А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мерзавец! Мой милый карибский пират" (страница 1)

   Настя Takki
   Мерзавец! Мой милый карибский пират

   Глава 1

   – Ladies and gentlemen, landing aboard the plane, following by fl ight Frankfurt – Moscow appears.[1]
   – Нет уж, спасибо, только что оттуда, – пробормотала молодая женщина, сидящая за круглым пластиковым столом.
   Она взяла журнал, лежавший рядом с чашкой кофе из белого фаянса.
   «А может, и правда назад? Пару часов – и опять дома, – подумала она, делая вид, что читает. – Да нет, ну что за глупости! Решила – так решила! Самой-то не смешно – испортить себе отдых из-за дурацкой мании? – Она невольно прыснула, прикрывшись журналом. – Все, все, я совершенно не боюсь летать, совсем не боюсь, более того, мне даже нравится – именно так, пожалуй, может начаться мой роман… А сотовый звонит, как всегда, не вовремя».
   – Алло, Анюта, привет, ты где есть-то? – спросил смешливый голос в трубке. Это моя подруга. Лучшая.
   – Привет, Люси, я вне зоны досягаемости. Я сбежала, и ты последняя, кто слышит мой голос живьем, а не из автоответчика.
   – Аня… Ты что такое говоришь? – Люсин голос задрожал.
   – Да не пугайся ты! Я не собираюсь кончать жизнь самоубийством, это я всегда успею. Просто осточертело все, вот взяла и улетела из Москвы.
   – Ты где? – продолжала беспокоиться Люська.
   – Я во Франкфурте, в аэропорту.
   – А что ты делаешь во Франкфурте?
   – Сижу и жду, когда заправят чертов самолет, чтобы полететь дальше.
   – И куда ты направляешься, если не секрет? – Голос подруги изменился, в нем послышалась обида.
   – Туда, куда я тебя давно звала.
   – В Вологодскую область за грибами? – робко предположила Люська. – Но туда, вроде через Франкфурт лететь неудобно…
   – Дурочка! – засмеялась я. – Нет, я звала тебя в некое райское место, а ты не соглашалась, находила какие-то отговорки, потом родила ни с того ни с сего…
   – Ну знаешь, рожать тоже время надо найти! – возразила Люся. – А ты, по-моему, вообще забыла о своем женском предназначении. Вкалываешь как лошадь целыми днями, а личная жизнь у тебя – так, для поддержания гормонального фона.
   – Неправда! – Я засмеялась. – Я как раз сбежала от работы, надоели суета, шум, телефонные звонки. Сотовый уже просто ненавижу! – Я отпила глоток кислой жижи, пахнущей кофе, и поморщилась. – Тут еще день рождения на носу. Как представила себе, что опять надо что-то организовывать, подумала, а пошло оно все на… Надо хоть раз в жизни себе этот праздник посвятить, а не ублажению гостей!
   – Это верно… – Люся расстроилась.
   – Не грусти, Люси, я вернусь, мы с тобой оттянемся, как полагается, обещаю.
   – Ладно. А как же Великолепный Федор?
   – А что Федор? У Федора свои дела, у меня свои. Он мне не муж, мы ничего друг другу не обещали.
   – Ты современная женщина…
   – Не язви. Мне с ним хорошо, ему со мной. Какая разница кто мы друг другу и как нас называть? Он – прелесть, но я не уверена, что хочу до конца дней своих опускать за ним сидушку на унитазе и подбирать грязные носки по квартире.
   – Но рано или поздно…
   – Вот я и не хочу делать это слишком рано, чтобы потом было слишком поздно что-то менять.
   – О’кей, не буду спорить, – засмеялась Люся, чувствуя, что я начинаю закипать. – Баран – он и есть баран.
   – Не трогайте меня за святое!
   – Ты вообще читала свой гороскоп?
   – Вот еще, глаза портить.
   – А зря, вот слушай: «Расположение планет благоприятно для стабилизации романтических связей. Это хорошее время, чтобы взглянуть на ситуацию с более рациональной стороны, оценить свою совместимость и решить, продолжать отношения на новом уровне или прервать их. Это также удачный период для новых романтических знакомств, они могут привести к длительным и серьезным отношениям…» – Люся замолчала, ожидая моей реакции.
   – Ну и что?
   – Ничего, – вздохнула Люся. – Ладно, отдыхай и поменьше негатива, солнышко. Передавай привет Карибам… – Она вздохнула. – И не очень-то увлекайся местными жителями, говорят, они красавцы!
   – О-о-о, это не входит в мои планы. Я просто хочу покоя. Хочу сидеть на берегу и рисовать море, пальмы, небо… Хочу в рай!
   – Ladies and gentlemen, landing aboard the plane, following by fl ight Frankfurt – Saint Johns appears,[2] – проворковал из динамиков красивый женский голос.
   – Люсенька, я полетела! Отключаю мобильник. На моем столе найдешь зеленую папку с фотографиями Карины для рекламы, эскизы для обложки в желтой папке с синей бумажкой…
   – Все, все, лети в свой рай, ни о чем не беспокойся. И привези мне что-нибудь!

   Последние слова Люся проговорила так быстро, что практически ничего нельзя было разобрать, но Аня поняла, что на работе все будет в порядке. Она взяла увесистую сумку из толстой кожи цвета зеленого яблока и зашагала к выходу 4А.
   По дороге она разглядывала свое отражение в стеклянных перегородках и похваливала себя за то, что все-таки решилась перед отпуском перекраситься из шатенки в блондинку.
   Говорят, когда женщина меняет прическу или цвет волос, то это верный признак того, что она готова что-то изменить в своей жизни. Но Ане незачем было что-то менять, ее все устраивало.
   Сев в мягкое кресло лайнера, Аня почувствовала, что первобытный страх перед полетом опять возвращается. Он спустился волной мурашек по позвоночнику и стал пульсировать в желудке, заставляя ерзать в кресле.
   Взревели моторы, и Аня восприняла это как сигнал к действию. Она решительно достала из сумки маленькую бутылочку «Бейлиса» и стала ее гипнотизировать…

   Я потирала большим пальцем выпуклые стеклянные буквы на бутылке и вспоминала свой недавний неудавшийся алкогольный опыт.
   Неделю назад у нашей компании был главный праздник в году – день рождения генерального. На этот раз шеф решил расщедриться и отпраздновать его в ресторане «Мао».
   Не знаю, с чем был связан этот аттракцион невиданной щедрости, то ли с тем, что ему стукнуло сорок пять, все-таки круглая дата, то ли из-за его неуемного желания произвести впечатление на нашу новую сотрудницу Машу Киселеву, чьи безупречные ножки заставляли и меня не раз завистливо грызть ногти.
   Лично я склоняюсь ко второй версии, притом что Михаил Иванович предпочитал не афишировать свой возраст, наивно полагая, что он выглядит по крайней мере лет на десять моложе.
   Банкет был просто великолепен, так что даже наши два вечно голодных друга-маркетолога не решились опошлить чудно сервированный стол молниеносным опустошением тарелок. Они терпеливо возились с причудливыми закусками, перебирая разнокалиберные вилки, и проклинали мастерство шеф-повара.
   Главному бухгалтеру с каждым тостом все больше хотелось говорить о работе – наверное, чтобы не потерять связь с реальностью. Хотя, как мне кажется, людям этой профессии такое вообще не грозит. Главбух толкала локтем сидевшего по левую руку от нее Михаила Ивановича, мешая ему разглядывать декольте Маши.
   Я же в компании Алены, штатного фотографа, и секретаря Светы накачивалась белым сухим вином.
   Вообще, не знаю, зачем я пила вино. У меня всегда от вина наступает апатия. Другое дело крепкие напитки, от них мне всегда весело и не тянет на философию.
   А здесь мне становилось все хуже и хуже. Пьянею я достаточно быстро, в отличие от девчонок. Через сорок минут я уже сидела в нирване, слушая вполуха их трескотню о мужиках и сплетни о сотрудниках. Всем вокруг было весело, кроме меня. Я попыталась спастись от подступающей к мозгу волны пессимизма, налив себе коньяка, но от этого стало только хуже.
   Остаток вечера я провела в бермудском треугольнике собственных мыслей, которые, повинуясь турбулентности, стремительно проносились в моей голове, не давая возможности зацепиться хотя бы за одну и додумать ее до конца.
   Когда все стали расходиться, я поняла, что праздник закончился. Жаль, для меня он так и не начался.
   Видимо, коварный план Михаила Ивановича удался, потому что в конце вечера Маша, смущаясь, втянула свои божественно заго релые конечности в его «инфинити», а сам виновник торжества стал похож на студента, который на отлично сдал сессию и, по-моему, выглядел на десять лет моложе.
   В это же время я, Алена и Света ожидали такси. Мы были похожи на три рябинки легкого поведения, призывно шатающиеся в ожидании своих дубов.
   Остатки серого вещества, еще не до конца пропитанного дорогим алкоголем, подсказывали моей недремлющей совести, что даже в таком состоянии мы не можем выглядеть до конца неприлично в пальто от Armani, Prada и Gucci. Это не важно, что они были куплены в одном магазине, где специально для нас делаются гигантские скидки на прошлогодние коллекции. Адрес не скажу, и не просите.
   Мы посмотрели вслед удаляющимся красным габаритам «инфинити», синхронно позавидовав юной выскочке. Объективно говоря, думаю, что Машке повезло. Все-таки в наше время симпатичные одинокие метросексуалы на дороге не валяются.

   Глава 2

   Я продолжала натирать пальцем выпуклые стеклянные буквы.
   – Боитесь летать? – спросила пожилая женщина в очках, сидящая рядом. Я очнулась от воспоминаний.
   – А это заметно? – простодушно спросила я, удивившись, что на этом рейсе именно мне попался пассажир, говорящий по-русски.
   – Вы собираетесь это пить? – Старушка указала пальцем на бутылку.
   – Да вовсе нет… хотя да, собираюсь. Хотите? – Я с надеждой посмотрела на соседку, может, не придется пить одной.
   – Да, с удовольствием! – Она улыбнулась, сморщив нос. Мне старушка сразу понравилась. Все-таки обоюдное желание выпить очень сближает людей.
   Мы познакомились. Обаятельную даму звали Анжела. А как же иначе? Ее могут звать только так.
   Аккуратно закрученные седые пряди, ровный загар, льняной серо-голубой костюм – все это вызвало в моем дизайнерском воображении образ старой эмигрантки. Скорее всего, американки. Я оказалась недалека от истины.
   – Моя дочь живет в Америке. Пять лет назад она вышла замуж за американца и переехала в Сиэтл.
   – Как интересно! Как же они познакомились? – спросила я, но смутилась. Сладкий ликер незаметно сделал свое дело, и я расслабилась.
   – Очень просто. На отдыхе. Она у меня любительница поплавать, вот заплыла далеко от берега, а накануне был шторм, и к пляжу принесло медуз. У них там медузы не такие, как у нас в Крыму или на Кавказе. Диан ка моя и обожглась.
   В это время мимо продефилировала стюардесса и предложила нам напитки.
   – Не надо, не надо, спасибо! – Я махнула рукой, чтобы бортпроводница поскорее удалилась. – Ну и что? – Я широко раскрытыми глазами уставилась на Анжелу.
   – Так вот, у дочери оказалась аллергия на этих тварей. Она рассказывала мне, что в тот момент ее всю затрясло, в глазах потемнело, даже потекли слюни… – Женщина протянула мне стакан: – Еще чуть-чуть, милочка.
   Я поспешно налила ей ликера, капнув, как всегда, себе на джинсы.
   – В общем, она стала тонуть. Пыталась кричать, звала на помощь, но никто ее не слышал, а потом, когда она уже совсем потеряла силы, увидела, что какой-то мужчина подхватил ее и тащит к берегу.
   Я тут же представила себе этого Ихтиандра.
   Старушка сделала паузу, пригубила ликер и, немножко покатав во рту, проглотила. Я следила за ее ртом и ждала, когда же из него последует продолжение.
   – На берегу подоспели врачи, отвезли ее в больницу. Потом Диана хотела узнать, кто же ее спас, но никто ничего не мог сказать. И только на следующий день ей в номер принесли огромный букет цветов с запиской от спасителя. Вот так они и познакомились.
   – Здорово… – Я сидела с мечтательным видом, прижав бокал к щеке, но цинизм, въевшийся в меня с годами, как запах табачного дыма в автомобильные кресла, быстро вернул с небес на землю. – Это один случай на миллион… – Я отпила глоток ликера. – А вообще, все эти курортные романы хороши для…
   – Для секса, – закончила за меня женщина.
   – Ну да… – Я удивленно посмотрела на Анжелу.
   Мне казалось, что после шестидесяти такие слова, как «секс», просто удаляются мозгом из лексикона за ненадобностью, хотя моя тетушка Лида, как представитель этой возрастной категории, убеждала меня в обратном. Мне стало стыдно.
   – Очень удобно, – продолжила я. – Я тебя не знаю, ты меня не знаешь, провели хорошо время – и адью!
   – Это правда. Но иногда случаются чудеса. Вот у меня теперь двое прекрасных внуков.
   Анжела достала фотографию семейства. Дочь – круглолицая девушка с каштановыми волосами, рядом высокий брюнет, отдаленно напоминающий Тома Круза, и пара детишек лет трех-четырех: мальчик и мальчик. Мне стало до глупости неловко.
   Не люблю такие моменты: я чувствую себя какой-то неправильной, и вся моя жизнь кажется мне некондиционной, все достижения незначимыми, планы глупыми, а мечты ложными.
   – Мой зять зовет меня Энджи, – гордо заявила женщина. – Это я к ним лечу на годовщину свадьбы. Они решили отметить ее на Антигуа. Отличный повод повидаться с ними и с внуками… – Она опять улыбнулась, сморщив нос. – А вы, милочка, не замужем?
   – Так заметно? – усмехнулась я.
   – Заметно, но вам идет. Вы эдакая… – Анжела завертела в воздухе веснушчатой рукой с ярко-красным маникюром. – Вы такая молодая львица, красивая, грациозная, немного агрессивная. Если надумаете выйти замуж, старайтесь не потерять этих своих качеств. Мужчины любят приручать и ломать таких, как вы.
   Не могу сказать, что комплимент Анжелы особенно меня порадовал. Сейчас вдали от офисной суеты мне хотелось производить на людей более романтическое впечатление.
   Для этой цели я нарядилась в цветастый топ с рюшами в стиле «кантри» и заплела игривые косы. Но, видно, маску вечной озабоченности делами я забыла снять.

   Принесли обед. При всей ненависти к перелетам обед в самолете всегда доставлял Ане детское удовольствие. Ей казалось, что он похож на пикник: не столько вкусно, сколько интересно.
   На этот раз трапеза ее разочаровала. «Вот я и стала взрослой», – подумала Аня.
   После обеда она задремала, как и ее соседка, которая тихонько похрапывала рядом. Полет перестал вызывать ощущение дискомфорта и протекал как череда сменяющих друг друга действий: еда, поход в туалет, телевизор, чтение, сон.
   Проснулась Аня от голоса стюардессы, которая тоном автоответчика излагала краткую информацию об острове и его столице Сент-Джонсе.
   Мутными от сна глазами Аня пыталась рассмотреть клип на экране монитора, но глаза сами собой закрывались. Аня вспомнила, что в процессе полета они с Анжелой уговорили еще бутылочку «Henessу», за что ругала себя, глядя на свеженькую, как огурчик, соседку. Анжела сняла очки и напудрила нос…

   – Как вам хорошо без очков, – сказала я и положила в рот пластинку «Wrigley spearmint».
   – Знаю, дружок, да только не могу без них никак. Раньше стеснялась носить, а сейчас без них даже за пять метров ничего не вижу.
   – А я тоже стесняюсь, – призналась я. – Хорошо, что сейчас в магазинах самообслуживание, а то раньше постоянно приходилось все у продавцов выспрашивать.
   Анжела понимающе закивала.
   – Дамы и господа через двадцать минут наш самолет приземлится в аэропорту Сент-Джонса. Просим вас занять свои места и пристегнуть ремни безопасности, – сообщил на двух языках голос из динамиков.
   – Вот и долетели! – Анжела подмигнула и застегнула ремень.
   Ровно через двадцать минут шасси коснулись посадочной полосы, и салон разразился аплодисментами. «Господи, как я люблю и ненавижу этот момент», – подумала я и присоединилась к аплодисментам.
   Пассажиры стали выходить из прохладного салона на улицу, прикрывая ладонями глаза от яркого солнца. Анжела поскреблась ноготком мне в спину:
   – Ну что, Анечка, пора прощаться?
   – Да, увы. Была рада познакомиться, удачи вам, Энджи!
   Женщина расхохоталась:
   – И тебе, куколка, у тебя все будет отлично, я знаю! Кстати, возьми мою визитку, звони, встретимся, поболтаем.
   Мы чмокнули воздух рядом с щеками друг друга, и она ушла.
   Я перевернула перламутровый серый кусочек картона. «Член совета директоров группы предприятий „Русский авангард“», – прочла я на обороте.
   – Черт, вот так старушка! – удивилась я, глядя вслед воротиле бизнеса, летающей бизнес-классом. Я спрятала визитку в карман джинсов и отправилась к зданию аэропорта.

   Аня достаточно быстро прошла контрольную зону, удивившись лояльности и даже приветливости местных таможенников. Они весьма корректно осматривали багаж, почти кончиками пальцев перебирали верхние вещи в сумках.
   И какие приветливые лица!
   Они понимающе улыбнулись, найдя целую коробку с «тампаксами», которую не стали вскрывать, глядя на сконфузившуюся Аню.
   Выйдя из аэропорта, она сделала несколько глубоких глотков горячего тропического воздуха…

   Это первое, что я делаю, приезжая в новую страну – дышу. Дышу глубоко и жадно. Мне хочется пропитаться окружающей обстановкой.
   Я вовсе не спешу, как многие из моих знакомых, залезть в автобус с кондиционером или в такси. Я абсолютно не парюсь из-за того, что одежда пропахла самолетом, ноги отекли, а дезодорант-антиперсперант, навязанный рекламой, не только не сохранил свой аромат и свежесть в течение двадцати четырех часов, но не выдержал даже пяти.
   Я просто стою, блаженно втягивая аромат цветов, смешанный с запахом выхлопных газов снующих вокруг такси, и еле уловимые сладковатые нотки, похожие то ли на запах капучино, то ли на запах выпечки или орехов… Да, собственно, какая разница? Просто вкусно пахнет, и все!
   Я подняла лицо к солнцу и наслаждалась тем, как мой тональный крем растекается по лицу под его жаркими лучами. Иногда мы умеем наслаждаться такими глупостями. Забавно, честное слово!
   Завтра я забуду о косметичке, обещаю, а сегодня еще побуду городской дикаркой с забальзамированным косметикой лицом. Променяю шпильки на сланцы, а мрачные мысли на ветер в голове.
   Рядом притормозил старый желтый «крайслер» с шашечками.
   – Taxi? – Черный мужчина в соломенной шляпе широко улыбнулся.
   Я кивнула. Таксист в одну секунду выскочил из машины, и не успела я поднять с земли сумку, как он уже открыл багажник и стал складывать туда вещи.
   Я еше раз глубоко вздохнула и залезла в машину.
   Люблю старые машины, испытываю настоящий трепет, садясь в них.
   Люблю думать о том, что происходило здесь до меня. Это все равно что послушать интересную историю в дороге, успевая за время пути практически породниться с попутчиком, а потом выйти и забыть все.
   Я гладила пальцами отполированный временем и чужими попами диванчик заднего сиденья. Наверняка кто-то ехал здесь и ругался с возлюбленным – я представила себе эту ситуацию и улыбнулась, – кто-то плакал от горя, кто-то предвкушал что-то новое, кто-то прощался со старым, кто-то занимался любовью…
   Сверкнула белозубая улыбка таксиста, и по его вопросительно хлопающим глазам я поняла, что надо все-таки назвать адрес.
   – Отель «Кокосовый пляж», Рануэй-Бей, пожалуйста, – по-английски сказала я, и машина рванула с места.

   Они выехали из столицы в том месте, где она граничит с маленькой живописной рыбацкой деревушкой Олд-Роуд.
   Удивительно, как на такой небольшой территории острова помещается столько населенных пунктов. Наверное, здесь работает принцип «удачного интерьера»… Что это за принцип? Этот принцип Аня вывела, когда занималась оформлением интерьеров, прежде чем прийти в рекламу.
   Смысл состоял в том, что малое пространство иногда может выглядеть куда лучше и уютнее, чем огромный зал при всем богатстве вариантов и комбинаций…

   Оформляя квартиры и офисы, я часто сталкивалась с тем, что из говна нужно было сотворить конфетку, а из сортира – комнату для переговоров.
   Невозможно? Очень даже возможно, было бы желание. Весь вопрос в умении организовать маленькое пространство с максимумом вещей и с минимумом места. Я не ошиблась, именно с максимумом вещей. В этом – искусство полезных мелочей. Это лично мое мнение, но мне кажется, что минимализм не приживется в России.
   Сколько раз мои клиенты просили меня оформить интерьер в этом модном стиле, но, увидев проект, сочли, что он слишком пустой и холодный. Приходилось наполнять пространство теми самыми мелочами, без которых русский человек жить просто не в состоянии! Надо признать, что в душе мы все остаемся немного мещанами, которым так и хочется поставить на лаконичную полочку из ценной породы дерева плюшевую игрушку или караван глиняных слоников.
   Но я все это пишу не для того, чтобы похвастаться опытом в дизайне интерьера… Я помню, что рассказывала о карибских деревушках. Так вот, там полностью соблюдается это правило. Каких там только нет построек. Они налеплены почти друг на дружку, как группа разноцветных моллюсков на рифе, и создают, казалось бы, хаос, но в нем столько красоты, что ни одна шикарная вилла с бассейном и тропическим садом не сравнится с теплым уютом этих корявых домишек.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация