А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 32)

   Глава 30. День 31-й
   (Новый цикл)

   Уурсин проснулся среди ночи. Внезапно. Как будто кто его толкнул. Накрывшись одеялом, он лежал молча и неподвижно, на спине, всматриваясь в темноту и пытаясь справиться с придавившим его к кровати страхом, невесть откуда явившимся, непонятным и не поддающимся объяснению.
   Пошло время – минута? час? – и он понял, что произошло. Или ему только показалось, что он понял?
   Уурсин сделал глубокий, судорожный вдох и провел влажной ладонью по горячему лбу.
   Может быть, он заболел?
   Уурсин слышал, что люди, случается, болеют. Но сам он прежде не знал, что это такое. Что могло случиться с его организмом, чтобы он вдруг начал вести себя неподобающим образом?
   Биохимия, анатомия, физиология…
   Уурсин мысленно перечислял научные и околонаучные дисциплины, придуманные людьми для того, чтобы знать, как бороться с собственной немощью.
   Гигиена, фармакопея, геронтология…
   Такое впечатление, что единственной целью, которую видело перед собой человечество, была способность продлевать собственную жизнь до бесконечности. Любыми средствами и любой ценой.
   Гирудотерапия, акупрессура, биоэнерготерапия, кибертерапия…
   Они все время ищут не там. Смотрят по сторонам, в то время как простой ответ на все вопросы лежит прямо перед ними. Нужно только научиться видеть.
   Как просто. И как невообразимо сложно для того, кто не понимает, о чем идет речь.
   Любопытно, а что бы они стали делать, если бы смогли обрести истинное бессмертие? К чему бы тогда устремился их разум? Чего бы востребовали их чувства?..
   Люди сами не знают себе цену?..
   Или – не понимают, куда идут?..
   Уурсин откинул одеяло, сел на кровати и ногами нашарил на полу тапочки. Уютные, теплые. И совершенно ненужные. Свет включать он не стал, потому что помнил расположение каждого предмета в своем номере. Уурсин поднялся на ноги, взял со спинки стула халат и накинул его на плечи. Неслышно ступая, он дошел до двери и чуть приоткрыл ее. Узкая полоска яркого света из коридора распорола темноту. Уурсин подождал несколько секунд, чтобы глаза привыкли к свету, и вышел в коридор. Аккуратно прикрыв за собой дверь, он прошел по зеленой дорожке с густым синтетическим ворсом, остановился возле третьей двери, расположенной по той же стороне, что и его комната, и негромко постучал. Не получив ответа, уурсин постучал еще раз, настойчивее и громче. Спустя примерно полминуты в номере послышался приглушенная возня. Темная полоска под дверью сделалась светлой.
   – Кто там? – Хриплый спросонья голос Александра.
   – Это я, – негромко ответил уурсин.
   Щелкнул замок, дверь открылась, и гость смог узреть заспанное и недовольное лицо хозяина, облаченного в такой же, как и на нем, темно-синий гостиничный халат.
   – Что случилось?
   – Мне нужно с тобой поговорить.
   – Сейчас?
   – Да.
   – Именно сейчас?
   – Да.
   Александр потер согнутым пальцем не до конца открывшийся глаз.
   – Сколько сейчас времени?
   – Не знаю.
   Александр глянул в глубь номера, нашел взглядом часы.
   – Начало пятого.
   – Это ни о чем мне не говорит.
   – Догадываюсь, – криво усмехнулся Александр. – Времени не существует… Однако некоторые люди хотят спать.
   – Извини, что потревожил… Но мне действительно очень надо поговорить.
   – Ладно. – Александр распахнул дверь и сделал приглашающий жест рукой. – Заходи… Кофе будешь?
   – Нет.
   – А я выпью.
   Закрыв за гостем дверь, Александр щелкнул клавишей кофеварки.
   Уурсин сел на стул, не занятый вещами хозяина.
   – И что же привело тебя ко мне в столь поздний… а может быть, в столь ранний час?
   Александр взял наполненную кофе чашку и сел на край незастеленной кровати.
   – Кто я?
   Александр сделал глоток кофе и задумчиво посмотрел в черную, бездонную глубину чашки, что держал в руке.
   – Интересный вопрос. Я бы даже сказал, философский.
   – Никакой философии! – резко взмахнул рукой уурсин. – Скажи мне, кто я такой?
   Александр еще глотнул кофе. В голове не просветлело. Он все еще не мог понять, чего хочет от него ночной гость.
   – Ты уурсин. Сын вождя. Тебя зовут Ут-Ташан… Этого достаточно?
   Лицо Ут-Ташана сделалось чуть менее напряженным.
   – Можно мне тоже кофе?
   – Конечно.
   Александр встал и подошел к кофеварке.
   – С сахаром?
   – Да.
   Судорин включил кофеварку, подождал, когда чашка наполнится, и передал ее уурсину.
   – Так все же что случилось?
   – Понимаешь… – даже не попробовав кофе, уурсин поставил чашку на стол. – Я проснулся и вдруг понял, что не знаю, кто я такой.
   – Ну, такое порой случается во сне.
   – Это был не сон! Я точно знал, где я нахожусь, помнил все, что со мной произошло. Но я вдруг почувствовал сомнение в том, что я – это на самом деле я.
   Александр сосредоточенно наморщил лоб и одним глотком допил остававшийся в чашке кофе. В голове все еще было туманно.
   – Прости, но я не очень ясно понимаю, о чем ты говоришь. Тебе приснился плохой сон? Или тебя мучают дурные предчувствия?
   – Это не сон и не предчувствие. Я понял, что произошло. И у меня появилось сомнение в том, что я действительно тот, кем себя считаю. То, кем мы себя чувствуем, как себя ведем, во многом зависит от окружающей обстановки. Я уже не тот уурсин, сын вождя, каким был дома. Я изменился. Стал другим.
   – И это тебя пугает?
   – Нет. – Уурсин взял кружку с подостывшим кофе и разом отпил половину. – Меня пугает другое. Если я сам не знаю, кто я такой, как я могу знать, что я здесь делаю?
   – Глубоко копаешь, – напряженно усмехнулся Александр.
   В пять утра рассуждать о смысле жизни – удовольствие так себе. Очень ниже среднего.
   – Если хочешь знать, что я думаю по этому поводу…
   – Не хочу.
   Александр растерянно провел ладонью по лысой голове.
   – Тогда зачем пришел?
   – Ты не думаешь, что все это было спланировано?
   – Все – это что именно?
   – Вся та длинная цепь событий, в результате которых я оказался здесь, на Старой Одессе.
   – Понятно, – Александр включил кофеварку и заказал двойной кофе. – Снова происки Лабиринта?
   – А ты полагаешь, он здесь ни при чем?
   – Знаешь, Ут-Ташан, так недолго и параноиком стать.
   – Кто такой параноик?
   – Человек, которому кажется, что за ним все время кто-то следит.
   – А если так оно и есть? Если за ним действительно наблюдают? Более того – направляют все его действия. Как тогда назвать этого человека?
   – Мне кажется, тебе просто нужно постараться забыть о Лабиринте.
   – Забыть?
   Ут-Ташан посмотрел на Александра так, будто тот предложил ему удавиться, привязав резинку от трусов к дверной ручке. Как минимум.
   – Знаешь, когда-то очень давно люди верили в бога, который, как они считали, сотворил весь мир и следил за порядком в нем. В целом это была очень удобная теория. Во-первых, человек, веривший в бога, был уверен, что лично от него в этом мире ничего не зависит, он ни за что не отвечает, и все его обязанности сводятся лишь к тому, чтобы чтить и прославлять своего небесного благодетеля. Во-вторых, все что угодно, все самые гнусные деяния можно было оправдать тем, что на то, мол, была божья воля. А тому, кто совершил его, требовалось чисто формальное раскаяние, за которым автоматически следовало прощение.
   – В отличие от бога Лабиринт реально существует.
   – И что это меняет, если ты наделяешь Лабиринт присущими богу свойствами?
   – Ты ошибаешься. Я не верю в Лабиринт – я знаю, на что он способен.
   – Откуда?
   – Я всю жизнь прожил рядом с ним.
   – И, хочешь сказать, что-то понял? Пойми, Ут-Ташан, Лабиринт – это система, замкнутая на себе. Да, она работает. Но как – никто не имеет ни малейшего представления. Какова ее цель?.. Нет, я считаю, что у системы не может быть никакой цели. У нее есть задача, которую она должна выполнять. Нам эта задача неизвестна. И только в этом заключается принципиальное отличие Лабиринта от, скажем, той же кофеварки. Если бы мы не знали, для чего предназначена кофеварка, она была бы для нас такой же вещью в себе, как и Лабиринт.
   – Логично, но не убедительно.
   – Почему?
   – Потому что Лабиринт не вписывается в рамки общепринятой логики. Он – поверх всего. – Уурсин поднял руку и открытой ладонью провел невидимую черту у себя над головой. – Вот так.
   – Так. – Александр поставил чашку на стол и провел ладонью по лицу. – Я забыл, с чего мы начали.
   – Не имеет значения.
   – Ты говорил, что у тебя проблемы с восприятием реальности.
   – Хочешь, чтобы у тебя тоже возникли те же проблемы?
   – Ты можешь это устроить?
   – Легко.
   – Давай.
   – Уверен?
   – Давай, давай! Не жалей меня, сын вождя!
   – Помнишь стрелу, что пробила сержанту руку?
   – Еще бы! Отличный выстрел!
   – Согласен. Только я промахнулся.
   – Что? – нахмурил брови Александр. – О чем ты говоришь?
   – Моя стрела не попала в цель.
   – Нет?
   – Нет. Я выстрелил, но промахнулся.
   – А кто же тогда?.. – Александр пальцем провел в воздухе короткую черту. – Кто?
   – Не знаю.
   Александр улыбнулся.
   – Ты дурачишь меня?
   – Нет.
   Улыбка исчезла с лица Судорина.
   – Кто прострелил сержанту руку?
   – Понятия не имею. Но разве это что-то меняет?
   – Еще бы!
   Александр вскинул руки, как будто хотел ухватить что-то очень большое, висевшее у него над головой.
   – Ну?
   – Что – ну?
   – Что ты теперь обо всем этом думаешь?
   Александр медленно опустил руки.
   – Я даже не знаю, что сказать.
   – Тогда налей мне еще кофе. – Ут-Ташан протянул пустую чашку.
   – Конечно.
   Александр взял чашку и повернулся к кофеварке.
   – Она похожа на Лабиринт, – усмехнулся за спиной у него уурсин. – Не так ли?
   Александр щелкнул ногтем по блестящей никелированной поверхности кофеварки.
   – И что нам теперь со всем этим делать?
   – Я не знаю.
   Александр отвел пальцем край шторы и выглянул в окно.
   – Скоро рассвет…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация