А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета смертной тени" (страница 11)

   Глава 10. День 154-й

   – Зачем ты вообще завел с ним этот разговор? – пожал плечами Дик-18.
   – Какой разговор? – не понял Юрий.
   – О людях, которые придут к ним в поселок.
   – Я должен был предупредить уурсинов.
   – О чем?
   – О том, что от людей можно ожидать всего, чего угодно.
   – Ага! – кивнул Дик-18. – А в результате этот шаман пытался выставить нас из поселка! Сказал, боюсь, мол, что вы все тут у нас сожрете!
   – Уурсины не запасают продукты впрок. Когда уурсины хотят есть, они отправляются на охоту. Или идут в поле, где высажены овощи и злаки. В местном климате урожай можно снимать круглый год.
   – Мы, между прочим, принесли с собой мясо.
   – На вашем месте могли оказаться другие.
   – Кто?
   Дик-18 старательно делал вид, будто не замечает того, что Дик-33 уже давно дергает его сзади за куртку, давая понять, что следует прекращать этот разговор.
   – Те, кто привез вас сюда. – Юрий устало вздохнул. – Как поступят руководители проекта колонизации, когда выяснят, что планета, на которую они уже заявили свои права, обитаема? В лучшем случае обманом вынудят наивных уурсинов подписать липовый договор, после чего загонят их в резервацию, где они вымрут через два поколения. В худшем – они их просто прикончат. Благо человечество успело изобрести и опробовать немало видов оружия массового уничтожения.
   – Ты говоришь так, будто речь идет об одной-двух деревнях…
   – Мне известно лишь о двух селениях уурсинов. Второе примерно такое же по численности, как и это.
   – Но это не значит, что нет других.
   – О других селениях ничего не знают сами уурсины. А это значит, что их попросту нет. Таким образом, общая численность аборигенов на планете немногим превышает тысячу. В чем причина такой малочисленности уурсинов, понять невозможно. Ни от суровых условий окружающий среды, ни от недоедания, ни от болезней они, судя по всему, не страдают.
   – Но причина должна быть, – непонимающе поджал губы Дик-33.
   – А нам-то какое дело? – пожал плечами Дик-18.
   – Есть у меня одна догадка. – Юрий поежился под своей накидкой, как будто ему было холодно. – Или даже, скорее, предположение… Вы когда-нибудь слышали о трангах?
   – Ну, кто же о них не слышал, – саркастически усмехнулся Дик-33.
   – Он не верит в трангов, – кивнул на приятеля Дик-18.
   – Уурсины называют трангов уаймарахами. И они уверены, что транги регулярно посещают их планету.
   – Мы слышали.
   – Ут-Ташан рассказывал.
   – Но вы ему не поверили.
   – Он не поверил, – снова кивнул на приятеля Дик-18. – А я верю.
   – И я тоже, – вставил молчавший долгое время Дик-7.
   – Верить можно во что угодно. – Дик-33 усмехнулся и развел руками. – Но где доказательства?
   – Помните, я говорил про проход, ведущий на другую сторону горной гряды? Ширина прохода около пяти метров. Дно его устилает полоса застывшего базальта. И это не природный разлом, а искусственное сооружение, созданное с помощью высоких технологий.
   – Почему вы так считаете?
   – Природа не создает прямых линий и идеально ровных плоскостей. К тому же стены и пол прохода явно подвергались воздействию сверхвысоких температур. Камень в проходе не сколот, а оплавлен…
   – Простите, вы геолог? – перебил Юрия Дик-33.
   – Не нужно быть геологом для того, чтобы разглядеть на гладкой базальтовой поверхности следы от траков.
   – Да! – азартно щелкнул пальцами Дик-18. – Я так и знал! Здесь база трангов!
   – Не думаю, что база, – охладил его пыл Юрий. – Скорее, что-то вроде пересадочной станции.
   – И как это связано с уурсинами? – не скрывая скепсиса, спросил Дик-33.
   – Не знаю, – покачал накрытой головой Юрий. – Но, если мы имеем два факта, каждый из которых в отдельности вызывает недоумение, разумно, на мой взгляд, попытаться увязать их воедино.
   – Разумно? – саркастически усмехнулся Дик-33. – Сложив минус и минус, мы получим не плюс, а один большой минус. Элементарная алгебра.
   – А что говорят о трангах сами уурсины? Когда они их видели последний раз?
   – Видите ли, загвоздка в том, что с уурсинами очень трудно разговаривать о прошлом. Этот народ напрочь лишен представления о времени. Быть может, дело в том, что солнце над их землей никогда не заходит, поэтому у них нет такого естественного мерила времени, как сутки. Хотя, с другой стороны, все дело может быть в особенности их психологии… В общем, я не знаю. Но для уурсина вчера и сто лет тому назад – это одно и то же. Я даже не смог выяснить, какова обычная продолжительность их жизни. Порой мне кажется, что сами уурсины считают себя бессмертными. Они рассказывают о том, что транги регулярно появляются на их землях. И они прячутся от них. Хотя я так и не понял, какой вред причиняют им транги? Быть может, это только страх перед неведомым?… Я пытался разобраться с этим вопросом, но так ничего и не добился. Быть может, вам…
   Не закончив фразу, Юрий снова закашлял.
   – Нам это ни к чему! – вскинул подбородок Дик-18. – Мы не собираемся задерживаться здесь надолго!
   – Ну, если так…
   Юрий произнес эти слова своим обычным, безмерно усталым голосом. Была ли заключена в них насмешка? Кто знает.
   – Вы можете показать, где именно находится проход, о котором вы говорите? – спросил Дик-33.
   – Конечно.
   – Зачем тебе это? – удивился Дик-18.
   – Пока не знаю. Но может пригодиться.
   Юрий выпростал из-под покрывала руку и протянул ее к лежащему на песчаном полу тусклому пятну света. Рука его была похожа на ветку старого-престарого дуба. Вся искореженная, перетянутая венами и сухожилиями, почти потерявшая первоначальную форму, она к тому же была покрыта сплошным слоем багровых рубцов и черными, гниющими язвами, а на пальцах не было ногтей. Тонкая палочка, невесть откуда появившаяся в изломанных пальцах, медленно, словно боясь ошибиться, поползла по песку.
   – Вот это джунгли, через которые вас вели уурсины, – комментировал свой рисунок Юрий. – Это – саванна. Дальше – каменистая пустыня. А вот – горная гряда. Проход находится примерно здесь.
   – Мы совсем немного до него не дошли. Здесь, – Дик-33 ткнул пальцем в нарисованную на песке карту. – Мы добываем известняк, из которого готовим цемент.
   – Вы освоили производство цемента? Неплохо!..
   И, снова непонятно, одобрение в словах Юрия или насмешка?
   – Аборигены могут помочь нам с оружием? – спросил Дик-18.
   – Оружие?.. Зачем вам оружие?
   – Я же сказал, мы собираемся отсюда убраться. Для этого нам необходимо оружие.
   – Бесполезная, абсолютно пустая и глупая затея, – сказал, как отрубил, Юрий.
   – Ну, если у вас не получилось, так не значит, что и у нас не выйдет.
   – Для того чтобы покинуть планету, вам нужен корабль.
   – Точно, – не стал спорить Дик-18.
   – А есть ли среди вас хотя бы один, кто мог бы им управлять? Кто хоть что-то понимает в навигации?
   – На месте разберемся.
   Беспечность Дика-18 была показной. По всему было видно, что вопрос Юрия зацепил его, как крючок ерша за жабры.
   – Грех с ним, с навигатором, – хмыкнул под покрывалом Юрий. – Но вам и до корабля не добраться.
   – Юрий, – приложил руку к сердцу Дик-18. – Мне искренне жаль, что ваше восстание провалилось. Но причина этого, скорее всего, в том, что оно было плохо подготовлено. У нас же есть план.
   Дик-33, прежде не слыхавший ни о каком плане, недоуменно выгнул бровь. Но – промолчал.
   – Быть может, поделишься? – предложил Юрий.
   – Пока – нет, – отказался Дик-18. – План нуждается в доработке. Но тем не менее мы уже обратили внимание на многое из того, что вы прохлопали.
   – Как вам будет угодно, – не стал настаивать Юрий. – Можете испытать свою судьбу, если уж вам так хочется. Я лишь высказываю свое мнение: любая попытка вырваться с этой планеты обречена на неудачу.
   – Почему?
   – Потому что мы уже покойники. И с нами не нужно церемониться. Избавиться от трупов куда проще, чем от живых людей.
   – Я не считаю себя мертвым.
   – Опять же, как будет угодно. Но дело не в том, кем считаешь себя ты, а за кого тебя держат охранники.
   – Пустой разговор, – недовольно поморщился Дик-33. – Сколько ни спорь, каждый все равно останется при своем мнении.
   – Согласен, – кивнул Юрий. – Чтобы закончить, скажу только, что, если бы каким-то чудом мне удалось повернуть время вспять и вернуться в тот день, когда военные расстреляли нашу колонию, я бы первым предупредил сержанта о готовящемся заговоре. Я бы предпочел остаться подневольным колонистом на этой грешной планете, нежели, как сейчас, гнить заживо.
   – Грех первородный, – недовольно буркнул в сторону Дик-18. – Я-то думал, нам здесь чем-то помогут.
   – Примите свою судьбу и смиритесь с ней.
   – Тебе бы, Юрий, в проповедники. Цены б тебе не было.
   – А я, между прочим, и был проповедником.
   – О как!
   – Да, вот так.
   – И как же тебя угораздило на тот свет отправиться?
   – А вот об этом я рассказывать не стану.
   – Ну, как знаешь.
   – Нет, – покачал головой Юрий. – В том-то все и дело, что не знаю.
   Гости непонимающе переглянулись.
   Юрий тяжело вздохнул и обессиленно привалился спиной к стене.
   – Я очень устал… – едва слышно пробормотал он заплетающимся языком. – Уходите… Мне надо…
   Он не закончил фразу. Из-под темной накидки послышался долгий, протяжный вздох, похожий на стон.
   Дик-33 подтолкнул Дика-7 к выходу. Ему хотелось скоре выйти на свет из этого сумрачного помещения, где сам воздух, казалось, пропитан сладковато-гнилостным вкусом смерти.

   Глава 11. День 154-й. Или около того

   Пиршество на улице все еще продолжалось.
   Увидев вышедших из дома гостей, Ут-Ташан замахал им обеими руками, призывая вернуться к столу.
   Дик-7 махнул в ответ сыну вождя.
   – По-моему, этот Юрий окончательно сбрендил, – сказал Дик-18. – Несет какую-то чушь.
   – Ну, не совсем, – не согласился с ним Дик-33.
   – Но по большей части.
   – Он стоит на пороге смерти. В его положении трудно сохранить здравомыслие. А принимая во внимание то, через что ему пришлось пройти… Не знаю, я лично не хотел бы оказаться на его месте.
   – Нам бы со своими проблемами разобраться.
   – Он прав насчет того, что убежать из этой тюрьмы будет невообразимо сложно.
   – Он сказал – невозможно, – напомнил осторожно Дик-7.
   – Слушайте, ну, кончайте вы это, а! – недовольно дернул подбородком Дик-18. – Можно подумать, мы здесь для того, чтобы обсуждать бред больного человека!
   – А для чего мы здесь? – с искренним интересом посмотрел на него Дик-7.
   – Объясни ему. – Дик-18 махнул рукой Дику-33.
   – Может быть, для того, чтобы больше не обращаться друг к другу по номерам? – предположил тот.
   – Ох, не знаю, – покачал головой Дик-18. – Что-то не вызывает у меня доверия этот Юрий. У него в голове все перепуталось: прошлое, настоящее, реальность, вымысел… Чему верить?
   – Он не так плох, как тебе кажется, ага. – Юм-Памарак подошел так тихо и незаметно, что на него обратили внимание, только когда он заговорил. – Тело Юрия умирает, но разум его, как и прежде, чист, ага. И если он говорит не то, что думает, то вовсе не потому, что теряет рассудок, ага.
   – Почему же тогда?
   – Потому что он принял такое решение, ага.
   – Это правда, что ты не знаешь, что такое прошлое? – напрямую спросил у шамана Дик-18.
   – Я знаю, что такое прошлое, ага, – медленно наклонил похожую на череп голову Юм-Памарак. – Но я не знаю, чем оно отличается от будущего, ага.
   – Не понял, – сурово насупил брови Дик-18.
   – Прошлого уже нет, будущего еще нет, ага. Есть только здесь и сейчас, ага. Меня, тебя, нас – в будущем и прошлом не существует, ага. Мы все находимся здесь, ага, – сложив указательные пальцы вместе, шаман ткнул ими себе под ноги, будто желая точно обозначить место своего пребывания. – Мы живы здесь, ага. И здесь мы всегда останемся живы, ага. Значит, – Юм-Памарак поднес указательные пальцы к уголкам глаз, – для того, чтобы осознать глубинную сущность своего бытия, мы должны полностью погрузиться в настоящее, ага.
   – Смотри-ка, – Дик-18 толкнул локтем Дика-7, – как он здорово наш язык выучил. Я бы ни в жисть такую мудреную фразу завернуть не смог!
   – Я не учил ваш язык, ага, – едва заметно улыбнулся Юм-Памарак. – Я просто знаю его, ага. Знаю здесь и сейчас, ага. Но, ты прав, я знаю его лучше, чем ты, потому что моя сущность сконцентрирована здесь, в настоящем, а твоя размазана по абстракции, которую ты называешь прошлым и будущим, ага.
   – Грех меня разбери! – хлопнул в ладоши Дик-18. – Я готов признать твое превосходство, шаман! Честное слово! Никакого сарказма! Ты блестяще излагаешь!
   – Только ты не понимаешь того, что я говорю, ага. – Длинным, костлявым пальцем Юм-Памарак ткнул Дика-18 в грудь. – Не понимаешь, ага?
   – Не понимаю, – честно признался тот. – Ага.
   – Молодец, ага! – неожиданно хлопнул его по плечу шаман. – Признание своего непонимания – это первый шаг на пути осознания, ага!
   – Здорово! – почти искренне пришел в восторг Дик-18. – А когда я приду к этому осознанию, что тогда?
   – Тогда твоя жизнь будет принадлежать только тебе, ага. Твой взор станет острым и сможет проникать сквозь любые преграды, ага. Тело твое обретет прежде невиданную силу, ага. А разум, как стрела, станет бить точно в цель, ага.
   – И ты сам все это можешь? – с сомнением прищурился Дик-18.
   – Конечно, ага. – Юм-Памарак сказал это так, будто речь шла о том, умеет ли он готовить яичницу. – Здесь и сейчас я могу все, ага.
   – Почему же ты не можешь вылечить Юрия? – спросил Дик-33.
   – Потому что он сам этого не желает, ага.
   – Разве? Мне показалось, он не хочет умирать.
   – А что такое смерть, ага?
   – Смерть? – Дик-33 на секунду задумался. – Смерть – это небытие.
   – Раз так, значит, смерти нет, ага, – ответил ему Юм-Памарак.
   – Это пустая игра слов! – прищурился Дик-18.
   – Тогда поиграй со мной, ага, – предложил Юм-Памарак. – Объясни мне, что такое смерть, ага?
   – Я не могу этого объяснить, потому что ты сам не хочешь этого понять.
   – Не хочу, ага, – согласился Юм-Памарак. – И что дальше, ага?
   – Но Юрий умирает, – сказал Дик-33.
   – Это ты так считаешь, ага?
   – Это очевидно!
   – Нет ничего очевидного, ага. Сущность любой вещи, явления или процесса лежит за гранью понимания, ага.
   – То есть, для того, чтобы что-то понять, ты должен стремиться к непониманию? – спросил негромко Дик-7.
   – Молодец, ага! – указал на него пальцем шаман. – Ты уже начинаешь понимать, ага.
   – Правда, что ли? – недоверчиво посмотрел на парня Дик-18. – Понимаешь?
   – Немного, – смущенно потупился тот.
   – Ладно, потом, ежели что, мне объяснишь.
   – Значит, если я правильно понимаю, Юрий умирает, потому что сам не хочет жить? – спросил Дик-33.
   – Он не хочет жить здесь и сейчас, в настоящем, ага, – уточнил Юм-Памарак. – Все его мысли обращены в прошлое, ага.
   – А если я обращу свои мысли в будущее, это тоже плохо? – поинтересовался Дик-18.
   – Ты совсем не хочешь думать, ага. – Юм-Памарак поднял руку и постучал костяшками пальцев Дика-18 по лбу. – Я уже говорил, что будущего нет, так же как и прошлого, ага. Следовательно, если мысль твоя направлена в будущее, значит, ты устремлен в небытие, ага. А небытие, как мы недавно выяснили, и есть смерть, ага.
   – Ага… – Дик-18 наклонил голову и в задумчивости потер пальцами лоб. – Выходит, здесь и сейчас смерти нет?
   – Точно, ага, – подтвердил его догадку Юм-Памарак.
   – Тогда что же получается? – Дик-18, не то растерянно, не то обрадованно, раскинул руки. – В настоящем все мы бессмертны?
   Он посмотрел на Юм-Памарака, будто боялся, что шаман накинется на него с бранью, как мастер на нерадивого ученика. Но уурсин улыбнулся и сказал:
   – Молодец, ага. Скоро ты тоже начнешь понимать, ага. Только не забывай того, что понял сейчас, ага.
   – Насчет бессмертия? – решил уточнить Дик-18.
   – Нет! – раздраженно топнул ногой Юм-Памарак. Он был недоволен, расстроен и возмущен настолько, что даже забыл добавить свое обычное «ага». – Ты ничего не понял!
   – Да как же тут поймешь, – растерялся Дик-18, никак не ожидавшей столь бурной реакции на свои слова. – Ежели ты то про одно, то про другое…
   – Скажи ему! – Юм-Памарак ткнул пальцем в Дика-7. И на сей раз добавил: – Ага!
   – Ну… Как бы… – замялся парень.
   – Говори! – повелительно топнул ногой шаман.
   – Видишь ли, Восемнадцатый, – посмотрел на спутника Дик-7. – Тебе не нужно все время думать о бессмертии, потому что оно и без того всегда с тобой, – он быстро глянул на уурсина, и тот одобрительно наклонил голову. – Ты должен помнить то, что ты почувствовал в тот момент, когда по-настоящему осознал, что существуешь только в полном погружении в настоящее.
   – Серьезно? – Дик-18 озадаченно провел ладонью по лицу. Казалось бы, пора уже было привыкнуть к тому, что волосы на лице не растут. Но всякий раз, касаясь подбородка, Дик-18 подсознательно ожидал почувствовать, как щетина колет ладонь. – Я это осознал? – Он лукаво глянул на Юм-Памарака. – Значит, я уже могу говорить на языке уурсинов?
   Брови шамана недовольно сдвинулись к переносице. А в следующий миг произошло то, чего никто не понял. На глазах у ошарашенной троицы Юм-Памарак внезапно исчез. И в ту же секунду – никто не успел даже голову повернуть, чтобы посмотреть, куда это он подевался, – шаман возник за спиной у Дика-18.
   – Сначала научись делать вот так, ага. – Шаман похлопал вконец растерявшегося гостя по плечу. – А говорить на чужом языке – это совсем, совсем просто, ага. Хочешь – говори, не хочешь – нет, ага… Теперь понимаешь, ага?
   Дик-18 озадаченно прикусил нижнюю губу.
   Юм-Памарак снова похлопал его по плечу, улыбнулся и пошел туда, где продолжалось застолье.
   – Уважаемый! – окликнул его Дик-33. Юм-Памарак обернулся. – Юрий сказал, что ты можешь помочь нам вспомнить свои имена.
   – А Юрий сказал, что случилось после того, как он вспомнил свое имя, ага?
   – Какое нам дело до Юрия! – недовольно воскликнул Дик-18. Даже не подумав о том, что оставшийся в хижине человек мог его услышать.
   – Мы будем очень признательны вам, уважаемый Юм-Памарак, – с холодной учтивостью произнес Дик-33, – если вы поможете нам вспомнить наши имена.
   Юм-Памарак намотал конец косы на кулак и как-то совершенно по-новому посмотрел на людей. С интересом, что ли.
   – Всем троим, ага?
   – Да.
   – Сейчас, ага?
   – Нам нужно вернуться в свой поселок через пять дней…
   – Нет! – решительно взмахнул рукой шаман. – Нет будущего, ага! Почему вы не хотите это понять, ага?
   – Если я пойму, то что это изменит?
   – Твою жизнь, ага.
   – А если конкретно?
   – Куда уж конкретнее, ага?
   – Сколько времени займет процедура?
   – Время не имеет значения, ага.
   – Так мы ни до чего не договоримся, – безнадежно махнул рукой Дик-18. – Мы как будто на разных языках говорим.
   – Ага! – поднял вверх указательный палец Юм-Памарак. – Вас тревожит время, меня волнует суть, ага. Что нужно сделать для того, чтобы разрешить это противоречие, ага?
   – Не знаю, – пожал плечами Дик-33.
   – Перестать говорить «ага», – предложил Дик-18.
   – Не так! Не так! Ага! – будто мух отгоняя, замахал обеими руками Юм-Памарак. – Нам нужно сесть и покушать, ага. Сейчас как раз подают самое вкусное блюдо, ага.
   Дик-33, задал, пожалуй, самый неуместный в данной ситуации вопрос:
   – Какое?
   – Икер торок, – ответил шаман.
   – А это что?
   – Какая вам разница, ага? Я говорю, это вкусно, идем, ага.
   Юм-Памарак повернулся к людям спиной и быстро-быстро засеменил к месту трапезы. Словно и правда был жутко голоден и боялся опоздать к раздаче.
   – А мне можно попробовать? – крикнул вслед ему Дик-7.
   – Всем можно, всем, ага! – не оборачиваясь, махнул головой Юм-Памарак так, что коса метнулась от плеча к плечу.
   – Пойдем? – посмотрел на старших Дик-7.
   – Ну, пойдем, – вроде как с неохотой согласился Дик-18. – Хотя, я так и не пойму, чего от нас хочет этот ходячий скелет?
   – По-моему, он уже начал готовить нас к процедуре… Этой… Как ее?…
   – Хашцак мицерик, – подсказал Дик-7.
   – Точно, – кивнул Дик-33.
   – Значит, для того, чтобы процедура прошла успешно, нам нужно сначала мозги свернуть, а потом накормить как следует, – сделал свой, отчасти парадоксальный вывод Дик-18. – Я правильно понял?
   – Не знаю.
   Они подошли к месту, где были расстелены циновки. Сидевшие с краю уурсины подвинулись, освобождая место гостям.
   Присев на корточки, Дик-33 поискал взглядом шамана, который, по идее, должен был за обе щеки уплетать свое любимое яство. Ан, нет – Юм-Памарак стоял рядом с вождем и, согнув спину, нашептывал что-то Сапа-Ташану на ухо.
   Пожилой уурсин в юбке из переплетенных веревочек протянул гостям блюдо, на котором были аккуратно разложены розоватого цвета колобки размером с шарик для пинг-понга.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация