А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Демоны ночи" (страница 18)

   – Да кто? Все вокруг без задних ног дрыхнут. Давайте сначала оглядимся. – Он прошел на кухню и тоже зажег свет. Открыл дверцу холодильника.
   – Ага, вот она, пресловутая текила. – Никифор достал полупустую бутылку. – И червяк плавает. Все как полагается. – Он отвернул пробку, понюхал… – Запах вполне нормальный. Будешь?
   Павел отрицательно замотал головой.
   – И я не буду. Сначала дело… Идем дальше. Где произошло преступление? Ага, конечно же, в спальне. – Бурышкин с интересом осмотрелся. Особенно его заинтересовала кровать. Он одобрительно цокал языком, оценивая ее размеры, массивность и качество отделки.
   – Так-так; значит, здесь он ее и зарезал. Очень мило. Вот и многочисленные следы засохшей крови. И на этом самом ложе вы предавались любви с покойницей?
   – Не уверен: предавался или нет, но спал на нем, это точно, – смущенно ответил Павел.
   – Что, Катя, может, попробуешь?

   – А кого звать будем?
   – Этих, которые вместе с ним приходили.
   Шаманка задумалась.
   – А если я с ними не справлюсь? – наконец неуверенно произнесла она.
   – И что будет? – спросил Павел.
   – Они могут нас убить.
   – Тогда, может, не нужно?
   – Боитесь, – насмешливо произнес Бурышкин.
   – Само собой. Я их уже лицезрел, а вы – нет.
   – А если вам все приснилось? Нужно же проверить.
   – Вот и проверяйте… Только без меня!
   – Ты думаешь, они сильнее тебя? – обратился к шаманке Бурышкин.
   – Откуда знаю? Я их не видел. Моя сила сильная, а их – не знаю. Может, много сильней. И потом, их три, а я один.
   – А мы?
   – От вас толк особый нет. Думаю, они вначале убивать нас не станут. Им тоже интересно. Ладно, давай пробовать. Зеркало тут – это хорошо. Зеркало – дорога в Нижний мир… – Катя, как и в первый раз, достала из спортивной сумки шаманский кафтан и бубен, а кроме этих предметов, извлекла большую деревянную куклу без головы и поставила ее перед зеркалом. Кукла была украшена такими же ленточками, как и кафтан Кати, а к ее груди прибита металлическая бляха, изображавшая лицо.
   – Это главный мой защитник, – сообщила она. – Может, поможет, если надо будет.
   Последним предметом, который Катя извлекла из сумки, была толстая черная свеча, которую она поставила на пол рядом с куклой, и коробок спичек.
   – Вы уйдите туда, – распорядилась шаманка, указав на противоположный конец комнаты, – и свет уберите. Сидите тихо. Голос не подавать, кто бы ни пришел. Поняли? Ладно, начинаю.
   Она облачилась в кафтан, зажгла свечу и стала тихонько постукивать по бубну.
   Павел почти ничего не видел. Только темный силуэт Кати, чуть освещаемый колеблющимся пламенем свечи, раскачивался пред зеркалом, отражаясь в его глубинах. Рядом с Павлом напряженно сопел Бурышкин. Мелодичный звук звенящих колокольчиков мешался с хриплыми выкриками шаманки. Ее вращение все усиливалось. Казалось, посреди комнаты возник небольшой вихрь.
   Так продолжалось с полчаса. Ничего не происходило. Вдруг шаманка рухнула ниц и стала биться, точно в эпилептическом припадке. При этом она яростно колотила бубном об пол.
   «Пропали, – тоскливо подумал Павел. – Сейчас весь дом проснется, и вызовут милицию». Видимо, подобные же мысли посетили и Бурышкина, потому что он досадливо крякнул.
   Неожиданно зеркало осветилось изнутри, и по комнате пронесся поток горячего воздуха.
   – Кажется, получается, – шепотом произнес Бурышкин.
   Зеркало мерцало оранжево-красным, словно отблеск пожара, и походило на огромный, вроде плазменного, экран телевизора. Внутри его показались три точки, которые стремительно приближались. И вскоре фигуры, имеющие определенное сходство с человеческими, но в то же время и отличные от них, смотрели из зеркала на наших героев. Впереди всех стояла нагая женщина с необыкновенно красивой фигурой, стройными ногами, маленькой грудью и лирообразными бедрами. Рыжие волосы не то рассыпаны по покатым плечам, спине, не то просто растут на теле сплошным покровом. На плечах скорее голова животного, лисы или собаки. Вытянутая морда, огромные влажные глаза… Пасть существа была приоткрыта, виднелись сахарные клыки и острый розовый язычок. Между ног был виден роскошный пушистый хвост.
   Чуть позади нее стоял еще более монстрообразный субъект. Казалось, это рыба, поставленная на две маленькие, но необычайно толстые ножки. Детородный орган, казавшийся третьей ногой, свешивался до самой земли. Тело покрыто сверкающей, словно отполированная сталь, чешуей. Руки существа – такие же крохотные, как и ноги, зато пальцы своей длиной больше походили на маленьких змеек или щупальца. Они непрерывно шевелились, словно старались поймать кого-то невидимого. Голова монстра выглядела в точности как рыбья: выпученные глаза, усеянная короткими острыми шипами харя, огромные, плоские уши или жаберные пластины. Из-за спины, нависая над головой, торчал зубчатый плавник-горб.
   Третья тварь имела совершенно свиноподобный вид, только стояла на двух конечностях. У нее имелись мохнатые ножки с раздвоенными копытцами, торчащий вперед винтообразный член и громадные, загнутые кверху желтые клыки. Глазки маленькие и весьма злобные, а вместо носа – поросшее жесткой щетиной кабанье рыло.
   Демоны стояли почти вплотную к обратной стороне зеркальной глади и наблюдали за людьми.
   В этот момент края зеркала словно стерлись, и комната мгновенно стала продолжением зазеркалья. Исчезли потолок, стены и окно. Над головами наших героев растеклось бездонное оранжевое небо, под ногами вместо коврового покрытия спальни оказалась жесткая стеклянистая масса вроде спекшегося после ядерного взрыва песка. Было нестерпимо жарко, и пахло довольно мерзко. «Иссохшими мумиями, – пришло на ум Павлу невероятное сравнение, – и еще запахом только что зажженной спички». Но самым странным было то, что обстановка спальни никуда не исчезла. Он и Бурышкин так и продолжали стоять за передней высокой спинкой кровати, а Катя неподвижно лежала впереди них.
   – Ну, вот мы и пришли, – высоким мелодичным голосом произнесла женщина-лисица. – Зачем вы нас призвали?
   И Павел, и Никифор потрясенно молчали.
   – Отвечайте, козявки! – взревел свиноподобный.
   – Мы только… э-э… хотели узнать…
   – Не заикайся, старик, говори внятно, – скрипучим голосом сказал рыбообразный.
   – …что происходит?
   – Так-так, – со смешком произнесла женщина-лисица. – Хотели, значит, узнать? А это чучело откуда приволокли? – Женщина указала на распростертую перед ней Катю. – Из Лапландии, что ли? Судя по шубе, оттуда. Там раньше много таких водилось. – Женщина-лисица издала нечто вроде тявканья. Этот звук, впрочем, можно было принять и за смешок. – Тебя, старик, и эту лапландку мы видим в первый раз, а с юношей уже встречались. Помнишь нас?
   Павел молча кивнул.
   – Так, значит, вы хотите узнать? И для этого используете эту тетку. А ей кажется, что она сильная. Может с нами справиться. – Тут все трое захохотали на все лады: захрюкали, затявкали, заскрипели… – Ладно. Сейчас мы узнаем, какая у нее сила, – наконец вымолвила женщина. – Ну, братья, давайте-ка попробуем…
   Тело Кати, доселе неподвижно лежавшее на земле, начало медленно подниматься в воздух. Оно достигло двухметровой высоты, на минуту замерло, потом начало вращаться по часовой стрелке. Движение все убыстрялось и наконец стало похоже на вращение винта. Неожиданно тело Кати прекратило вращение и вдруг подпрыгнуло вверх, а потом грохнулось оземь.
   – Ну что, колдунья, силенки-то в тебе маловато, – не спросила, а скорее констатировала женщина. – Убирайся в свою Лапландию!
   – Ух! – приподнимаясь с земли, словно выхаркнула шаманка. Она яростно взмахнула бубном, который до сих пор так и не выпустила из рук. – Ух-ух!
   – Заухала! – захохотали демоны. – Может, ты из породы филинов?
   – Моя сила при мне! – неожиданно заявила шаманка.
   – Яви ее, коли так, – хрюкнул кабан. – А мы посмотрим.
   Катя выпрямилась во весь рост и затрясла бубном. Потом она стала медленно обходить стоявших перед ней демонов, словно старалась заключить их в невидимый круг. При этом она произносила странные, неведомые, пришедшие из тьмы веков, жутко звучащие слова.
   – Мулим, кулим… – издеваясь, повторил свинорылый. – И что, интересно, это значит? Хочешь, опять поднимем тебя?
   – Попробуйте, – отозвалась шаманка.
   Павел отчетливо видел, как демоны напряглись. У рыбообразного глаза вылезли из орбит, как у морского окуня, шерсть на теле у женщины-лисицы встала дыбом, а у свинорылого слюна обильно потекла из пасти.
   – Не можете! – удовлетворенно произнесла шаманка. – И не старайтесь даже… Второй раз не получится.
   – Зато другое получится! – выкрикнула женщина-лисица.
   Прямо из земли вдруг полезли змеи. Различных цветов и размеров, они подползали к ногам Кати, обвивались вокруг них, лезли вверх по телу, по рукам, обвивались вокруг шеи. Но новый взмах бубна – и вдруг с неба на шаманку упала стая черных воронов. Вмиг змеи были сорваны, убиты и расклеваны.
   – Неплохо, – одобрила женщина-лисица. – Умело и грамотно. А ты не проста, лапландка. Чего еще показать можешь?
   Неожиданно, непонятно откуда взявшись, на демонов поползли насекомые: жуки, пауки, тараканы. Однако в ответ сверкнула вспышка сиреневого света, и запахло гарью. От насекомых остались только обугленные комочки.
   – Нас подобным не проймешь, – вновь засмеялась женщина, которая, по-видимому, была в этой троице главной. – Это ты для смертных оставь.
   – Ладно, нет так нет, – согласилась шаманка. – А вот с ним вы справитесь?
   И она метнула безголовую куклу прямо в центр демонического треугольника. Кукла мгновенно выросла до огромных размеров и бросилась на ближайшего демона, а им оказался свиноподобный. Через минуту в драке принимали участие и остальные. Визг и рев стоял такой, что Павлу казалось, их слышит вся Москва. Демоны пытались сокрушить Катиного помощника. Жгли его огнем, бомбардировали молниями, хотели утопить в потоках расплавленной смолы, но все было тщетно. Кукла сражалась с упорством и невозмутимостью робота.
   – Все, хватит! – закричала вдруг женщина-лисица. – Давай перерыв сделаем.
   Катя щелкнула пальцами, и исполинская кукла замерла, точно ее выключили.
   – Опыт у тебя есть, что и говорить, – уважительно промолвил свиноподобный.
   – Будем дальше драться? – спросила Катя.
   – А зачем? – отозвалась женщина-лисица. – Мы убедились в твоем умении. Только что это определяет? Тебе все равно с нами не справиться.
   – Я должна защитить своих друзей.
   – А кого ты хочешь защищать?
   – Их. – Катя указала на Бурышкина и Павла.
   – Старик и вовсе не нужен, а парень и так наш.
   – Это почему?
   – Он прибег к темным силам, чтобы изничтожить своего знакомого.
   «Неправда!» – хотел крикнуть Павел, но у него ничего не получилось. Только сейчас он понял, что видит сон и поэтому не властен над своими действиями.
   – Но зачем он вам? – вновь спросила шаманка.
   – Это никто не должен знать. Нужен, и все тут.
   – Тогда я буду с вами драться, пока не скажете, – пригрозила Катя.
   – Дерись, все равно не осилишь. Ты лучше лети в свою Лапландию и не путайся у нас под ногами.
   – Я не из Лапландии.
   – Какая разница! Отправляйся восвояси, и дело с концом. А паренька мы себе приберем. Чего ты так за него волнуешься. Не он первый, не он последний. Может, ему еще лучше будет. Ведь жизни его никто лишать не собирается. Он нам в вашем мире нужен. Из него хороший служитель выйдет. Все задатки имеются. В меру тщеславен, в меру подл… Пусть пока развивается.
   – А если он не захочет?
   – А кто его будет спрашивать? Выбор он уже сделал. И не единожды подтверждал это обстоятельство.
   – Выходит, речь идет о его душе? Купить хотите?
   – Никто его душу покупать не собирается. Она и так наша. Даром! Ведь ты, колдунья, наверное, знаешь: очень многие люди вручают нам свои души даром. Даже не в обмен на какую-нибудь мелочовку, а так просто… Ни за понюх табаку. Но ты другого не ведаешь. Не все души нам нужны. У него есть одна возможность. Одна-единственная. Если этот молодец узнает, почему именно он нам потребен, у него появится выбор.
   – Какой выбор?
   – С кем он? С нами или нет.
   – Но зачем ему быть с вами? Что он получает взамен?
   – Я же сказала – ничего.
   – Зачем тогда?
   – А вот ты зачем?
   – Я не с вами…
   – Разве? С кем же?
   – Я между светом и тьмой.
   Дружный смех демонических существ раздался в ответ на эти слова.
   – Так не бывает, – отсмеявшись, заявила женщина-лисица. – Каждый находится, где ему положено быть, а болтаются меж двух миров лишь полные недоумки, не имеющие ни телесной, ни духовной оболочки. Да ты это не хуже нас ведаешь. Твои умения, скажи, откуда? От света или от тьмы? Чего моргаешь, понимаешь ведь… А то, что ты иной раз исполняешь вроде бы добрые дела, так откуда ты знаешь, что они добрые? Добро и зло – это только сиюминутная видимость. Кто знает конечный результат? Только Он! – Женщина-лисица показала когтистым пальцем вверх. – Так что уймись! А ты, юноша, – обратилась она к Павлу, – думай. Хочешь быть с нами, присоединяйся, колеблешься – мы подождем, а отказываешься – притянем силой. Повторяю, единственный выход для тебя – открыть, почему ты нам нужен. Узнаешь – твое счастье!
   – А он в силах это сделать? – спросила шаманка.
   – Если бы не мог, тогда и говорить не о чем. Захочет – узнает. Трудновато, конечно, но вполне реально. Дерзай, малыш.
   – Зачем вам был нужен тот, кто жил здесь раньше? – неожиданно спросила Катя.
   – Ты хитра, лапландка, – одобрила женщина-лисица.
   – А мальчик, который столкнул свою учительницу с крыши, – тоже дело ваших рук?
   Женщина-лисица в восхищении цокнула языком, видно, поражаясь сообразительности Кати.
   – Ладно, колдунья, приятно было познакомиться. Я лично довольна, что в вашем рациональном мире остались такие, как ты. До свидания, смертные. Еще увидимся, особенно с тобой, юноша.

   Павел открыл глаза, приподнял голову и огляделся. В комнате было темно, лишь зеркало призрачно мерцало на противоположной стене, зрительно увеличивая размеры помещения. Рядом раздавался чей-то громкий храп. Тут он все вспомнил.
   «Второй раз, – пронзила мозг беспокойная мысль. – Второй раз я попадаю в подобную передрягу, и опять в том же месте».
   Он поднялся и включил свет. На огромной кровати, по-хозяйски развалившись, дрых Бурышкин. Именно он издавал богатырский храп. Шаманка притулилась прямо на полу, но спала куда как потише, лишь еле слышно посвистывала.
   Павел взглянул на часы. Начало пятого. Пора убираться отсюда. И все же: было или не было? Если было, то и остальные должны видеть и слышать то же самое. Сейчас уточним.
   – Эй, вставайте! – воскликнул он.
   Народ зашевелился. Бурышкин сел на край кровати и принялся протирать глаза.
   – Точно песку насыпали, – пробурчал он. – Помню, в Каракумах…
   – Вы видели или нет? – бесцеремонно перебил старого путешественника Павел.
   Он воззрился на Павла:
   – Видел ли я?! Ну, конечно! Эта огненная пустыня… Зловещие фигуры… Как Катя с ними, а?.. Ловко, ничего не скажешь. Но это было действительно похоже на сон. А эти… Не знаю уж, как их обозначить.
   – Демоны, наверное, – подсказал Павел.
   – Лучше не скажешь. Но у меня создалось такое впечатление, что общаться с ними могла только Катя. Где, кстати, она?
   – Да вон, под зеркалом лежит.
   – Живая, надеюсь?
   – Вполне. Видно, притомилась, отдыхает.
   – Не мудрено. Здорово она их…
   – Да было ли это?
   – Но мы же оба видели! Катя, вставай. Нужно отсюда сматываться.
   – И я так думаю, – заметил Павел. – Мы, наверное, весь дом перебудили? Сейчас сюда милиция приедет или ОМОН.
   – Не приедет, – поднимаясь, сказала шаманка. – Никто ничего не слышал. – Она с кряхтением почесалась. – Это не тут было.
   – А где, Катя? – с любопытством спросил Бурышкин.
   – В Нижнем мире.
   – Ты в него ходишь, как к себе домой. Но как мы-то туда попали?
   – Не могу объяснить. Попали, и все тут. Эти, наверное, помогли. И в прошлый раз, когда ты, бурундучок, сюда приходил, все так же было. Они тебя к себе таскали… Бурышка правду говорит. Я там бывать могу, а вы нет. Поэтому и кажется, что снится.
   – Квартира – ход в другое измерение! – восторженно произнес Никифор. – Я слышал о таких вещах.
   – Наверное, в научно-фантастических романах читали? – съязвил Павел.
   – Какая разница где? Ведь мы все трое – свидетели, что подобное существует.
   – А если галлюцинация?
   – Текилы, в отличие от вас, мы не пили, – отпарировал Бурышкин. – Ладно, давайте отсюда выбираться.
   Когда они вышли из квартиры, дом спал. Стояла абсолютная тишина, и Павлу казалось, что он слышит, как под домом шныряют крысы.
   Консьержка все так же беспробудно спала. Они осторожно прокрались мимо нее и выбрались из подъезда.
   Было тепло, тихо, шел легкий снежок.
   – Благодать! – воскликнул Никифор. – Дышится-то как после этой вонючей квартиры! И все же мы не зря в ней побывали. Теперь я лично убедился в существовании иных измерений.
   – А я никакой радости от подобных открытий не испытываю, – удрученно сообщил Павел. – И лично для себя никакой радости не вижу.
   – Чего так?
   – Вы же сами слышали, эти демоны добираются именно до меня. Вот вас, к примеру, они не трогают! А я им зачем-то понадобился.
   – Я – старый, – отозвался Бурышкин, – мной не то что демоны, уже и женщины не интересуются. А вообще чего это вы так сразу испугались? Насколько я понял, убивать они вас не собираются. Наоборот, имеют какие-то виды. Подходит, говорят, нам этот паренек. Как эта лисица высказалась? «В меру тщеславен, в меру подл…» Емкое определение.
   – А вы разве не из того же теста слеплены? – разозлился Павел. – Позерство, фанаберия и желание прославиться любой ценой.
   – Насчет фанаберии вы перегнули.
   – А истории эти дурацкие, – распалялся Павел. – Вы же все придумали! С Громыко он, видите ли, был знаком, с Гагариным, с Софи Лорен… Еще с кем?! Может, с Джоном Ленноном челомкались?!
   – Чего не было, того не было. Лишней славы мне не нужно, – холодно отозвался Бурышкин.
   – Славы?!. Подобной славой обладал барон Мюнхгаузен!
   – Скажите, молодой человек, чего это вы на меня окрысились? Ведь не я к вам пришел за помощью, а вы ко мне. Ой, спасите! Черти одолели!
   – От вас только хуже сделалось. Жил бы себе, не тужил… Ни про каких демонов не ведал. А тут на тебе! Приехали с орехами… Может, каждый второй обуреваем нечистой силой? И ничего, живут. А вы сами?
   – Что я?
   – Да как же! А Катя? Эта же, с хвостом, сказала про добро и зло. Никто, мол, не знает конечного результата. А шаманизм не что иное, как колдовство, черная магия… Вот и получается… – Павел запнулся.
   – Договаривайте! – ледяным тоном приказал Никифор Митрофанович.
   – А я и не стесняюсь. Думаю, все вы заодно. И вы, и Катя, и эти… Демоны!
   – В таком случае позвольте с вами распрощаться, – церемонно заявил Бурышкин.
   – Да пожалуйста! Не было печали!.. – и Павел повернулся на сто восемьдесят градусов.
   – Эй, бурундучок?! – услышал он брошенный в спину возглас Кати. – Приходи к нам, не стесняйся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация