякий случай примерилась – и для надежности засадила сковородкой ему по правому плечу. Потом подумала – и засадила еще и по левому. Для профилактики насильственных действий против слабых женщин.
   В ночи до меня донесся звук работающего двигателя, потом где-то неподалеку с места рванула машина. Значит, один злоумышленник оставил напарника на растерзание? Хорош товарищ, ничего не скажешь.
   Тут вернулась Анжелка с веревкой и протянула ее мне. Мы вместе опустились на корточки и связали мужика.
   – Мне в милицию звонить? – спросила у меня Анжелка.
   – В милицию мы позвонить всегда успеем, – ответила я. – По-моему, главное – выяснить, что они искали.
   – Да, конечно, – ответила Анжелка.
   – Ты знаешь, что они хотели у тебя получить? – посмотрела я на нее.
   – Какие-то документы, – пропищала девушка.
   – Ты поняла, о каких документах речь?
   Анжелка покачала головой.
   – Сейф в доме есть?
   – Есть. Но там только деньги и драгоценности. Никаких документов нет.
   Мужик на полу зашевелился. Я велела Анжелке принести ковшик холодной воды, и она вскоре вернулась с кастрюлькой. По моему указанию Анжелка вылила содержимое на голову типу в черном спортивном костюме. Он завизжал, но в себя пришел быстро, принял сидячее положение и уставился на нас, потом посмотрел на свои связанные руки и ноги.
   – Ну, рассказывай, друг, – предложила я.
   – Что рассказывать? – прохрипел мужик.
   «Второй, – поняла я. – Не тот, чей голос показался мне знакомым».
   – О том, как дошел до жизни такой, – ответила я и взвесила в руке сковородку. – Или в милицию звонить будем?
   – Не будем, – пробурчал мужик.
   – Что искал в чужом доме? – продолжала я.
   – Документы на наркоту, – пробурчал мужик.
   – Что-что? – переспросила я. – Теперь на производство наркотиков лицензии выдают? Или на право продажи? Я, конечно, не юрист, но почему-то мне кажется…
   – Ты чего, дура? – посмотрел на меня мужик. – Мы бумаги ищем, где весь технологический процесс расписан, что с чем, в каких количествах и последовательности смешивать и…
   Он замолчал. Видимо, решил, что сболтнул лишнего. Я сама удивилась, что он так сразу все выдал. Или все дело в сковородке?
   – Значит, на фабрике все-таки производят наркотики? – продолжила я допрос.
   – Я не знаю, где их производят, – процедил мужик. – Для производства большинства наркотиков не требуются промышленные мощности. Если бы требовались, то товара было бы во много раз меньше.
   – Романа убили из-за наркотиков?! – подала голос Анжелика. – Но он никогда ничего домой не приносил… Я всегда проверяла. Я следила, не появится ли у него другая женщина…
   – Ты чего, дура? – теперь мужик посмотрел на нее.
   – Но его убили из-за наркотиков? – уточнила я.
   – Понятия не имею, – заявил мужик. – Могу только сказать, что убили очень некстати. Моим начальникам он был нужен живой. А тут и Истомин мертв, и документов нет!
   – Ты, может, представишься? Как тебя звать-величать? Чьи интересы представляешь?
   – Ты чего, дура?
   – Анжела, тут погреб есть? Или подвал?
   Анжела кивнула.
   – Помоги мне отвести туда молодого человека.
   – Эй, тетки, вы чего задумали? – заерзал на полу мужик. – Отпустите меня, а? Я – человек маленький, только чужие поручения выполняю.
   – Нехорошие ты поручения выполняешь, – назидательным тоном сказала я.
   – А что мне оставалось делать?! – взревел мужик.
   – Анжела!
   Мы подхватили упирающегося мужика за связанные руки и потащили вниз. Он сопротивлялся, как мог, но связанному ему с нами двумя было не справиться. Подвал оказался хорошо оборудованным и фактически представлял собой подземную комнату, обшитую деревом. Там стоял топчанчик, письменный стол со стулом и настольной лампой, книжный шкаф с книгами и пособиями по химии.
   – Рома здесь любил работать, – пропищала Анжела. – Чтобы ему никто не мешал.
   Я кивнула в задумчивости. Наверное, не просто так тут Рома работал. Правда, никакой аппаратуры или мензурок, колбочек и реактивов я не увидела. Роман, похоже, проводил в подвале научные изыскания.
   – Так тут, наверное, все и лежит! – закричал мужик в черном. – Ищите!
   – Зачем? – спросили мы с Анжелкой.
   – Вы чего, дуры? – закачал головой мужик.
   – Ты прекрати обзываться, – спокойно сказала я. – Объясни четко и ясно.
   – Что объяснять-то, дуры?!
   – Зачем нам искать какие-то документы на наркоту? Мы с Анжелой никакие наркотики производить не собираемся. Анжела?
   Она судорожно замотала головой.
   – Отдадите документы – живы останетесь, дуры! – завопил мужик истошным голосом.
   У меня в голове что-то щелкнуло. Я стала прокручивать возможные варианты развития событий. Я очень некстати оказалась в доме Истомина и узнала о существовании каких-то бумаг, в которых описывался весь процесс производства наркотика или наркотиков. То, что я сама в этом процессе ничего не пойму, – другой вопрос.
   Влипнув в это дело, я поставила под угрозу свою жизнь. И жизнь своей дочери. Оно мне надо?!
   Что же теперь делать?
   Если выпустить парня, он легко опишет, кого видел в доме. Значит, выпускать его нельзя.
   Но не вечно же держать его в подвале? Сдать в милицию? Курсантам Школы милиции? Или лучше не ставить милицию в известность?
   – Тоня, что мы будем с ним делать? – широко распахнутыми глазами посмотрела на меня Анжела. Девчонка явно решила свалить всю ответственность на меня.
   – Отпустите меня, дуры! А еще лучше – давайте вместе искать документы!
   – Пойдем отсюда, Анжела, – сказала я, не глядя на парня.
   Анжелка показала ему язык. Да она же еще совсем ребенок!
   Парень что-то орал, пока мы поднимались по лестнице и закрывали крышку. Анжелка перед отходом даже свет выключила. Я не имела ничего против. Жаль только, сверху не было никакой защелки. Подземная комната явно не предназначалась для содержания незваных гостей.
   Анжелка предложила подвинуть на крышку тумбу для обуви. А то вдруг парень развяжется?
   Мы подвинули. Тумба оказалась не очень тяжелой. Мы стали обсуждать, можно ли сдвинуть тумбу с места, открывая крышку снизу. Решили, что нельзя. И в любом случае мы услышим, если парень развяжется и будет биться в крышку.
   Потом Анжела предложила пойти на кухню, попить чаю. Мы пошли и наелись на ночь. Почему-то нам обеим очень захотелось есть. Анжела стала рассуждать, сколько лишних часов ей придется провести в фитнес-центре и бассейне, я не рассуждала. У меня в жизни и кроме лишнего веса хватало проблем.
   Потом мы принялись за обсуждение судьбы нашего пленника. Анжела со вздохом призналась, что всегда мечтала о собаке, но у Истомина была аллергия, и она не могла никого себе завести.
   – Ты его хочешь вместо собаки подержать? – спросила я с невозмутимым видом.
   – А что? – Девушка опять распахнула свои потрясающие глаза. Наверное, на такой взгляд и реагируют мужики…
   – И как ты себе это представляешь? – Мне было просто любопытно.
   – Ну, будет жить у меня в подвале, я его буду кормить. Если будет себя хорошо вести, стану выводить на прогулку…
   И тут она разрыдалась. Она стала мне объяснять, что без мужчины не проживет. Ей обязательно нужен кто-то, кто станет ее содержать, кто будет решать все вопросы и брать ответственность на себя. Она не может жить одна!
   Я подумала, что Анжела обязательно кого-нибудь себе найдет. Она молодая и красивая. Я же хочу от мужчины совсем другого. Мне нужен друг… Каким был для меня Пашка. Сколько лет прошло, а я его все вспоминаю. Может, это ностальгия по молодости?
   – Анжела, если ты найдешь документы, про которые говорил этот парень, то сможешь их продать. Я не знаю, за сколько, но если это разработка какого-то нового наркотика, то, наверное, продать можно дорого. Это даст тебе какую-то финансовую независимость…
   – Точно! – радостно воскликнула Анжела, у которой в глазах еще не высохли слезы. – Как здорово! Тоня, ты молодец! Пошли искать прямо сейчас!
   – Подожди, – осадила я эту дурочку. – Нужно очень хорошо подумать! Ведь это же опасно!
   Анжела снова опустилась на стул.
   – Да, ты права, Тоня. Ты мне поможешь? Тоня, что ты хочешь? Мы обязательно разделим эти деньги. Только помоги мне! Я сделаю все, что ты скажешь! – Она трогательно сложила ручки перед грудью. – Я сделаю все-все! Только скажи, что.
   Мне страшно не хотелось влезать в это дело. Еще вчера я не могла представить, что стану торговать наркотиками. Хотя я ведь и не стану торговать наркотиками, речь идет о документах. Интересно, на сколько они потянут?
   – Тоня, а сколько тебе нужно денег? – прозвучал голос змеи-искусительницы Анжелы.
   – Мне нужно поменять однокомнатную квартиру на двухкомнатную, – сказал я. – У меня дочь подрастает. Ей нужна будет своя комната. А денег на улучшение жилищных условий у меня нет. – Я помолчала и добавила: – И тогда я, возможно, смогу устроить личную жизнь.
   Я вспомнила Олега, новогоднюю ночь… Это сейчас Юлианка спит крепко, а пройдет еще пара лет? Я прекрасно помнила, что мои родители развелись из-за жилищных условий, отец ушел к женщине с квартирой, и знаю немало людей, которые до сих пор жили бы вместе, если бы не отсутствие денег на нужную квартиру…
   – Интересно, за сколько можно продать эти документы? – мечтательно произнесла Анжела.
   – У нас их еще нет, – сказала я ей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация