А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карты Люцифера" (страница 25)

   Глава 17
   ДЕМОНИЗМ В СТРАНЕ СОВЕТОВ

   Вопреки часто встречающемуся мнению, колдовство, эта созидаемая в течение двух веков настоящая церковь, поклоняющаяся Князю тьмы, вовсе не величественный обломок Средневековья, не случайно уцелевшее мрачное строение, постепенно подтачиваемое Возрождением, а новое явление, навязчивая идея, оригинальное порождение именно этой эпохи, причем порождение, обусловленное множеством факторов.
Франсуаза Милле-Жорис
«Заметики о колдовстве»
   Только тут Артем заметил: в зале творится что-то неладное. Вспыхнул стоявший у стены диванчик, следом полыхнула штора, закрывающая окно. Видимо, одна из свечей, в панике брошенная кем-то из присутствующих, закатилась под диванчик, но не погасла. Она-то и стала причиной пожара.
   Огонь распространялся чрезвычайно быстро. Загорелись другие шторы, потом занялась сцена. Артем поспешно сбежал вниз. Трофим Петрович уже стоял возле выхода. Он равнодушно глянул на своего спутника.
   – Ну что, Артемий, дело сделано. Можно и возвращаться. Ружьишко только подбери.
   – А она? – Артем указал в сторону сцены, на которой слабо шевелилась, пытаясь встать, Ладейникова.
   – Что она?
   – Профессорша ведь жива. Как же ее бросить здесь?
   – Вы же видели, она хотела убить меня.
   – Пусть так. Но разве можно обрекать ее на такую страшную смерть?
   – Ведьм всегда сжигали.
   – Но вы же не инквизитор?
   Трофим Петрович странно усмехнулся:
   – Можете ее спасать, но я вас ждать не собираюсь. Решайте… Возможно, вы испытываете к ней определенные чувства, но сами же рассказывали: она и вас желала отправить на тот свет.
   Артем растерянно смотрел то на сцену, то на удаляющуюся спину Трофима Петровича. Наконец он принял решение и бросился к Ладейниковой. Та кое-как приподнялась на локте и немигающе взирала на подступающий к ней огонь. Артем взял профессоршу на руки и понес к выходу.
   Когда он выскочил со своей ношей на крыльцо, вокруг не было ни души. Артем изумленно огляделся. При свете двух горевших фонарей он обнаружил, что площадка перед домом абсолютно пуста. Ни машин, ни автобуса не наблюдалось. А ведь после бегства сатанистов прошло от силы минут двадцать. Неужели они сумели так быстро собраться и уехать? Артем вновь начал озираться. Но тщетно. Исчез и Трофим Петрович.
   – Опустите меня на землю, – еле слышно попросила Ладейникова. Артем хотел положить профессоршу на холодный мрамор крыльца, но она встала на ноги.
   – Как чувствуете себя? – спросил наш герой.
   Она пожала плечами, но промолчала.
   – Нужно выбираться отсюда, – продолжил Артем, – дом-то горит. – Он в сомнении оглядел ее легкомысленный наряд – рясу. – Вам бы переодеться нужно. Только во что? В дом возвращаться опасно.
   Действительно, полыхало на славу. Артем даже не мог предположить, что за столь короткий срок пожар мог набрать такую силу. Создавалось впечатление, что дом набит горючими материалами. Языки пламени полыхали почти во всех окнах первого этажа. Начали лопаться стекла. Огонь добрался и до парадного входа. Даже здесь, на крыльце ощущался жар пламени.
   – Все, – сказал Артем, – назад дороги нет.
   – Там осталась Манефа…
   – Она мертва.
   – А достать ее оттуда?..
   – Да как можно? Вы же видите, что делается!
   Профессорша безучастно кивнула головой.
   – Давайте-ка выбираться отсюда.
   – Она мне как мать была… – сообщила Ладейникова. – А эта сволочь… Как мать!.. Ну, ничего, знаю, как до него добраться.
   – Так вы знакомы с Трофимом Петровичем? – удивился Артем.
   – Еще бы… еще бы!..
   – Он кто?
   – А ты не знаешь? Странно. Я думала, действуете заодно. Собственно, как будто нужно сказать тебе спасибо. Из огня меня вытащил. Ведьму – из костра. – Она хрипло засмеялась. – Случалось на свете и такое… Ничто не ново под луной.
   – Как же нам отсюда выбраться? – недоуменно спросил Артем. Он взглянул на часы. – Три. И дождь все идет… Ты хотя бы дорогу отсюда знаешь? Да и вообще, идти сможешь? Треснул он тебя изрядно. И одета как-то не по сезону. Вон даже босая. Тебе не холодно?
   – Пепел Манефы жжет мое сердце.[40]
   – Послушай, надень мой свитер поверх своей накидки, а на ноги… – Артем задумался – что бы приспособить ей на ноги? – Погоди, я сейчас. – Он вспомнил: когда пробирались с Трофимом Петровичем по заполненному всяким хламом чулану, возле поломанного бюро валялись старые резиновые сапоги. Бегом кинулся вокруг дома. Окна с тыльной стороны были темными. Огонь сюда еще не добрался. За каким из них раздевалась Ладейникова? Кажется, за этим. Если разбить окно? Нет, опасно. Можно порезаться в потемках. Лучше найти сапоги и вернуться к профессорше.
   Так он и поступил. Правда, размер обувки оказался не меньше сорок пятого, но выбирать не приходилось.
   Когда Артем вернулся, Ладейникова сидела на нижней ступеньке крыльца. Свитер она так и не надела, а положила себе на колени.
   – Ну что же, – произнес Артем, – пора, наверное, сматываться отсюда. – Он оглянулся на дом. Огонь уже вырывался из окон второго этажа. Внутри здания слышались какие-то хлопки, слабые взрывы… – Надевай свитер, бахилы, и потопали…
   Ладейникова молча исполнила требуемое. Сделала пару шагов. Безразмерная обувь болталась и хлюпала. Она невесело засмеялась:
   – «Испанские сапоги».[41]
   – Почему испанские? – удивился Артем. – Скорее всего, фабрики «Красный скороход». Выбирать, однако, не приходится. В какую сторону идти?
   Она неопределенно махнула рукой:
   – Вперед по дороге.
   – И долго топать?
   – Недалеко отсюда железнодорожная станция. В шесть начинают ходить электрички… Так что, если сесть на первую, часов в восемь будем в Москве. Правда, у меня ни копейки денег… Все в сумочке осталось…
   – Это не проблема, – отозвался Артем. – Итак, на станцию.
   Шли молча. Время от времени наш герой оглядывался назад, туда, где полыхал Дом творчества. Зарево осветило полнеба. Видимо, рухнула крыша, потому что над пожарищем взметнулся столб искр.
   Стояла глубокая ночь. Дождь продолжал слабо моросить, но было не холодно, а, несмотря на сентябрь, всего лишь по-летнему свежо. Ладейникова кое-как ковыляла в своих сапогах. И хотя они шли по асфальту, ноги несчастной профессорши разъезжались, как на льду.
   – Я лучше их совсем сниму, – заявила она.
   – И правильно, – отозвался Артем, – а то мы такими темпами до станции и за два часа не дойдем. А может, поступим следующим образом: ты наденешь мои сапоги, а я эти бахилы.
   – Нет уж, – отозвалась Ладейникова, – как-нибудь дойду босиком.
   – Послушай, может быть, мне пора узнать некоторые вещи?
   – А именно?
   – Ты бы могла пролить свет на происходящее. Карты эти… Трофим Петрович… Ваше сегодняшнее… заседание.
   – Заседание? – Профессорша хмыкнула. – Может, лучше сказать: застояние. А я считала, ты в курсе дела. Давай поступим следующим образом. Вначале ты расскажешь мне все, что тебе известно, вернее, обо всем, что с тобой происходило, а уж потом будет моя очередь.
   – Опять хитришь?
   – Чего мне хитрить. Все в один миг рухнуло… А главное, я потеряла Манефу. Вот ее мне по-настоящему жалко, а все остальное – чепуха!
   – Хорошо, согласен. Только буду краток. Если что-нибудь не ясно, лучше переспроси, а то мне надоело повторять одно и то же. Начнем с того, как я купил у тебя эмали и отправился к Колычеву…
   И до тех пор, пока вдали не показались огни станции, Артем живописал свои похождения. Ладейникова, казалось, внимательно слушала, хотя и не перебивала, а когда Артем закончил, тут же отозвалась:
   – Никто за тобой не шпионил, тем более я не подсылала к тебе убийц.
   – А кто же тогда?.. Откуда они взялись?
   – А этот твой Трофим?.. Не допускаешь мысли?..
   – Ему-то зачем? Сам же меня посылал…
   – Тогда…
   – Ну-ну?..
   – Я не знаю.
   – Опять врешь!
   – Ну, зачем мне врать? Наверняка не знаю, могу только догадываться.
   – Тогда хоть догадку открой.
   – Погоди малость. Если хочешь узнать побольше, нужно ввести тебя в курс дела, а то ты, я вижу, даже не представляешь, в какую историю попал. То, что тебе рассказывал Трофим, только полуправда. Вернее, та часть правды, которую он посчитал нужным сообщить.
   – А кто он, собственно, такой?
   – Трофим Петрович Самохин – личность весьма загадочная. Занимает очень высокий пост не то в КГБ, не то в какой-то смежной с ним структуре. Вхож в правительственные кабинеты. Имеет огромное влияние на некоторых руководителей государства.
   – Ты прямо как досье читаешь, – заметил Артем.
   – Видишь ли, – отозвалась Ладейникова, – этот Трофим знаком мне давно, а главное, всегда был весьма интересен. Не как личность, хотя он, безусловно, весьма занятный человек, а как субъект, представляющий постоянную угрозу. В чем ты сегодня мог убедиться. Он никого и ничего не боится.
   – Вот ты говоришь: вхож в правительственные кабинеты. Почему?
   – Дело в том, что он способен делать весьма качественные прогнозы…
   – То есть предсказывать будущее?
   – Совершенно верно. Насколько мне известно, его прогнозы сбываются на девяносто процентов, а может быть, и больше. Естественно, такой человек представляет огромную ценность для руководства страны. Конечно, он не рекламирует себя как маг или оккультист, а скорее представляется гениальным аналитиком.
   – Однако ты хочешь сказать: его способности имеют сверхъестественный характер?
   – Вне всякого сомнения.
   – Я был у него дома, видел библиотеку… Множество книг по колдовству и демонологии. Весьма редкие издания, стоящие огромных денег…
   – Понимаешь, когда он возник на горизонте, мы навели о нем справки.
   – Кто это «мы»?
   – Неважно. Так вот. Объявился он сразу же после войны. Молодой деревенский парнишка, только что демобилизовался… Образование – семь классов… На фронте служил в пехоте. Из наград только медаль «За победу над Германией». Однако в сорок девятом году он уже капитан МГБ. Как, почему?! Без образования? Но факт остается фактом. По непроверенным данным, еще находясь в войсках на территории Чехословакии, он сумел втереться в доверие к какой-то важной военной шишке. Якобы предупредил этого человека, чтобы тот в конкретный день ни в коем случае не летел на самолете в составе военной делегации в Белград. Как уж он сумел добраться до этого генерала, а главное, как сумел убедить, остается тайной. Однако большой начальник все же остался на земле, а злополучный самолет в тумане врезался в гору, и все погибли. После этого генерал полюбил Трофима, как родного сына.
   – Похоже на сказку, – скептически заметил Артем.
   – Эта история стала, как говорится, достоянием гласности. Даже солдатским фольклором. Понятно, прежде чем Трофим добрался до генерала, он рассказал о своих опасениях еще кому-то: адъютанту, скажем, или особисту… И пошла гулять молва. Но о дальнейших его деяниях не просочилось ни капли информации. Где-то в конце пятидесятых этот человек появляется в наших кругах.
   – В каких это ваших?
   – Не перебивай. Сразу же становится ясно, он – не тот, за кого себя выдает. Никакой он, конечно, не Самохин и не колхозник с семиклассным образованием…
   – А кто же?
   – Вот в этом-то и загадка. Прекрасно знает языки, причем и древние. Колоссальная эрудиция, особенно в оккультных вопросах… А главное – он явно из посвященных…
   – Не понимаю твоей терминологии.
   – Сегодня ты видел наше сборище, – в голосе Ладейниковой звучало явное презрение. – Подавляющее большинство присутствующих либо шизофреники, либо сексуальные маньяки.
   – Странно слышать от тебя подобные слова.
   – Ничего не остается, как признать очевидный факт. Сборище дегенератов и скотов… Думаешь, я этого не понимала? А что делать? Момент сейчас не больно подходящий для подобных увлечений. Страна строит коммунизм. Утопия, конечно. Но она окрыляет. Какие уж тут поклонения сатане. Расцвет темных культов происходит в лихие времена, когда старая вера растоптана, а новая не обретена.
   – Доходчиво излагаешь. Тогда почему ты участвуешь во всей этой чуши? Или тоже со скуки?
   – Слушай, хватит! Я что-то разговорилась. Вот и станция. Действительно, смешно и странно все выглядит. Идем под дождем, в ночи… Я босиком… беседы какие-то нелепые… И Манефу я потеряла… – она вздохнула. – Ты думаешь, ведьма – это обязательно злодейка?
   – Честно говоря, на этот счет у меня нет конкретных соображений, – отозвался Артем. – Я и с ведьмами до недавнего времени не был знаком.
   – Ведьма, – не слушая его, продолжала профессорша, – это единое состояние ума, души и тела. А главное – свобода! Ты свободна, ты – ничья. Паришь над всеми, купаясь в лучах луны. Одинокая звезда, сверкающая и холодная…
   – Стихи случайно не пишешь?
   – …Черпаешь тайные знания, ощущаешь себя сильнее всех.
   – Видели мы нынче эту силу…
   – Всяко бывает. Сегодня победил он, а завтра, возможно, я…
   Они подошли к зданию станции. Артем дернул дверь. Она оказалась открытой. В маленьком полутемном зальчике, пахнувшем мочой и тухлой рыбой, не было ни души. Парочка опустилась на замызганную железнодорожную скамью. Ладейникова поджала под себя босые ступни. Артем снял куртку и укрыл ей ноги.
   – Спасибо, – отозвалась она и слабо улыбнулась. – Ты, в общем-то, неплохой малый. Я считала, ты хуже.
   – Расскажи дальше, – попросил Артем. – Все равно делать нечего. Про Трофима…
   – Можно, если перебивать не будешь.
   Артем согласно кивнул.
   – Так вот. Этот человек стал посещать наши собрания. Особой конспирации мы не придерживались. Времена спокойные, гонений не наблюдается. Причем чем больше тайн, тем больше подозрений. Ведь все равно в нашем обществе, которое насквозь пронизано стукачеством, что-либо скрыть невозможно. А так своего рода кружок по интересам. Люди, вхожие в него, как правило, с положением. В основном представители творческой интеллигенции. Между прочим, самые большие стукачи. Итак, к нам попадает этот Трофим. Причем, не скрываясь, рекомендуется: я, мол, представитель органов. Но вы, говорит, не бойтесь. Пришел не с целью шпионить и выведывать, а исключительно из глубокого интереса. Эзотерикой и оккультизмом давно и страстно интересуюсь, поэтому ищу единомышленников.
   Я тебе уже дала определение публики в нашем так называемом кружке (я не люблю слово «секта»), а этот человек отличался глубокими, я бы сказала, уникальными знаниями. Вот тогда мы и навели о Трофиме справки.
   Именно от Трофима я в первый раз услышала про карты. Конечно, с Таро как с таковыми я была знакома, у меня даже имелось несколько колод как отечественного дореволюционного производства, так и привезенных из-за рубежа. И практикой гадания я немного владела. И вот как-то Трофим меня спрашивает: известно ли мне о колоде герцогов Сфорца?[42] Я, понятно, ничего про них не слыхала. Он рассказал легенду о том, что родоначальник династии Муцио заключил с дьяволом договор. В обмен на нечеловеческую силу[43] сатана вручил Муцио карты, научил игре и поручил, взяв их за образец, распространять среди людей.
   – Я думал, с помощью Таро можно лишь гадать, – заметил Артем.
   – Не только. Колода Таро делится на Старшие и Младшие арканы. Младшие нынче трансформировались в обычную игральную колоду. Но раньше для карточных баталий использовали и полную колоду. Существует даже такая игра «Тарокко». Но не в ней дело. С помощью карт Сфорца, как поведал Трофим, можно вызвать Люцифера. Они своего рода один из ключей в мир мрака. Дальше Трофим рассказал, что последним, кому принадлежала колода, был некий эсэсовский генерал, приближенный Гиммлера, его личный маг. Звали его как будто Карл Вилибальд или Вилиголд, что-то в этом роде. Гиммлер, как известно, был глубоким мистиком. Не зря он основал внутри СС некую еще более секретную организацию именно мистического толка.[44] Этот Вилибальд, назову его так, между прочим, бригадефюрер СС, погиб в Праге в мае сорок пятого. Карты исчезли. Будто бы их забрал себе какой-то советский офицер. Трофим настойчиво интересовался, не попадали ли эти карты к нам в руки или хотя бы не появлялась хоть какая-нибудь информация о них.
   – А фамилия Смольский тебе ничего не говорит? – спросил Артем. – Жил, между прочим, в Питере.
   – Кто это?
   – Я думал, из вашей братии.
   – Фамилия запоминающаяся. Мне кажется, я ее слышала, но в какой связи, не припоминаю.
   – Тогда объясни мне: почему ты продала коробку с эмалями, а потом вдруг стала упорно требовать ее назад?
   – Да все очень просто. Я не знала, что в коробке спрятаны карты. Интересовали меня в первую очередь эмали. Когда продавала, не знала их истинную стоимость, и ты меня легко облапошил. Но, сходив в Бутырки, на свидание к мужу, я рассказала ему, что и как. Он, естественно, был страшно возмущен, обозвал меня дурой и потребовал вернуть эмали любой ценой.
   – Даже ценой физической близости? – усмехнулся Артем. – Вот уж никогда не поверю, что твой Вартан обрадуется, сообщи ты ему об этом. Вообще, мне кажется, ты врешь.
   – То есть?
   – Хорошо, а откуда ты узнала, что в коробке спрятаны карты?
   – От твоего знакомого… Как его… Колычев, кажется. Он мне позвонил…
   – А зачем ты тогда его убила?
   – Убила?! Ты что, с ума сошел?! Зачем мне кого-то убивать? Ради чего?!
   – Ради карт, наверное. Они же, как выяснилось, являются для идолопоклонников святыней. Я тоже не понял, для чего нужно убивать старика и его экономку.
   – Послушай, Артем, я могу тебе поклясться, что никоим образом не причастна к их смертям. Я даже не знала, что Колычев убит. Ты вообще напрасно обвиняешь меня. То я на тебя нападение организую, то старика убиваю… Зачем мне это нужно? У меня и так проблем хватает. Мне были нужны только эмали. Вартан сказал, они стоят кучу долларов!
   – И поэтому, когда я принес тебе карты вместо эмалей, ты настолько обрадовалась, что тут же затащила меня в койку? Я же видел, в каком восторге пребывали вы обе, ты и Манефа.
   – Это легко объяснимо. Я сразу решила обменять карты на эмали.
   – Но откуда ты знала, кому я их продал? Я тебе этого не говорил.
   – Догадалась. Никому другому, кроме Трофима, они не нужны. Именно он собирался покупать их у моего мужа. А когда сделка не выгорела, упрятал Вартана в тюрьму. С него станется!
   – Твои объяснения смехотворны! – разозлился Артем. – Лапшу на уши мне вешаешь. Карты требовались именно тебе, якобы для обрядов. Несколько часов назад я имел случай в этом убедиться. Конечно, необходимы они и Трофиму Петровичу, не пойму только для чего. Вам обоим было известно об истинном содержании коробки с эмалями. Кто-то из вас убил Колычева и организовал нападение на меня. Колычев, возможно, знал больше, чем сообщил мне, за что и поплатился. А я просто мешал, особенно тебе, путался под ногами… Почему-то мне кажется, в основе всей этой катавасии лежат огромные деньги. Эмали стоят немало, а карты еще больше. Сама же говоришь: принадлежали герцогам Сфорца… А все эти ваши выкрутасы с колдовством, магией, астрологией… чем там еще… затеяны для отвода глаз. Твой Вартан имеет контакты с западными антикварами. И у Колычева подобные связи имелись. Вот больше некому. Карты попали к тебе, и ты решила, прежде чем их продать, похвалиться ими перед единомышленниками. Но не тут-то было! Трофим Петрович оказался сильнее.
   – Значит, ты мне не веришь? – с обидой спросила Ладейникова.
   – Ни на грош, – отозвался Артем.
   – А вдруг и я, и Трофим во всей этой истории не главные действующие лица?
   – Кто же тогда?
   – Дьявол!
   – Так я и знал! – Артем вскочил со скамьи и забегал по маленькому залу ожидания. – Ну, куда же без него! Трофим Петрович мне про дьявола толковал, теперь ты… Следуя твоей логике, все происходящее со мной – проделки сатаны.
   – Примерно так. Ты сядь.
   – Но зачем я ему?! – не слушая ее, продолжал выкрикивать Артем. – Даже если он существует, откуда взялся интерес к моей персоне?! Кто я такой?!
   – Успокойся. Сядь и послушай. Времени до первой электрички еще достаточно. Насколько я понимаю, ты не веришь в потусторонние силы?
   – В какой уж раз за последнее время мне задают подобный вопрос. Не верю!
   – Я тоже не верила. До определенного момента… Но однажды имела возможность убедиться в существовании дьявола.
   – Рад за тебя.
   – Я даже видела его.
   – Поздравляю! Тебе необычайно повезло. И как же он выглядит? С рогами и копытами? Или, быть может, имеет иное обличье? Меня, понимаешь, это всегда интересовало…
   – Он может принимать разные образы, – отозвалась профессорша. – Скажем, собаки, – она пытливо посмотрела на Артема, – или, допустим, ребенка… Форма для него не главное.
   Услышав про собаку, Артем вспомнил о сенбернаре. Пес появился неожиданно и так же неожиданно исчез. Хорошее было животное, интересно, куда оно делось?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация