А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Демоны ночи" (страница 21)

   – Да чего ты завелся? Конечно, все это выдумки. Я просто так вспомнила. Кстати, эта бабенка, ну, которая тебе адрес дала, вчера только заходила. В гости приглашала. Говорит: приводи своего бойфренда. Поехали?
   Колокольчик на входной двери звякнул, в магазин впорхнули две расфуфыренные мадамки неопределенных лет, и Лилька, прекратив разговор, обратила все внимание на потенциальных покупательниц.
   Павел отошел в сумрак дальнего угла и начал кумекать.
   Откуда все-таки Лилька узнала, что он ездил в Чертаново? И не просто ездил, а заказал своего коллегу? Догадалась? Впрочем, разговор о Поручике Голицыне в тот момент все-таки имел место. Правда, насколько он помнил, все выглядело пустой, пьяной болтовней, да и фамилию он, кажется, не называл. Просто величал Поручика Голицына «коллегой по работе». Или все-таки проговорился и назвал имя? Да хоть бы и назвал! Это была просто глупая шутка. Лилька говорит: любительница бургундского снова приглашает в гости. Интересно, с какой целью? Просто так или желает выяснить результат?
   Павел взглянул на подружку. Лилька порхала возле дам и даже не смотрела в его сторону. Мысли юноши перекинулись на Бурышкина и Катю. Отношение к этой парочке у него, по правде говоря, неоднозначное. Они (особенно шаманка) и притягивают его к себе и, одновременно, отталкивают. Бурышкин, конечно, типичный авантюрист, пусть даже и престарелый, а вот Катя… Шаманка, несомненно, обладает огромной скрытой мощью. Вопрос только: несет эта мощь добро или зло? А впрочем, что такое добро, что такое зло? Сам-то… С кем он? На чьей стороне? Вроде бы все происходит само собой. Не работай он в редакции «Курьер-экспресса», не веди криминальную тему, разве попал бы в этот круговорот таинственных событий. Устранение субъекта при помощи магии… Возможно ли подобное? А вся сверхъестественная сторона происходящего? Эти демоны, призраки?.. Скорее всего просто плод воспаленного воображения. Но ведь не он один общался с инфернальными существами. Бурышкин и Катя тоже при этом присутствовали, принимали активное участие… А первый раз… Когда все началось. Квартира, где произошло убийство. Именно оттуда и пошло. Тогда, тогда… Потом этот пацан, сиганувший с крыши.
   Мысли Павла вновь переключились на Поручика Голицына. Его смерть… Что произошло в действительности? Но главное даже не в том. Желал ли он, Павел, смерти этому несчастному, спившемуся человеку? Как будто нет! Но так ли?
   В самом темном, в самом дальнем уголке мозга засела довольно нелепая на первый взгляд мыслишка. А если неосознанно Павел завидовал ему? Завидовал профессионализму, легкости слога, выработанному годами мастерству. Вроде смехом-смехом, а обратил свой взор на Скуратова. Ведь когда намечал будущую жертву, указал именно на Поручика Голицына! Да разве всерьез желал Скуратову смерти?! Шутка! Это была просто шутка! О последствиях он вовсе не думал… И не верил… До сих пор не верит. Просто дурацкое стечение обстоятельств. Не может человек помереть ни от какого колдовства. Совпадение! Но ведь и деньги заплатил… Хотя разве это деньги. Всего-то сто долларов. Нет. Что-то тут не то. Ах, если бы еще раз увидеться с этой теткой. Лилька говорит: она приглашала в гости. Так почему бы не поехать. Может, удастся вытянуть какую-нибудь подробность, а еще лучше, если она признается, что просто разыграла его. Именно разыграла. Пусть довольно диким образом, но всего-навсего обвела вокруг пальца. Однако зачем ей это нужно?
   Павел так увлекся умозаключениями, что не заметил, как посетительницы покинули бутик и Лилька освободилась.
   – Ну что, Пашенька, заскучал? Какая программа на вечер? В дискотеку завалимся? Или в бар? Тут, я слышала, новый открылся, уж больно сногсшибательный. Со стриптизом…
   – А эта Светлана… Как там ее по отчеству? Петровна, кажется? Ты говоришь, в гости приглашала? А если и вправду ее навестить? По старой памяти. Ей там одной скучно.
   Лилька пожала плечами:
   – Если ты хочешь. Но что у нее хорошего? Разве что вино. Так все равно тратиться придется. Тоже с пустыми руками не приедешь. Да и тачка денег стоит. Нет! Пойдем лучше в кабачок. И ближе, и не увязнешь на всю ночь.
   – В гости, – заупрямился Павел. – Либо к ней, либо никуда.
   – Хорошо, – охотно согласилась Лилька. – Раз ты настаиваешь. Сейчас я ей позвоню… – Она достала мобильник. – Светлана Петровна? А это я… Лиля. Приветик. Как дела? Скучаете? Хорошо вам, а я на службе. Тут вот рядом мой дружок… Павел. Помните? Ну, правильно. Журналист. Я и говорю… Он в гости к вам собрался. Прям, говорит, не могу, хочу видеть! Тоскует. И вы тоже?! Любопытная ситуация. Пусть приезжает? Один? – Лилька иронически взглянула на Павла, прикрыла узкой ладошкой микрофон. – Говорит: очень рада тебя видеть. Мол, разговор к тебе есть. Интересно, какой? Пусть, говорит, хоть сию минуту приезжает. – Она вновь заговорила в трубку: – Нет, дорогая, одного я его не пущу. Только в моем обществе. А то мало ли… вы дама видная. Шучу, конечно. Вечерком? Да, конечно. Обязательно. Значит, будете ждать? Ладно. Часикам к семи подкатим. Ну вот, – обратилась девушка к Павлу. – Она нас ждет. Доволен?
   Юноша кивнул.
   – А чего это тебе к ней так приспичило? – с интересом спросила Лилька. – Или хочешь доложить о смерти своего приятеля? Мол, помогли вы мне, Светлана Петровна, ох как помогли!
   – Что за глупости?! – возмутился Павел. – И при чем тут она?
   – Ладно, ладно, успокойся… Конечно, ни при чем. Это я так, из вредности. Подначиваю по своей глупой привычке. Не бери в голову.
   – А куда брать прикажешь?
   Лилька хихикнула:
   – Пашенька, дружок, не заводись. Отправляйся лучше в свою контору, потрудись на благо родной газеты, а вечерком оттянемся у этой тетки.

   ГЛАВА 14

   К вечеру погода вновь испортилась. Пошел мокрый снег. Он то ослабевал, то усиливался, и слякоть на улицах стояла неимоверная.
   Весь день Павел провел в конторе. Накропал пару выжатых из телефонной трубки информаций и начал большой аналитический материал, который задумал довольно давно, но не знал, как к нему подступиться. Речь шла о подростковой преступности.
   Павел написал пару абзацев, но потом дело застряло. Он таращился на дисплей, щелкал по клавишам, а потом стирал бессмысленный набор знаков. Время от времени юноша бросал взгляд на кресло, в котором совсем еще недавно покоился тощий зад Поручика Голицына, и ему казалось, что вот-вот заскрипит дверца стола, забулькает наливаемая в стакан жидкость, послышится чмоканье и следом перхающий кашель… Но в кабинете было тихо и как-то пустынно. Никто в него не заглядывал, никто не кричал: «Привет, старик!» – словно Павел сидел не в огромном здании в самом центре Москвы, а на необитаемом острове. Сквозь старинную толстую дверь доносились невнятный шелест голосов, просачивавшихся будто из другого мира. Он прокопался до двух часов, потом сходил перекусить, вернулся и снова уселся перед экраном компьютера. Но мысли витали где-то очень далеко. Представился Поручик Голицын с закрытыми глазами, лежащий в дешевом гробу, потом его супруга, сидящая за кухонным столом в захламленной «хрущобе». Перед ней стоит начатая поллитровка и банка с маринованными огурцами. Слезы капают в стакан с водкой.
   Видение оказалось столь ярким, что Павла передернуло.
   Воспаление легких – всплыло в памяти спасительное объяснение. Это было именно воспаление легких, а никакое не колдовство. Простуда… Погода-то вон какая. Сплошная сырость и резкие перепады температур. Да и организм у Поручика Голицына благодаря ежедневным возлияниям оказался сильно изношен. Вот и крякнул в одночасье. И нечего выдумывать, брать в голову. Все эти обвинения…
   «Но ведь никто тебя не обвиняет, – ехидно произнес внутренний голос. – Ты как будто сам…»
   Вот именно, сам. Павел вскочил с кресла и забегал по кабинету. Потом осторожно приоткрыл дверь и выглянул в коридор, словно опасался, что его кто-то подстерегает. Ничего предвещавшего угрозу он не узрел. Болтались какие-то незнакомые личности, потом на противоположном конце показался ответственный секретарь. Павел поспешно захлопнул дверь, вновь уселся в кресло и уставился на экран компьютера. Машина пискнула, и на дисплее появилась крупная надпись: «Привет!» Павел вытаращил глаза. Кто это? Почему вдруг ни с того ни с сего?.. Он завороженно смотрел на экран. Ничего не происходило. «Привет!» все так же одиноко чернел на сероватом фоне. Потом вдруг рядом возникла улыбающаяся во весь рот забавная рожица.
   – Дурачится кто-то, – вслух предположил Павел.
   Компьютер снова пискнул, и на дисплее возникло:
   – Пашеко, ну как ты там?
   Наш герой бессмысленно взирал на инфернальную надпись. Во рту пересохло. Он облизнул губы кончиком языка. Воды бы…
   Откуда?.. Кто это?.. Пашеко его называл только Поручик Голицын. Хотя, конечно, это прозвище слышали многие.
   Павел не стал ждать продолжения. Он нажал кнопку отключения. Экран потух.
   – Идиоты! – с чувством промолвил журналист, непонятно кого имея в виду.
   Теперь он уже не сомневался: подобным образом шутит кто-то из сотрудников редакции. Однако оставаться в кабинете почему-то расхотелось. Поспешно одевшись, Павел покинул контору. До назначенной встречи оставалось еще довольно долго, и он решил поехать домой.
   Но и тут он почему-то чувствовал себя не в своей тарелке. Мать была на работе, а в квартире царила та странная пустота, которая явственно ощущается именно в тусклые зимние сумерки, когда мрак густеет в углах, и ждешь, что вот-вот из него возникнет нечто неопределенное, но от этого еще более страшное.
   Павел еще раз перекусил, хотя есть вовсе не хотелось. Затем он улегся на тахту и задумался. Ехать к этой тетке расхотелось. Да и вообще желание куда-то двигаться полностью отсутствовало. Хотелось просто валяться на тахте, бессмысленно уставившись в потолок. А еще лучше задать храпака до позднего вечера, потом ненадолго пробудиться, попить чаю и опять на боковую. Ну чего он, спрашивается, попрется в гости? Чего такого хочет у нее узнать? Вся эта потусторонняя ахинея его уже достала. Сильно достала! Знал бы, как дело обернется, ни за что бы не влез. Ну ее в баню, эту славу. Вон Поручик Голицын, как он сам рассказывал, тоже по молодости лез в разные скользкие дырки. А что из этого вышло? Алкоголизм. Что он все Скуратова вспоминает? Поручик Голицын то, Поручик Голицын се… Надписи еще… «Пашеко…» Кто, интересно, мог так глупо шутить?
   Несмотря на то что в гости ехать никак не хотелось, наш герой то и дело поглядывал на часы. Зеленые цифры мерцали в полумраке, как кошачьи глаза. Время двигалось медленно. Наконец сегменты сложились в 17.00, Павел вскочил с тахты, пошел в ванную комнату, плеснул в лицо пригоршню холодной воды, потом поднял трубку телефона и набрал Лильку.
   – Я готова, – услышал он мурлыкающий голосок. – Подъезжай.
   Павел с максимальной поспешностью, словно за ним кто-то гнался, натянул свою кожаную униформу и покинул квартиру. Дорогой он зашел в кондитерскую, купил торт средних размеров и стал ловить такси. Водила попался не то чтобы неразговорчивый, а какой-то мрачный. Плюхнувшись на заднее сиденье «Волги», Павел стал объяснять, куда ехать. Шофер, словно не вполне понимая, задумчиво кивал головой. Услышав про Минское шоссе, он мрачно усмехнулся и назвал сумму.
   – Куда, к черту! – бросил Павел и потянул на себя ручку двери, собираясь выбраться прочь. Таксист произнес ему уже в спину новую цифру, тоже немалую, но все-таки более или менее приемлемую.
   – Ладно, поехали, – согласился Павел, – только сначала в Столешников.
   Замерзшая Лилька прыгала возле зеркальной двери в бутик.
   – Ну ты чо?! – завопила она, упав рядом. – Сколько можно ждать! Я уже в сосулю превратилась.
   – Позвонила ей?
   – А чего звонить? Я же утром договорилась. Ждет она нас. И, знаешь ли, с большим нетерпением. Короче, вперед, шеф! Покатили на Минку.
   – Я вот не понимаю, чего мы там делать собираемся? – недоуменно спросил Павел.
   – Не придуривайся. Все ты прекрасно понимаешь. Чего делать?! Оттягиваться по полной программе. Сначала, конечно, пригубим малость. А там видно будет. Я так понимаю, каждый найдет себе занятие по вкусу… – Она пренебрежительно хмыкнула. – Ты будешь толковать с ней о паранормальных явлениях, я – пить вино и слушать музыку. Ну, потанцую, конечно. Не без этого. А потом… – Лилька подняла палец кверху и многозначительно усмехнулась. – Потом будет потом.
   Машина, поначалу медленно продвигавшаяся в бесконечном потоке транспорта, постепенно набрала скорость, и вот она уже неслась по шоссе, разбрызгивая в стороны слякоть.
   – Чего это у тебя в пакете? – полюбопытствовала девушка.
   – Торт.
   – А, сладенькое… Это она любит. – Лилька двусмысленно усмехнулась.
   Ехали минут сорок. Всю дорогу Лилька непрерывно болтала на самые разные темы, начиная от того, где праздновать приближающийся Новый год, и кончая различиями в китайской и корейской кухнях. Павел то поддакивал, то отмалчивался. Говорить ему вовсе не хотелось.
   Наконец приехали. Некоторое время плутали в поисках особняка Светланы Петровны. Даже спросить не у кого, на улочке поселка – ни души. Лишь высоченные заборы да редкие фонари. В конце концов нужный дом был как будто найден. Павел расплатился с хмурым шофером, и тот, не попрощавшись, тут же укатил.
   Они стояли перед калиткой. Вроде дом тот. И могучие ворота, и камера слежения… Вот и домофон. Павел нажал кнопку. Тишина.
   – Чего тут?! – завопила Лилька. – Пускать не хотят? Вот уроды! – Она пнула ногой калитку. К удивлению Павла, та бесшумно отворилась.
   – Идем, – позвала девушка своего приятеля и двинулась вперед по мокрым плиткам дорожки. Павел неуверенно поплелся следом. Он вспомнил свой первый визит сюда. Тогда у него даже потребовали документы.
   Окна фасада все так же ярко сияют во тьме. Входная дверь закрыта. Или нет, вроде чуть приотворена. Точно. Сквозь крохотную щель на улицу пробивается свет. Странно. Сейчас не лето.
   Павел неуверенно постучал, но реакции не последовало.
   – Чего там! – воскликнула Лилька. – Заходи, не стесняйся! Нас же ждут. Наверное, недавно выходили встречать, вот и не закрыли как следует.
   Юноша послушался и, отворив дверь, вошел внутрь. Никого.
   – Эй?! – крикнул он. – Хозяева, ау?!
   – Чего попрятались? – вторила ему Лилька. – Мы приехали! Светлана?! Светлана Петровна. Это мы… Лиля и Павел.
   Павел остановился, прислушался. Тишина.
   – Может, ты толком не договорилась? – обернулся он к девушке. – Время не сообщила.
   – Да ведь при тебе разговор был, – огрызнулась она. – Сказано: приедем в семь. Сейчас, – она взглянула на свои часики, – начало восьмого. Так что мы прибыли в самый раз.
   – Да где же они? Хозяева?!
   – Знаешь что, – сказала Лилька, – давай разденемся и пройдем в дом. Чего мы топчемся в прихожей. Может, они специально разыгрывают нас. Шутка такая. У богатых всегда с наворотами. Любят фокусничать.
   – Действительно, скорее всего, ты права, – отозвался Павел. Он снял куртку, разулся. Помог девушке и, подхватив пакет с тортом, прошествовал из прихожей в глубь дома. Вот и знакомая комната, вернее, холл с камином. Полностью включено все освещение. Картины, рыцарские латы… На низком столике начатая бутылка вина, пузатый бокал с налитой на треть пурпурной жидкостью, вазочка с орешками. Тут же лежит трубка мобильного телефона. Большое полено в камине не горит открытым пламенем, но тлеет, испуская струйки белого, ватного дыма.
   – Да тут она где-то, – с легкой досадой произнесла Лилька. – Вон, видишь, бутылку откупорила, дожидаясь нас. И камин топится.
   – Почему никто не появляется? В прошлый раз стоило позвать, и тут же являлась женщина. Кто она там?.. Служанка или домработница. И мужик этот… Телохранитель, что ли… Где же они все?
   – Да и хрен с ними, – равнодушно отозвалась девушка и уселась в кресло перед столиком. – Придут. – Она взяла один из стоявших на столике чистых фужеров, наполнила его вином.
   – Продрогла я что-то, – извиняющимся тоном сообщила она и одним глотком выпила половину, потом бросила в рот горстку орехов. – Советую последовать моему примеру. Нас пригласили. Мы пришли… Это, конечно, хамство, подобным образом встречать гостей. Ну так и мы будем вести себя по-хамски. Вернее… – она иронически усмехнулась и по-кошачьи облизнула губы, – непринужденно.
   Павел тоже налил себе вина, сделал пару глотков, но красная кислятина не лезла в горло, и он отставил бокал в сторону. Потом подошел к камину, взял изящную медную кочергу в виде багорика, поковырял полено, вызвав усиление дыма, но пламя не желало появляться. Возиться с камином ему быстро надоело, и, поставив кочергу на место, он от нечего делать принялся изучать живопись на стенах. Здесь присутствовали в основном морские пейзажи, по-видимому, копии Айвазовского, а также портреты. На одном запечатлен мужчина в расцвете лет, с грубым, словно вырезанным из дерева лицом, низким лбом и массивной челюстью. Поясной портрет явно подражал живописи Возрождения. Мужчина был облачен в свободную бархатную толстовку, спадавшую складками с жирных плеч на манер средневековой блузы. Он сидел перед итальянским окном, за его спиной виднелся горный хребет, окутанный полупрозрачной дымкой. Рядом висела другая картина, тоже поясной портрет, выполненный в той же манере, что и первый. Женщину, изображенную на нем, Павел узнал сразу. Хозяйка дома. Было ясно: обе «парсуны» малевала одна рука, но если первая картина казалась грубой базарной мазней, то вторая производила более благоприятное впечатление. Возможно, причиной этому была внешность. Резкие черты лица мужчины казались доведенными до гротеска. И фоном для этой рожи, подумалось Павлу, подходит вовсе не идиллический пейзаж, а тюремная камера с зарешеченным окном. Скорее всего у художника присутствовало то же мнение, поскольку он придал облику заказчика карикатурные черты. А может, никакой карикатуры и не намечалось. Просто оригинал оказался именно таким, каким его изобразили.
   Портрет неизвестно куда девшейся Светланы Петровны, донельзя идеализированный и приукрашенный, тем не менее нес определенное настроение. Дама сидела у того же итальянского окна, что и мужчина, но пейзаж за ним виделся совершенно другой. Это было бурное море с терпящим бедствие парусным кораблем. Мрачный фон резко контрастировал с безмятежным холодным лицом, словно подсвеченным внешним источником. Складывалось впечатление, что на полотне изображены два совершенно разных мира.
   Единственным заметным различием между живописным полотном и оригиналом был, насколько помнил Павел, разный цвет волос. Женщина на портрете – темно-русая, тогда как Светлана Петровна скорее брюнетка.
   И при первом знакомстве ему показалось: они уже как-то встречались. Это ощущение тут же исчезло, но теперь всплыло вновь. И тут он вспомнил. Именно с этой или очень похожей на нее дамой он очнулся рядом в той злополучной квартире, откуда все и началось. Только та была, по-видимому, мертвой. Но мертвой ли? Да и случилось ли все взаправду? И что все это значило?
   Павел смотрел на портрет с нескольких точек: то подходил вплотную, то отдалялся. Его манипуляции были замечены Лилькой.
   – Что такое? – небрежно спросила она. – Кого ты там открыл?
   – Это хозяйка? – спросил Павел.
   Лилька нехотя поднялась из кресла, воззрилась на портрет.
   – Она.
   – А мужик?
   – Не знаю. Первый раз вижу. Может, тщательно скрываемый муж.
   – Но мне казалось, она брюнетка?
   – Парик, – безапелляционно заявила Лилька, снова опускаясь в кресло.
   – Не может быть. Здесь волосы длинные, а в натуре – не очень.
   – Уж поверь мне. Говорю, парик, значит – парик!
   – А у нее сестер нет?
   – Черт ее знает. Может, и есть. Но куда же она подевалась? Я уже и бутылку почти допила.
   – Давай поищем?
   – А нужно ли? Сидим же хорошо. Так уютно. Вино… Ты бы лучше камин как следует разжег.
   – Как-то, знаешь ли, неудобно. Вошли в дом без спросу. Хозяйничаем…
   – Чего мы хозяйничаем? Сидим просто, хозяев дожидаемся. А что вино я пью… Так бутылка на столе стоит, притом початая. Для кого она поставлена? Ясное дело, для нас с тобой.
   Павел в сомнении почесал голову:
   – Нелепая ситуация. Мы тут торчим уже почти час. Никого нет. А если никто и не появится? Мало ли какие ситуации случаются. Скажем, приехал кто-то и увез хозяйку. Неотложное дело. Или пошла к соседям. Скажем, за солью. Ну, слово за слово… Бутылку опять же достали. И сидит с какой-нибудь Феклой лясы точит. Про нас и позабыла. Что тут прикажешь делать? Может, домой?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация