А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 14)

   – В живых мертвецов, – по-прежнему глядя в сторону, Дик усмехнулся и сплюнул. – В зомби, грех их забери.
   – Речь сейчас не о них, а о нас, – сказал Александр, желая придать разговору более конструктивную направленность.
   – Мы, они – какая разница, – Дик снова сплюнул. – Жизнь – дерьмо. Вот это – факт! Как тебя убили?
   – Смертельная инъекция… Так я думал, когда меня распяли на каталке с откинутыми в стороны подлокотниками. Голова была зафиксирована, так что я мог видеть только белый потолок над собой и край протянутой по нему люминесцентной полосы. Когда иголка вошла в вену, мне почему-то вдруг стало мучительно больно оттого, что этот потолок станет последним, что я увижу. И – тишина. Я не слышал ни звука. Как будто ради того, чтобы я умер в полной тишине, даже климатизаторы выключили. А мне вдруг захотелось с кем-то поговорить. Все равно с кем, без разницы, о чем, лишь бы услышать живой человеческий голос. Я не чувствовал ни боли, ни тоски, ни отчаяния. Мне было только жаль… Не себя, а весь этот мир, который прямо сейчас лишался такого славного парня!.. Навсегда… Наверное, это был самый бесчеловечный обман из всех, что только можно себе вообразить.
   – В каком смысле? – удивленно наклонил голову Дик.
   – Они меня не убили, а лишь погрузили в кому. Видимо, я уже был включен в проект использования зомби-колонистов. А раз так, зачем тратить лишние средства на оживление, если можно просто заставить меня поверить в то, что я умер?.. Именно поэтому я уже сейчас, без чудодейственного икер торока, могу есть все, что угодно. И иммунная сыворотка, скорее всего, мне тоже не нужна. Я, в отличие от остальных, не был мертвым… Или, наверное, правильнее сказать, тело мое не было мертво. Потому что психологически я, так же, как и вы, переступил черту жизни и смерти, а затем сделал шаг назад.
   – Вот оно как. – Дик провел ладонью по лысому затылку. – Забавно, – хмыкнул он. – Оказывается, среди нас есть живой. – Он поднял голову и посмотрел на Александра. – А тебе не кажется, что живому не место среди мертвых?
   – Мне давно уже ничего не кажется, – невозмутимо отозвался Александр. – Пора тебе рассказать свою историю.
   – Нет, постой, погоди. Ты сказал, что прежде был врачом. Верно?
   – Да.
   – Очень хорошим врачом. Так?
   – Да.
   – Значит, ты можешь помочь нам избавиться от имплантатов и снова стать людьми?
   – Без специального медицинского оборудования я ничего не могу.
   – А если оно у тебя будет?
   – Я понятия не имею, что они с нами сделали, – развел руками Александр. – Я не могу ответить на твой вопрос, не проведя тщательного всестороннего обследования. Ясно?
   – Ясно, – кивнул Дик. – Ну, а теперь, – по губам его скользнула кривая усмешка, – позвольте сообщить вам, господа, что перед вами не кто иной, как один из бывших тюремщиков. Ага, – он попытался хохотнуть, но лишь издал некий неопределенный звук. – Я умер, и меня отправили к тем, кого я прежде охранял. Весело, правда?
   – Да что ж тут веселого? – непонимающе пожал плечами Гюнтер.
   – Чем конкретно ты занимался? – спросил Александр.
   – Я был вторым пилотом на боевом линейном корабле класса «краут» «Юрий Семецкий», курсировавшем между пятью планетами Грешного Треугольника, на которых существуют колонии живых мертвецов.
   – О! Выходит, мы не одиноки!
   – Полагаю, Союз Шести Планет не испытывает недостатка в покойниках.
   – Скажу тебе как врач, далеко не всякий покойник годится на то, чтобы сделать из него зомби.
   – А сколько человек умирает ежедневно?
   – Я не знаю статистику.
   – Вот, то-то и оно!
   – Что?
   – Оно!
   – Славно. И что дальше?
   – Дальше?
   – Ты сказал только то, что служил на военном корабле. Как ты умер?
   – А! – Дик махнул пальцем. – Это самая интересная часть моей истории! Ты не поверишь, Саша! – Пауза. – Наш корабль атаковали транги.
   – Транги? Те самые транги?
   – Да! Те самые транги! Механоиды, явившиеся из ниоткуда! Уймарахи, как называют их уурсины!
   – Быть того не может!
   Театральным жестом Дик раскинул руки в стороны.
   – Тогда что я тут делаю?.. Мы выходили на орбиту планеты ГТС-2… Да, кстати, это та самая планета, которую мы сейчас топчем… Я находился у себя в каюте, пытался заснуть после только что сданной вахты, когда раздался сигнал общей тревоги. За те семь месяцев, что мы курсировали по Треугольнику, не было ни одной тревоги. Да и с чего бы ей взяться – кроме нас в секторе никого не было. Поэтому я особенно не торопился – решил, что капитан объявил учебную тревогу для палубных команд, а вахтенный по ошибке врубил общий алярм. Я уже застегивал куртку, когда корабль тряхнуло так, будто он налетел на гигантский астероид. Выбегая за дверь, я переключил коммуникатор на связь с вахтенным офицером. В ответ на мой вопрос: «Что происходит?» – он взвизгнул: «Нас атакуют! Атакуют!» – «Кто?» – «Нас атакуют!..» – «Где капитан?» – «Убит!» – «Первый помощник?» – «Не знаю! Нас атакуют! Атакуют!..» Ничего большего я от него добиться не смог. А то, что я слышал, здорово смахивало на бред. Нас кто-то атаковал в секторе, где никого кроме нас не было. При этом бортовые орудия молчали… Но, грех мне в душу, что же тогда происходило?.. Корабль снова тряхнуло, да так, что меня швырнуло на переборку. Корпус корабля содрогнулся от мощного удара извне. Если противник – кто бы он ни был – бьет по кораблю прямой наводкой, значит, выведена из строя силовая защита? Или же вахтенные забыли ее включить?.. Мысли, что лезли в голову, были одна глупее другой. Я уже не знал, что и думать. На вызовы коммуникатора мостик не отвечал. Как будто там не осталось ни одной живой души. Убиты или разбежались?.. Чтобы разгрести весь этот бред, нужно было самому добраться до мостика. Ухватившись за вертикальный стояк, я соскользнул на две палубы вниз. Коридор, ведущий в командный отсек, был охвачен пламенем. Воняло горелой проводкой, трещали лопающиеся переборки. Мимо пробежали двое солдат без оружия. На мой оклик они даже не оглянулись… Но теперь я, по крайней мере, знал, что тревога была не учебная. Наш корабль действительно был кем-то атакован. Но кто это мог быть? И что я мог сделать, оставшись один, без оружия?.. Единственное, что приходило в голову, – это через отсек релаксации пробраться в параллельный коридор, тянущийся по другому борту, и, если он еще не был охвачен пламенем, продолжать двигаться в сторону командного отсека. Там я мог надеяться встретить кого-то из старших офицеров, кто разъяснил бы мне ситуацию. Кроме того, в командном отсеке имелся оружейный бокс, ключ от которого был в моем персональном коммуникаторе. Добраться до второй двери оказалось не так-то просто – в релаксе огня не было, но царил невообразимый хаос. Минут десять я карабкался по завалам сломанной мебели и дымящейся аппаратуры. Все это время корпус корабля то и дело вздрагивал от ударов по внешней обшивке. Причем это были явно не орудийные удары. Казалось, снаружи кто-то колотит по нему гигантским молотом. Несколько раз начинала выть сирена, предупреждающая о том, что еще один отсек разгерметизирован и переходы в него будут автоматически заблокированы. В тот момент, когда я уже почти добрался до выхода из релакса, завибрировал коммуникатор на руке. Капитан корабля, а если не он, то кто-то из офицеров, исполняющих его обязанности, приказывал всему личному составу немедленно эвакуироваться. Ближайшая ко мне палуба с эвак-ботами находилась возле командного отсека. Мне не оставалось ничего другого, как продолжать двигаться в прежнем направлении. Но не успел я выбраться из релакса, как по одной из переборок ударило что-то тяжелое, и она лопнула, как будто была сделана не из армированного металлопласта, а из обычного картона. Затем в трещину просунулись огромные металлические крючья и разорвали переборку надвое. В образовавшийся проем ввалилось нечто, чему не сразу подберешь название. Собственно, это и был транг. Он был похож на огромный, грубо сваренный, местами покрытый вмятинами и следами ржавчины, металлический ящик. Сверху на нем сидела полукруглая нашлепка, которая, приподнимаясь, открывала расположенные под ней сенсоры. На передней части ящика имелось несколько, пять или шесть, ячеек, из которых выглядывали прицелы лазеров. Сбоку к нему были приделаны тяжелые манипуляторы с пальцами-крючьями. Насколько я смог разглядеть, транг был оснащен комбинированной системой передвижения. В тот момент, когда я его увидел, он стоял на паре тяжелых, двухсуставных ног. Но, убрав их, он мог передвигаться и на гусеничном ходу. Меня будто столбняк хватил. Я много слышал о трангах, но не встречал людей, которые видели хотя бы одного из них собственными глазами. Все истории о них предавались через третьи-четвертые-пятые руки. Поэтому всерьез их никто не воспринимал. Для нас транги были полумифическими персонажами. Как русалки для моряков былых времен. В них и верили, и не верили одновременно. Но в тот момент я видел перед собой настоящего, наверное, можно даже сказать, живого транга. И, в отличие от меня, он не колебался. Он точно знал, что ему делать. Пискнули выглянувшие из-под крышки сенсоры, и прицелы по крайней мере двух лазеров скрестились на мне. Представляете ситуацию?.. Не помню, о чем я думал в тот момент, но, похоже, с жизнью я проститься успел. И надо же было такому случиться, что в тот самый момент, когда смерть уже похлопала меня по плечу – может быть, ободряюще, а, может, и с сочувствием, – корабль, будто норовистый конь, встал на дыбы. Я упал и покатился по обернувшемуся стеной полу. Транг, чтобы не упасть, ухватился за рваные края дыры в обшивке. Два лазерных луча, скользнув надо мной, вспороли противоположную переборку. Я уперся коленями в стену и, обжигая руки о раскаленные края прожженной в ней дыры, как ящерица выскользнул из релакса в коридор. Корабль в очередной раз тряхнуло. То, что мне приходилось бежать по стене, придерживаясь рукой за вставший вертикально пол, говорило о том, что выведены из строя гироскопы. Значит, скоро придет конец и гравикомпенсаторам. Что потом? Рванут силовые установки? Все зависело от того, какие цели были у захвативших корабль трангов. Мне почему-то казалось, что они не имеют намерения оставлять «Семецкого» себе. Все, что они хотят – это разнести его в клочья. У меня уже не было возможности добраться до палубы эвак-ботов. Не знаю, что стало с теми, кто успел вылететь на них с гибнущего корабля. Но мне кажется, что контролирующие пространство вокруг корабля транги уничтожили их все до последнего. Они ведь не знакомы с установленными правилами ведения войны и конвенцию о гарантии жизни военнопленным не подписывали… Впрочем, не знаю, может быть… Но не о том я думал, когда, перепрыгивая через распахнутые двери, бежал по перевернувшемуся коридору. А думал я о том, что у меня остался единственный шанс на спасение – прежде, чем окажется разгерметизирован отсек, в котором я находился, успеть добраться до рекреационной зоны, где имелись спасательные капсулы. Для человека, оказавшегося на гибнущем корабле, спасательная капсула – это последний шанс остаться в живых. Капсула представляет собой легкий металлопластовый кокон, в который с трудом может втиснуться один человек. Причем, захлопнув дверцу капсулы, ты уже не сможешь открыть ее изнутри. Вся надежда на спасателей, которые будут искать тебя по сигналу, что подает капсула. Запаса кислорода в капсуле всего на два часа. И, если ты не надеешься, что тебя спасут в этот срок, лучше сразу сделать инъекцию специального препарата, который погружает тебя в сон и резко замедляет все жизненные функции организма. В таком состоянии на имеющемся запасе кислорода можно протянуть около суток. «Юрий Семецкий» курсировал в Грешном Треугольнике, который любые другие корабли обходят стороной. Так что мои шансы на спасение были не то что близки к нулю, а значительно меньше. Но все равно, запрыгнув в капсулу и захлопнув как следует дверцу, я тут же сделал себе инъекцию и погрузился в сон. Наверное, я надеялся не на спасение, а на то, что смерть в таком состоянии окажется безболезненной и незаметной. Я просто засну и не проснусь. Так все же лучше, чем корчиться от удушья, царапая ломающимися ногтями внутреннюю обшивку капсулы… Во время подготовки нам показывали видеозаписи того, как спасатели извлекают из капсул тела тех, к кому они не успели прийти на помощь. Зрелище, скажу я вам, то еще… – Дик внимательно посмотрел на свои ногти и откусил заусенец. – Не знаю, когда и в каком состоянии меня извлекли из капсулы, но, видно, поглядев, решили, что меня можно снова пустить в дело… Вот так я и оказался на этой грешной планете. Все. Точка.
   – Хе! – Александр наклонил голову и потер ладонью шею. – Если все именно так, как ты говоришь…
   – А по-твоему, я все это выдумал! – с обидой вскинулся Дик.
   Александр показал ему открытую ладонь – все, мол, успокойся.
   – Если все именно так, как ты говоришь, – медленно повторил он. Чтобы сразу стало ясно, что говорить он будет о важном. – Значит, теперь у нас есть тот, кто может увезти нас отсюда!
   – Точно, – кивнул Чики. – Было бы еще на чем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация