А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Демоны ночи" (страница 23)

   – Чего притих? – спросила у Павла хозяйка. – Отойти, что ли, от страху не можешь?
   – Я-то? Да нет… какой страх. Я сразу понял, что это розыгрыш.
   – Ой ли?
   – Да конечно. Слишком все просто. Лилька полураздетая привязана. Причем она сильно переигрывала. Потом эта комната с грязным тряпьем. Кто в ней живет? Работник ваш, что ли?
   – Да как сказать… Разные. То один, то другой. Значит, говоришь, не испугался? Ай, молодец! Действительно, вел себя вполне достойно. Лицезрела. А вот другие… А впрочем, черт с ними.
   – Скажите, Светлана, – неожиданно для себя спросил Павел, – а у вас случайно нет сестры?
   – Двоюродная только… А что?
   – Так просто. Мне кажется, я с ней встречался. Похожа на вас?
   Однако хозяйка не стала развивать данную тему, а вместо этого спросила:
   – Послушай, Пашенька, можно, я буду называть тебя именно так? Вот и хорошо. Послушай, дорогой, ты, помнится, в прошлый раз интересовался: можно ли человека угробить без физического насилия? Я тебе еще адрес дала. Ну и как, позволь спросить? Чем дело-то кончилось? Добился своего? Убрал с дороги помеху?
   – Убрал, – нехотя отозвался Павел.
   – Вот и замечательно. А сколько, если не секрет, заплатил за это… э-э… мероприятие?
   – Сотню.
   – Тысяч?
   – Сто долларов.
   – Ну, дорогой!.. Поздравляю! Это просто даром. Видать, человечек был больно ничтожен, если за такую смехотворную сумму на тот свет его отправили.
   – Пьянь, – сообщил Павел.
   – Тогда понятно. – Светлана Петровна усмехнулась. – Это правильно, за алкаша и деньги плевые.
   – А вы сколько обычно платите?
   Хозяйка, похоже, несколько смешалась:
   – Я-то? Да как сказать… По правде, всего только один разок и прибегала к их услугам. Ну, тысчонку, там… Тоже, знаешь ли, фигурка небольшая была. Невзрачная. Под ногами путалась.
   – А другие?
   – Ну, не знаю. Ты бы сам и спросил. Мол, кто почем. – Она хохотнула, словно через силу.
   – А к вам не является?
   – Чего?!
   – Жертва ваша… Она не приходит? Вы же сами рассказывали. Ну, в прошлый раз. Про подружку свою. Парнишка-то, который в нее влюблен был, а она, чтобы отвадить его, обратилась к колдовке. Ну та и извела… А потом он к ней являться стал. А вы не сподобились?
   Светлана Петровна вроде задумалась, потом налила в бокал красного и залпом выпила.
   – Не знаю, что и ответить, – после длительной паузы сообщила она. – Сказать, что не случалось, не могу. Появлялась. Были явления. Но быстро прекратились. Словно кто прибрал. – Она вновь наполнила бокал.

   – Что вы все о разной чепухе тарахтите, – вступила в беседу Лилька, доселе только прислушивавшаяся к диалогу. – Какая разница! Что вы зацикливаетесь на этой тряхомуди? Приходит… Кто может приходить?! Мертвец, нежить… Ну и хрен с ним. Что он может? Попугает малость и отстанет.
   – А ты откуда знаешь? – удивленно поинтересовался Павел.
   – Какая разница! Давайте лучше выпьем.
   – Нет. Постой, Лилька. Ты явно знаешь больше, чем нам тут впариваешь. Колись! Неужто и ты тоже?.. Говори давай.
   – Что я должна говорить? – негромко спросила девушка и залпом допила свой стакан.
   – А то! Задействована, не задействована. Знаешь, не знаешь. Пользовалась их услугами или нет?
   – О чем ты, мальчик?
   – Да о том! Нечего прикидываться. Выкладывай начистоту.
   Лилька потупилась. Ее узкое личико сморщилось, словно она собиралась заплакать, и от этого вдруг приобрело черты обиженной мартышки.
   Неожиданно в памяти всплыла невесть когда виданная старинная картинка: обезьянки, играющие в карты. Наряженные в камзолы, на головенках шляпы с перьями… И мордочки у всех лукаво-свирепые, словно не пустячной игрой они занимаются, а творят некий черный ритуал. А Лилька?.. Уж не замешана ли она в эту колдовскую муть?
   Лилька чуть подняла голову и с явной иронией искоса взглянула на Павла. Глаза ее искрились лукавством.
   А ведь точно! Вполне вероятно, именно она… Но что, что?!. Зачем это ей? Чего добивается? Ведь нельзя же просто так… из праздного интереса. Цель-то какая?
   За столом повисло несколько напряженное молчание. Хозяйка цедила вино из бокала и расслабленно улыбалась. Лилька вертела пустой стакан и рассеянно смотрела перед собой, потом встала, томно потянулась.
   – Ты чего? – недоуменно спросила Светлана Петровна.
   – Засиделись мы, – равнодушно произнесла девушка. – Пора по домам.
   – С какой стати?! Павлик?
   – Да, наверное, – подтвердил Павел и тоже поднялся.
   – А я думала, вы ночевать останетесь. Как, однако, странно. Может, вы обиделись на глупую выходку? Так я же шутя. От скуки, так сказать. Ну, хотите, извинюсь? Простите уж старую дуру.
   – Все нормально, – отозвалась Лилька и направилась к выходу.
   – Погоди, Лилечка! – взмолилась хозяйка. На Павла она даже не взглянула. – Постой, куда же ты? – Она вскочила и бросилась наперерез девушке, загородила арку проема.
   «Вон кто тут главный, – кумекал Павел. – Лилька! А я так, с боку припека. Почему? Что их связывает? Эта пресыщенная дамочка, похоже, имеет на Лильку определенные виды. И только-то? Или тут еще какая-то интрига?»
   Девушка остановилась, не то решая, что делать дальше, не то просто ломая комедию. Павел внимательно наблюдал за происходящим.
   – Ну, останься, – умоляющим тоном взывала Светлана Петровна. – Куда ты сейчас? Время-то, время… Как до Москвы доберешься? Машина нужна… Такси. А где взять?
   Лилька загадочно молчала и взирала на хозяйку своими шоколадными глазками.
   – Я тебя прошу!.. Ну, хочешь, встану на колени? – Хозяйка неожиданно рухнула на пол и обхватила ноги Лильки.
   Изумленный Павел не знал, что и подумать. Сцена эта казалась ему в высшей степени странной.
   – Успокойся, – с легким пренебрежением произнесла Лилька.
   – Ты моя богиня! – взывала Светлана Петровна. – Ты… ты!..
   – Ну, хватит! Довольно дуру валять, – довольно строго одернула хозяйку девушка. – Раз так настаиваешь, так и быть – остаюсь.
   Та вскочила и, не скрывая радости, запрыгала по комнате.
   – Давайте-ка, ребятки, по такому случаю немного примем. Вы даже не представляете, какую радость мне доставили. – Она поспешно, словно опасаясь, что гости передумают, наполнила бокалы.
   «Возможно, она – обычная алкоголичка, – размышлял Павел, – и ей просто не с кем выпить. Но, с другой стороны, можно надираться и в одиночку. Если здесь речь идет о сексе, то зачем приглашают его? Для компании?.. Но Лилька-то, Лилька… Просто-таки снисходит, осчастливливает… И меня даже не спросили, хочу ли я остаться. Уехать, что ли, одному? Пусть эти сучки тут вдвоем резвятся. Однако время действительно позднее. На улице черт-те что делается. Пока поймаешь тачку или попутку, пока доберешься до города… А здесь тепло, уютно; выпивки завались. Но, с другой стороны, что ему спиртное. Принял чуток, и довольно. Другое дело, Поручик Голицын… Вот тот…»
   Павел поймал себя на том, что вновь в мыслях возвращается к безвременно усопшему коллеге, причиной смерти которого явился якобы он. Но почему, почему?!. Ведь он не хотел, да и, по сути, причин не имелось. Разговоры о якобы конкуренции, о том, что Поручик заслоняет ему дорогу, – совершеннейшая чепуха.
   «А тогда зачем ты ходил по адресу? – задал ехидный вопросец внутренний голос. – Зачем, в конце концов, заплатил сто долларов? Из любопытства? Проверить хотел? Нет, братец, не так все просто».
   – Есть у меня один напиток, – тем временем сообщила хозяйка. – Для особого случая держала. Думала: угощу какую-нибудь важную персону. Но кто же может быть важнее тебя, Лилечка. – Она достала из бара большую, оплетенную соломкой бутыль, тряхнула ее в руке.
   – Уж не самогон ли? – поинтересовался Павел.
   – Что-то вроде того, – отозвалась Светлана Петровна. – Только не наш, не русский. Издалека доставлен, аж из самой Таити… или Гаити? Да, Гаити.
   – Это где? – прикинувшись несведущим, спросил Павел.
   – Есть такой теплый остров. Вот оттуда. Волшебное питье.
   – В самом деле?
   – Тебе, Павлик, понравится.
   Хозяйка плеснула в бокалы светло-желтой жидкости:
   – Выпей.
   Павел недоверчиво поднес стакан к носу. Пахло довольно приятно, хотя весьма необычно. Обоняние различило знакомый аромат гвоздики, другие составляющие были неизвестны. Он сделал глоток. Забористое пойло! Крепче водки. Огнем опалило гортань. Кровь побежала быстрее. Вот это дело! Не то что сухая кислятина.
   – Это что же, ром? – спросил Павел.
   – Не знаю, милый. Может, ром, может, какой другой напиток. По вкусу пришелся?
   Павел кивнул.
   – Давай-ка еще подолью.
   Молодец не возражал. Он выпил второй бокал и мгновенно осоловел. Однако действие таинственного напитка отличалось от других алкогольных производных. Вовсе не хотелось спать. Напротив, сознание казалось ослепительно ясным, как будто даже кристальным. Теперь ему отчетливо представлялся смысл даже самых мельчайших дел и событий. Кроме того, Павел стал различать истинный облик вещей. Несомненно, он пребывал в мире демонов. И если в первом случае, как он помнил, их обиталищем была раскаленная пустыня, то на этот раз он попал в некое неопределенное место, условно названное им «зеленым миром». Он продолжал сидеть в кресле за низеньким столиком, но отнюдь не в помещении, а на лесной лужайке под тусклым, вроде бы облачным небом. Или это был туман? Под ступнями мягко пружинила высокая трава, укрывавшая ноги до колен. Было тепло, даже скорее душно, хотя легкий ветерок, время от времени касавшийся лица и тела, приносил ощущение мгновенной, одноразовой прохлады. Неясно, какое время дня стояло на дворе. Скорее всего это были ранние сумерки, которые, однако, вовсе не переходили в иную стадию, а словно застыли в одной поре. Ощущение раскинувшегося вокруг леса тоже было чисто умозрительным. Стволов деревьев он не различал, а только видел вокруг зеленую, едва заметно колышущуюся стену. Окружающее представляло собой условные декорации, а вот сидящие за столом выглядели правдоподобно. Это были все те же Светлана Петровна и Лилька, но… обе полностью обнажены. (Кстати, Павел понял, что и сам находится точно в таком же виде.) Кроме того, обе гражданки имели и другие странности в своем обличье. Черты их лиц приобрели отчетливую гротесковость, словно на них был грубо и не в меру наложен макияж. Глаза удлинились до висков, ресницы напоминали крылья бабочек, а губы – кровавые раны. Тела дамочек тоже претерпели изменения. Лилька, например, приобрела вид маленькой изящной ведьмочки: грудки остренькие, кроваво-красные ногти невероятной длины, а изо рта выглядывают два белоснежных клычка. А вот хозяйка постарела. Кожа ее потускнела и сморщилась, груди висели, как два полупустых мешочка, дряблый живот покрылся складками.
   Стол, за которым восседала троица, ломился от угощений. Кушанья на старинных серебряных блюдах, напитки в кувшинах и штофах цветного стекла. Чего тут только не было: жареная птица, окорока и колбасы, громадные раки, рыба, в сортах которой Павел не разбирался, а только различал цвета – от телесно-белого, сливочного и нежно-розового до пунцово-красного и золотисто-коричневого. Имелась и зелень: зеленые стрелы лука, огурцы, помидоры, редис… Благоухали травы. В вазах стояли и лежали разнообразные фрукты, вплоть до ананаса чудовищных размеров.
   – Выпьем! – воскликнула хозяйка. Она поднялась из-за стола, наполнила стоявшие перед каждым высокие хрустальные фужеры.
   «Глюки начались, – подумал Павел с отстраненным равнодушием. – Как в той квартире». И вдруг ему в голову пришло объяснение происходящего. Все довольно легко объясняется. Просто он сошел с ума. Причем довольно давно. Еще с тех пор, как сблизился с покойным Поручиком Голицыным. Как? Почему? Да это, собственно, не главное. А главное то, что съехал с катушек. Отсюда и все эти глюки, все эти демоны, восстающие из могил мертвецы, колдуньи, шаманки и прочая чертовщина. Другого более-менее правдоподобного толкования не существует. Конечно, можно допустить, что его пути каким-то образом пересеклись с потусторонним миром… Но существует ли этот мир на самом деле, вот в чем вопрос. По здравому разумению, конечно же, нет. Значит? Очевидно, он – сумасшедший.
   Но ведь сумасшедшие, насколько он знает, считают себя вполне нормальными. Они и мыслей не допускают о возможности заболевания. А он?..
   Тут Павел вспомнил психиаторшу Лидию Михайловну. Она как будто нашла его вполне нормальным. Только эти прежние жизни… Но опять же, можно ли ей верить? А может, все они заодно? Но кто эти они? И зачем им Павел?
   Мелодично звякнул хрусталь бокалов. Павел встрепенулся и поднял глаза на присутствовавших. Ничего не изменилось. Те же декорации, те же абстрактные рожи. Пьют, жуют… Хозяйка подсела вплотную к Лильке, стала нашептывать той что-то на ушко. Лилька довольно ухмылялась. На Павла ни та, ни другая не обращали ни малейшего внимания.
   «Мираж, – с тоской подумал Павел. – Игра воображения».
   Лилька поднялась из-за стола, сладострастно потянулась. Грудки задорно дернулись вверх.
   Хозяйка тоже вскочила и, упав перед девушкой на колени, обняла ее ноги. Та не противилась. Светлана Петровна стала ласкать Лилькино тело, целовать ступни, ощупывать пальцами попу, живот, груди…
   Девушка от удовольствия еле слышно повизгивала.
   – Царица моя, – в исступлении бормотала хозяйка. – Повелительница…
   «Иллюзия или нет? – меланхолично размышлял Павел. – Допустим – иллюзия. Тогда?.. Тогда можно делать все, что угодно. Допустим, треснуть эту старуху-хозяйку чем-нибудь по голове. Это даже интересно: что, собственно, из сего поступка выйдет?»
   Глаза Павла забегали по столу.
   Чем же ее ударить? Блюдом, кувшином? Лучше всего, конечно, бутылкой. Вон той, пузатой, например, или этой, с длинным горлом.
   Выбирать между двумя сосудами оказалось весьма мучительно. Павел даже вспотел от напряжения.
   Между тем две голенькие гражданки забавлялись на всю катушку. Они валялись в траве, обнимались, целовались, игриво взвизгивали, словом, предавались непристойной неге.
   «Какую же бутылку выбрать? – чуть не плача размышлял Павел. – Если, например, круглую, пузатую, то как же тогда быть с длинногорлой? А вдруг она расколется от обиды? И ее содержимое превратится в пар. Этот пар окутает все вокруг… И день превратится в ночь. Тогда… тогда… Нет, все же использую пузатую».
   Он взял бутылку в руку, встряхнул ее… Жидкость внутри явственно булькнула. Павел вынул длинную пробку, наполнил свой фужер и залпом выпил. Рот наполнился маслянистым пахучим пламенем. Он повторил процедуру. Ага, бутылка опустела. Теперь можно действовать.
   Горлышко удобно покоилось в руке. Последние капли выпитой жидкости смочили ладонь. Это обстоятельство почему-то придало нашему герою дополнительную решимость. Он попытался подняться. Однако, к своему удивлению, почувствовал, что отрывается не только от кресла, но и вообще от земли. Теперь Павел повис в воздухе. Он смешно перебирал пухлыми ножками в пустоте, время от времени касаясь почвы, едва заметно подскакивая, словно воздушный шар на веревочке. Однако, несмотря на странные пертурбации, преступные намерения не оставили его. План нужно было привести в действие. Вот только как подобраться к резвящейся на траве парочке? Павел попытался проделать нечто вроде гребков, как при плавании брассом, но, во-первых, он не смог принять горизонтального положения, а кроме того, бутылка, зажатая в правой руке, как он понял, выполняла роль якоря. Она не просто тормозила движение, а вообще не давала двигаться. Он вертел рукой и так и эдак, пытаясь этими взмахами задать направление движения, но тщетно – оружие возмездия не пускало его.
   – Ну и черт с вами, – досадливо произнес Павел и решил поставить бутылку на стол, но та словно приклеилась к ладони.
   «По-видимому, – соображал он, – я делаю что-то неправильно. Возможно, нужно произнести некие слова, типа команды? Скажем, «вперед» или «летим».
   Однако словеса не произвели ни малейшего действия. И все же ему было ясно: все дело в установке. Что же такое сказать, чтобы двинуться вперед? И тут его осенило: ведь очень даже просто! Говорить ничего и не требуется. А нужно просто пукнуть. И тогда выхлоп придаст телу направление движения. Вот только действовать нужно осторожно, чтобы невзначай не пролететь мимо объекта.
   Павел издал нежный тоненький звук и чуть заметно сдвинулся с места. Получилось! Сделаем еще одну попытку.
   На этот раз он завис прямо над двумя чертовками, но те были настолько увлечены друг другом, что даже не замечали происходящего у себя над головами. Павел наблюдал за происходящим под ним.
   Лилька действительно была весьма хороша. Словно золотистая ящерка, извивалась она в высокой траве, легко уклоняясь от натиска старой ведьмы. Сходство с рептилией невероятно усиливал длинный подвижный хвост, в который превратились ее стройные ножки. Впрочем, Павла, в общем-то, и не удивила данная метаморфоза. Вырос хвост – ну и пускай. Старуха же скорее напоминала огромную жабу. Для начала изменился цвет ее телес. Теперь они были зеленовато-коричневыми и при этом сплошь усеяны кроваво-красными бородавками. Глаза выкатились из орбит, зрачки расползлись на все яблоко. Пальцы рук и ног стали непомерно длинны. На голове вырос гребень.
   Но и вид жабовидной хозяйки не вызывал у Павла ни брезгливости, ни любопытства. Вовсе никаких чувств не испытывал он к резвящейся парочке. Но почему? Наверное, все очень просто. Он сам был одним из них. Собственного обличья он видеть не мог, но чувствовал, что в данный момент несколько отличается от того, каким привык видеть себя в зеркале. А может, именно сейчас он и пребывает в своем подлинном облике? Тому полно примеров в природе. Далеко ходить не нужно. Например, вначале гусеница, затем бабочка… Совершенно разные, на беглый взгляд, существа. А на деле… Так и он. Час назад – обычный человек, а сей момент… Как там они называются, эти пухленькие создания, которых древние художники рисовали на своих полотнах? Нет, не ангелы… А те, другие. Кажется, фавны… амуры или, возможно, авгуры. Нет, амуры! Словом, понятно. Даже если на самом деле никаких фавнов не существует, есть, видимо, некие существа, явившиеся прообразом… Ну да какая разница? Главное – он существует. А в каком обличье – не играет существенной роли. Сейчас не время размышлять на отвлеченные темы. Главное, осуществить замысел.
   Между тем кувыркание в высокой траве, казалось, достигло кульминации. Существа приплясывали, дергались, подпрыгивали, истошно взвизгивали. Казалось, они вот-вот сольются друг с другом в противоестественном экстазе. А этого нельзя было допустить. Беда заключалась в том, что он не мог опуститься чуть ниже, чтобы нанести точный удар. Причем поразить он хотел именно жабу. Однако она сама подставила себя под удар, невероятно высоко подпрыгнув. Тут он что есть силы треснул наглую жабу своим оружием по бугристой голове.
   Однако удар получился несколько странным. Бутылка словно провалилась в жидкое тесто. При этом раздался громкий хлопок. Жаба утробно хлюпнула и стала распадаться. Сгустки густой, бурой слизи брызнули в разные стороны, в том числе и на него, заляпав тело и лицо. И пахла слизь как прокисшее тесто, остро и кисло.
   Тут же вокруг начались и другие изменения. Освещение стало ярче, но чуть заметно мигало, словно не совсем исправная люминесцентная лампа. Зелень потускнела, пожухла, словно вымерзла. И сам окружающий мир, казалось, с минуту назад излучавший добро, вдруг стал колючим и острым, словно осколок стекла. Но самая странная метаморфоза произошла с Лилькой. Увидев, что подруги не стало, ящерка преобразилась. Она выросла в размерах, цвет ее из золотистого стал ярко-оранжевым, а тело как бы светилось изнутри, миловидное личико исказилось до неузнаваемости, клычки, ранее чуть заметные, превратились в огромные загнутые клыки. Чертовка взглянула на висевшего над ней Павла, продолжавшего сжимать бутылку, и злобно рыкнула, словно рассерженная тигрица. Потом она разинула свою пасть и изрыгнула в Павла язык пламени. Однако жар не причинил ему ни малейшего вреда. Во всяком случае, он продолжал болтаться над пожелтевшей поляной…
   Тут сознание нашего героя словно сжалось в крошечный, липкий комок вроде жвачки. Окружающий мир исчез. Остался лишь край стола с двумя бутылками и полупустым бокалом. Еще здесь имелось блюдо с морепродуктами: рыбой, нарезанной тонкими разноцветными ломтиками, розовыми усатыми креветками и небольшим крабом в центре. Это призрачное изобилие висело в мерцающей пустоте, словно картина без рамы, потом оно стало мутнеть, расплываться, пока совсем не исчезло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация