А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Девятая жизнь нечисти" (страница 1)

   Алексей Григорьевич Атеев
   Девятая жизнь нечисти

   В одной компании зашел разговор о сверхъестественном. Дело было поздней осенью, между прочим, на даче. Присутствующие сходили в баньку, потом, как водится, «приняли на грудь» и теперь в расслабленных позах сидели за накрытым столом поодаль от горящего камина.
   С хмурых небес повалил крупный мокрый снег. За окнами вмиг стало белым-бело. Промозглый мрак рассеялся, но тусклое сияние внезапно наступившей зимы никого почему-то не обрадовало. Некая смутная тревога коснулась души каждого из присутствующих. И хотя в комнате было достаточно натоплено, хозяин встал и, разворошив кочергой горящие дрова, подбросил в огонь еще несколько поленьев.
   Саван… – кивнув в сторону окна, произнес один из гостей. – Я говорю: снег, как саван…
   Ему никто не ответил. Все неотрывно смотрели на игру языков пламени в камине. Вот огонь добрался до большого сучка. Тот щелкнул, ослепительная голубая струйка пламени, словно ящерка, на миг зазмеилась по поверхности полена и пропала.
   Раньше верили, что в огне живут саламандры, – сообщил начитанный хозяин дачи. – В своих записках Бенвенуто Челлини[1] рассказывает, как в детстве увидел в пламени очага саламандру и сказал об этом своему папаше Джузеппе, за что немедленно получил здоровую оплеуху. Таким образом мудрый Джузеппе накрепко зафиксировал в памяти сына редкостное явление.
   – А я думаю: все дело в коллективном бессознательном, – заметил тот человек, который вспоминал про саван. Он был большим поклонником Фрейда. – Завораживающее действие огня заложено во всех на генетическом уровне. Представьте, наши предки, сбившись в кучу, сидели у костра. Огонь – единственный защитник от населяющих мрак врагов, как истинных, так и мнимых.
   – Это каких же мнимых? – поинтересовалась облаченная в махровый халат представительная дама средних лет.
   – Ну, разных там… Одним словом, демонов. Древние люди ведь верили во всякую сверхъестественную нечисть. Плод, так сказать, угнетенного сознания.
   – Чем, интересно, угнетенного? – не отставала любознательная дама в махровом халате.
   – Тяжелыми бытовыми условиями, – с некоторым раздражением отозвался почитатель Фрейда.
   – Некоторые и сейчас верят, – ввернул хозяин дачи.
   – Атавизм, – заметил фрейдист. – Или результат воздействия детских фобий и страхов, перешедших в подсознание.
   – Так ты считаешь, что потустороннего мира не существует? – продолжала допытываться дотошная владелица махрового халата.
   Почитатель Фрейда в ответ лишь хмыкнул.
   – А мне кажется, – заметил молодой человек, сын хозяина дачи, – этот мир действительно некогда существовал. Русалки, лешие, разные там фавны… А потом… с течением времени… просто вымер. Не стало нормальных лесов, перевелись и лешие. Все очень просто.
   – Интересная гипотеза, – насмешливо произнес фрейдист.
   – А домовые? – воскликнула девица в джинсах и топике, она прибыла на дачу вместе с сыном хозяина. – Ведь они, кажется, жили в домах?
   – В избах… Курных избах, – подсказал молодой человек. – А теперь таких изб тоже, считай, не осталось.
   – Помню в детстве, – продолжила девица, – как-то среди ночи проснулась оттого, что провели по лицу чем-то мохнатым. Вроде мехом. Потом бабушке рассказала, та говорит – домовой.
   – Вы что же, в деревне проживали? – елейно спросила обладательница махрового халата.
   – Почему в деревне?.. В обычной московской девятиэтажке…
   – В большом городе не может водиться ничего сверхъ-естественного, – авторитетно сообщил молодой человек. – Потому как город – не место для чудес. Да любой леший от бензинового чада немедленно задохнется.
   На некоторое время над столом повисла тишина. Присутствующие, как видно, обдумывали этот веский довод.
   – А как же тогда ведьмы?.. – с некоторой робостью произнесла девица, некогда общавшаяся с домовым. – Ведь они и в городах живут.
   – Какие еще ведьмы?! – с некоторой горячностью воскликнул сын хозяина. – Выдумки все это… Всякие аферистки выдают себя за патентованных колдуний и ясновидящих. Знаем, знаем… «Потомственная ведьма Элла снимет порчу и сглаз, исправит карму…» Читали подобные объявления в газетке «Из рук в руки». Чушь и еще раз чушь!
   – Вы в самом деле считаете, что ведьм не бывает? – неожиданно вступила в беседу доселе молчавшая женщина лет тридцати, про которую было известно, что она не то художница, не то поэтесса, а может, и вовсе драматург.
   – Вы что же, думаете наоборот?! – воскликнул запальчивый молодой человек.
   – Имею для этого основания, – хладнокровно сообщила литературная дама.
   – Чепуха! – запальчивого юношу прямо-таки переполняло негодование.
   – А не выпить ли нам коньячка? – предложил хозяин дачи, пытаясь предотвратить намечающуюся перепалку.
   Предложение гостеприимного дачевладельца было охотно принято всеми присутствующими. Однако приличные дозы горячительного напитка отнюдь не рассеяли отчасти сонную атмосферу. Все молчали. Не слышно было обычного на таких мероприятиях расслабленного лепета и игривых шуточек. Возможно, мрачная погода, полумрак, мягкие удобные кресла и потрескивающие в камине дрова создавали ту довольно редкую ситуацию, когда присутствующим, против обыкновения, говорить совершенно не хотелось, а вот послушать какую-нибудь занимательную историю не отказался бы никто.
   – А вот скажите, – подала наконец голос девица в топике, обращаясь к литературной даме, – вы что-то такое говорили… – девица покосилась на запальчивого юношу, – про ведьм… Мол, как бы поточнее…
   – …имеет для этого основания, – насмешливо закончил вопрос сын хозяина дачи.
   – Вадим! Веди себя пристойно, – одернул юношу дачевладелец.
   – Но я ничего такого…
   – Прекрати!
   – Я действительно имею все основания утверждать, что ведьмы существуют на самом деле, а не являются персонажами фольклора, – хладнокровно сообщила литературная дама.
   Запальчивый юнец хотел выразительно хмыкнуть, но, поймав взгляд отца, примолк.
   – Может быть, поделитесь с нами своими сведениями, – искательно произнесла владелица махрового халата, – а то все заскучали… Как-то даже не по себе становится.
   – Это довольно длинная история, да и захотят ли меня слушать.
   Однако присутствующие, за исключением юнца, горячо поддержали даму в халате и потребовали рассказ.
   – Хорошо, – сказала литературная дама. – Уступаю настоятельным просьбам, но прошу меня не перебивать. Итак, начинаю.

   История первая
   ПРОДЕЛКИ ВЕДЬМ

   – Зачем же мне сочинять правду? – удивился Незнайка. – Правду и сочинять нечего, она и так есть.
Николай НОСОВ
«Приключения Незнайки и его друзей»
   В одном большом провинциальном городе жила-поживала девушка Лена. Была она достаточно привлекательной: стройная, невысокого роста, русоволосая, с большими серыми глазами. Вот только массивная нижняя челюсть несколько портила ее лицо. Годков Лене было уже немало – целых двадцать пять!
   Работала Лена в детско-юношеской библиотеке, где среди сотрудников мужских особей не наблюдалось. Может быть, поэтому, а возможно, и по причине характера личная жизнь, несмотря на приятную внешность и наличие отдельного жилья, никак не складывалась.
   По характеру Лена была не то чтобы странной, а словно не от мира сего. Вернет, бывало, какой-нибудь вертлявый второклашка книжку замечательного писателя Носова «Незнайка на Луне», Лена откроет ее, вроде как проверить сохранность, посмотрит на иллюстрации и задумается. Головка на плечо, ротик полуоткрыт, глазки в потолок – мечтает, значит… О чем – один господь ведает. И что она такого в этом Незнайке находила – непонятно. Ну ладно бы разглядывала глянцевые страницы «Космополитена» или «Плейбоя». А то замусоленную детскую книжонку… Коллеги по работе знали за ней эту слабость, но люди они были интеллигентные, воспитанные. Перемигнутся, ласково усмехнутся – и только.
   А воротится Лена со службы домой, в уютненькую однокомнатную квартирку, доставшуюся ей от покойницы бабушки, поклюет какой-нибудь снеди, зажжет розовый в цветочек абажур и сидит в продавленном кресле перед телевизором, смотрит… Ротик все так же чуть приотворен, глазки затуманены. Но как только древние настенные часы дребезжаще пробьют десять, девушка выключает дурацкий ящик, раздевается, впархивает в узенькую кроватку и, помечтав еще чуток, безмятежно засыпает.
   Казалось бы, идиллия, пусть и несколько однообразная. Редко встретишь нечто подобное в наше ужасное время. Однако эта монотонность с некоторых пор стала угнетать девушку. Нет-нет да и вздыхала украдкой. Дни – серые, как листки отрывного календаря… Одиночество… Скука, одним словом… Скука и тоска!
   И вот раз случилось!.. Дело было на пятницу вечером. Сидела Лена, как всегда, у телевизора, смотрела «Поле чудес». Вдруг звонок. Редко, ой как редко звонили в ее квартиру. Она даже вздрогнула. Почему-то на цыпочках подошла к входной двери, глянула в «глазок»… Галка!
   Не то чтобы близкая подруга, таких у Лены не имелось вовсе, но в школе пять лет сидели за одной партой, вернее, столом. Галка – бойкая бабенка, уже пару раз побывала замужем, и в обоих случаях неудачно, однако не особенно на сей счет горевала. По характеру и жизненной позиции она была полной противоположностью Лене. Цепкостью и хваткой отличалась неимоверной, но к школьной дружбе относилась трепетно. Она и раньше, в классе, постоянно старалась опекать Лену, и теперь, во время своих редких посещений, пыталась наставлять ее на путь истинный. Лена, в общем-то, любила Галку, но испытывала перед ней некий трепет, справедливо остерегаясь проявлений буйного темперамента.
   – Привет, подруга! – с порога заорала Галка. – Все киснешь?!
   Лена потупилась. Слова эти были неприятны, хотя и справедливы.
   – Ну, ничего, сейчас я тебя развлекать буду. – Галка тряхнула пластиковым пакетом. – Тут и конфетки, и печеньки, и бутылочка винца.
   – Но я не пью, – попыталась отстоять независимость Лена.
   – Я тоже, глупая. Но это «Саперави». Напиток богов. Тащи стаканчики.
   Ничего иного не оставалось моей героине, как покориться.
   – Вот скажи мне, – завела Галка после того, как они чокнулись за встречу и пригубили из своих бокалов, – как ты можешь так жить? Для чего?! Ведь лучшие годы пропадают! Да что там пропадают… Уже пропали! Только старушня коптит небо, да и то не всякая. Как у тебя по линии интима?
   Лена грустно опустила очи долу.
   – Понятно, никак! И что ты себе думаешь? Для кого девство бережешь? В своем ли уме, милая? Посмотри, какое время на дворе. А ты, голуба, сидишь, как моллюск в ракушке. Пресвятая Богородица, и откуда такие ангелицы берутся?! Как в десятом классе с Митькой Соболевым целовалась, так с тех пор ничего и не было…
   – Ну, еще в институте, на картошке… – возразила Лена.
   – Жуть! Что там произошло, на картошке этой?.. Ну, зажал тебя какой-то урод в темном уголке и малость пощупал. А дальше?!
   – Так противно было…
   – Ах, тебе было противно! Неужели? И больше ничего? Может, ты нетрадиционной ориентации? – хохотнула Галка. – Что-то я не замечала. Ладно бы хоть так, но ведь и в этом направлении ничего.
   Слова обличительницы падали на душу Лены, как капли расплавленного свинца. Ей стало до того горько, что она одним махом выпила почти полный стакан. В голове сразу зашумело, но «Саперави», как по-волшебству, разверзло робкие уста.
   – Где ж его отыскать, этого единственного?! – возопила Лена. – Ну где, скажи?!
   – Уж, конечно, не у телевизора. Или, думаешь, Якубович к тебе на белом «Линкольне» прибудет? – Галка кивнула на экран телевизора, где знаменитый шоумен как раз переодевался в костюм ассенизатора. – Нет, подруга. И не жди! А потом, почему именно единственного? Как известно, истина постигается методом проб и ошибок. Ищи, выбирай… Вот я, например, никогда не мечтала о принце. Два раза под венец ходила, да так… – Галка, задумчиво насупившись, начала загибать пальцы. Их явно не хватало.
   Оставив бесполезное занятие, она насмешливо взглянула на Лену и продолжила:
   – Можно подумать, мужиков на свете мало. Ты посмотри вокруг!.. Нет, чувствую, это дело мне нужно взять в свои мозолистые, натруженные руки.
   – Это как же понимать? – вскинулась Лена.
   – А так! Помочь тебе нужно, а то так целкой и помрешь. Знаешь что, я вспомнила… У меня есть одна знакомая… Она… как бы это… ну, вроде гадалка, ворожея… Словом, обладает паранормальными способностями. Придется тебя к ней сводить.
   – Но зачем?
   – А затем, что укажет она… Надоумит. Эта тетка на два метра вглубь видит. Очень популярна, между прочим, в народе. Вот я тебе такой пример приведу. У одного моего знакомого, предпринимателя, угнали «тачку». Обратился он к ворожее, и, представь себе, та точнехонько указала, где машина находится в настоящий момент, и описала приметы угонщика. Все сошлось! Машину вернули, урод-похититель за решеткой. Каково?!
   – Верится с трудом, – неуверенно защищалась Лена. – К тому же у меня нет машины.
   – Пустое болтаешь! При чем тут машина? Другой фактик приведу. Одна гранд-дама, актриска из нашего театра оперетты, переживала утрату. Любовничек покинул… Случается и такое. Он помоложе ее и боек весьма. Ну что ж… Постенала, постенала… А жить-то надо, а жить-то не с кем. Прямо сюжет для водевиля. Надоумили ее обратиться к вышеупомянутой персоне. Тоже сначала все руками махала: «Не может быть, не верю, мракобесие!» Однако свербит в одном месте. Пошла на поклон… И можешь себе представить, вернулся любовничек-то. Не знаю уж, какие привороты использовали. Только приполз на коленях! Теперь живут душа в душу.
   – Чушь! – нашла в себе силы возразить Лена.
   – Может, и чушь, – охотно согласилась Галка, – но ты-то, подруга, чего теряешь? Не получится, и черт с ним! А если получится?
   – Но что именно должно получиться?! – всплеснула руками невинная дева.
   – А то, голубка. Прежде всего надоумят. Потом укажут путь и наконец помогут с решением.
   Тогда Лена решила использовать последний и самый веский довод в защиту собственной неприкосновенности:
   – Допустим, я соглашусь. Но ведь нужно платить! Услуги этой твоей гадалки стоят денег, и, надо думать, немалых.
   – Вопрос поставлен правильно, – как показалось Лене, несколько смутившись, отозвалась Галка. – Но, во-первых, расплата только по факту. То есть по достижении результата. Причем ты сама должна подтвердить, что обещанное выполнено. А во-вторых, она, ворожея то есть, дама не меркантильная, рассчитаться с ней можно и не деньгами, а, например, услугой.
   – Какой именно? Книги, что ли, детские ей из библиотеки таскать?
   Галка засмеялась:
   – Не волнуйся, сочтетесь. Короче, завтра и идем.
   – Как завтра?! Ты что, с ума сошла?!
   – А чего откладывать. Сию минуту и договорюсь.
   Она достала мобильник. Тот мелодично сыграл какую-то знакомую мелодию, и вот уже искусительница, подсюсюкивая, зачастила:
   – Софья Павловна? Здравствуйте, голубушка! Хотелось бы повидаться. Подругу свою приведу… Да, определенные проблемы… Понимаю, но уж очень необходимо. Пропадает человек…
   При этих словах Лена залилась краской с головы до ног. Какой кошмар!
   – Через неделю? – продолжала трещать Галка. – Можно, конечно, но нельзя ли побыстрее? Давайте завтра. Суббота, и все такое…
   Собеседница, видимо, задумалась.
   «Хоть бы отказала!» – мысленно молила Лена, зная, если Галке что-либо втемяшится в голову, она не отступит, пока не добьется своего.
   – В двенадцать? Хорошо. Будем обязательно. Решено и подписано, – обратилась она уже к Лене. – Нас ждут.
   – Как тебе не стыдно?! – возмутилась Лена.
   – А в чем дело?
   – Наговорила всякой чепухи. Что значит: «пропадает человек»? С какой стати?.. Не много ли ты на себя берешь?
   – Ровно столько, сколько могу поднять, – невозмутимо отозвалась нахалка.
   Долго в ту ночь не могла уснуть Лена. Все ворочалась в своей девичьей кроватке, а то вскакивала и начинала бродить по однокомнатным хоромам, пила зачем-то воду, смотрела на проносящиеся мимо окон ночные авто. Там, на темных улицах, кипела жизнь. Одновременно манящая и страшная. Конечно, жизнь, которую она ведет, практична и безопасна, но уж больно тосклива. Решиться, что ли, и сходить к гадалке?
   Но в глубине души Лена осознавала: поход к ворожее неизбежен. Почему, она и самой себе не могла объяснить.
   Вместо положенных десяти часов сон пришел далеко за полночь. Но и он не дал долгожданного покоя. Лене снились опереточные дивы, облаченные в каскады разноцветных перьев, угоняющие подержанные иномарки. А потом почему-то стали сниться кошки… Самые разные: черные, рыжие, полосатые, во множестве наполнили ее жилище. Они метались как угорелые, истошно выли, а потом сбились в огромную кучу и, обратив к ней свои худые, шелудивые морды, страшно зашипели…
   Дева проснулась с легкой головной болью. Однако крепчайший кофе привел ее в чувство, а тут и Галка явилась. Одеваясь и красясь, Лена продолжала канючить, что, может быть, не нужно никуда ездить, что все это глупости и ерунда. Обвиняла подругу во вмешательстве в ее личную жизнь. Так, переругиваясь на ходу, они вышли на улицу. Шустрая Галка тут же поймала частника и сказала, куда ехать.
   «Далековато, – прикинула Лена, – на другом конце города. Во сколько же эта поездка обойдется?»
   – Не волнуйся, подруга, – прочитала ее мысли Галка. – Я инициатор, я и финансирую. Все схвачено, за все заплачено… – хохотнула она.
   Легкомысленное отношение к происходящему передалось и Лене. «Почему я постоянно комплексую? – подумала она. – Проще нужно быть, раскованнее. Вон как Галка. Той все нипочем. Знай себе резвится».

   Оказалось, гадалка имеет собственный дом в одном из окружавших город поселков. Некогда подобное захолустье именовали частным сектором, но теперь, когда все секторы российского круга перешли в чьи-нибудь загребущие лапищи, здешние места стали величать элитными районами. Действительно, рядом с робкими домишками в одночасье возникли замки и дворцы. Лена в этой части города никогда не бывала и теперь, по обыкновению приоткрыв розовый ротик, с изумлением озиралась на чудеса архитектуры.
   – Впечатляет? – спросил везший их «водила», кивнув в сторону очередного палаццо, и завистливо вздохнул.
   Как оказалось, вещая женщина проживала пусть и не в замке, но в весьма приличном коттедже за высоченным кирпичным забором. Словно по волшебству, железная калитка в стене отворилась, и Галка уверенно, словно бывала здесь не раз, шагнула внутрь. Лена робко последовала за ней. Вымощенный мраморными плитами и увитый диким виноградом дворик располагал к отдохновению. Журчал крохотный фонтан, в котором плавали золотые рыбки. Альгамбра, да и только.
   Лена и вовсе оробела. Неужели владелица подобных изысков примет их, простых смертных, просто так, даже без записи? Оказалось, очень даже примет.
   Как и большинство неуверенных в себе людей. Лена считала себя опытной физиономисткой. Глянет, бывало, на человека и тут же составит о нем мнение. Такая вот прозорливица.
   Гадалка ей понравилась сразу же. Да что там понравилась! Лене вдруг показалось: она знает эту женщину сто лет. Знает и обожает. Безмерно!!!
   В воображении Лены данное занятие предполагало соответствующую внешность. Ей виделась скрюченная, горбатая старушонка с загнутым носом и паучьими лапками. Однако дела обстояли вовсе не так.
   На первый взгляд ничего особенного в прорицательнице не было. Лет тридцати, темноволосая, большеглазая… Лицо узкое, аккуратный носик чуть вздернут. Она сидела за большим, типа письменного, столом, на котором, кроме телефона, стоял также компьютер, и с интересом взирала на посетителей. На лице играла еле заметная улыбка, в пальцах холеной руки дымилась тонкая сигаретка.

   – Вот! Привела, – с суетливой поспешностью произнесла Галка, даже не поздоровавшись. – Знакомьтесь, Софья Павловна, Лена.
   В тот момент Лена не обратила внимания на заискивающий, даже льстивый тон подруги, обычно ей несвойственный. Она во все глаза смотрела на гадалку. Та поднялась из-за стола и взмахом руки указала на большой кожаный диван.
   – Итак, – начала она, когда гостьи уселись, – что вас ко мне привело? – Обращалась Софья Павловна исключительно к Лене.
   – Даже не знаю, – замялась девушка, – как и сказать…
   – У нее проблемы личного плана, – вмешалась в разговор Галка.
   – Пожалуйста, не вмешивайся! – одернула ее гадалка. – Я сама разберусь. Вы не стесняйтесь, – вновь обратилась она к Лене.
   Зеленоватые глаза Софьи Павловны будто видели ее насквозь. Так, во всяком случае, казалось девушке. Запинаясь и перескакивая с одного на другое, поведала Лена о своих житейских проблемах. По ее словам выходило, что жизнь тускла и неинтересна, одиночество угнетает, а лучшие годы жизни уходят в небытие.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация