А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Холодный человек" (страница 25)

   – Ты говоришь: у меня есть возможность переехать в Москву?..
   – Конечно, милочка!
   – А тебе от этого какой прок?
   – Так и я с тобой туда… Мы теперь неразлучны.
   – Но ведь тогда ты лишишься их?
   – Мертвых душ, как выражался классик? Этих, возможно, и лишусь. Но там есть другие. И их неизмеримо больше. Уверена, они примут меня в свою веселую компанию. А теперь, по случаю твоего вступления в наше нестареющее общество, объявляю бал. Великий осенний бал под лунными лучами! – В лунном сиянье что-то там серебрится… – пропела она. – Веселись, моя нечисть! Веселись от всех своих поганеньких душ, которые даже в ад не пускают. Кружись, вертись, пляши! Да будет бал!!!
   И началось! Все вокруг – голые кусты, надгробия, памятники вдруг осветилось тусклым светом, каким светятся гнилушки на болоте. Сияние шло неведомо откуда. Неподвижно стоявшие до этого момента фигуры вдруг пришли в движение, неуклюже запрыгали, завертелись на месте, подхватили друг друга за иссохшие конечности и пустились в пляс. Странная, дикая, но одновременно веселая мелодия разнеслась над кладбищем. Кто ее играл, оставалось непонятным. Возможно, это визгливо завывал вдруг разыгравшийся ветер или выводили свои жуткие рулады бродячие псы. Перед взором Веры замелькали страшные рожи, гримасничавшие и кривлявшиеся, подпрыгивающие и дергающие руками и ногами, как картонные паяцы. Вихри вздымали к унизанному яркими звездами небу столбы сухих листьев, и Вере внезапно представилось, будто она находится среди вращающихся колонн безбрежного зала. Ветер подхватил и ее саму и вознес ввысь. И теперь она парила над кладбищем, но руку ее держала в своей мертвой ладони девица, облаченная в черное, развевавшееся колоколом кружевное платье.
   – Смотри! – пронзительно кричала она. – Смотри!!! Это все твое! И они твои! Мертвецы! Настал наш час!
   Дикий, громогласный хохот потряс окрестности. Смеялась не только баронесса, смеялись ее мертвые подданные, смеялись могилы, кусты и черные ветви голых деревьев. Смеялась земля, и смеялись небеса. Вера поняла, что и она вместе со всеми бессмысленно заливается хохотом, радуясь непонятно чему. И вдруг увидела себя как бы со стороны. Голая фигурка колышется в токах ледяного воздуха, идущего из глубин кладбищенской почвы, кувыркается и парит. Ей не холодно, не жарко. Она не ощущает температуры. Она другая. Уже другая!

   Глава 14
   Жизнь под диктовку
   и таинственное похищение

   «Не та, не та! – Эта мысль, словно клюв дятла, долбила мозги. – Сны… Странные, если не сказать, страшные сны. Неясные образы, смутные лица… Почему вдруг? Почему?!»
   Вера лежала в своей уютненькой кроватке и силилась вспомнить виденный сон. Хотя бы его четкий обрывок. Что-то случилось… Но что?! Кажется, она летала во сне. Давным-давно не было ничего подобного. Когда-то в детстве… Да, в детстве, на даче. Высокий откос над маленькой речкой… Песчаная отмель внизу. Она разбегается и летит. Искрятся струи потока. Из воды выпрыгивают маленькие серебристые рыбки. И все вокруг пронизано светом. Ярчайшим солнечным светом.
   Но нынешний сон был вовсе не такой. Если его что и пронизывало, так это мрак. Море мрака.
   И тут она вспомнила.
   Ночь… Кладбище… Склеп… Мертвецы… И баронесса Амалия! Теперь Вера в ее власти. Да, избавиться от призрака не удалось. Все эти номера с раздеванием, костром, сожжением бумаги ни к чему не привели! Оказались всего-навсего клоунадой – и только!
   Ну, что ж… Придется жить по правилам, устанавливаемым Амалией.
   Тут Вера, по исконно русской привычке, попыталась разобраться в своих чувствах. Сожалеет ли она, что не смогла одолеть баронессу? Как будто… Но сожаление было какое-то неясное, смутное и даже как бы приятное. Ощущение напомнило ей потерю невинности. Словно она избавилась от чего-то одновременно и очень дорогого, и очень тяготившего.
   Что же, теперь придется жить под диктовку Амалии. Хорошо это или плохо? В чем-то, может, и хорошо. Не нужно ломать голову, как поступить в том или ином случае. Все уже предопределено. Жизнь расписана наперед. Все как в инструкции.
   Выйдешь замуж за Павла Борисовича… Переедешь в Москву…
   Не об этом ли она мечтала? Сытая, благополучная жизнь. Пойдут ребятишки. Бароны фон Торн. Вера усмехнулась. Не было ни гроша да вдруг алтын! Оказывается, она тоже баронесса. Кто бы мог подумать!
   Мысли невольно перескочили на будущих родственников. Так называемые папа и мама… Строят из себя! Как там выразилась эта шлюховатая тетя? Кажется, так: «Издревле старая и новая знать роднились между собой». Тоже мне, аристократы выискались! Князи из грязи! Их деды свиней пасли, а нынче они народом правят. Мамаша – крупный хозяйственник! Какой, к черту, хозяйственник?! Директриса в гастрономе. На дефиците сидела. Сама хапала и с другими делилась. К тому же за спиной муженек – секретарь обкома. За ним точно как за каменной стеной! Никто не страшен. И теперь они оба при деле. Она – хозяйка магазина. Он – управляющий банком. Трудяги!
   И сынок ихний… Тот еще мудрец!
   Она вспомнила Титикаку и засмеялась.
   Вот если бы Жюль Верн? Но увы. Исчез, растворился… Испугался? Наверное. А может, что еще? Может, прячется где-то. И ждет… Однако чего ждать? Теперь все решено. Она решила… За нее решили… Какая разница? Цель достигнута.
   Вера представила себе нудистский пляж в Коктебеле. Она без всего, и вокруг все без всего. И никто никого… Вот если бы так и в жизни…
   «Хватит дремать! – одернула она себя. – Пора подниматься. Подниматься и жить!»
   И началось!

   – Выйти замуж ныне – это не комару начхать! – поучала Веру будущая свекровь.
   Они сидели на огромной кухне в квартире Величко, за старинным круглым столом, покуривали, попивали кофеек и обсуждали детали будущей свадьбы.
   Мадам Величко благосклонно улыбалась девушке, морщила от сигаретного дыма свой вздернутый нос персидской кошки, благоухала «Kenzo» и поучала, поучала…
   – Ты, Верулька, должна соответствовать своему титулу. Как-никак аристократка. Все в городе уже знают, что наш Павлуша женится на баронессе. Понятно, не каждому это по нраву. Взять хоть Алису Вячеславовну Земельскую, она на Зареченском рынке смотрящая. Директриса, другими словами. Так вот, у Алиски тоже сынок на выданье. Помоложе Павлуши, но тоже в самом соку. – Мадам Величко сделала пренебрежительную гримаску. – Криминальный авторитет районного масштаба. Так Алиска, когда я ей сказала про тебя, ну, что баронесса, аж с лица сбледнула. И где, говорит, вы ее отыскали? Врешь, наверное?! Это она мне. А я и про Крестовый поход выложила, и про Львиное Сердце. Заткнула пасть, короче. Ей, бедолаге, и крыть нечем. Ее Андрюшенька все с легкими девицами кружится. А жениться-то пора. Материнское сердце болит. Где взять подходящую? А тут я ей толкую про тебя. Конечно, завидно! Ладно, проехали. Теперь о самой свадьбе. Ты как себе это представляешь?
   – Наверное, в ресторане… – сказала Вера.
   – Это само собой. В каком?
   – Не знаю даже… В каком-нибудь хорошем.
   – В «Савое»!
   Вера вспомнила о недавней гулянке в «Савое» с ныне покойным Сабуровым и отрицательно покачала головой.
   – Ты права, – отозвалась мадам Величко. – Там зал не подходит. Маленький. Человек сто всего-то и влезет.
   – А вы сколько гостей решили пригласить?
   – Как минимум триста душ. А может, и пятьсот.
   – Зачем столько?
   – Разве не понятно? Престижно. Представляешь, триста рыл! Завтра по всему городу говорить будут. Мол, Велички-то… Дали так дали! Потом подарки. Прикинь, триста душ! От каждого хотя бы по сотне. Уже тридцать тысяч! А дарить будут никак не по сотне, а по тысчонке. Уж поверь мне. Вот застолье-то и окупится. Ну, почти окупится. Теперь потолкуем о транспорте. Машин должно быть много. Это само собой. А центральная… ну, та, в которой вы поместитесь, нужна крутая. Самая крутая, которую только можно сыскать. Мне кажется, подходит лимузин. «Линкольн», скажем… Длинный такой… Белый. Только белый! И ты вся в белом, как в пене… Афродита! Павлуша, конечно же, в смокинге. Атласные лацканы, сверкающая снежная сорочка, галстук-бабочка. Картинка! – Мадам Величко причмокнула. – Насчет платья для тебя я уже договорилась. Поедем в салон, выберешь, какое понравится. Брюлики я тебе выдам… Своих-то нет. Эх, вы – аристократия! Что еще? Стол. Это я сама… Все ж таки где гулять? А если за городом? В десяти километрах от Сорочинска есть вполне приличное заведение. «Чащоба» называется. Бывший пионерский лагерь. Конечно, нынче там все реконструировано. Главный корпус, он же парадный зал. В таком, знаешь, древнерусском стиле. Стены бревенчатые, на них разные железяки висят: мечи, щиты… картины тамошних времен. Полумрак при желании можно устроить. Жаровня на улице громадная. Можно хоть быка зажарить. И зажарим! Если и не быка, то пару свиней точно! Или баранов… Чучмеков призовем. Они все исполнят как следует. Прилегающая к «Чащобе» территория большая, к тому же огорожена. И лишних глаз не будет. Конечно, охрану придется нанять… Крепких ребяток, чтоб за порядком присматривали.
   Чем больше Вера слушала весь этот, с ее точки зрения, маразм, тем больше ей хотелось вскочить, опрокинуть на голову мадам Величко стоявшую на столе вазочку с персиковым вареньем и бежать отсюда без оглядки. Вместо этого она спросила у будущей свекрови:
   – А как мне вас называть?
   – Меня-то? Можешь по имени-отчеству – Еленой Евгеньевной… А лучше мамой. Да, конечно, мамой! В самый раз будет.
   Вера томилась. Она никак не предполагала, что процесс подготовки к бракосочетанию окажется столь мучительным. Сама свадьба казалась ей чем-то в высшей степени архаичным и нелепым. Угнетающе вульгарные в своей роскоши автомобили, украшенные разноцветными лентами и колокольчиками. Белые лебеди на капоте. Ужас!
   Она надеялась: все будет значительно проще и современнее. Небольшое торжество человек на двадцать в каком-нибудь скромном заведении, потом свадебное путешествие… Куда? Да ей, собственно, все равно. Туда, где тепло. А тут… Но противиться она была не в силах. Словно громадный паук опутал ее невидимой, но упругой и плотной паутиной, вырваться из которой не представлялось возможным. Разумом Вера понимала: ей не место в этой квартире, в этой семье… Однако не могла ничего поделать с собой.

   А день бракосочетания все приближался и приближался. Уже почти готово подвенечное платье, в котором Вера казалась себе огромным, бесформенным клоком пены, уже осмотрено и оценено со всех сторон место будущего празднества, закуплено невероятное количество продуктов и спиртных напитков.
   Круговерть, в которой непрерывно находилась Вера, не давала ей сосредоточиться на личных переживаниях. Не до этого было. То нужно спешить на примерку, то выбирать туфельки, то осматривать автомобиль, в котором она будет раскатывать весь день свадьбы, и прикидывать, как лучше разместиться, чтобы, не дай бог, не помять подвенечный наряд.
   Ее вдруг окружил сонм неизвестно откуда взявшихся подруг – сверхсовременнейших девиц, непрерывно куривших и бурно жестикулировавших по поводу и без повода. Девицы еще вчера были ей совершенно незнакомы, но ныне безо всякого стеснения называли ее либо Веркой либо Верунчиком и давали многочисленные и почти всегда бессмысленные советы. К примеру, одна из них, высокая, рыжеволосая, с лошадиными зубами, откликавшаяся на имя Марлен, твердила: от фаты нужно категорически отказаться, поскольку это не только не модно, но и вульгарно. Взамен нужна огромная, опять же белая, шляпа с мохнатым черным пауком (искусственным, конечно же), прикрепленным к тулье. Другая девица, прозывавшаяся Манюней, считала, что и в пенообразных платьях давным-давно никто не щеголяет. А нужно нечто легкое, как воздух, и совершенно прозрачное. И чтобы сквозь него все могли лицезреть роскошное парижское белье, непременно белое.
   – На последнем биеннале в Венеции такой наряд продемонстрировал дом моды Живанши, – толковала Манюня. – И он произвел фурор.
   Однако мадам Величко решительно отмела новомодные веяния.
   – Одета невеста будет так, как считаю нужным я! – категорически заявила она. – Исподнее демонстрировать некому, да и незачем. В огромной шляпе она не влезет в лимузин…
   Так, в бесконечных спорах и суете, проходили дни. Только поздно вечером, оказавшись в своей квартирке в одиночестве, Вера немного приходила в себя и могла перевести дух. Однако сил на размышления уже не хватало. Она валилась с ног от усталости. А посему тут же падала на кроватку и засыпала. Последнее время даже сновидения перестали посещать ее.
   Баронесса больше не являлась, но Вера постоянно ощущала ее присутствие. Особенно чувствовалось оно в тот момент, когда Вера стояла перед зеркалом. Похоже, в прошлой жизни Амалия была большой модницей, и девушка, раньше невеликая охотница разглядывать себя, ныне часами могла не отходить от него. Иногда Вере чудилось: в зеркальном отражении мелькало нечто неуловимое, мгновенно возникавшее и тут же таявшее, видимое лишь ей одной. Глаз успевал зафиксировать девичий силуэт, который исчезал, так и не успев проявиться полностью.

   И вот наконец настал день свадьбы.
   Стояла середина ноября. Субботнее утро выдалось ясным и солнечным. Снежный покров еще не установился, но легкий морозец пощипывал щеки и уши. Воздух пах свежеразрезанным арбузом и вчерашними щами. На голых ветвях огромных тополей, росших в Верином дворе, словно в ожидании событий расселись встрепанные вороны, время от времени оглашавшие окрестности хриплым карканьем.
   Квартирка на втором этаже была наполнена людьми. Тут присутствовали новоявленные подруги Марлен и Манюня, размалеванные и расфуфыренные; какие-то суетливые старухи с бегающими, шарящими по вещам взглядами, отрекомендовавшиеся свахами, а также немногочисленные сотрудники женского пола из Вериной газеты. Руководила свадебными мероприятиями тамада – немолодая толстая баба, размалеванная настолько ярко, что Вере казалось: перед ней переодетый мужчина, прячущий свой пол под гротесковым макияжем. Баба была протеже мадам Величко и поэтому вела себя по-хозяйски, указывая и распоряжаясь направо и налево. Кстати, именно мадам Величко настояла на соблюдении старинных, по ее мнению, обычаев, долженствующих придать мероприятию видимость исконно национального действа.
   Обряд, с которого должно начаться бракосочетание, назывался «Выкуп невесты». Состоял он в том, что несколько молодых людей, друзей жениха (следовавшего непосредственно за ними), должны явиться в дом нареченной и потребовать ее «на выход». В свою очередь подружки отдадут невесту исключительно за выкуп, приготовленный посланцами жениха. Загодя тамада, которую звали Шура, провела репетицию предстоящей акции и осталась довольна. Теперь предстояло провести обряд уже «вживую».
   В качестве подружек невесты, кроме уже названных Марлен и Манюни, выступили также немногочисленные представительницы женской части коллектива редакции газеты «Путь наверх», исключая несчастную секретаршу главного Анжелу (секретутку), которая, узнав о предстоящей женитьбе Павла Борисовича (и на ком!!!), слегла и на работе не показывалась.
   Наиболее деятельное участие в процедуре выкупа проявляла уже упоминавшаяся в нашем рассказе редакционная техничка Нелли Федуловна Замалетдинова, женщина крупная, физически крепкая и склонная к грубым шуткам. К тому же Нелли Федуловна неплохо знала практический ход мероприятия. И хотя тамада Шура несколько опасалась лихого нрава Нелли Федуловны, она очень надеялась на нее в плане четкого проведения мероприятия. И Замалетдинова обещала не подкачать.
   Если с кворумом подруг невесты наблюдалась некоторая «напряженка», то в друзьях жениха недостатка как раз не было. У Павла Борисовича имелось большое количество знакомых, полузнакомых да и почти неизвестных молодых людей, готовых в «трудную минуту» всегда прийти на помощь. Эти плохо знавшие друг друга, однако подогретые и сплоченные алкоголем люди били копытами и рвались в бой. Требовалось всего лишь захватить невесту и передать ее из рук в руки нетерпеливому жениху.
   Нужно сказать, Павел Борисович, как, впрочем, и Вера, не одобрял псевдонародные обряды. Будь его воля, он плюнул бы на всю эту канитель и укатил в «Чащобу» развлекаться. Однако ослушаться мать он оказался не в силах и посему скрепя сердце принял условия игры. Итак, генеральное сражение началось.
   Человек пять особо рьяных и нетерпеливых с воплями ворвались в подъезд, где уже стоял заслон из защитниц твердыни.
   – Подайте сюда невесту! – орали мужчины.
   – Выкуп! – громогласно возвестила Нелли Федуловна.
   – Какой желаете получить?
   – Денежный!
   – И сколько же вам нужно?
   – Чем больше, тем лучше!
   Нелли Федуловна вела диалог с захватчиками несколько односложно, зато очень веско.
   Предводитель нападавших (а таковым был также известный читателям корреспондент газеты «Путь наверх» Ферапонт Головатый) швырнул на пол горсть монет:
   – Хватит этого?!
   – А чего это ты соришь деньгами?! – завопила Нелли Федуловна. – Я что же, собирать их буду? Нет, голубок, так дело не пойдет!
   – Может, этого хватит? – Нападающий Ферапонт сунул обороняющейся стороне пачку мелких купюр.
   – Мало, – безапелляционно заявила стражница.
   – Тогда вперед, ребята! – вскричал Головатый и ринулся на загородившую проход Нелли Федуловну.
   Однако не тут-то было! Оттеснить Замалетдинову оказалось так же не просто, как протолкнуть пробку внутрь наполненной вином бутылки. Волна нападавших рассыпалась, наткнувшись на ее могучие телеса
   – Выкуп давай!!! – заревела могучая татарка.
   – Да где ж я тебе его возьму? – растерянно произнес Ферапонт Головатый.
   – А какой мой дело?! – От перенесенной встряски Нелли Федуловна слегка подзабыла правила и нормы разговорного русского языка, хотя в обычной ситуации она изъяснялась вполне нормально.
   – Не пропускает, – скорбно сообщил Ферапонт Головатый сунувшемуся в подъезд Павлу Борисовичу. – Еще денег требует…
   Тот протянул Головатому несколько крупных купюр.
   – Этого хватит? – спросил Ферапонт, протягивая Замалетдиновой пятисотенную.
   Деньги, словно по мановению фокусника, растаяли в воздухе, и Нелли Федуловна несколько посторонилась, пропуская Ферапонта, однако тут же, словно человекообразная обезьяна, пригнувшись, бросилась вперед и в мгновение ока загородила своими телесами квартирную дверь.
   – Выкуп! – вновь завопила она.
   – Да сколько же можно?!
   – Постой, Неля, – попыталась образумить защитницу подступов к невесте и направить ее требования в нужное русло тамада Шура. – Потребуй, чтобы он какой-нибудь номер исполнил.
   – Вставай на башка! – потребовала у Ферапонта Нелли Федуловна.
   – Чего?!
   – Вставай на башка!
   – Не понял!
   – На голову, значит… Стойку делать придется, – подсказали сзади более сообразительные товарищи.
   – Не умею!
   – Вставай на башка! – как заведенная твердила татарка.
   – Погоди ты со своей башкой, – рассердилась тамада Шура. – Пускай песню какую-нибудь споет.
   – Вставай на башка!!! – потеряв всякое соображение, продолжала орать Нелли Федуловна…
   Прошло не меньше пятнадцати минут, прежде чем удалось образумить разбушевавшуюся татарку, и Вера наконец оказалась в руках нападавших. Довольно бесцеремонно ее сволокли со второго этажа, и вот уже она стоит возле подъезда перед женихом.
   В ходе транспортировки прическа невесты слегка растрепалась, а пенно-белый наряд оказался чуть примят. Вокруг Веры суетились подружки и приглашенный визажист, пытаясь вернуть ей задуманный, но немного поврежденный облик. Жених с индифферентным выражением лица топтался чуть поодаль и что-то жевал. Уж не «Наполеон» ли?
   И тут произошло и вовсе не запланированное событие. К невесте подскочил неизвестный молодой человек, грубо схватил ее за руку и потащил к стоящим поодаль «Жигулям» десятой модели, бесцеремонно, не щадя пенного платья, затолкал ее в машину, и «десятка» сорвалась с места.
   Некоторое время столпившиеся возле подъезда люди, включая и жениха, пребывали в полнейшем недоумении. Никто не мог понять, что, собственно, происходит. Как объяснить внезапное умыкание невесты? Заранее ли это задуманный ход или налицо незапланированная акция? Кто, в конце концов, этот молодец, столь бесцеремонно обошедшийся с невестой? И куда он ее повез?
   Первой пришла в себя сваха Шура.
   – Украли! – завопила она. – Украли невестушку нашу!
   – Вай! – вторила ей Нелли Федуловна. – Шайтан ее похитил! Давай догоняй, Пашка!
   И только тут часть присутствующих пришла в себя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация