А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 5)

   Глава 5. День 154-й

   Увидев, что за ним кто-то наблюдает, Дик-18 не испугался, а почувствовал странную всполошенность, вроде той, что чувствует утопающий, каким-то чудом вынырнув из воды. Он понимал, что нужно что-то сделать, но вот что именно, не знал. Поэтому, потрясая занесенным для удара ножом, он во всю глотку заорал:
   – А ну, выходи! Выходи, кому говорю!
   Раздвинув ветки, из кустов поднялся человек. Из одежды на нем была только пестрая юбка до колен, сплетенная из толстых разноцветных веревок, и что-то вроде широкого платка, накинутого на плечи, с концами, завязанными узлом на груди. Кожа незнакомца имела светло-палевый оттенок. Темные, почти черные, мелко вьющиеся волосы были собраны в узел на затылке. Несмотря на общее анатомическое сходство, достаточно было взглянуть на лицо аборигена, чтобы понять, что это не человек. Его маленькие круглые уши были подняты почти к самым вискам, вместо носа имелось лишь одно дыхательное отверстие, прикрытое плотной кожаной складкой. Губ у чужака не было, из-за чего рот его напоминал тонкий, длинный шрам. Разрез глаз, сильно вытянутых и смещенных к ушам, был настолько узким, что не позволял увидеть их цвет. Чужак держал в руке копье с длинным древком и широким листовидным наконечником из темного металла.
   Лицо его было невозмутимо спокойно. Казалось, он не только не испугался, но даже не удивился, встретив троих странных, не похожих на него незнакомцев.
   Дик-18 крест-накрест рассек ножом воздух перед собой.
   – А ну, брось копье! Брось, кому говорю!
   Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что стратегически положение чужака с копьем было куда более выигрышным. Но ему казалось, что, раз уж он начал отдавать приказы, то и продолжать следовало в том же духе.
   – Бросай оружие, тебе говорю! – Дик-18 изобразил угрожающий выпад ножом. – Бросай, а не то порежу!
   На лице чужака ни единый мускул не дрогнул. Он стоял, как стоял, опираясь на копье, и вроде как с интересом наблюдал за приплясывающим на полусогнутых ногах человеком.
   – Ну!.. Давай!..
   – Восемнадцатый! Кончай!
   – Что?
   Дик-18 быстро глянул через плечо на оставшихся у него за спиной Дика-7 и Дика-33. Оба стояли в несколько напряженных позах. А рядом с ними – еще четверо желтокожих с копьями наперевес.
   – Во, попали! – оскалился Дик-18. – Сержант ничего не говорил про аборигенов.
   – Опусти нож, – сделал плавный успокаивающий жест рукой Дик-33.
   – Они нас прикончат!
   – Если они захотят, то прикончат нас в любом случае. Один твой нож против пяти копий ничего не стоит. Давай попробуем договориться.
   – Как?..
   Дик-33 подошел к разделанной туше антилопы, поднял ногу, которую успел откромсать Дик-18, и протянул ее стоявшему перед ним аборигену в юбке.
   – Это подарок… Еда… Хорошая еда.
   Лицо воина осталось бесстрастным.
   – Так он тебя и понял, – усмехнулся Дик-18.
   – Я понимать, – раздался голос у них за спиной.
   Слова, прозвучавшие будто щелчок бича, произнес невысокого роста, чуть полноватый абориген, стоявший, как и все, с копьем в руке рядом с Диком-7. Выдержав совершенно необходимую в данной ситуации драматическую паузу, желтокожий гордо вскинул подбородок и постучал себя кулаком в грудь.
   – Я понимать твой слова. Другие тоже понимать, но говорить… не хорошо… Плохо!
   – Ну, ничего себе, – шепотом произнес Дик-7.
   – Ничего, ничего, – улыбнувшись, похлопал его по плечу разговорчивый абориген.
   – Мы здесь не по своей воле. – Дик-33 держал в руках ногу антилопы, не знал, что с ней делать, и чувствовал себя при этом полным дураком. – Мы хотим дружить… Понимаешь?
   – Дружить – понимать, – кивнул абориген. – Не понимать, почему этот, – он острием копья указал на Дика-18, – ножом махать.
   – Это… Это такое традиционное приветствие, – брякнул первое, что пришло в голову, Дик-33.
   – Да! – с готовностью согласился с ним Дик-18 и острием самодельного ножа нарисовал в воздухе бабочку. – Привет тебе, друг!
   – И тебе тоже привет, – помахал рукой абориген. – Вот только не надо меня за дурака держать.
   – Ну, ладно. – Дик-18 сунул нож в карман. – Я был не прав. Извиняюсь.
   Разговорчивый абориген сказал что-то своим соплеменникам, и те разом загомонили, головами закивали.
   – Вот это правильно, – сказал абориген, обращаясь к Дику-18. – Это – поступок, достойный мужчины! Хапах!
   Он вскинул над головой руку с выставленным большим пальцем. Остальные аборигены повторили его жест.
   – Хапах! – перехватив ногу под мышку, поднял свободную руку Дик-33.
   – Хапах! – сделал то же самое Дик-18.
   Абориген посмотрел на молчавшего Дика-7 и тихонько толкнул его локтем.
   – Хапах, – тихо произнес парень и показал аборигену большой палец.
   – Хорошо, – кивнул тот.
   – Это вам. – Дик-33 снова попытался всучить аборигенам ногу антилопы. – В знак дружбы. Мы добыли антилопу…
   – Видеть, – перебил его абориген.
   Он поднял лук Дика-18, подергал тетиву, цокнул языком и головой покачал, не то одобрительно, не то с насмешкой.
   – Ты хорошо стрелять, – сказал он человеку. – Только оружие у тебя плохой. Я научить тебя, как делать правильно.
   – Спасибо, конечно, – немного растерялся от неожиданности Дик-18.
   Видя, что мясо никого не интересует, но будучи при этом твердо уверенным в том, что совместная трапеза непременно должна сближать разумных существ, пусть даже они принадлежат к разным видам, Дик-33 решил иначе подойти к делу.
   – Может быть, давайте разведем большой костер, нажарим мяса…
   – Нет, – вновь перебил его абориген. То ли он сам по себе был нетерпелив, то ли подобная манера общения считалась у них в порядке вещей. – Брать свое мясо и идти с нами.
   Это прозвучало не как предложение, а как приказ. Хотя, может быть, виной тому были необычные интонации, характерные для голоса аборигена.
   Дик-33 и Дик-18 переглянулись.
   – Ну, что, пойдем?
   – Думаешь, стоит?
   – Стоит, стоит, – вмешался в только что начавшееся обсуждение неуемный абориген. – У нас хорошо. И такой, как ты, – он ткнул пальцем в Дика-7, – у нас есть.
   – С вами живут люди? – удивился Дик-33.
   – Живут, – кивнул абориген. – Один только… Другие быть, но помирать. Болеть шибко.
   – Как-то не очень обнадеживающе звучит, – процедил сквозь зубы Дик-18.
   – А, собственно, что нам терять. – Дик-33 решительно закинул ногу антилопы на плечо. – Далеко идти?
   – Недалеко – есть захотеть не успеть.
   – Тогда нужно тушу разделать, а то так, целиком, мы ее не дотащим.
   – Это – да… Правильно.
   Толстенький абориген что-то сказал своим соплеменникам. Те побросали копья, выхватили ножи и набросились на тушу.
   Через пятнадцать минут от антилопы остались только позвоночник и копыта. Голову местный полиглот тоже велел взять с собой – сказал, что из нее хороший суп получится.
   Быстро собрав вещи, отряд двинулся в путь.
   Маленький абориген уверенно вышагивал впереди. Следом за ним шли все три Дика. По краям от них – два воина с копьями на плечах. И еще трое замыкали шествие.
   – Наша земля для тебя опасно, – объяснил такое построение проводник. – Ты – чужой, мало знать и ничего не понимать. И оружие у тебя плохой. Злой зверь – ам! – Для наглядности он дернул головой и щелкнул зубами. – Ам!.. Сразу съесть!
   Дик-18 был не согласен с местным жителем, в том смысле, что он вовсе не считал себя беспомощной жертвой хищников. Но разумно смолчал. Хозяева, как водится, бахвалятся перед гостями. Ну и ладно, от нас не убудет. Гораздо интереснее было узнать про людей, которые, по словам аборигена, жили какое-то время вместе с ними.
   – Что за люди жили вместе с вами? – спросил Дик-33. – Кто они?
   Вместо ответа абориген представился:
   – Меня Ут-Ташан называть.
   – А меня Тридцать Третий. Его – Восемнадцатый. А его – Седьмой.
   Ут-Ташан искоса посмотрел на Дика-33. С его расположением глаз сделать это было совсем не сложно. При этом на лице никакого выражения.
   – У тебя нет имя? – И голос совершенно бесстрастный.
   – Нет, – честно признался Дик-33. – Так уж случилось…
   – Это хорошо, – не стал слушать его объяснений Ут-Ташан.
   – Хорошо? – искренне удивился Дик-18. – Что же в этом хорошего?
   – Хорошо, хорошо, – уверенно заявил Ут-Ташан. – Так шаман говорить. А он умный. Много, много, умный, чем я. Он говорить, имя – это то, что у человека внутри. Его прошлое и будущее. Если отнять у человек имя, он будет как… Как камень. Понимать? Совсем холодный и пустой… Не живой… Понимать?
   – Мертвый.
   – Так, да, мертвый. Человек без имя – мертвый. Шаман, если хотеть подчинять себе человек, сначала забирать его имя. Тогда он будет делать все, что шаман говорить. Такой человек называть у нас йяуанк. Он похож на человек, но внутри – пустой. Вот. Думать, как мое имя? Ут-Ташан? Нет! – Абориген хитро улыбнулся и погрозил Дику-33 пальцем. – Ут-Ташан – это шутка… Нет – обман… Хитрый обман. Мой настоящий имя знать только я и мой отец – он дал мне имя. Вот.
   – Так почему же хорошо, что у нас имен нет?
   – Люди, что у нас жить, брать себе новые имена. И – все! – Ут-Ташан рубанул ладонью воздух. – Забывать прошлое! Забывать, кто они есть! Так шаман говорить.
   – У тебя тоже другое имя, – напомнил Дик-18.
   – Э-э! – лукаво погрозил ему пальцем Ут-Ташан. – Я свой настоящий имя помнить! Если забыть – тогда плохо. Шибко, шибко плохо. Тогда – вспоминать надо. Иначе – все! Конец! Понимать?
   – Да, вроде бы, – кивнул Дик-18. – Ты хорошо язык выучил.
   – Я сын хозяин племени! – гордо выпятил живот Ут-Ташан. – Меня шаман учить. Много, много учить. Я все знать! Когда отец помирать – я хозяин племя становиться.
   – А много людей в вашем племени? – поинтересовался Дик-33.
   – Много. – Ут-Ташан показал растопыренную пятерню. – Десять раз столько. И еще чуть-чуть.
   – И другие племена есть?
   Вместо ответа Ут-Ташан вскинул над головой копье, потряс им и издал гортанный боевой клич. Сопровождавшие людей воины сделали то же самое.
   – Враг помирать, если Ут-Ташан копье кидать! – сообщил абориген.
   – Понятное дело, – не стал спорить с ним Дик-18. – Так что же получается, – обратился он к Дику-33. – Те, кто нас сюда забросил, не знали, что планета обитаема?
   – Выходит, что так, – согласился тот. – И никакого спутникового наблюдения за поверхностью планеты не ведется.
   – Как же так-то? – на ходу развел руками Дик-7. – Колонизация обитаемых планет запрещена конвенцией, которую и Союз Шести Планет подписал.
   – Это Грешный Треугольник, братишка, – похлопал его по плечу Дик-18. – Знаешь, почему он так называется? Потому что здесь творится черт знает что!
   – В каком смысле?
   – Грешный Треугольник не контролирует ни одна из галактических держав. Добраться сюда непросто – далеко от пересадочных станций, да и корабли тут часто пропадали. Галактическая Федерация пыталась заложить три станции, как раз по углам этого самого треугольника. – Дик-18 пальцем нарисовал в воздухе названную фигуру. – Только их, еще недостроенные, пространственно-временная аномалия сожрала. Ходят слухи, будто на месте, где исчезла одна из строящихся станций, был обнаружен бумажный – прикинь только, бумажный! – еженедельник, помеченный аж две тысячи девятым годом. Тогда еще ни Галактической Федерации, ни Союза Шести Планет не было.
   – Люди тогда еще дальше Солнечной системы не летали, – вставил Дик-33.
   – А что с кораблями?
   – На самом деле корабли не пропадали, а были уничтожены.
   – Вот как?
   – Да, вот так. Про трангов слышал, наверное?
   Дик-33 усмехнулся и головой покачал.
   – Я скорее в пространственно-временную аномалию поверю, чем в каких-то там трангов.
   – А это уж как тебе будет угодно. Веришь ты в них или нет – трангам все равно.
   – Кто такие транги? – спросил Ут-Ташан.
   – Транги – негуманоидные разумные существа… Они на людей не похожи.
   – Это я понимать, – с умным видом кивнул Ут-Ташан.
   – Транги похожи на большие железные ящики, – Дик-18 пошире раскинул руки в стороны. – Передвигаются они на гусеничной или колесной тяге. Как машины.
   – Машин не знать, – покачал головой Ут-Ташан. – А про движущийся железный ящик слышать.
   – Не слушай его, Ут-Ташан, – махнул рукой Дик-33. – Нет никаких трангов.
   – Почему нет? – пожал плечами Ут-Ташан. – Есть. Они к нам приходить. Ползать туда, сюда, из сторона в сторона. Чего искать – не знать. Мы их уймарах называть. Уймарах ползать, ползать, туда, сюда. Из сторона в сторону. Потом снова уходить. Зачем приходить? – Ут-Ташан пожал плечами. – Не знать.
   – Ты сам их видел?
   – Видел, – уверенно кивнул Ут-Ташан. – Много-много раз видел. Уймарах Ут-Ташана с собой брать.
   – Куда брать?
   – Туда, – махнул рукой куда-то в сторону Ут-Ташан. – Брать, потом назад привозить. Плохо не делать. А зачем – не понимать.
   – Это несерьезно, – не то усмехнулся, не то поморщился Дик-33. – Верить местным сказкам…
   – Разве не странно то, что в разных концах галактики рассказывают одни и те же истории про самодвижущиеся металлические ящики, появляющиеся невесть откуда, неизвестно куда исчезающие и уничтожающие на своем пути все живое?
   – Стереотипность мышления, – отмахнулся Дик-33.
   – А я слышал, что транги – это космические странники, использующие для перемещения принцип червоточин, – сказал Дик-7.
   – А кровь младенцев они, часом, не пьют? – ехидно поинтересовался Дик-33. – Да и вообще, с чего мы вдруг про трангов заговорили?
   – Никто не знать будущее, – не оборачиваясь, покачал головой Ут-Ташан. – Может, уймарах завтра снова приходить. А? Что тогда делать?
   – Вот когда придут, тогда и решим, что с ними делать, – буркнул в ответ Дик-33.
   Ему надоел этот разговор, в котором ни одна из сторон не имела шанса привести решающий аргумент, ставящий все на свои места. В конце концов, какая разница…
   – Почему мы все трое сразу вспомнили о трангах? – озадаченно хмыкнул Дик-7.
   – Потому что всякая чушь легче всего всплывает из глубин памяти, – не задумываясь, ответил Дик-33.
   – Правильно говорить, – одобрительно кивнул Ут-Ташан. – Для того чтобы знать, надо не думать.
   – Это как же так? – удивился Дик-18.
   Ут-Ташан сосредоточенно наморщил лоб, пожевал узкие губы и, с досадой махнув копьем, срубил острием наконечника большое белое соцветие с росшего неподалеку куста.
   – Не могу сказать. Приходить домой – шамана спросить. Он лучше меня говорить.
   – Ты так и не рассказал, как в вашем селении появились люди, – напомнил Дик-33.
   – Как, как… – дернул плечом Ут-Ташан. – Охотник находить. Охотник лес шел, шел, видит – люди. Шибко плохие все. Позвать других охотник, привели их домой. Шаман их лечить. Но все равно помирать много. Один оставаться.
   – Сколько их было?
   – Столько. – Ут-Ташан показал сначала растопыренную пятерню, затем отставленный в сторону большой палец.
   – Давно это случилось?
   – Давно, недавно, – желтокожий пожал плечами. – Спроси у шаман, он, может, знать.
   – Вы не считаете время? – удивился Дик-33.
   – Шаман, может, и считать, – беззаботно махнул копьем Ут-Ташан. – А мне зачем?
   – Мне такой подход нравится, – улыбнулся Дик-18. – Живешь и не знаешь, сколько тебе лет, когда пора жениться, когда – помирать. Время течет, как река, а ты плывешь по ней, в свое удовольствие.
   – Нет, – покачал головой Ут-Ташан. – Ты сидеть на берег и смотреть на река, что течь мимо.
   Дик-18 хотел было что-то сказать, но вдруг схватился обеими руками за живот и согнулся пополам. Его повело в сторону, ноги заплелись, и он непременно бы упал, если бы шедший слева воин не подхватил его под локоть. Дик-18 сделал аборигену знак рукой – нормально! Со мной все в порядке! – и, едва тот отпустил его локоть, рухнул на колени.
   – Что с тобой? – Дик-33 был не на шутку встревожен.
   Вид у его спутника был такой, будто он дух собирается испустить. Тело Дика-18 сотрясла судорога, после чего его вырвало.
   Рвало его мучительно и долго. Он едва успевал сделать вздох, как его вновь скручивал приступ рвоты.
   Ут-Ташан что-то крикнул одному из своих людей. Тот воткнул копье в землю и подбежал к корчащемуся Дику-18. На бегу он вытащил из-за пояса кожаный кошель. Ут-Ташан выхватил кошель у воина из руки и достал из него два небольших, продолговатых листа, еще зеленых, недавно сорванных с дерева или куста. Опустившись на одно колено рядом с Диком-18, абориген схватил его за плечо.
   – Есть! – протянул он ему листья, что держал в руке. – Надо есть!
   Дик-18 с отвращением помотал головой.
   Ут-Ташан, долго не церемонясь, схватил Дика-18 за волосы и силой заставил запрокинуть голову. После чего затолкнул ему в рот смятые листья.
   – Есть! – приказал он, придерживая нижнюю челюсть Дика-18, чтобы тот не смог выплюнуть листья. – Есть, я говорить!
   Морщась, корчась и давясь, Дик-18 принялся жевать листья.
   Лишь убедившись в том, что он не собирается их выплевывать, Ут-Ташан отпустил Дика-18.
   – Плохо, – сказал он голосом опытного врача, поставившего диагноз пациенту. – Много мяса кушать. Теперь живот болеть.
   Тело человека еще раз содрогнулось от приступа тошноты. Но теперь Дику-18 удалось подавить рвотный спазм. Или, может быть, у него уже просто ничего не осталось в желудке. Тяжко охнув, Дик-18 повалился на бок.
   Ут-Ташан вытер руки о траву, достал из кошелька еще два листика и протянул их Дику-33.
   – Ты тоже есть. Чтобы живот не болеть.
   Дик-33 положил листья в рот и стал жевать. Он ожидал, что вкус у листьев будет отвратительный. Но все оказалось совсем не так – терпкий, чуть кисловатый сок даже неприятным трудно было назвать.
   – Шаман эти листья тем, что с нами жить, давал. У них тоже живот шибко болеть, – сказал Ут-Ташан. И, видно, имея какое-то свое, весьма специфическое понятия о деликатности, добавил: – Только они все равно помирать.
   Абориген протянул два листика Дику-7.
   – Нет, я мяса не ел, – испуганно затряс головой парнишка.
   – Все равно, есть. – Ут-Ташан, как маленькому, сунул ему листья в рот. – Потом хорошо быть. Мясо будешь кушать. Потом.
   Дик-33 присел на корточки рядом с Диком-18 и положил руку ему на плечо.
   – Ну, как ты?
   – Нормально, – сделав над собой усилие, Дик-18 сел. Обхватил голову руками. – Видно, не врал сержант, когда говорил, что кроме пищевой смеси нам больше ничего жрать нельзя.
   – Ну, во-первых, со мной, как видишь, пока все в порядке.
   – Пока! – поднял палец Дик-18.
   Дик-33 сделал вид, что не услышал его.
   – Во-вторых, мы уже полгода на пищевой смеси сидим. После такого к нормальной пище заново привыкать приходится. И у всех этот процесс протекает по-разному. Ну, а в-третьих, ежели все же окажется, что без пищевой смеси нам никак, я уверен, ее легко можно изготовить из самых простых, находящихся под рукой продуктов.
   – Не на этой планете!
   – Не на этой, – согласился Дик-33. – Но мы ведь все равно собираемся отсюда убраться, – он, прищурившись, посмотрел на Дика-18 так, будто тот только что отказался ему долг возвращать. – Или – уже нет?
   – Собираемся, – как-то совсем уж невесело кивнул Дик-18.
   – Так в чем проблема?
   – Проблема в том, – бесцеремонно встрял в разговор, который он внимательно, с интересом слушал, Ут-Ташан. – Что нам идти надо. Понимать?
   – Понимать, – опершись на руку, вовремя подставленную Диком-33, Дик-18 поднялся на ноги. – А что, мы куда-то опаздываем?
   – Опаздываем, – подтвердил Ут-Ташан. – Шибко опаздываем.
   – Куда?
   – Нам лес ходить, – острием копья Ут-Ташан указал на зеленую полоску, прикрывающую горизонт. – После того, как Шуфа-Джа, – острие копья обратилось к небу, – второй солнце, подниматься, лес ходить нельзя.
   – Почему?
   – Синий жук шибко злой станет.
   – Жук? – решив, что ослышался, переспросил Дик-33.
   – Жук, – подтвердил Ут-Ташан. – Синий жук. Очень плохо.
   Дик-33 погладил затылок. С одной стороны, казалось странным, что какой-то там шибко злой жук, появляющийся в строго определенное время, мог помешать им войти в лес. С другой стороны, развивать сейчас эту тему не имело смысла. Нужно было делать то, что говорил абориген. Ему-то, в конце концов, виднее, каких жуков следует опасаться.
   Ут-Ташан снова порылся в кожаном кошельке, достал из него зеленый листок, свернутый в несколько раз и перетянутый сверху травинкой.
   – Идти сюда, – махнул он рукой Дику-18. – Рот открывать.
   – Зачем?
   – Трава есть. – Ут-Ташан аккуратно развернул сверточек, сложил листок вдвое и тихонько постучал пальцами по краям. – Потом ходить хорошо. Быстро. Понимать?
   – Ну, вроде бы. – Дик-18 протянул руку, чтобы забрать у аборигена снадобье.
   – Нет, – погрозил ему пальцем Ут-Ташан. – Не давать. Рот открывать.
   Всем своим видом старательно изображая недовольство, Дик-18 чуть приоткрыл рот. Ут-Ташан двумя пальцами крепко ухватил его за нижнюю губу, оттянул ее так, что, казалось, губа вот-вот оторвется, и всыпал за губу щепоть серого порошка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация