А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 30)

   – Да ну?.. Двадцать Пятый говорит о якобы реально существующих вещах, но при этом не может указать их местонахождение. Какие еще доказательства требуются?
   – Он указал направление.
   – И что мы найдем, если отправимся в указанном направлении?
   – Поселок уурсинов находится в той же стороне, что и поселок первых колонистов.
   – Что ты сказал? – насторожился сержант.
   – Вы же знаете, господин сержант, что мы здесь не первые? Что до нас на этой планете была другая колония?
   – Откуда ты об этом знаешь?
   – После гибели первой колонии шестеро ее обитателей смогли добраться до поселка уурсинов. Один из них дожил до нашего прибытия. Судорин и Чики разговаривали с ним, когда он еще был жив.
   Сержант осторожно прижал раненую руку к груди.
   – Ну, и что ты теперь скажешь, док? – спросил он, не сводя пристального взгляда с колониста.
   – А чего вы от меня ждете? – непонимающе пожал плечами врач.
   – Грех на душу! – Будто взорвавшись, сержант вскочил на ноги и что было сил саданул кулаком левой руки по столу.
   От неожиданности дернувшись назад, пилот едва со стула не свалился. Охранник, чуть было не выронив из рук коммуникатор, случайно нажал не ту кнопку, и уже почти пройденный уровень оказался стерт. Врач вскинул руку с открытой ладонью, как будто защищаясь от бьющего по глазам яркого света. Один лишь колонист даже бровью не повел – так и остался сидеть, опустив голову и вперив взгляд в ровную, светло-голубую поверхность стола.
   – Он!.. – Сержант замахнулся, как будто собирался опустить кулак на бритый затылок Дика-25. – Он не мог знать о первой колонии!
   – Мы все зомби, – совсем не в тему, мрачно изрек колонист. – Когда придут транги, мы все умрем.

   Глава 28. День 27-й
   (Новый цикл)

   Закусочная называлась «Чифань». Странное название, если принять во внимание то, что ни повара, ни официанты даже не были похожи на китайцев. Да и явного перекоса в сторону китайских блюд в меню также не наблюдалось. Но еда была вкусная и недорогая. А пиво – местное, нефильтрованное, – так просто выше любых похвал. В маленьком зале стояло с десяток круглых столиков на тонких металлических ножках. Стулья тоже были такие, что, казалось, с трудом выдерживали вес взрослого мужчины. Человек, назначивший Александру встречу в «Чифане», особой худобой не отличался. Глядя на него, Судорин только диву давался, как ему вообще удалось разместиться на крошечном пластиковом полукруге. Звали человека Гавриил фон Дю. Одет он был в обтягивающий спортивный костюм леопардового окраса, что при его габаритах и телосложении смотрелось более чем странно. Толстый живот опоясывал широкий кожаный ремень с серебристой пряжкой в виде черепа с таинственно мерцающими рубинами в глазницах. К поясу был подвешен кортик. Судя по потертой рукоятке и глубоким зарубкам на ножнах – далеко не декоративный. Гавриил фон Дю с чувством и смаком ел огромный, можно даже сказать, непомерно огромный, сочащийся кровью бифштекс с гарниром в виде горки картошки-фри и небольшой копны зелени. В качестве приправ фон Дю в неимоверных количествах потреблял хрен васаби. Всякий раз, отправив в рот кусок бифштекса, густо смазанный зеленоватой пастой васаби, Гавриил на несколько секунд замирал с приоткрытым ртом. Из глаз его катились большие, сверкающие, похожие на жемчужины слезы. А изо рта, казалось, вот-вот вырвется пламя. Затем он тяжело, как после глубокого нырка, выдыхал, утирал слезы и принимался интенсивно жевать. Как ни странно, именно этого человека отрекомендовали Александру как лучшего химика-аналитика Старой Одессы, способного разложить на атомы, а затем снова синтезировать любой препарат.
   Приговорив две трети бифштекса, Гавриил фон Дю удовлетворенно икнул, аккуратно вытер губы салфеткой, умиротворенно откинулся на спинку даже не скрипнувшего под ним стульчика, сложил руки на обтянутом пятнистой тканью животе и весьма благосклонно посмотрел на Александра. Судорин понял, что совершенно напрасно поначалу отказывался от встречи в закусочной – лучшего места для беседы с фон Дю, скорее всего, трудно было придумать.
   – Это вы прилетели на Старую Одессу три дня назад на линейном боевом корабле Союза Шести Планет?
   – Да, – не стал отпираться Александр.
   Он уже успел понять, что вести разносятся по Старой Одессе с невероятной скоростью. Здесь буквально каждый знал все обо всем, что происходит вокруг. И едва ли не каждый готов был поделиться советом. Причем на любую тему и совершенно бесплатно. По всей видимости, комиссионные выплачивались позднее тем, к кому советчик направлял интересующегося.
   – Бортовые орудия продаете? – поинтересовался фон Дю.
   – Пока не знаю, – честно признался Александр.
   Модернизация «Генерала Березина» проводилась под руководством Чики. Который, похоже, и сам пока еще точно не представлял, что хотел получить в итоге.
   – Если надумаете продавать, имейте меня в виду. Я предложу, может быть, и не самую большую цену, зато заплачу все сразу. Причем форма оплаты – по вашему выбору. Возможен бартер.
   – Я непременно буду иметь в виду, – пообещал Александр.
   Гавриил фон Дю кинул в рот пригоршню картофельной соломки, протолкнул ее пучком кинзы с базиликом, после чего тщательно вытер руки.
   – Так что у вас для меня?
   Александр положил на стол запаянную ампулу на пять кубиков. Без маркировки.
   Фон Дю взял ампулу двумя похожими на сосиски пальцами, встряхнул и, прищурившись, посмотрел через нее на свет. Как будто на глаз собирался определить состав заключенного в ней раствора.
   – С чем мы имеем дело?
   – Лекарственный препарат. Иммунная сыворотка.
   – Есть ли какое-то описание?
   – Нет.
   – Приблизительный состав?
   – Нет.
   Гавриил скосил взгляд на собеседника.
   – То есть вообще ничего?
   – Ничего.
   К вящему удивлению Александра, фон Дю довольно улыбнулся.
   – Замечательно. Обожаю сложные задачки. – Он сунул ампулу в нагрудный карман спортивного костюма. – Когда вам нужен результат?
   – Ну, в общем-то, особой спешки нет…
   – Неделя вас устроит?
   – Вполне.
   – У вас есть еще образцы? Или та ампула, что вы мне дали, последняя?
   – Сколько угодно. В разумных пределах, естественно.
   – Еще три дадите?
   Александр достал из сумки на поясе три ампулы иммунной сыворотки.
   Лицо фон Дю приобрело вдруг озабоченное выражение.
   – Вы что-то совсем не едите. – Он посмотрел на стоявшую перед собеседником тарелку, на которой остался почти нетронутым золотистый карп под лимонно-сливочным соусом. – Вам не нравится местная кухня?
   – Ну, что вы! Очень вкусно! – всполошенно схватился за вилку Александр.
   – Знаете, многие предпочитают большие рестораны. Но, по-моему, еда в них, хотя и приготовлена под присмотром дипломированных мастеров, не выдерживает никакого сравнения с вот такими маленькими семейными закусочными. Это все равно, что сравнивать машину, сошедшую с конвейера, и собранную вручную, по индивидуальному заказу. Понимаете?
   – Конечно, – поспешил согласиться Александр.
   – Тогда встретимся здесь же через неделю.
   Фон Дю снова взялся за вилку и нож.
   – А?..
   – Да?
   – Сколько это будет стоить?.. Примерно.
   Гавриил фон Дю отложил столовый прибор, отодвинул тарелку и посмотрел на Александра так, будто он спросил его о чем-то непристойном.
   – Вы хотите меня обидеть?
   – Простите?
   – Аналитическая химия – это мое хобби. За хобби я плату не беру. Вот, если вы все же надумаете продать свои бортовые орудия…
   – Вы будете первым, кому я об этом сообщу!
   – Ловлю на слове!.. И все же, попробуйте карпа. Уверяю, такого вам больше нигде не подадут!
   Рыба и в самом деле оказалась замечательной.
   Довольный результатами встречи и обедом, Александр вернулся в космотель рядом с одиннадцатым доком, где временно обосновались бывшие колонисты.
   Старая Одесса была местом в высшей степени необычным. Из тех планет, где Александру прежде доводилось бывать, он не мог выбрать ничего, что хотя бы отдаленно напоминало ту, где он сейчас находился. Начать хотя бы с того, что на Старой Одессе не было неба. Голографическая проекция блестяще имитировала небосвод в любое время суток, при любой погоде. Порой даже на улицы проливался искусственный дождь. Дома возносились в непроглядную высь, теряя крыши среди иллюзорных облаков. При этом фасады нижних этажей, как правило, были декорированы под старые здания. С резными стрельчатыми окошками, деревянными дверями, каменными крылечками, нарисованными от руки вывесками. Да и жители Старой Одессы тоже не были похожи на обитателей других миров. Приветливые и радушные, они тем не менее никогда не забывали о собственной выгоде. При этом почти все сделки заключались без подписания каких-либо бумаг, если, конечно, в том не было особой необходимости. Честное слово представителей договаривающихся сторон гарантировало неукоснительное выполнение контракта. Старая Одесса легко предоставляла убежище беженцам из любых секторов, при условии, что за ними не числились особо тяжкие преступления и кто-то из уважаемых местных жителей мог за них поручиться. Альтернативой поручительству мог служит денежный залог, внесенный в общественный фонд Старой Одессы. И при этом преступность на Старой Одессе была ниже, чем где бы то ни было. Представители местной службы безопасности утверждали, что любое преступление, совершенное на Старой Одессе, будь то покушение на убийство или кража зубной щетки, раскрывается в течение суток.
   Чики, Ут-Ташан и Кефчиян ждали Александра в маленьком кафе под тентом, в двух шагах от входа в космотель. Дик и Жан пили холодное пиво, а уурсин тянул через соломинку изумрудно-зеленый газированный напиток. Впервые в жизни попробовав на Старой Одессе лимонад, Ут-Ташан теперь уже понять не мог, как прежде жил без него.
   – Ну, как? – сразу спросил Чики.
   – Отлично. – Александр сел за стол и взял дожидавшийся его запотевший стакан. – Фон Дю обещал через неделю предоставить результаты анализа.
   – И почем?
   – Задаром.
   – Надо же, – удивленно головой качнул Кефчиян. – Что за люди такие на этой Старой Одессе?
   – Обычные люди. – Александр сделал глоток пива. – Хорошие люди, которые живут по своим законам. И нет над ними никого и ничего, кроме голографического неба.
   – Ты думаешь, причина в этом?
   – Конечно. Они сломали клетку, название которой Государство. Люди строили ее вокруг себя на протяжении всей своей многовековой истории. Мы уже настолько привыкли к ней, что уверены в том, что жить иначе невозможно. А ведь сейчас, наверное, никто даже не вспомнит имени человека, кто все это когда-то придумал. Если только Ут-Ташан в очередной раз удивит нас своими познаниями.
   Уурсин на секунду выпустил изо рта трубочку.
   – Что ты хочешь узнать?
   – Ты знаешь, что такое государство?
   – Да.
   – В чем смысл его существования?
   – Смысла нет.
   – Почему же государственная система существует на протяжении тысячелетий?
   – Потому что это было нужно.
   – Кому?
   – Не знаю.
   – Нужно, но не имеет смысла? – непонимающе сдвинул брови Кефчиян.
   – Смешно, правда? – по-детски открыто улыбнулся уурсин.
   В ответ улыбнулся один только Дик.
   – Знаешь, Ут-Ташан, мне все время кажется, что ты говоришь меньше, чем знаешь. Раньше я объяснял это языковой проблемой. Но теперь-то ты владеешь нашим языком лучше, чем я.
   – Если бы я говорил все, что знаю, то не умолкал бы ни на минуту.
   – Хороший ответ, – одобрительно наклонил голову Кефчиян.
   – Блестящий! – захлопал в ладоши Александр. – Браво!
   – Ладно, умники, – натянуто усмехнулся Дик. – Теперь-то, когда все позади, вы можете рассказать, что на самом деле произошло на планете трангов?
   – О чем ты? – не понял Александр.
   – Что ты видел в Лабиринте?
   – Я сотню раз повторял одно и то же…
   – Нет-нет-нет! – замахал рукой Чики. – То, что ты говорил, я знаю. Что произошло на самом деле?
   – Я тебя не понимаю, – удрученно покачал головой Александр.
   – Хорошо, объясняю. – Дик сделал глоток пива из высокого стакана и отставил его в сторону. – Так же, как и остальные, я видел, как ты вошел в Лабиринт. И видел, как ты из него вышел. Я готов допустить, что время в Лабиринте течет иначе, и, хотя, по нашим оценкам, ты отсутствовал всего несколько минут, ты провел в Лабиринте день, а, может, и больше. Я могу поверить в то, что ты видел треугольный зал с зеркальными стенами, в котором Лабиринт демонстрировал тебе живые картинки. Я даже верю в транга, проводившего тебя до выхода…
   – До конца брошенной веревки, – уточнил Александр.
   – Пусть так, – не стал спорить Дик. – До конца веревки, по которой ты вышел из Лабиринта. Но признайся, что историю о сержанте, выронившем стоппер, ты выдумал.
   Сказав это, Чики протянул через стол руку с открытой ладонью. Как за подаяньем.
   Александр взял из стоявшей на столе вазочки причудливой формы орешек, похожий на игрушечную звездочку, стряхнул с него излишек перца и кинул в рот.
   – Почему ты так считаешь?
   Чики весь подался вперед и чуть понизил голос.
   – Все произошло не так, как ты говорил.
   Александр удивился:
   – Почему? – Или только сделал вид? – Разве сержант не уронил стоппер?
   – Только после того, как в руку ему угодила стрела Ут-Ташана.
   – И после этого он выронил стоппер.
   – Конечно.
   – Так в чем проблема?
   – Ты не говорил про стрелу.
   Александр улыбнулся.
   – Хочешь сказать, что забыл?
   – Нет. Я ничего не знал про стрелу.
   – Серьезно? – На этот раз Дик сделал вид, что страшно удивлен. – Так, может, ты все это придумал?
   – Ну, если ты так считаешь, тогда объясни, зачем мне это было нужно?
   Дик откинулся на спинку стула и улыбнулся.
   – Я ни в чем тебя не обвиняю, Саша. Напротив, я считаю, что ты поступил абсолютно правильно. Ты убедил всех в том, что удача на нашей стороне, а промедление смерти подобно. И мы поверили в счастливый случай, который никогда не повторится. Поверили и выиграли! И в этом, сто процентов, твоя заслуга.
   – А как же стрела Ут-Ташана?
   – О, да! Если бы не его меткость, все могло бы сложиться иначе. Вот только я хочу знать, вы заранее обо всем договорились?
   Александр и Ут-Ташан молча переглянулись.
   – В смысле, до того, как ты побывал в Лабиринте? Или это было спонтанное решение, и ты уже задним числом договорился обо всем с Ут-Ташаном?
   – Я сказал, что видел, как сержант выронил стоппер. Так?
   – Так.
   – Он его выронил?
   – Да. Но только после того, как выстрелил Ут-Ташан.
   – Я разве говорил о том, как именно это произойдет?
   Дик озадаченно нахмурился. У него появилось ощущение, что Александр уже почти загнал его в ловушку.
   – Я просто хочу знать, видел ты это на самом деле или придумал?
   – А ты сам видел транга на окраине нашего поселка?
   – Конечно. Все его видели.
   – Так о чем ты тогда спрашиваешь?
   Дик растерянно потянулся к стакану с пивом. Но, не коснувшись его, опустил руку.
   – Значит, ты утверждаешь, что это Лабиринт спланировал и организовал наш мятеж и побег? И именно он направил стрелу, выпущенную Ут-Ташаном?
   Александр улыбнулся и сделал в высшей степени неопределенный жест рукой. Поди пойми, что он должен был означать. Может быть – понятия не имею, а может – понимай как знаешь.
   – Почему, в таком случае, он не помог тем, кто был до нас?
   – Глупый вопрос.
   – Почему?
   – Потому что на него не существует ответа.
   – Хочешь сказать, мы его никогда не узнаем?
   – Я сказал именно то, что хотел: ответа на этот вопрос, – Александр ткнул пальцем в стол, – не существует! – Он улыбнулся и откинулся на спинку стула. – По-моему, это очевидно.
   – Разве?
   – Если хочешь, можешь потратить жизнь на его поиски. Только какой в этом смысл? Все хорошо закончилось. Так что тебя тревожит?
   Прежде чем ответить, Дик взял стакан пива и залпом осушил его. Затем взмахом руки подозвал официанта и попросил налить еще.
   – Дело в том, что с какого-то момента меня не оставляет чувство, будто нами манипулируют. Мы всего лишь фигуры в чьей-то очень сложной игре.
   – Так было всегда.
   – Нет.
   – Всегда, – уверенно подтвердил давно уже молчавший Кефчиян. – Только раньше ты не обращал на это внимания. Потому что был уверен, что ты уникален и весь мир вращается вокруг тебя. Теперь ты взглянул на жизнь с другой, прежде неизвестной тебе стороны. Ты хочешь понять, что происходит, но чувствуешь, что никогда этого не узнаешь. И от этого тебе становится страшно.
   – А почему не страшно ему? – Дик указал на Александра. – Или – ему? – отметил он и Ут-Ташана. – Или – тебе?
   – Мне страшно. – Жан зябко передернул плечами. – Жуть как страшно. Я только вида не подаю.
   – Ай, брось! – в сердцах махнул рукой Чики. – Я серьезно!
   – Я тоже серьезно.
   – Помнишь, что говорил Юм-Памарак?
   – О чем?
   – О том, что нужно смотреть не на стол, а на то, что находится под столом.
   – У уурсинов нет столов.
   – Зато у нас теперь есть! – Александр звучно хлопнул ладонью по столу. – Вот он какой! Красивый, круглый…
   – Почему ты не хочешь ответить на мой вопрос? Что на самом деле произошло в Лабиринте?
   – Почему это так важно для тебя?
   – Я хочу знать…
   – Знать или понять?
   – Какая разница! Ты ответишь на мой вопрос?
   – Нет.
   – Почему, грех меня раздери? Почему, Саша?
   – Да потому что я сам тысячу раз задавал себе тот же самый вопрос. И что ты думаешь? У меня нет на него ответа! У меня есть только воспоминание о том, как все произошло. Но кто поручится за их достоверность? Только не я! Я мог бы сделать это вчера. Но сегодня я не знаю, что такое реальность.
   – Звучит, по крайней мере, странно.
   – А что не странно, друг мой?
   Дик усмехнулся.
   – Вчера я, пожалуй, смог бы ответить на этот вопрос.
   – Ну, что ж, давай вернемся к этому разговору завтра.
   Ут-Ташан захлюпал, вытягивая через трубочку остатки лимонада.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация