А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сын ведьмы и коловертыши" (страница 34)

   – Чо случилось-то? – туповатый напарник уселся рядом.
   Люди за их спинами веселись. Кто-то играл на гитаре. Студенты в зеленых майках, побросав плакаты, отплясывали под баян.
   – Ниче, я сам дурак. Знал ведь, что это подстава, – усмехнулся Михаил. Мужчина ослабил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. – А хорошо, что здесь завода не будет, – неожиданно сказал он, глядя на широкую синюю гладь реки и возвышающийся на другом берегу лес. – Красиво, правда?

   Ведьмаки по одному уходили на Площадку, пользуясь переходом в небольшом овражке. Как и все поле, он был усеян кустиками белоснежных цветов.
   – Тина была бы рада, – прошептал Егор, осматриваясь в поисках женщины. Внезапно он понял, что говорит о ней в прошедшем времени. Боль перехватила горло.
   – Кто такая Тина? – Стела взяла парня за руку.
   – Один очень хороший добрый человек, без которого бы мы ни за что не справились, – пояснил он и увлек девушку в сияние перехода.

   В кабинете у Валериана было так же комфортно, как и раньше. Мягкие кресла, полки с книгами, стол и притихший колокол в углу.
   – А теперь, предлагаю выпить за нового Знающего, за Егора, – Лери поднял бокал.
   – И пожелать ему удачи, она точно понадобится, – добавил Карлос.
   Илья, Инна, Стела и Никола протянули руки, чокаясь с бокалом Егора.
   – Спасибо, – ведьмак едва обмакнул губы в терпкую жидкость. Он спокойно, если не сказать прохладно относился к горячительным напиткам. – Но, честно говоря, я чувствую себя неловко. Получается, выдворяю вас из собственного дома, – парень посмотрел на Валериана.
   – Глупости, – улыбнулась Стела. – У нас с ним связано много не очень хороших воспоминаний. Так что мы с папой с удовольствием переедем. На Площадке легко построить хоть еще десяток домов. А наш новый будет и больше, и симпатичнее, – она показала Егору язык. – Тем более, что теперь с нами будет жить брат, – она погладила Николу по руке.
   – И Саша, – сказал Никола, задумчиво глядя в свой бокал.
   – Разумеется, – кивнул Лери. – Мы не оставим ее пока за ней из Прави не придет мать. Надеюсь, это произойдет скоро. Как только откроются переходы.
   – Я не отдам ее, – спокойно произнес Никола, поднимая глаза от бокала.
   Перстень на его руке по-прежнему был черным. Только одна красная точка искрой пробегала по нему, как всполох огня по прогоревшему углю.
   В комнате повисло напряженное молчание.
   – Это эгоизм, – не выдержал Карлос. – На ней живого места нет. Это адская боль. Наши ведьмы не смогут дежурить у ее постели вечность, беря ее на себя по очереди. Что будет дальше?
   – Дальше я найду способ ее вылечить, – упрямо сказал Никола.
   – Мы не умеем воскрешать мертвых, – нахмурился Валериан. – С этим надо смириться.
   – Кто бы говорил, – неопределенно хмыкнул Карлос.
   – Она не мертва. Слышите вы? – выпалил Никола, расплескивая дрожащими руками жидкость в бокале.
   – Строго говоря, он прав, – сказал Егор. – Саша добровольно осталась в теле, чтобы предупредить нас. Так что пока не пришла ее мать, она почти жива.
   – Видите! – воспрял духом Никола.
   – Но и они правы, – продолжил Егор. – Искры жизни достаточно для перехода в Правь, но не для возрождения. Даже если мы соберем всех знахарок и приведем в порядок ее тело, нам не хватит энергии, чтобы вернуть Сашу обратно.
   – Сколько нужно энергии? – Инна поставила на столик не пригубленный бокал.
   Вампирша явно похорошела. От худенькой невзрачной девушки не осталось и следа. Густые темные волосы упругими локонами обрамляли строгое лицо, спускаясь волной на спину. Черные брови вопросительно изогнулись на белоснежном лице с легким румянцем.
   – Не хочешь же ты сказать, что до сих пор не избавилась от энергии духа собранной на пустыре? – усмехнулся Карлос. – Уж я бы это знал, – добавил он чуть менее уверенно, глядя в невозмутимое лицо девушки.
   – Как сказал мальчик: век живи, век – учись, – задумчиво произнес Валериан.
   – Так сколько нужно энергии? – повторила Инна.
   Лери с Егором переглянулись.
   – Саша в доме у зеленой дамы. Сегодня ее очередь, – сказал Никола.
   Его глаза загорелись надеждой. Ведьмаки и ведьмы растворились в воздухе, исчезая из кабинета.
   – Конечно, а про человека все опять забыли, – проворчал Илья, бухаясь на диван. Он повертел в руках бокал с вином и отставил в сторону. На его вкус вино слишком сильно ударяло в голову. А у него вечером поезд.
   – И что я буду делать? Хоть бы книжку какую оставили почитать, – вздохнул он, понимая что в кабинете не нашлось места ни для телевизора, ни для стереосистемы.
   С верхней полки слетел толстый фолиант и приземлился на журнальный столик рядом с Ильей. Он стер с него пыль и увидел название «Сказки» Братья Гримм.
   – Круто, ничего не скажешь, – парень снова вздохнул.
   – Есть еще звонок другу, – вякнул телефон в кармане.
   После того как над ним поколдовал Карлос, мобильник вел себя гораздо тише, но по-прежнему порывался давать советы.
   – Умница, – похвалил Илья, доставая мобилу из кармана и набирая знакомый номер. – Лизонька, – сказал он в трубку. – Я жутко соскучился. Я тебе сейчас такое расскажу…

   В зеленой гостиной увитой плющом на стульях, напоминающих корни деревьев, сидели Стела, Егор и Никола. Зеленая дама, измученная дежурством, походила на увядший пучок укропа. Волосы стояли торчком. На лбу залегли глубокие морщины.
   – Может еще фруктов? – предложила она ребятам. – Вы не представляете, в этом году мне удалось собрать удивительно хороший урожай киви и нектарина. О малине и черноплодной рябине и не говорю, – продолжала болтать женщина, пытаясь отвлечь пришедших.
   Два ведьмака и ведьма напряженно смотрели на дверь, за которой скрылись Карлос, Валериан и Инна.
   – Я тоже должен быть там, – в десятый раз поднялся со стула Никола.
   – Сидеть, – утомленно повторил Егор.
   В его задачу входило успокаивать Николу. И делать это было нелегко. Никола застонал, посмотрел на набирающий цвет перстень, но опустился на стул.
   – Ты можешь помешать, – Стела погладила брата по руке.
   Впрочем, он вряд ли ее слышал.
   – Получилось, – дверь распахнулась, из комнаты вышел Лери. – Предупреждаю, она пока еще слишком слаба. Строго говоря, для нее битва еще не закончена. Саша думает, что Площадка в опасности. Сейчас с ней Карлос. Объясняет, что все уже хорошо. Потом, думаю, ее можно выпускать в город.
   – Я должен быть рядом, – к двери кинулся Никола.
   – А я говорю, не все в порядке, – в проеме показалась Саша.
   Карлос подавал из-за ее спины знаки Егору. Ведьмак поморщился, не понимая, чего хочет вампир.
   – Площадка в опасности, – властно сказала Саша, – и не убеждайте меня в обратном. Я – Защитница. Я знаю лучше.
   – Дорогая, – Карлос протиснулся в дверь. – Ты должна понять, что полученная тобой энергия принадлежала э-э довольно эмоциональному существу. Возьми себя в руки.
   – Считаешь, я слишком психую? – повернулась к нему Саша.
   – Это скоро пройдет, – вампирша каким-то образом оказалась перед Сашей, закрывая ей обзор комнаты.
   – Конечно, пройдет, – невозмутимо ответила ведьма, властно отодвигая Инну в сторону. – Но сначала я уничтожу спрятавшуюся нежить, – она швырнула заклинание в Стелу.
   Егор бросился вперед, закрывая подругу. Заклинание врезалось ему в грудь, но не нанесло особого вреда. Защитница на самом деле пока была слишком слаба.
   – Прекрати, – подскочивший Никола ударил девушку по щеке.
   – Почему это? – растерянно произнесла Саша, приходя в себя.
   – Потому что, во-первых, Стела помогла нам победить кромешницу. А во-вторых, она моя сестра, – отчеканил Никола. – А теперь извинись.
   – Я не знала. – Саша сделал шаг навстречу Егору, продолжающему стоять у нее на пути. – Я, правда, не знала.
   Егор отступил в сторону.
   – Извини, – прошептала Саша.
   – Ничего страшного, – Стела смотрела на нее полными слез глазами. – Пустяки. Тебе тяжело пришлось. Я все понимаю, – она прикрыла рукой дрожащие губы. – Тем более, что это правда. Я – нежить, – она поднялась со стула и выбежала из комнаты.

   Егор подошел к магазинчику с надписью «ФЭН-ШУЙ».
   – Я сообщу, если будут новости, – в десятый раз повторил идущий рядом с ним Карлос. – У меня с Лери прямая связь. И если что…
   – Я устал, – произнес Егор, еле передвигая ноги. За последние несколько часов он облазил окрестности Белокаменска, переговорив со всеми знакомыми лешими, русалками, водяными и домовыми.
   – Ладно, до завтра, – сказал Карлос, глядя, как мрачный ведьмак заходит в дом.
   Колокольчик на входе грустно звякнул. В полутемном магазине стоял Илья.
   – Я, конечно, подозревал, что ты фрик, но чтобы до такой степени, – друг явно был на взводе. – Бросить меня тут на полдня. Я пропустил поезд. Телефон разрядился. А в этом доме нет даже розетки. Я уже не говорю про шорохи наверху. Не удивлюсь, если тут водятся привидения.
   – Извини, – сказал Егор. В помещении вспыхнул десяток свечей.
   – Что случилось? – Илья подошел к другу, вглядываясь в осунувшееся лицо.
   – Стела пропала, – сказал Егор, идя по направлению к кабинету. – Привидения, говоришь, – он уверенно двинулся по лестнице наверх.
   В коридоре мелькнула тень. Чистюля на плече у Егора принюхался и прыгнул в темноту.
   – Пушистик, назад, – обеспокоенный Егор помчался за ним.
   – Да что там такое? – Илья рванул вверх за другом.
   Шум борьбы. Писк зверька.
   – Свет! – крикнул Егор.
   Свечи одна за другой стали вспыхивать в коридоре, показывая дорогу. Упирающийся Чистюля тянул чужака за штанину из открытой двери одной из комнат. Зверек побеждал, выволакивая на свет упирающегося низкорослого мужичка.
   – Это кто еще? – Илья уставился на человечка в полотняной рубахе, толстых полосатых штанах, заправленных в добротные кожаные сапоги.
   – Доброго вам здоровьичка, – пробубнил мужичок, отвешивая такой низкий поклон, словно собрался мести кудлатой бородой пол.
   – Пафнутий, ты, что здесь делаешь? – удивился Егор.
   – Да я так. Мимо проходил, – заюлил мужичок, а потом с укоризной посмотрел на ведьмака. – Как в избу заселяться, так добро пожаловать хозяин. А как в новые хоромы переехал, забыл. Сегодня, знамо дело, всех домовых в округе обошел. Небось, кого получше присмотрел? Понимаю, куда мне, рылу неумытому, – запричитал он, постепенно переходя на ультразвуковой вой.
   Дом вздрогнул от его стонов, но достойно выдержал удар.
   Илья зажал уши, не понимая, что происходит.
   – Угомонись, – Егор устало опустился на пол, упираясь в стену спиной. – Я еще не переехал толком. Уж про тебя бы точно, не забыл.
   – Значит, приглашаешь? – повеселел Пафнутий.
   – Приглашаю, – согласился Егор.
   – Вот и ладушки. Я тут порядок-то наведу. А то на втором этаже окна на распашку. Птички шныряют. Бумажки кидают. Непорядок.
   – Какие бумажки? – вскинулся Егор. – Где они?
   – Да вот, – домовой расстегнул кафтан и вытащил вчетверо сложенный листок бумаги.
   «Егору от Стелы», гласила размашистая надпись.
   – Это же мне, – ведьмак выхватил листок. – Ты что, читать не умеешь?
   – Грамоте не обучен, – насупился домовой. – Мой батяня считал, что превыше всего мудрость житейская.
   Егор развернул бумагу. Просмотрел несколько строчек написанных бисерным почерком и, скомкав его, швырнул на пол.
   – Говорил же мусор, – проворчал домовой, наклоняясь за бумагой.
   – Не тронь, – Илья первым схватил письмо.
   – Ты кто такой, чтоб указывать? – насупился Пафнутий.
   – Я друг Егора. А ты кто?
   – Энтаго дому хозяин или домовой, – мужичок гордо упер руки в бока, увеличиваясь в росте.
   – Если хозяин, то сообрази нам чайку, – сказал Илья. – Не видишь, плохо ему, – он кивнул на Егора, обхватившего голову руками. – А ты, Чистюля, придумай что-нибудь с едой. Здесь должна быть кухня. Хоть я ее и не нашел.
   Зверек пискнул и исчез вместе с домовым.
   – Поднимайся, – Илья расправил листок и, не читая, положил его в карман рубашки. – Совсем раскис. Сам же знаешь, у девчонок семь пятниц на неделе. Сегодня разругались, завтра помиритесь.
   – Скажи честно, – Егор убрал руки от лица. – Я урод? Что со мной не так? Почему меня или предают или бросают?
   – Не дури, – Илья протянул другу руку. – Пошли пить чай. Нечего на полу сидеть.

   Кухня оказалась большой, но неожиданно уютной. К удивлению Ильи здесь оказалось много техники: от миксеров, до хлебопекарной печи. Было очевидно, что бывшая хозяйка обожала готовить.
   – А вот и чаек, – Пафнутий поставил на скатерть, вручную расшитую розами, чашки.
   Чистюля прыгал с кухонного стола на обеденный, переставляя тарелки с многочисленными бутербродами. Правда, все они были вегетарианскими.
   – Где письмо? – Егор тяжело вздохнул, усаживаясь на высокий деревянный стул во главе стола, больше похожий на кресло с подлокотниками.
   – Вот, – Илья протянул бумагу.
   – Я хочу, чтобы ты прочитал, – посмотрел на него друг.
   – Не думаю, что имею право. И потом… – Илья осекся под взглядом ведьмака и развернул измятый листок.
   «Я – нежить.
   Думаю, этим все сказано. Что бы я ни делала, как бы не старалась, но двоедушница всегда будет второй ногой стоять в другом мире. Больше всего на свете я боюсь проснуться утром и обнаружить, что ты лежишь рядом с перегрызенным горлом.
   Я слишком люблю тебя, чтобы это допустить. Поэтому освобождаю от данного слова.
   Прощай. Стела.»
   – Вот видишь, – Илья взмахнул листком. – Она пишет, что любит.
   – Если любят – не бросают, – через силу сказал Егор. – Мы могли бы справиться с этим вместе.
   – Ну, знаешь, – пожал плечами Илья. – Письмо очень эмоциональное. Даже мне это понятно. Вы что поругались?
   – Я не ругался, – признался Егор. Он пододвинул чашку с чаем. Взял горсть сухофруктов и стал говорить, что произошло после возвращения Саши. – Я все окрестности облазил. Ее никто не видел, – закончил он рассказ.
   – Знаешь, я тут подумал, – Илья потер лоб, потом похлопал себя по карманам. – У тебя не найдется ручка и бумага?
   – Чистюля, – поднял бровь Егор.
   На стол хлопнулся блокнот и грифельный карандаш.
   – Так вот, – Илья начал рисовать, – если рассуждать логически, то все ваши миры можно выстроить по-порядку, – рисунок похожий на дерево появился на листке. – Не очень еще понимаю про переходы, и как они работают. Было бы больше данных, вполне смог бы построить математическую модель, – бубнил друг, продолжая что-то писать.
   – Ни черта не понимаю, – вынужден был признаться Егор, глядя в строчки букв и цифр под рисунком.
   – Объясняю на пальцах. – Илья потер переносицу. – Карлос там что-то говорил про девять миров. А мы с тобой побывали в двух.
   – И что? – нахмурился Егор. – Не стесняйся, проводи ликбез для особо одаренных. Ты же у нас математический гений, а я обычный ведьмак.
   – К вам на Совете не могли придти на помощь из Прави, потому что в это время года вы не совпадаете с ней, так?
   – Так.
   – А кромешница не могла перепрыгнуть в свой мир без дополнительного количества энергии, создавая что-то вроде похожего на него подпространства.
   – Чего?
   – Ну, своего мира, но в уменьшенном варианте.
   – Допустим, – Егор вспомнил изменяющий радужный мир кромешницы.
   – Итак, действуя методом исключения, получаем единственно верный ответ.
   – Будешь еще умничать, нарвешься, – Егор наклонился к другу.
   – Да пойми, – вспылили Илья. – В Нави ей не место. В Правь не пускают. Как двоедушница, вытащенная в Явь, она невольно привязана к этому миру. И у нее явно недостаточно энергии, чтобы двинуться в следующие миры. Получается, что она прячется где-то здесь или почти здесь. Ну, в каком-нибудь подпространстве, то есть искусственно созданном мире.
   – Илья, я тебя люблю, – выдохнул восхищенный Егор.
   – Лучше не меня, а свою ненаглядную Стелу, – парировал друг. – Тем более, что осталась такая малость, – он скептически усмехнулся, – вычислить, что именно и где она создала.
   – Я объеду весь мир и найду ее, – улыбнулся Егор. – Я их вижу.
   – Кого? – не понял Илья.
   – Ну, эти твои подпространства.
   Низкий тягучий звук понесся по дому.
   – Опять? – удивленно сказали друзья и, переглянувшись, пошли в кабинет.
   Стоящий в углу колокол времени призывно светился сиреневым цветом. Егор подошел ближе и положил ладонь на закрытые лепестки. Они засияли еще ярче, раскрываясь один за другим. Егор убрал руку и отступил.
   «Егор – знающий». Полыхающая сиреневым надпись выплыла из сердцевины цветка.
   – Устаревшая информация, – хмыкнул Илья. – Может он теперь этот фокус будет каждый день проделывать?
   «Илья – помощник знающего» – появилась следующая надпись и неторопливо заструилась к потолку.
   – А вот это перебор! – рыжий парень отпрянул назад, уворачиваясь от символов, как от гремучий змеи. – Ни за что! Я хочу жить спокойно, как обычный человек. Учиться по грантовой программе, работать уборщиком, подпольно играть на бирже и через чердак удирать от телохранителей Лизки. Завтра я еду первым поездом в Москву. А потом в Лондон. Мне эти ведьмовские прибамбасы ни к чему.
   Но колокол уже закрыл лепестки, превращаясь в заурядный хрустальный сосуд, стилизованный под лилию. Егор молча смотрел на друга не зная, что сказать.
   – Спать пора. Расшумелись, – раздался ворчливый голос телефона у Ильи в кармане.
   – Ага, значит, ты врал, – возмутился парень, доставая телефон. – Ты не разрядился, а решил отдохнуть!
   – Баю-бай, баю-бай, поскорее засыпай, – едва слышно ответил мобильник и захрапел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация