А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сын ведьмы и коловертыши" (страница 12)


   Снежана из последних сил боролась с обезумевшей подругой. Впрочем, это была уже не Инна. Поэтому ведьма, собрала в кулак энергию и нанесла вурдалаку сокрушительный смертельный удар. То, что когда-то было брюнеткой, зарычало, тараща бараньи глаза, и упало на асфальт, беспощадно крошащийся под корнями молодых сосен. Обессилевшая ведьма поднялась на колени, затем на ноги и повернулась в сторону растущей стены из деревьев.
   – Не уйдешь, – прошептала она и, раскрыв ладонь, сформировала в ней огненный шар. Снежана дунула и шар врезался в деревья, прожигая проход. Его силы хватило на пару метров. Он, вспыхнул фейерверком, растрачивая последние крохи энергии, и потух. Блондинка снова раскрыла ладонь.
   – Браво! А я-то подумал, что ваши силы на исходе, – раздался бархатный голос.
   Девушка обернулась, ища источник звука. За ней темнела городская окраина. Вернее, окраина рабочего поселка. Покосившиеся домики, лет сорок назад бывшие временными общежитиями, дырявые заборы. Здесь даже не держали собак. С одной стороны их нечем было кормить. С другой, друзьям человека нечего было охранять.
   – Я здесь, – высокая тень отделилась от забора и вышла в свет заходящей луны.
   – Привет, – поморщилась Снежана. Она вспомнила этого стройного мужчину. Именно он преподнес Стеле в подарок целый каскад эмоций. – Вампир, – хмыкнула она. – Тебе меня не остановить.
   – Я и не собираюсь, – мужчина стоял рядом с обочиной, не делая попыток приблизиться. – Я пришел помочь.
   – Лучше не мешай, – Снежана вернулась к своему занятию, концентрируясь на ладони. Ее приятно покалывало. Хозяйка недаром говорила, что она самая лучшая и самая сильная из учениц.
   – Я предлагаю защиту в обмен на информацию, кто заказал вам убийство Стелы, а главное Егора. Ведь все это представление из-за него? – не слушая ее, продолжил мужчина.
   – Да пошел ты, – не оборачиваясь, сказала блондинка.
   – Ваш выбор. В таком хрупком теле, такой сильный дух, – восхищенно сказал Карлос. – Вы позволите побыть здесь в качестве наблюдателя?
   Блондинка что-то пробурчала, занятая формированием нового шара.
   – Будем считать, что это согласие, – кивнул вампир и сделал шаг на шоссе ближе к деревьям. Он провел рукой по стволу одной из стремящихся ввысь сосен. – Не морок, – удовлетворенно произнес он.
   Снежана почти сформировала новый шар, как кто-то прыгнул на нее сзади. Оборачиваясь, она впечатала струящуюся плазму в морду воскресшей Инны. Но тварь только поморщилась. Схватив бывшую подругу за плечи, вампирша вгрызлась в блондинку десятком щупалец, откачивая энергию.
   – На помощь, – прошептала умирающая Снежана, ища взглядом вампира.
   Карлос стоял, прислонившись к дереву. Он достал из кармана зубочистку и бережно, двумя пальцами вытащил ее из прозрачной упаковки. Потом посмотрел на вурдалака добивавшего жертву и поморщился: – Вот, что значит, не уметь идти на компромиссы.
   Вампирша как пиявка отвалилась от бездыханной ведьмы. Она стала шарить в воздухе щупальцами-присосками, пытаясь сориентироваться. Морда, обожженная плазмой осталась без глаз. Впрочем, они начинали довольно быстро регенерировать.
   – Я здесь, – приветливо размахивая зубочисткой, сказал Карлос.
   Существо вытянуло щупальца в его сторону и прорычало: «Еда».
   – Вот из-за таких как вы, у вампиров безнадежно испорчена репутация, – укоризненно покачал головой Карлос.
   – Еда, – тварь двинулась к нему, жадно чмокая присосками.
   – Осина, – сказал Карлос, ловя одно из щупалец и втыкая зубочистку.
   Вампирша вздрогнула и беззвучно стала распадаться на маслянистые куски. Они таяли на асфальте, уходя водой в трещины.
   – Да сколько же вы будете расти? – Карлос с трудом выпутал ногу из узловатых корней деревца, успевшего за пару прошедших минут уже опутать ботинок.
   Выжженный проход на глазах затягивался новой порослью. Карлос торопливо подошел к месту, где лежала мертвая ведьма. Он наклонился к ней. Взял пару предметов из ее сумки и положил их во внутренний карман широкого плаща. Потом посмотрел на сереющее небо и стрелой взмыл в воздух.

   Маленькая квартирка дышала теплом и гостеприимством. Разбуженная старушка, несмотря на поздний час, оказалась на редкость приветливой. На столе появился чай, бутерброды, варенье из крыжовника.
   – Пойдемте, – поманила рукой Профессора седая женщина, оглядываясь на дочь, задремавшую в диванчике на кухне. – Я вам так благодарна, что вы ее привели. Второй день по городу бегаю в поисках.
   Профессор неопределенно пожал плечами, раздумывая, стоит ли ей знать, что это не он Тину, а Тина привезла его сюда.
   – Я вам сейчас такое покажу, – продолжала говорить старушка заговорщическим шепотом.
   Мужчина поднялся и проследовал за матерью Тины. «Таким» оказались многочисленные дипломы дочери. Разносторонний ребенок добивался успеха во всем: выигранные олимпиады по физике, химии, истории, языкам, чередовались со спортивными достижениями.
   – А потом Тиночка поехала в Москву, – продолжала болтать старушка, истосковавшаяся по собеседнику. – И представляете, поступила сразу в два вуза и оба окончила с отличием. Женщина полезла за папкой с дипломами на верхнюю полку шкафа. Рядом стоял большой фотопортрет худощавой жизнерадостной девушки. Открытая улыбка. Громадные синие глаза. Длинные волосы аккуратно лежат на плечах. Портрет до боли был похож на родное, навсегда потерянное для Профессора лицо. Мужчина отвел глаза, борясь с внезапно нахлынувшими эмоциями.
   – После выпускного фотографировали, – пояснила старушка, заметив интерес к портрету, и добавила. – Простите, забыла, как вас зовут?
   – Про… – мужчина поперхнулся. – Меня зовут Алексей. А когда Тина заболела?
   – Полгода назад, – женщина бросила горестный взгляд на тумбочку уставленную пузырьками. – Только нашла работу в известной компании. Там были такие перспективы.
   – А это что? – Алексей поднял с пола запылившуюся рамку с дипломом. На фоне рисунка в виде открытого глаза краснела надпись:
   «Поздравляем!
   Вы успешно окончили курс «САМОПОЗНАНИЯ».
   Дерзайте!
   Ваш третий глаз открыт!»
   – Это что-то с повышением квалификации связано. У них на работе организовали. Тиночка почему-то не любит этот диплом. Постоянно сбрасывает, – старушка бережно взяла рамку из рук мужчины и, вытерев с нее пыль фартуком, водрузила на гвоздик среди остальных грамот.
   – А что говорит врач? – уточнил Алексей, он же Профессор. Мужчина узнал на дипломе эмблему организации, снабжающей его заказами.
   Вопросы, много вопросов вихрем закружились у него в голове. Звук разбитой посуды прервал разговор.
   – Тиночка проснулась, – старушка поспешила из комнаты.
   Профессор посмотрел на диплом, водруженный на место. Дата окончания курсов совпадала с датой начала болезни Тины.

   Егор барахтался в мутной жиже, изо всех сил пытаясь выбраться из болотца. Небольшое на вид оно оказалось бездонным. Он уже пробил тонкий слой спутанных корней здешних трав. И ноги проваливались все глубже и глубже. А пальцы рук продолжали безуспешно пытаться зацепиться за клочья желтоватой гнилой травы.
   – Горе ты мое, – шестипалая рука, появившаяся перед носом, заставила Егора вцепиться в нее из последних сил. – Тихонечко, авось болотце-то и отпустит, – девушка помогла выбраться ведьмаку на твердую поверхность и посмотрела сверху вниз на растрепанного Егора. – Ну, скажи ты мне на милость, я чего теперь, каждый год буду тебя из болота таскать?!
   – Спасибо, Пороша, – Егор поморщился и чихнул. – Утренняя прохлада пробирала до костей. Он застучал зубами, понимая, что не может согреться.
   – Не меня благодари, а коловертыша. Он меня из постели вытащил, – ответила она. – Да ты не в себе, – Пороша озабоченно склонилась над парнем. – Давай-ка, держись за меня. В два шага до бабки твоей доберемся.
   – Угу, – Егор встал, борясь с дрожью в коленях.
   Чистюля озабоченно запищал.
   – Почему все кружится? – спросил Егор, всматриваясь в вертящийся вокруг него мир.
   Но никто не ответил. Мир закрутился еще быстрее, сливаясь в одну черную непроглядную полоску. Она увеличивалась, заполняя все вокруг. А потом наступила полная темнота.

   Тина смущенно улыбалась на кухне. Рядом валялась разбитая посуда.
   – Я нечаянно. Это голос рассердился, что я вам помогаю, – она посмотрела на Профессора.
   – Горе ты мое, – запричитала седая женщина, собирая осколки.
   – Я, пожалуй, пойду, – Алексей стоял у входа на кухню, прекрасно осознавая, что он лишний. – Вот только куда? – подумал он. Воспоминание о парящих в небе ведьмах было реальным, ярким и пугающим.
   – Ты ляжешь здесь, – почти приказала Тина, поднимаясь с диванчика. – Мы с мамой пойдем в комнату.
   И Алексей неожиданно подчинился и присел на освободившийся диванчик. В этой маленькой однокомнатной квартире было спокойно. Здесь все пропиталось настоящей любовью. Любовью, которая подчас оборачивается сильной разрывающей душу болью. Квартира была почти полной копией его собственной. Вот только в том доме стены были увешаны его дипломами. А полку шкафа украшала фотография «золотого мальчика», как называла его сестра. Ему показалось, что именно она, улыбаясь, наклонилась и поцеловала его в лоб.
   – С возвращением, – прошептал родной голос. И Алексей провалился в мягкий обволакивающий сон.
   Он был ребенком. Сестра раскручивала качелю-вертушку, стоящую во дворе многоэтажки. А он, вцепившись в железные прутья побелевшими от напряжения пальцами, старался не закричать от страха.
   – Испугался, малыш? – сестра остановила качели и взяла его на руки.
   Она действительно была старшей сестрой. Взрослее на пятнадцать лет. Дочь отца от первого брака. Единственная живая душа во всем мире, кого интересовала судьба пятилетнего мальчика, ставшего сиротой после автокатастрофы, в которой погибли родители.
   – Надо было сказать, – она погладила ребенка по голове.
   – Мужчины не боятся, – мальчуган повторил любимую фразу отца. И тут же обнял девушку, зарывшись лицом ей в плечо. – Тоня, ты меня не бросишь? – едва слышно прошептал он.
   – Ни-ког-да, – четко по слогам ответила она, целуя Алешу в макушку.

   Звон посуды ворвался в сон. Зашипел сбежавший кофе. Алексей с трудом разлепил глаза.
   – Доброе утро! – жизнерадостная старушка уже накрывала на стол. А я с утра на рынок сбегала, – она кивнула на сумку, стоящую у стола. – Там такие вещи говорят! Вроде у окраины, ближе к автобусной остановке, за одну ночь лес вырос. Прямо к рабочему поселку подступил. И убийства-то не прекратились. В том же поселке мальчонку семилетнего мертвым нашли. Шею ему кто-то свернул. И вот ведь, никто ничего не слышал, все спали как убитые.
   – Извините, где здесь ванная? – Алексей поднялся.
   – Да сразу за кухней налево. У нас совмещенный санузел, – как ни в чем не бывало продолжала болтать женщина. Тонкие стены квартиры без труда пропускали ее звонкий голос. – Так вот, о чем это я. С утра значит, потихонечку, чтоб никого не разбудить, на рынок. А там такие страсти! Из администраций этих понятно за что убивают. А мальчонка-то причем? Хотя, по правде сказать, там и горевать-то некому. Бабка его померла уж год как, а отец пьет по-черному.
   Алексей включил воду, заглушая поток ненужной информации. Он плеснул в лицо водой и неодобрительно посмотрел на себя. Так нельзя выглядеть. Совсем распустился. Чтобы подумала о нем сестра? Мысль о ней мгновенно перенесла к Тине. Он вытер лицо махровым полотенцем и пошел в комнату, где должна была спать женщина. У него было много вопросов. И он хотел немедленно знать ответы.
   – Тина, – он выругался, откидывая покрывало. Старый детский трюк: сбитые в ком подушки, накрытые одеялом, провел не только Тинину мать, но и его.
   Он огляделся в поисках своей куртки. Снял ее со стула. И куда девица засунула ключи от машины. Неужели укатила на его тачке? Сердясь на себя за доверчивость и внезапно нахлынувшую сентиментальность, он в ярости скинул с кровати подушки, будто надеясь найти под ним пропавшую беглянку. Звякнули упавшие на пол ключи. Под сброшенной подушкой оказался сложенный вчетверо листок бумаги. «Профессору– Алексею» было написано на нем неровным торопливым почерком. Мужчина развернул бумагу.
   «Когда мы отказываемся делать выбор, его делают за нас. Твоя очередь действовать.
   Я на пустыре»
   Он скомкал бумажку и засунул ее в карман. Как раз в стиле чокнутой говорить загадками. Хватит с него загадочных амулетов, невменяемых теток и летающих убийц. В машину и из города. Алексей бросил взгляд на «глазастый» диплом и помрачнел еще больше. А что если все крутая подстава? И его просто заманили в эту квартиру? Не раздумывая ни секунды, он вышел из комнаты и, крадучись, двинулся по коридору мимо кухни.
   – И еще, ужас какой, приезжую девчонку в том лесу нашли. Случайно. Старичка из поселка в новый лесок занесло. На дачку он решил пешочком сходить. Сходил, на свою голову, – продолжала сыпать новостями старушка.
   Алексей осторожно открыл входную дверь и, выбравшись на лестничную клетку, поспешил вниз.
   Мать Тины накрыла стол, как завершающий штрих, поставив на него розовые салфетки.
   – Все готово. Идите завтракать, – крикнула она в коридор.
   Не дождавшись ответа, старушка обеспокоено прошла в комнату и застыла на пороге, глядя на разбросанные постельные принадлежности. Сзади скрипнула приоткрытая сквозняком входная дверь.
   – Ну, вот и позавтракали, – женщина скомкала фартук и обессилено прислонилась к стене.

   Эльвира Федоровна помощница, официальная любовница и правая рука главы корпорации «ОРКО» потянулась во сне и поняла, что рука уперлась во что-то мягкое и теплое. Она открыла глаза. Рядом на подушке, посапывая, лежал Вениамин, ее секретарь.
   Эльвира недовольно поморщилась. Солнечный свет едва пробивался через тяжелые занавески, гуляя зайчиками по громадному пространству спальни. Дама встала с кровати, радуясь, что халат лежит рядом, и поспешила в ванную. Собственное отражение в зеркале оставляло желать лучшего. Похоже, эффект от последнего подтягивания развеялся раньше, чем обещали. Да и фибропластика не особо способствовала исчезновению мешков под глазами. Она тяжело вздохнула и открыла шкафчик с косметикой.
   – Доброе утро, дорогая! – в ванную заглянул секретарь. В отличие от нее Вениамин был свеж, как утренняя заря. – Я приготовлю кофе, – парень исчез.
   Эльвира вздрогнула от внезапного появления, едва успев прикрыть халатом морщинистую грудь. Наглый мальчишка. Она тысячу раз говорила, что он обязан уходить ночью. Никто не должен видеть ее такой. Такой как сейчас. Женщина принялась за работу, накладывая косметику слой за слоем. Чудодейственные средства не возвращали молодость. Но, по крайней мере, замазывали трещины, оставленные разрушительным временем.
   Спустя полчаса Эльвира уверенно и спокойно вышла из ванны. Сегодня днем все решится. Ей надо только уточнить график и …
   – Твой кофе, дорогая, – Вениамин, похожий на радостного щенка, суетился в столовой.
   Гнев удушливой волной ударил в голову даме.
   – По-моему, через полчаса у тебя начинается рабочий день, – процедила она, буравя парня взглядом.
   – Но, солнышко, – просюсюкал секретарь. – Я думал мы поедем вместе.
   – Вместе? – Эльвира приподняла накрашенную бровь. – Но я не езжу на метро.
   Вениамин застыл. Потом, развернувшись, пошел в спальню за одеждой.
   Эльвира села за стол, сделала глоток из чашки. Кофе был великолепен. Настолько хорош, что она была готова простить наглеца.
   – Так я иду, Эльвира Федоровна? – одетый Вениамин стоял у входа в столовую.
   Она задумчиво кивнула. И тут, нерешительно топтавшийся парень совершил роковую ошибку.
   – Вы сегодня прекрасно выглядите, – произнес он.
   – Издеваешься? – чашка полетела в голову молодого человека. – Пошел вон.
   Секретарь попятился. Из рассеченной брови текла кровь.
   – Как скажете, Эльвира Федоровна.
   Она слышала удаляющиеся шаги любовника. Дождалась, пока хлопнула входная дверь и прижала ладони к разгоряченным щекам. Черт бы подрал юных наглецов. Они думают, что молоды и поэтому весь мир будет лежать у их ног. Ничего подобного. Мир достанется Эльвире и только ей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация