А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 31)

   Глава 29. День 12-й
   (Новый цикл)

   Тонкая, полупризрачная тень скользила по земле, ломаясь всякий раз, когда перепрыгивала с камня на камень.
   – Ничего мы тут не найдем, – угрюмо буркнул себе под нос солдат. – Нет здесь никакого прохода.
   – Есть, – упрямо повторил Дик-25. – Я слышал, Гюнтер говорил, что проход расположен так, что его увидишь, только когда прямо напротив него окажешься.
   – Мы уже полдня тащимся, и что? – Солдат поправил на плече лямку полевого ранца. – Ни прохода, ни лабиринта, ни трангов. Ничего! Вообще ничего!
   – Кончай скулить, – осадил рядового сержант.
   У него тоже уже почти не осталось надежды, что им удастся отыскать хотя бы следы пребывания трангов. Но экспедицию затеял он. И он не собирался позволять подчиненным оспаривать собственное мнение.
   Тот факт, что Дику-25 было известно о первой колонии, поразил сержанта настолько, что он оказался почти готов к тому, чтобы поверить во все, что рассказывал поначалу показавшийся ему безумным колонист. Поселок аборигенов, в котором закончил свой жизненный путь кто-то из первых колонистов, загадочный шаман, возвращающий память, искусственный проход в скалах, ведущий ко взлетной системе трангов, и, наконец, управляющий миром таинственный Лабиринт. Если хотя бы часть из перечисленного окажется правдой… О, да! В этом случае побег колонистов станет всего лишь мелким, малозначительным инцидентом.
   Транги, уничтожившие «Юрия Семецкого». Верится, конечно, с трудом. Однако корабль был разорван в клочья. Сержант видел его обломки. Сайтены, на которых командование удивительно легко списало гибель «Семецкого», так не поступают.
   Возможность того, что поселок аборигенов остался незамеченным после орбитальной картографии, представляется также крайне маловероятной. Однако, куда грех не заведет, а вдруг он и правда существует?
   Сержант чувствовал, что разрывается между сухим, врожденным скептицизмом и желанием найти на этой грешной планете нечто совершенно невообразимое. И, дабы обрести наконец душевный покой и равновесие, на четвертый день своего вынужденного отшельничества решил организовать экспедицию. Рука, пробитая стрелой, выпущенной, по словам Дика-25, из лука уурсина, хотя и не зажила, но и не болела сильно. Сидеть на месте не было смысла. На случай, если вдруг прежде времени явятся спасатели, которых ожидали не раньше чем через месяц, достаточно было оставить в бараке одного человека. Док непременно хотел отправиться на поиски таинственных уурсинов, Дик-25 был необходим как проводник, который хотя и не знал дорогу, но, по крайней мере, направление мог указать, а солдат находился в прямом подчинении у сержанта – значит, должен был идти. Так и получилось, что остался в бараке пилот. Который, кстати, не имел ничего против. У него не было ни малейшего желания тащиться грех знает куда, чтобы проверять бредовые россказни напрочь потерявшего рассудок колониста.
   Сначала они отправились туда, где, по словам Дика-25, должен был находиться поселок аборигенов. В лесу на них напала какая-то хищная тварь размером с большую собаку. Зверь был настолько нахален и уверен в своем превосходстве, что стоял у людей на пути и ждал, когда добыча сама к нему подойдет. Но вместо закуски зверюга получила от сержанта лопатой по морде, скуля, поджала хвост и поспешно ретировалась. Хищная тварь даже не попыталась вступить в бой, хотя, если судить по размерам, развитой мускулатуре и мощным клыкам, у нее были отнюдь не плохие шансы на победу.
   – Дурной знак.
   Сержант положил лопату на плечо. Он прихватил ее с собой в качестве оружия, и, как выяснилось, не зря.
   – Что за знак? – не понял врач.
   – То, что зверь человека не боится. Видно, не встречался с ним прежде.
   Выйдя из леса, они оказались в саванне, заросшей высокой, по грудь человеку, травой. Здесь хищник мог подкрасться и напасть неожиданно, со спины. Остальные этого, похоже, не понимали, а вот сержант нервничал и внимательно глядел по сторонам. Движимый каким-то древним инстинктом, он решил, что лучше будет обходить стороной поднимающиеся местами над травой невысокие деревья с толстыми голыми стволами и развесистыми кронами. Именно там, возле ствола дерева, дающего тень и одновременно возможность для наблюдения с более высокой точки, могло устроить лежбище звериное семейство.
   – Мы могли бы добыть себе еду, – предложил на очередном привале врач.
   Он только что с отвращением откинул в сторону недопитый пакет с пищевой смесью. Он чувствовал неутоленный голод, но впихнуть в себя еще хоть глоток этого отдающего затхлой, болотной тиной пойла уже не мог.
   – Попытайся, – не стал отговаривать его сержант.
   Врач покрутил в руке мастерок, что прихватил в поселке. Наверное, потому, что он отдаленно смахивал на нож.
   – Это не моя специальность.
   – А что, моя?
   – Вы все же военный.
   – И что с того?
   – Наверное, привыкли убивать.
   Сержант усмехнулся и качнул головой.
   – Поверь мне, док, ты за свою жизнь убил гораздо больше людей, чем я.
   – Не думаю. – Врач обхватил колени руками и отвернулся в сторону.
   – А я знаю.
   На том и порешили.
   На исходе третьего дня они вышли к тому, что осталось от первого поселка. Несколько воткнутых в землю кольев с висящими на них обрывками плотного пластика, три старых, обложенных камнями кострища, разбросанные инструменты. И кости, человеческие кости, бесстыдно белеющие среди желтоватой, пожухлой травы.
   – Мы что, за этим сюда шли! – Сержант пнул подвернувшийся под ногу череп. – Это не аборигены!
   – Видимо, мы прошли мимо их поселка, – предположил врач.
   – Мы вообще не видели никаких следов человека! – зло рыкнул сержант.
   – Ну… да, – вынужден был согласиться док.
   – И что теперь? – Вопрос для Дика-25.
   Колонист безразлично пожал плечами.
   – Не знаю.
   – Сдается мне, приятель, – прищурился недобро сержант, – ты нам головы морочишь.
   – Нет.
   Дик-25 и не думал оправдываться.
   – Ладно. – Левой рукой сержант похлопал себя по бедру. – Пойдем обратно, возьмем правее. Если поселок не найдем, выйдем как раз к скальной гряде. Попробуем отыскать проход в логово трангов.
   – А если не найдем? – спросил просто так, без всякой задней мысли, солдат.
   – У тебя что, какие-то планы на ближайшие пару недель? – огрызнулся сержант.
   Аборигенов они не нашли. Прохода в скалах тоже не оказалось. Никаких следов присутствия людей, трангов или еще каких-либо живых механических существ. Сержант чувствовал себя не то чтобы обманутым, но разочарованным. Весьма и весьма.
   – Вынужден признать твою правоту, док, – сказал он шагавшему рядом с ним врачу. – Эти ребята действительно спятили.
   – Не совсем так. Они не сошли с ума, а создали собственную мифологию, которая помогла им выжить.
   – И сбежать, – закончил сержант.
   – Да, возможно, – согласился врач. – Странно только, что Двадцать Пятый с такой убежденностью говорил о деревне аборигенов, о проходе в скальной гряде и входе в Лабиринт. Да еще и вызвался проводить нас к ним.
   – Док, он сам ни разу не бывал ни в одном из этих мест. Он честно верил в то, что они существуют, потому и вызвался сопровождать нас. Быть может, ему и самому было любопытно на них взглянуть.
   – Что-то вроде паломничества к святым местам?
   – А почему бы нет?
   – Выходит, те, кто якобы бывал в селении уурсинов, видели проход в скалах и конструкции, возведенные трангами, осознанно врали остальным?
   – Или неосознанно.
   – Как это?
   – Двадцать Пятый уверен, что видел живого уурсина. И транга неподалеку от поселка. Другие тоже могли видеть то, чего на самом деле нет.
   – Я предупреждал кураторов, что у любого из колонистов могут возникнуть проблемы с психикой. Учитывая, через что они прошли…
   – Я полагал, что у наших зомби не остается никаких воспоминаний о прошлом.
   – Чип, который имплантируют им в мозг, блокирует все долгосрочные воспоминания – образные, визуальные, ассоциативные. Доступными остаются лишь механистичные навыки и действия, выполняемые на уровне рефлексов. А также информация, полученная в результате обучения. Именно это, как мне кажется, делает зомби особо подверженным галлюцинациям. Они пытаются вспомнить прошлое, но разум их натыкается на блок. Он пытается искать обходные пути, а в результате начинает выдавать желаемое за действительное.
   – В том, что касается психики, я не специалист. Но, знаешь, док, я видел, как люди сходят с ума и в более простой ситуации.
   – То, о чем я говорю, не безумие…
   – А по мне, так одно и то же.
   – Ладно. – Врач, оглянувшись, посмотрел на чуть поотставшего колониста. – Давайте спросим у него.
   – Что?
   – Почему мы не нашли ни трангов, ни уурсинов?
   – Хочешь услышать очередную сказочку?
   – Уверен, он станет отстаивать первоначальную версию. Хотите поспорить?
   – Было бы на что.
   – Ну, хорошо, давайте просто так спросим.
   – Спрашивай, кто тебе мешает.
   – Двадцать Пятый! – окликнул колониста док.
   Тот поднял взгляд. Прищурился, как будто плохо видел или что-то попало ему в глаз.
   – Идите сюда! – махнул рукой врач.
   Дик-25 ускорил шаг и вскоре поравнялся с врачом и сержантом.
   Солдат шел впереди, с лопатой на плече, которую торжественно вручил ему сержант. И не было ему никакого дела ни до чего. Он хотел лишь поскорее выбраться с этой грешной планеты.
   – Мы не нашли деревню уурсинов, о которой вы говорили. Прохода в скалах тоже нет. Что вы об этом думаете?
   – Ничего, – мотнул головой Дик-25.
   – А ты подумай, приятель, – недовольно процедил сквозь зубы сержант.
   Док взглядом попросил его не встревать.
   – Мы не нашли ни уурсинов, ни трангов. Что же получается? Может быть, их не существует?
   – Они существуют, – глядя под ноги, упрямо произнес Дик-25.
   – Где же они? – Врач театрально развел руками и посмотрел по сторонам.
   – Здесь.
   – Где – здесь?
   – Рядом.
   – Насколько близко?
   – Не знаю, – пожал плечами Дик-25. – Может быть, в нескольких шагах. А, может быть, достаточно протянуть руку, чтобы коснуться одного из них.
   – Почему же мы их не видим?
   – Потому что не умеем смотреть.
   – А ты их видишь? – спросил сержант.
   – Нет, я тоже не вижу.
   – Но прежде ты видел и уурсина, и транга.
   – Видел.
   – Значит, ты умеешь смотреть?
   – Нет. Я видел то, что мне показывали другие.
   – Вот так, – улыбнулся сержанту врач.
   – А, – махнул рукой тот.
   Ему больше нечего было сказать. Да и не хотелось.
   Какое-то время они шли молча.
   – Во всей этой истории со спятившими колонистами для меня остаются непонятными два момента, – сказал вдруг сержант.
   – Что именно? – живо заинтересовался врач.
   – Как они узнали о первой колонии?
   – Ну, это я вам легко объясню. Первая колония могла оказаться частью созданной колонистами мифологии.
   – То есть они ее придумали и случайно попали в точку?
   – Верно.
   – Притянуто за уши.
   – Есть и другое объяснение. Один из колонистов мог случайно услыхать фразу, оброненную кем-то из солдат. А, может быть, вами или мной. Мы ведь могли говорить о первой колонии?
   – Вполне.
   – Ну вот. Один услышал, рассказал остальным – вот вам и новый миф.
   – Согласен, вполне правдоподобное объяснение.
   – Что еще?
   – Док, тебе приходилось стрелять из самодельного лука?
   – Нет.
   – А я стрелял. Могу тебя заверить, попасть в цель очень сложно. Почти невозможно. Если, конечно, цель не размером с быка и стоишь ты не в двух шагах от нее.
   – Ну, хорошо, готов в это поверить.
   – Теперь смотри, док. Весь план побега колонистов строился на том, что я выроню стоппер. Если бы этого не произошло, у них не было бы ни малейшего шанса. Стрелок, точно, с первого выстрела попавший мне в руку, стрелял из самодельного лука и находился на расстоянии около ста метров от цели. Цель – размером с грейпфрут, – сержант показал перевязанную руку. – К тому же постоянно находящаяся в движении. Что ты об этом скажешь, док?
   – Может быть, среди колонистов был бывший чемпион по стрельбе из лука? – попытался отшутиться врач.
   – Бывший чемпион и подавно не справится с самодельным луком, – вполне серьезно возразил ему сержант.
   – Случайность?
   – Я не верю в случайность.
   – Тогда – не знаю.
   – Вот и я тоже – не знаю. А вот еще, – сержант достал из кармана обломок стрелы с наконечником и протянул его врачу. – На-ка, посмотри внимательно.
   Док взял обломок стрелы и покрутил его в руках.
   – Не замечешь ничего необычного?
   – Ничего.
   – Наконечник сделан довольно грубо. Но древко стрелы каленое. Посмотри как следует, – сержант протянул руку и ногтем отметил линию на стреле. – Видишь, склеено из двух полосок дерева.
   – В самом деле. – Врач удивленно ковырнул древко ногтем. – Идеально подогнано. Место соединения почти незаметно.
   – Вот именно, – согласился сержант. – Для того чтобы сделать такую стрелу, нужно всю жизнь этим заниматься.
   Врач задумался. Почесал кончик носа отросшим ногтем большого пальца.
   – И что, по-вашему, это может означать?
   Сержант забрал у врача обломок стрелы и спрятал его в карман.
   – Может, мы действительно не знаем, как смотреть?
   – Сержант, а у вас есть имя? – спросил неожиданно док.
   – Какое это имеет значение? – Сержант пнул подвернувшийся под ногу камень. – Хочешь, называй меня Исмаилом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация