А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сын ведьмы и коловертыши" (страница 21)

   Глава 11

   Эльвира Федоровна, новый генеральный директор корпорации «ОРКО», имеющей филиалы в пятнадцати странах мира, напряженно барабанила пальцами по столу. Похоже, ей удалось решить проблему. Милорадович оказался на редкость покладистым малым. Как любил говорить Хозяин, у каждого человека есть кнопка. А парнишка – отъявленный карьерист. Надо будет сделать приказ о его назначении. Правда, неплохо бы придумать, как потом от него избавиться. Впрочем, надо решать проблемы по мере их поступления. Сначала отделываемся от мерзкого старикашки, возомнившего себя богом. Возможно, он и в состоянии поставить на колени ведьму, но как насчет девяти граммов свинца?
   Дверь предательски скрипнула. Эльвира недовольно подняла бровь. Если это снова секретарь за прибавкой к зарплате, то она вышвырнет его вон, несмотря на предстоящий суд. Женщина посмотрела на вошедшего, и крик застыл у нее в горле.
   – Привет, Аленка, – сказал Егор, заходя в кабинет. – Пригласишь присесть? – он, не обращая внимания на тетку, судорожно глотающую воздух, подошел к креслу и уселся, небрежно закинув ногу за ногу. – Смотрю, устроилась неплохо. Генеральный директор. Приглашениями разбрасываешься, – он поднял флаер с пола и, скользнув по нему взглядом, отложил на стеклянный журнальный столик.
   – Егорушка, ты? В смысле я так рада, – выдавила дама за столом.
   – В смысле ты удивилась, что я еще жив. Ну, выкладывай. Кого теперь на меня натравила?
   – Я не специально, – затараторила Алена, поправляя челку. – Я не хотела. Но этот человек знает такие заклинания. Он на полгода лишил меня силы. Ты не представляешь как это ужасно.
   – Еще как представляю, – сказал Егор.
   – Мне было плохо. Я занималась преподаванием, чтобы заработать на кусок хлеба. Я ведь все наследство оформила на тебя по-честному. А тут еще проклятие Полины, твоей матери. Посмотри, во что я превратилась. Развалина. Что мне было делать?
   – Хватит, – жестко сказал Егор, хлопнув ладонью по стеклянной поверхности стола.
   Алена замерла, настороженно глядя на человека напротив. В голове у нее помутилось от страха. Перед ней сидел Хозяин.
   – Выжил. Я так и знала, – прошептала она бледными губами.
   – Да ты не в себе. – Егор встал, подошел к бару и налил женщине стакан минеральной воды. – Пей и хватит оправдываться.
   Алена глотнула ледяную воду и почувствовала себя уверенней.
   – Да, это я рассказала старику про тебя. Хотела, чтобы он от меня отстал. Я слабая женщина, а ты сильный настоящий ведьмак.
   – Алена, – Егор скептически посмотрел на бывшую подругу.
   – Ладно. Я знала, что они убьют тебя. Но это был единственный способ. И никто не может меня обвинять, даже ты. Понял? – она с вызовом посмотрела на Егора.
   – Единственный способ? – нахмурился Егор.
   – Снять проклятие твоей мамочки. Я снова хочу быть молодой, слышишь? Это незаслуженное наказание.
   – Снять проклятие убийством? Аленка, ты с ума сошла! Не могла найти другого решения?
   – А есть другое?! – женщина посмотрела заблестевшими глазами.
   – Какой же я идиот. Права была мама. Все что тебе нужно от меня – знания. А я почти год мучился сомнениями правильно ли поступил.
   – Неужели? – едко произнесла Алена. – Именно поэтому завел рыжеволосую ведьмочку? Чтобы она скрасила мучения? Хочешь знать правду? Это я отдала приказ начать строительство в Белокаменске, потому что не могла подобраться к чертовому блуждающему лесу, где ты прятался. Это я организовала в городе серию убийств, чтобы привлечь к Площадке внимание. Это я отдала приказ убить сначала Стелу, а потом тебя. Я мечтала о том, чтобы перед смертью ты увидел вышибленные мозги своей подружки.
   – Алена, – Егор удивленно смотрел на когда-то хорошо знакомую женщину. – Ты сошла с ума от ненависти.
   – Да я ненавижу вас всех! Ненавижу!!! – женщина сорвалась на крик.
   Дверь распахнулась, и в кабинет заглянул испуганный секретарь.
   – А вы кто? – он в изумлении уставился на Егора. Парень не понимал, как в кабинете оказался посетитель.
   – Все в порядке. У нас деловой разговор с директором. Сейчас ты вернешься на место, и никого не будешь впускать, – почти по слогам сказал Егор, глядя в глаза Владислава.
   Дверь бесшумно закрылась. Егор повернулся к Алене.
   – Я пришел за наследством. Сама отдашь?
   – Не понимаю о чем ты? – насупилась женщина. – Документы у нотариуса. Ты подписал доверенность на управление активами. А если злишься из-за ведьмочки – убей.
   – Не смешно, – сказал Егор. – Ты же знаешь, я не убийца. Жизнь тебя и так накажет. Или уже наказала, отняв разум. Кись, Брысь, Тима, ко мне.
   – Это что новое заклинание? – скривила губы Алена-Эльвира.
   Три пушистых зверька появились у ног Егора.
   – Ищите книги, – приказал ведьмак.
   Тима деловито запрыгнул на стол, расшвыривая аккуратно сложенные бумаги. Брысь завис на потолке, методично отдирая квадратики панелей. Кись задумчиво открыла бар и, почесав лапкой острый носик, выбросила на пол первую бутылку.
   – Что это за зверье? – закричала Алена. – Ты не имеешь права. Я генеральный директор. Я…
   Одна из потолочный панелей шлепнулась перед ней на стол. Алена вскрикнула, выскочила из-за стола и попыталась выбежать из кабинета. Егор перегородил ей дорогу.
   – Алена, я пока не вижу, где книги. Ты неплохо пользуешься оберегами. Но коловертыши найдут их. И тогда ты получишь еще одно проклятие. Не от меня. Книги не любят, когда их разлучают с законными владельцами.
   – Так говоришь так, будто они живые, – фыркнула Алена. Но, встретившись взглядом с Егором, в изнеможении опустилась в кресло. – В самом деле живые? Так вот почему у меня ничего не получалось. Погодите, – она бросилась в угол кабинета, отворачивая ковер. Потом провела рукой по плинтусу. Щелкнул механизм, и панель на полу поднялась.
   – Берите все, кроме ее личной книги, – приказал Егор зверькам.
   – Вряд ли получится. Здесь несколько десятков томов, – слабо улыбнулась Алена. – Я специально организовывала курсы по самопознанию в бывшем офисе твоего отца. Сначала нашла библиотеку. Два месяца билась над заклинанием-обрегом, но разгадала его. А потом потихоньку под одной книжке перетаскивала сюда. Но это не помогло. Я по-прежнему старуха. Вот только из-за курсов проклятый старик-колдун меня вычислил.
   Коловертыши кинулись в тайник, вытаскивая тома.
   – Курсы, – Егор тяжело посмотрел на женщину. – Власти захотелось? Решила папочкину секту воссоздать. И скольким людям жизнь сломала?
   – Они сами этого хотели, – огрызнулась Алена. – Между прочим, ко мне и настоящие ведьмы ходили. Ты должен был с ними встретиться: Снежана и Инна, – она зыркнула в сторону Егора. – Убил?
   – Не я, – покачал головой Егор.
   Он проследил за Кисей, утаскивающей в стену последний том, и пошел к двери.
   – Егорушка, прости, – Алена бросилась к нему, цепляясь за ноги парня. – Прости, умоляю. Посмотри, я все отдала. По хорошему. Ведь ты же не злой. Сними проклятье. Нет мне жизни в этом теле. Не хочу быть старухой.
   – Старухи долго не живут, – произнес Егор, отцепляя ее руки. – А будешь молодой, сколько гадостей еще натворишь?
   Он покинул кабинет, и, переставляя непослушные ноги, двинулся к выходу из приемной. Подошел к лифту, миновал охрану. Люди не обращали на него внимания. Для них он не существовал. Так легкий ветерок. Сквозняк, просочившийся в громадное бетонное здание. Ведьмак вышел на улицу. Почти бегом преодолел площадку с уродливым монументом перед ним и заскочил в ближайший переулок. Железные мусорные баки изнанкой жизни прислонились к стене в заднем дворе за пафосным фасадом. Егор прижался горячим лбом к бетону, давя подступающие слезы. Он предполагал, что Алена замешана в его неприятностях. Но правда оказалась куда жестче. И эта женщина клялась, что будет любить его всегда?!
   – Телефон звонит, – Чистюля оказавшийся на плече, укусил парня за ухо.
   – Не сейчас, – отмахнулся Егор, понимая, что если это Алена, он не сможет отказать ей в просьбе.
   – Телефон звонит, – настойчивый Чистюля прижал трубку к уху парня.
   – Егор, – голос пожилого человека звучал мягко и доброжелательно. – Я бы очень хотел с вами встретиться через час. Записывайте адрес. Хотя как москвич вы должны знать, где находится «Музей гравюр».
   – Музей? – Егор выхватил у Чистюли трубку. Перед глазами мелькнул флаер, валявшийся у Алены. – Что вам нужно?
   – Нам, почти ничего. Поговорить, да и только, – в трубке раздался добродушный смешок. – А вот вам наверняка захочется встретиться с другом. Кажется, его зовут Илья. Поразительно неразговорчивый парень. Даже не захотел передать вам привет. Пришлось забрать у него сотовый, чтобы сделать это самостоятельно.
   – Что вам нужно?
   – Вы плохо слушаете. Я хочу побеседовать. Но если вы заняты, я позвоню его подружке. Здесь в контактах забито имя Лизы. Или вот еще контакт – мама.
   – Не надо. Я еду. – Егор отключил телефон и погладил коловертыша. – Чистюля, Миколу из подъезда тоже отволокли в музей?
   Зверек кивнул, блестя темными глазами.
   – Колдуны, – прошептал Егор, соображая как быстрее добраться в нужное место. Он решительно зашагал к метро.

   В подвале было сыро. Вода каплями выступала на каменных стенах. Илья прислушался к шагам на лестнице и еще раз пошевелил связанными ногами и руками, стараясь растянуть веревки. Предательски звякнула цепь на поясе. Заботливый стражник навесил на нее амбарный замок.
   – Зря стараетесь, милейший, – у лестницы, ведущей наверх, стоял благообразный пожилой человек, чем-то похожий на птицу.
   Илья молча уставился на него, стараясь рассмотреть лицо мужчины в неровном свете смоляных факелов.
   – Мне жаль, что вы отказываетесь говорить. Поверьте, я не питаю к вам ненависти. Скорее наоборот. Мне жаль вас. Удивлены? – старик грустно улыбнулся, подошел к узнику и присел на густую пыль рядом с Ильей. – Мне всегда жаль заблудших людей, одурманенных ведьмами.
   Илья закатил глаза. Он понял, что старик завел прежнюю песню. Психологическая обработка продолжалась уже два часа. Парень надеялся, что Егор обнаружит его раньше, чем у дедка истощится запас красноречия.
   – Вы по-прежнему мне не верите, – удрученно сказал человек, тряхнув гривой седых волос. – Тогда подумайте сами, что может быть общего у человека и ведьминского отродья?
   – Он мой друг, – не выдержал Илья, с ненавистью посмотрев на старикашку.
   – Вы ведете себя благородно, как настоящий человек, – удовлетворенно кивнул головой мужчина. – Но задайте себе простой вопрос: как может быть другом существо, живущее в несколько раз дольше человека? Вы для него – ничто. Случайный прохожий, оказавшийся на обочине жизни. Он использует вас в своих целях и забудет ваше имя. Кстати, знаете, что первое правило ведунов гласит: мы не подчиняемся никаким законам, кроме тех, что устанавливаем сами. Подумайте: им плевать на людей.
   – Однако это вы похитили меня, а не ведуны, – упрямо сказал Илья.
   – Исключительно ради вашего блага, – ласково подтвердил собеседник.
   На лестнице послышалось шарканье. Человек в темной одежде заглянул в подвал. Отблески огня факелов плясали на его лысой голове, делая похожим на демона.
   – Все готово, люди расставлены, – сказал он.
   – Молодцы, – улыбнулся старик, добродушные морщинки веером побежали к глазам. – Иди на место. Я поднимаюсь.
   – Извините, – он повернулся к Илье. – Мы продолжим беседу позже. И не держите на меня зла. Видели Влада? – он кивнул в сторону лестницы. – Один из наиболее преданных учеников. А ведь тоже не верил сначала.
   Мужчина легко встал с пола. Отряхнул костюм от пыли и поднялся по лестнице. Звякнул засов. Илья оглядел каменный мешок и снова пошевелил ногами, потом руками. Веревки были уже не такими тугими.

   Иван Павлович Северин вышел из подвала. Закрыл дверь с надписью «Хранилище» и, миновав узкий коридор, направился в музейные залы. Старик с удовлетворением кивнул расставленным там людям и направился в кабинет.
   В это же самое время высокий темноволосый молодой мужчина подошел к крылечку музея. Он оценивающе посмотрел на старинные чугунные перила, на современные решетки на окнах и хмыкнул под нос что-то неразборчивое. За деревянной дверью оказался малюсенький прохладный вестибюль. Окошечко кассы было закрыто.
   – Добро пожаловать, – старушка с седыми буклями привстала со стульчика рядом с кассой. – У нас первый день открытия выставки. Бесплатное посещение.
   – Угу, – неопределенно сказал мужчина. – Вообще-то, у меня встреча с директором.
   – Тогда прямо через выставку. Потом завернете в зал графического рисунка начала века. А следом кабинет.
   Седая женщина выждала пару минут, глядя в спину незнакомцу, и подняла телефонную трубку внутренней связи.
   – Он здесь, – прошептала она кому-то.
   Затем бабушка встала, прихватив табличку со стоящей рядом тумбочки. Она выглянула на улицу, прицепила к двери пластиковый прямоугольник с надписью «Санитарный день» и, зайдя внутрь, закрыла замок. Плюнула на него пару раз и прочитала заклинание защиты.

   Молодой человек вошел в первый зал, внимательно оглядываясь.
   Посетителей, несмотря на бесплатный вход, было мало. Симпатичная женщина в строгом костюме, что-то тщательно записывала в блокнот, стоя у витрины. Два мужичка в потрепанной одежде больше походили на случайно зашедших в музей бомжей. Они тупо глядели на гравюру у окна, очевидно пытаясь понять, как здесь оказались. Темноволосый человек пересек комнату, спиной чувствуя настороженные взгляды посетителей. Он прошел в следующий зал.
   Бомжи переглянулись с женщиной в костюме и двинулись следом. Темноволосый остановился, увидев, что проход в коридорчик, ведущий к директорскому кабинету, перегородили рабочие. Два парня с приставной лестницей усердно перевешивали рисунки. Мужчина демонстративно сложил руки на груди.
   – И что дальше? – произнес он, скептически улыбнувшись.
   Тройка из соседнего зала крадучись приближалась к его спине. В руках у одного из бомжей показались наручники. Рабочие, больше не таясь, спрыгнули с лестницы.
   – Дальше будет весело, – сказал парень в синем комбинезоне, демонстрируя кастет на правой руке.
   Женщина средних лет с бейджиком смотрительницы поднялась с продавленного стульчика. Она, семеня, вышла из-за спин рабочих и растопырила тощие ручки.
   – Престо аморе, престо витале… – начала она причитать визгливым голосом, безбожно коверкая латынь.
   Крашенные хной волосы смотрительницы глупо топорщились над морщинистым лбом. Пальцы на руках стали удлиняться. Извиваясь, они подгребали под себя окружающий мир. Воздух рядом с ними густел, двигаясь маревом в такт ее движениям. Внезапно тетка остановилась и растерянно посмотрела на остальных.
   – Не действует, – прошептала она.
   – Вот именно, престо, то есть хватит, – поджал губы темноволосый. – Кроме ворованных заклинаний надо учить правила их использования. Силу у ведуна можно отобрать лишь один раз. Потом у нас что-то вроде иммунитета вырабатывается. Всем ясно? – он бросил строгий взгляд через плечо.
   Бравая тройка попятилась назад.
   – Так что, дорогие колдуны-недоучки, предлагаю вам позорную капитуляцию. Другими словами пошли вон. Я пришел не к вам.
   Два бомжа, не ожидая повторения, бросились из зала. Смотрительница, поскуливая и прижимаясь к стеночке, стала обходить незнакомца.
   – Как вы можете, Зоя Павловна, укоризненно сказала женщина в костюме. – Иван Павлович столько для вас хорошего сделал.
   – А ты мне не указывай, – фыркнула тетка. – Ну, я пошла? – она просительно заглянула в глаза темноволосому.
   – Вали, – милостиво разрешил он.
   Женщина выскочила из зала.
   – Я так понимаю, остались самые смелые, – сказал молодой человек. – Но, уверен, даже храбрым свойственно чувство страха. Или, например, ужаса. Леденящий, вымораживающий душу страх смерти, – посмотрел он в глаза белобрысому парню.
   Тот ойкнул, кастет соскользнул с руки, падая с глухим стуком на пол.
   – Ночной кошмар, липкий, ползущий, затягивающий, – прошептал темноволосый, цепляя взглядом второго работягу.
   – Твою мать, – выругался мужик в комбинезоне. Оттолкнув бледного напарника, он побежал из зала. Толчок послужил спусковым крючком. Белобрысый ринулся следом.
   – Страх одиночества, тоска, депрессия, – повернулся мужчина к тетке в костюме.
   – Нет, только не это, – жалобно сказала женщина, пятясь к выходу и скрываясь в следующем зале.
   – Ай да я, ай да молодец, – похвалил себя молодой человек, оглядывая опустевшее поле боя, и посмотрел в темный коридор.
   – Слышь, человек, хватит наверху отвисать. У меня мало времени.
   Лысый колдун по паучьи слез с потолка и выбрался на свет.
   – Меня отпустишь? – просительно сказал он, тщетно стараясь разогнуться.
   – Я отпущу паука, – задумчиво протянул молодой человек. – Безобидного паука, не убивающего людей. Тебе ведь нравятся пауки, паутинки, укромные места? Так хорошо плести сеть где-нибудь в закутке и часами ждать добычу.
   – Нравятся, – согласился лысый, скрючиваясь еще больше. Он стал усыхать, постепенно уменьшаясь в размерах. Одежда опала на пол и из нее вылез неприметный темный паучок. Торопливо перебирая лапками, он поспешил в угол.
   Темноволосый решительно вошел в коридор и толкнул дверь с надписью «Директор музея».
   – Здравствуй, Егорушка, – пожилой мужчина, сидящий за столом доброжелательно улыбнулся вошедшему. – Рад встрече с тобой.
   – Да неужели? – мужчина бесцеремонно схватил простой деревянный стул у двери и, пройдя через комнату, оседлал его, усаживаясь с другой стороны стола напротив старика.
   Иван Павлович близоруко сощурил глаза и провел рукой по лбу, стирая невидимый пот. Перстень на мизинце тускло блеснул.
   – Этого не может быть, – прошептал старик.
   – Могу сказать тоже самое, – ответил Карлос.
   Он скинул со стола бумаги, освобождая пространство между собой и колдуном и, не мигая, уставился темными глазами на пожилого человека.

   – Я сразу понял, что ты демон, – прищурился Иван Павлович.
   – От демона слышу, – процедил вампир.
   – Ты меня с собой не равняй, – старик попытался вскочить, но под взглядом Карлоса беспомощно рухнул обратно. – Меня оберегают высшие силы, – продолжил он, начиная входить в экстаз. – Мы – защитники от нечисти. И моя жизнь, исполненная страданий, тому верное подтверждение. Я живу уже четвертый век. Потому что…
   – Перстень отдай, – прервал его Карлос.
   – Это дар раскаявшейся грешницы, – высокомерно оттопырил нижнюю губу пожилой человек.
   – Хуан Пабло Северильо, – возвысил голос вампир. – Это мой свадебный подарок Аманде. Вы запутали и запугали бедняжку. Заставили отречься от меня и, боясь, что она образумится, упрятали в монастырь. Но перстень не ваш, а мой, – он протянул руку.
   – Она сказала, что ненавидит тебя, – злобно прошипел старикашка, пряча руку под стол.
   – Мне помог сбежать из казематов Тео, – парировал вампир.
   – Мой брат? – старик вцепился пальцами в столешницу, безуспешно пытаясь встать. – Ты врешь! Мой брат был святым!
   – Согласен, – кивнул Карлос. – Святым и настоящим добрым человеком. Он знал, что нельзя казнить юношу, единственная вина которого в том, что он подарил любимой к свадьбе целый сад цветущих роз.
   – Зимой! – взвизгнул старик. – Это колдовство!
   – Это любовь, но тебе этого не понять. Не искушай меня Хуан, я столько лет мечтал размазать тебя по стенке. Но мне и в голову не приходило, что может представиться такая возможность. Я думал, инквизитор мертв.
   – Если я отдам перстень, ты не убьешь меня? – неожиданно сдаваясь, заскулил директор музея.
   – Хуан, – покачал головой Карлос, – ты должен был умереть больше трехсот лет назад.
   – Обещай, что не убьешь, – человек поджал губы, выжидающе глядя на вампира.
   – Я не убью тебя, – пожал плечами мужчина.
   – Тогда возьми свою побрякушку, – Хуан швырнул перстень, стараясь забросить кольцо подальше.
   Карлос поднял руку. Перстень завис в воздухе и плавно опустился на ладонь.
   – Прощай, – вампир встал.
   – Нет, ты так просто не уйдешь, – пожилой человек, почуявший свободу, подскочил со стула и бросился к полкам с книгами. Он схватил знакомый фолиант и стал открывать его на нужной странице.
   Карлос остановился, задумчиво глядя на старика.
   – Вот оно, – торжествующе сказал Хуан, найдя нужное заклинание, и замер, глядя на свою руку. Истончающаяся кожа стремительно покрывалась пигментными пятнами. – Что это? – он посмотрел на вампира. – Ты дал слово! Что ты сделал?
   – Это не я, а время, – сказал Карлос. – Люди, даже вырванные из его потока, непременно возвращаются обратно.
   – Лжец, останови это, – инквизитор смотрел на стремительно высыхающие руки. Лицо, потерявшее съежившуюся плоть, походило на маску. Он закашлялся и неожиданно выплюнул десяток выпавших зубов. – Оштанави, – прошамкал Хуан, падая на пол. Шикарная грива седых волос съехала на бок, оказавшись банальным париком. Под ней на пергаментном черепе едва заметно топорщился пушок. – Оштанави, – последний раз прошептало то, что еще недавно было директором музея и затихло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация