А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карты Люцифера" (страница 26)

   – Ты же Эраста Богдановича неплохо знал, – неожиданно перевела разговор Ладейникова.
   – Твоего первого муженька? Знавал, как же…
   – Он был намного старше меня.
   – Припоминаю.
   – Выскочила я за него, еще будучи студенткой.
   – И это мне известно.
   – Пришла к нему в дом первый раз, думала – в музей попала. Картины, обстановка… Что я видела в те поры? Приехала из Вологды… Отца на фронте убило, мать еле концы с концами сводила… Хорошо, я одна в семье.
   – И у меня такая же история, – отозвался Артем.
   – Ты с какого года?
   – С тридцать шестого…
   – А я с тридцатого. Ну, вот… – она вздохнула. – Зачет, помню, пригласил сдавать на дом. Куда деваться, пошла… Правда, вел себя деликатно, руки не распускал. В тот раз я и с Манефой познакомилась. Вначале она мне не понравилась. Крошечная совсем, вся в черном… Карга каргой. Потом Эраст Богданович еще раз пригласил. Уже чай попить. Угощение у него царское. Торты, шоколадные конфеты… Я в жизни ничего подобного не едала. В Вологде тортов и шоколада и не видывали, а в Москве денег в обрез. Разве что со стипендии пирожное «картошку» купишь… Эрасту Богдановичу в ту пору было далеко за сорок, а мне только-только двадцать стукнуло. Я, конечно, понимала, что он в гости зазывает не просто так. Все ждала – когда приставать начнет. Но повторяю: человек он был воспитанный, ничего себе не позволял. Раза два мы с ним театр посещали – Большой. У меня и надеть на выход нечего, так он отвел меня к портнихе, хорошая была портниха, раньше в Лодзи жила – Берта Исааковна. Сразу два платья мне сшила. Одно, помню, из синего трофейного бархата. Дело, так сказать, далеко зашло. И в институте стало известно. Я хоть и не болтала, да разве утаишь. Положение становилось двусмысленным. В принципе я могла с ним переспать, ничего страшного в том не видела, тем более уже не девицей была. Он мне даже нравился. Интеллигентный человек, солидный, воспитанный… Внешне, конечно, подкачал… Ну, ты помнишь. Он всю жизнь выглядел одинаково. Маленький, толстенький… Голова, как бильярдный шар. И очки с телескопическими линзами. Собственно, ждала, когда он сделает первый шаг. Но вела себя скромно. Даже когда платья мне сшили, категорически отказалась взять их себе. Говорю: в общежитии им не место. Пусть у вас хранятся. Я его так всю жизнь на «вы» и называла. В театр, говорю, пойдем или еще куда, тогда и переоденусь.
   Прошло совсем немного времени, и он делает мне предложение. Полная неожиданность. Ничем не выдавал столь серьезных намерений. Наговорил разной чепухи о чувствах, одиночестве, сострадании… просил не торопиться с решением. А чего тут решать. Я, конечно, для порядка изобразила мучительные раздумья, однако снизошла. Многие мне завидовали: еще бы, отхватила такого «бобра». Да я и сама удивлялась своей удаче. Приехала из Вологды мать знакомиться с зятьком. К выбору моему отнеслась скептически, изрекла пророчество: «Ты с ним долго не проживешь». Однако мамаша оказалась не права. Жить мне с ним нравилось, и причиной тому был не только достаток и комфорт. В квартире много интересных вещей: картины, антиквариат, уникальные книги. Но наибольшее впечатление на меня произвела, не поверишь, Манефа! Вначале я относилась к ней с настороженностью, даже опасалась. Бродит такое маленькое существо, несколько похожее на крысу. Непонятно, какой у нее статус. Домработница, приживалка?.. Обратила внимание на отношение к ней Эраста Богдановича. Непонятная с его стороны почтительность. С прислугой так не любезничают, даже в наше время. Хотя Манефа явно вела домашнее хозяйство. И еще я обратила внимание, что с редкими посетителями, ну, вроде тебя, она ведет себя совсем иначе, чем, скажем, с профессором или со мной. С визитерами изъясняется простонародным говором, по-деревенски, а с нами вполне грамотно, причем иной раз вставляет в речь французские фразы. Ко мне она поначалу присматривалась. Но без неприязни. Знаешь, как иногда смотрит старая прислуга на новую хозяйку. С подобострастием, но одновременно с затаенным злорадством. Нет, Манефа явно меня изучала. Как-то я спросила мужа: кто она такая? Сама расскажет, если захочет, отозвался Эраст Богданович.
   Постепенно наши отношения наполнились теплотой. Она как будто взяла надо мной опеку. Что называется, лелеяла. Пылинки сдувала. Раз предложила искупать меня. Я вначале даже не поняла. Что значит – искупать? Я и сама в состоянии помыться. Однако Манефа мягко настаивала… Помню, меня поразило ее тело. Не старушечье, а скорее детское. И никакого горба… И лицо без платка совсем иное…
   – Интересно, чем вы в ванной занимались? – со смешком спросил Артем, вспомнив о своем общении с Манефой.
   – В тот раз ничем предосудительным, – совершенно серьезно отозвалась Ладейникова. – А в дальнейшем… Впрочем, наши личные отношения никого не касаются. Дальше рассказывать?
   – Конечно, только прошу не опускать интимные детали.
   – Обойдешься без подробностей. Вернемся к Манефе. Позже, когда мы стали настоящими подругами, я узнала историю ее жизни. Конечно же, она происходила вовсе не из деревни. Это было придумано, так сказать, для маскировки. Настоящие имя и фамилия Манефы – Елизавета Старосильцева. Родилась она незадолго до революции в старинной дворянской семье. Во время Гражданской войны все ее ближайшие родственники погибли, а девочку взял к себе в дом и удочерил один высокопоставленный деятель из «бывших». Имелась у ребенка одна странная особенность. После четырнадцати лет она совершенно перестала расти, внешне так и оставшись подростком. В конце тридцатых годов приемного отца, да и остальных членов семьи репрессировали. Манефа спаслась чудом, благодаря своей внешности. По документам ей было двадцать лет, а выглядела она как подросток. Во время ареста близкие сказали, что приемная дочь уехала отдыхать на юг, а Манефа – младшая сестра домработницы. Позже она перебралась жить к нам, то есть к Эрасту Богдановичу.
   – Послушай, дорогая, – перебил повествование Ладейниковой Артем, – для чего ты мне все это рассказываешь? Про себя, про Манефу… Какое мне до вас дело! Морочишь голову, переливая из пустого в порожнее. Дьявол, ведьмы… Есть ли они, нет ли их – мне-то какое дело. Я – простой человек, и ничего, кроме денег, меня не занимает. Вот ты! Понятно, что, выйдя замуж за своего профессора, ты не знала, чем со скуки заняться. Сначала забавлялась со своей карлицей, потом пожелала более острых ощущений. И остальные из твоего окружения такие же. Что касается этого Трофима Петровича, то суть его игры мне неведома, да и неинтересна. Сейчас я отправлюсь домой, а завтра забуду обо всем произошедшем. Со всеми произведен расчет, в том числе и со мной. Так что ваши сатанинские игры меня больше не интересуют.

   Глава 18

   Она ваша старая знакомая. Вон, глядите, манит к себе крючковатым пальцем. А в другой руке держит отравленное яблочко…
Эрика Джонг
«Ведьмы»
   – А деньги? – немного подумав, осторожно спросила Ладейникова.
   – Что деньги? – не понял вопроса Артем.
   – Ты же говоришь: деньги для тебя – главное.
   – Примерно так, – не стал возражать наш герой.
   – Помоги мне, и я тебя озолочу!
   Артем засмеялся:
   – Вообще-то говоря, я теперь не беден. Этот твой дружок Трофим Петрович мне неплохо заплатил, и покойный старец Колычев завещал свое имущество. Так что я – Крез.
   – Глупый мальчик, – насмешливо произнесла профессорша. – Откуда ты знаешь о богатстве? Ну что ты получишь по завещанию? Домик в поселке Сокол. Конечно, по здешним меркам он стоит немало, но разве его можно сравнить с виллой на Лазурном берегу или замком в Нормандии?
   Артем внимательно посмотрел на Ладейникову. Что и говорить: лихой видок. Волосы всклокочены, под глазом набирает краски багрово-лиловый фонарь (и когда она успела получить его?), босые ножки высовываются из-под Артемовой куртки. Ко всему прочему она, видать, либо простудилась и у нее высокая температура, либо просто сбрендила, потому что несет явную чушь. Бормочет о каких-то виллах и замках… Он отвел глаза и озадаченно крякнул.
   – Думаешь, с ума сошла? – правильно оценила его реакцию профессорша. – Ошибаешься, милый. Все это вполне реально. Помоги мне уничтожить Трофима, и ты получишь столько, что тебе и не снилось. Уедем во Францию и будем жить по-царски, захочешь – вместе, а нет… – Она засмеялась, словно прозвонили хрустальные колокольчики. – А потом, ведь ты же по натуре авантюрист. Мы с тобой – одного поля ягоды. Неужели тебе не интересно?
   – Откуда у тебя такие деньги? – в сомнении произнес Артем. – Опять обманываешь? Да и как это можно – уехать из страны? Нет, чепуха все это. Ты или врешь по своему обыкновению, или действительно съехала с катушек.
   – Объяснять, доказывать и подтверждать долго, да и не к месту. Хочешь – верь, хочешь – нет. Но я гарантирую…
   – Как известно, гарантии дает только «Госстрах», – ехидно заметил Артем. – Ну, допустим, я соглашусь. И что дальше? Я должен убить Трофима Петровича? Боюсь, из этого ничего не выйдет. Не способен я на смертоубийство.
   – Я тебя вовсе не прошу принять физическое участие в его устранении.
   – Тогда вообще ничего не понимаю. Какова же моя роль? Где он живет, я не ведаю. Меня туда привезли. Где находится его дом – на востоке, на западе от Москвы – мне неизвестно.
   – Зато я хорошо знаю. Ты мне нужен, так сказать, для поддержки. Все остальное я сделаю сама.
   Артем в сомнении пожал плечами.
   – Как это понимать – для поддержки? Может, в прямом смысле? Когда будешь лезть в окно, мне что, нужно будет тебя подсадить?
   – Оставь свой дешевый юмор. Рядом со мной будешь. Неужели не понятно?!
   – И за это ты обещаешь мне жизнь во Франции? За присутствие?! Вот уж чепуха. Давай, Агния, выкладывай все начистоту. А иначе будь здорова.
   – Хорошо, – после паузы сказала Ладейникова. – Я посвящу тебя в свой план. Я действительно хочу уничтожить Трофима. Естественно, в физическом смысле. Смерти Манефы я ему не прощу. Но собираюсь сделать это без ножа или пистолета…
   – Отравить хочешь?
   – Ни в коем случае. Ни один из привычных способов тут не подходит.
   – Тогда как же?
   – С помощью магии.
   – Ну, конечно! Я и забыл, что ты – дипломированная ведьма. Значит, хочешь извести Трофима Петровича исключительно колдовством. Уж не в крысу ли превратить желаешь? Замечательное мероприятие, ничего не скажешь. Не откажусь принять участие в качестве ассистента. Вот только мне какая роль отводится? Подносить вашей мрачности волшебную палочку?
   – Ты воспринимаешь все крайне несерьезно, – сухо сказала Ладейникова.
   – Уж извини. Но если смотреть на происходящее серьезно – свихнуться можно. Вот ты, например…
   – Думаешь, с ума сошла? До этого пока далеко. А в моих способностях ты скоро убедишься.
   – А потом, после всего мы сядем в Восточный экспресс и отправимся в Ниццу.
   – Я от своих слов не отказываюсь. Будет и Ницца, будет и экспресс.
   Не успела Ладейникова произнести эти слова, как вокзальная дверь отворилась и в зал ворвался громадный бородатый мужчина в ватнике и кирзовых сапогах.
   – Электричка скоро? – спросил он с ходу.
   – Мы не знаем, – в один голос отозвались Артем и профессорша.
   – А Доницеттьевка как полыхает! – безо всякой связи с предыдущим вопросом восторженно вскричал мужчина. – Любо-дорого… Прям-таки феерия!
   – Кто полыхает? – не понял Артем.
   – Дом творчества имени композитора Доницетти. Который – «Любовный напиток»… э-э… «Лукреция Борджиа». Оперы такие. Или не слыхали? Хорошая, между нами, музыка… Задушевная… Вот, к примеру… – И мужчина приятным тенором пропел фразу на чистом итальянском языке:

Уна фуртива лагрима,
Нельо кесвоис сунто…

   Из «Любовного напитка», значится. – Он внимательно оглядел присутствующих, которые потрясенно молчали. – А вы случайно не погорельцы? Вид у вас презабавный. Особливо у гражданки.
   Наши герои кивком подтвердили сей прискорбный факт.
   – И хорошо, что спалили, – заметил знаток оперной тематики. – Дела там, между нами, творились о-го-го какие нехорошие! Мерзкие делишки! Ну да ладно, как говорится, было и сплыло. Огонь очистит место…
   Зал ожидания стал наполняться возбужденными людьми. Все только и говорили, что о пожаре. По обрывкам фраз, долетавшим до Артема, он понял: народ в целом одобрял гибель Доницеттьевки.
   – Ведьмы там собирались и ведьмаки… – шепотом рассказывала старуха в допотопном салопе другой такой же старозаветной бабке. – Бесовщину устраивали. Отец Пафнутий урезонивать их приходил, так они его, бедного, так напоили… – бабка поджала и без того тонкие губы, – своими чародейскими зельями, что года не прошло, с колокольни, несчастный, сверзился.
   – А еще, – подхватила другая салопница, – у Дуськи Кроваткиной из Сорокопятова мальчонка пропал. Годика не было. Прямо из люльки утащили. Сорокопятово ведь рядом с этой сатанинской доминой находится. Кинулся народ искать. Все на домину указывает. Ну, подошли… Давай шуметь. А что скажешь? Мол, вы малютку украли? Дак никто не видал. Орали, орали… Подъехали мильтоны. Что за шум? Эти сорокопятовцы и объяснить толком ничего не могут. Одно слово – пошехонь косматая. Дитя, говорят, у нас пропало. Сколь годов? Восемь месяцев. Да вы что, оглашенные, несете?! – слышат в ответ. – Неужто он сюда прибежал?! Кому нужен ваш сопляк? Здесь интеллигенция…
   – Вот то-то и оно, что интеллигенция, – отозвалась первая старуха и покосилась на парочку погорельцев. – А мальчонку они, видать, съели.
   – Может, съели, а может, в жертву нечистому принесли. В хоромине этой испокон веку темные дела творились. Мне тятенька рассказывал, а ему евоный про тамошних господ-то… колдуны да чернокнижники… Христианских людей изничтожали. Как-то еще до войны канаву возле хоромины для неких целей рыть вздумали. И только копнули, на кости наткнулись человечьи. Да не могилка. Много костей… И все вперемешку…
   – Страсть-то какая!
   – Ничего себе, – еле слышно произнес Артем, кивнув в сторону старух. – Неужели правда?
   Ладейникова пожала плечами, но благоразумно промолчала.
   Народ высыпал на перрон. Вдали раздался гудок электрички. Вскоре наши герои уже сидели на жестких вагонных скамьях: Артем у окна, профессорша – привалившись к его плечу. Она заснула, задремал и Артем. Странные обрывочные сны необычайной яркости снились ему. Сны нанизывались один на другой и, несмотря на то, что Артем поминутно просыпался, превращались в логически связанную между собой цепочку видений, одновременно фантастических и вполне реальных. Вот Дом творчества, народ в овальном зале, но головы у присутствующих если и человеческие, то весьма гротесковые. У кого-то вместо носа хобот или вместо двух глаз – три, причем один на лбу. Тут же и вовсе животные или птичьи личины, но тоже не реальные, а словно преломившиеся в кривом зеркале. Сцена. На ней Ладейникова совершенно голая, а рядом Манефа в облике маленькой собачки. Появляется Трофим Петрович. Собственно, ничего от обычного Трофима Петровича в нем нет. Просто темная фигура без лица, однако Артем знает, что это именно он. Собравшиеся шумят, выкрикивают непонятные слова, но что именно, разобрать невозможно. Собачка Манефа бросается на Трофима Петровича, но тот отшвыривает ее ударом ноги, и Манефа превращается в язык пламени. Мгновенно вспыхивают и все присутствующие. Они становятся факелами, но не мечутся, а исполняют некий плавный танец. Наподобие менуэта. Факелы приседают, кружатся… И при этом неимоверно чадят. Только Ладейникова и Трофим Петрович не вспыхнули, но и с ними произошли презабавные пертурбации. Профессорша излучает яркий холодный свет, а фигура Трофима Петровича преобразилась в гигантское остроугольное лицо, наподобие небесного месяца, каким рисовали его в старину. На фоне сияния, исходящего от Ладениковой, грозно чернели два рога лунного серпа. В зале, меж факелов, вдруг плавно запорхали голозадые, похожие на херувимов младенцы, но только не розовые, а коричневые, словно шоколадные…
   – Негритята прилетели! – завопили факелы. – Он здесь! Он среди нас!..
   На этом захватывающем месте сон неожиданно прервался. Артем почувствовал толчок в плечо. Он открыл глаза. Электропоезд прибывал в Москву.
   – Поедем ко мне, – заявила Ладейникова тоном, не допускающим возражений.
   – Почему к тебе? Я уже три дня дома не был.
   – Успеешь еще побывать… Чего тебе там делать?
   – Да хотя бы помыться. После всех этих приключений я грязен как свинья.
   – У меня примешь ванну. Времени у нас мало. Нужно действовать немедленно.
   – Ты что же, хочешь прямо сегодня привести свой план в действие?
   – Конечно. А чего медлить… Приготовлю все, что необходимо, и отправимся.
   – На чем, интересно?
   – У тебя же есть машина, вот на ней и поедем.
   – Тем более нужно заехать домой. Ведь машина стоит у подъезда. Давай так. Сейчас берем такси, отвозим тебя, а потом я еду домой. Выкупаюсь, отдохну и приезжаю к тебе.
   Ладейникова не отвечала, видимо, что-то обдумывала.
   «Наверное, боится, что я не вернусь», – подумал Артем.
   – Хорошо, – наконец промолвила она. – Только дай слово… Хотя можно ли ему верить? Ладно. Придется. Но я на тебя очень рассчитываю. – В голосе Ладейниковой послышались несвойственные ей просительные нотки. – Ты уж, пожалуйста, не подведи.
   Артем заверил, что непременно явится.
   – Сейчас восемь, – сообщил он, взглянув на часы, – в двенадцать я буду у тебя.

   Дом, милый дом. Он сунул ключ в замочную скважину. Может, плюнуть на все? Плюнуть и забыть! Не было никакой Ладейниковой, никакого Трофима Петровича. Не было и нет! Сесть сейчас в машину и рвануть в Крым. Сентябрь – самое время. Еще можно купаться и загорать, основной народ схлынул… Спокойный, тихий отдых… Покантоваться там недельки две, а потом в Одессу…
   Дверь отворилась, и на пороге он увидел… пса. Сенбернар вилял хвостом, всем своим видом выражая радость, что наконец дождался любимого хозяина. Хвост двигался столь интенсивно, что поднимал волну воздуха, словно небольшой вентилятор.
   – Ты здесь? Как?..
   Сенбернар затряс головой, разбрызгивая во все стороны слюну.
   Почему-то Артем необычайно обрадовался. Все проблемы мгновенно отошли на задний план. Он нагнулся и обнял собаку за громадную голову. Неожиданное появление пса, исчезнувшего на другом конце Москвы, ничуть Артема не удивило. Умное животное, конечно же, смогло сориентироваться и самостоятельно добраться до его дома. Артем не раз читал о подобных случаях. А мать, естественно, впустила пса.
   – Друг! – проникновенно произнес он. – Где же ты был, друг?! Мне так тебя не хватало.
   Пес лизнул Артему лицо шершавым языком и умильно хрюкнул.
   – Все, – вслух произнес Артем, – решено! Прямо сейчас собираемся – и в путь, на юга. Я – за рулем, ты сзади. Здравствуй, Ялта!
   Пес с сомнением смотрел на него.
   – Не веришь?! Погоди малость. Сейчас приведу себя в порядок… – Артем бросился в ванную и открыл воду.
   Пока он мылся, намерения его еще больше окрепли. Выйдя из ванной, он наскоро вытерся и тотчас бросился собирать вещи. Пес с интересом наблюдал за его манипуляциями. Чемодан был собран, оставалось взять деньги.
   Собственные сбережения Артем, по примеру своего наставника Колычева, хранил в тайнике, искусно, как ему казалось, устроенном в двойном дне древнего, принадлежавшего матери гардероба. Сработанный из дуба в начале века, гардероб претендовал на вечность. Еще будучи ребенком, Артем обнаружил, что если вытащить нижний ящик и убрать находящуюся между ним и дном гардероба фанеру, то откроется вместительная ниша, в которой можно прятать различные вещи от матери: самопал, немецкий штык, разряженную гранату-лимонку, трофейные порнографические открытки. Позже сюда складывались деньги и некоторые ценные антикварные безделушки.
   О тайнике, кроме Артема, никто не знал.
   Наш герой вытащил ящик и снял фанерную крышку. Нужно заметить, что крышка была подогнана самым тщательным образом и закреплена потайным замком. Артем наугад сунул руку в тайник, хорошо помня: он почти доверху набит деньгами и драгоценностями. К его изумлению, рука провалилась в пустоту. Ничего не понимая, Артем наклонился и заглянул в нишу. Совсем пустой ее нельзя было назвать. На дне лежали несколько обандероленных пачек и кое-какие вещицы. Но эти деньги и ценности находились здесь еще до начала событий. В тайнике отсутствовала огромная сумма, полученная за поиски эмалей, а также все капиталы и сокровища, найденные в доме у Колычева. Артем стал лихорадочно шарить по дну тайника. Бессмысленность подобных действий была очевидна, и он сам понимал это.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация