А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карты Люцифера" (страница 20)

   Глава 15
   ХОЗЯИН

   La vida es sueno (жизнь – это сон)
Испанская пословица
   Когда Артем покинул логово новоявленной ведьмы и подошел к своей «Волге», то обнаружил: машина пуста, собака пропала.
   «Как же это может быть? – тупо соображал он. – «Волга» закрыта. Не мог же пес самостоятельно открыть дверцу и выбраться наружу? Значит, его кто-то увел. Но кому и зачем он понадобился? А главное, почему дал себя увести?..»
   Артем прикинул, сколько времени отсутствовал. Выходило – не больше двух часов. Может, собака соскучилась и отправилась его искать?
   Удивляясь собственному идиотизму, Артем залез в машину. Чувствовал он себя препаршиво. Сил совсем не осталось, глаза смыкались. Ощущение было такое, словно его выжали, как тряпку, и бросили за ненадобностью. Вообще, череда последних дней превратилась в некий калейдоскоп порока и излишеств. Взять хотя бы сегодняшние события. На кой черт ему сдалась эта придурковатая ведьма? Баб разве не хватает? Дашка куда лучше, естественнее и проще. А эта сука даже в койке обращается на «вы». Ну да ладно. Как бы там ни было, от карт он избавился. Уже хорошо. Теперь самое время отправиться домой и хорошенько выспаться. А потом заняться нормальным привычным делом. Потому как от неизвестно откуда появляющихся и неизвестно куда исчезающих собак, повешенных за ногу старцев и доморощенных ведьм в глазах рябит. А главное, эти бесконечные и бессмысленные разговоры про дьявола…
   Он, Артем, привык жить в материальном мире, и общение с потусторонним в последнее время вызывает у него изжогу. Довольно демонов! Как выразился Шопенгауэр: «Самый страшный демон, который тебя преследует, – ты сам». Вдохновленный бессмертным афоризмом, который, кстати, принадлежал вовсе не Шопенгауэру, Артем завел машину и отправился домой.
   Сны, которые его посетили, казались продолжением происходившей наяву фантасмагории… Говорящие собаки, обнаженные летающие женщины с распущенными волосами, рогатые и хвостатые существа неопределенных видов и пород не оставляли в покое…
   Все кувыркалось и вертелось, не хуже, чем в реальной жизни. И вдруг сквозь сумбур прорвался дребезжащий металлический звук. Он был резок, настойчив и шел откуда-то извне.
   Артем проснулся. Звук, оказывается, был звонком, но не телефонным, как вначале решил наш герой, а дверным.
   Недовольно бурча, Артем взглянул на будильник. Спал он всего часа четыре. Артем подошел к двери и взглянул в «глазок». На пороге стоял парень атлетического сложения, лицо которого показалось Артему смутно знакомым.
   «Где я его видел? – лихорадочно соображал он. – Ах да. Это тот детина со сломанным носом, который ждал меня на Пушкинской площади и передал деньги за эмали. Может, он убить меня пришел, – похолодел наш герой.
   – Открывай, придурок! – заорали за дверью. – Слышу же, как ты топчешься!
   Что делать?! Что делать?!
   – Открывай, а не то дверь вынесу!
   «Эх, жаль, собаки рядом нет», – пронеслось в голове.
   В дверь что есть силы долбанули башмаком. С косяка посыпались штукатурка и кусочки засохшей замазки.
   Артем решился и, кое-как справившись с ходившими ходуном руками, щелкнул замком.
   – Забздехал, зараза? – осклабившись, спросил «сломанный нос». – Ну, придурок, молись, сейчас мочить тебя начну.
   Он бесцеремонно переступил порог и с грохотом захлопнул за собой дверь. Артем, не придумав ничего лучшего, выставил перед собой кулаки, собираясь биться не на жизнь, а на смерть.
   – Ой, мама родная! – захохотал «сломанный нос». – Сейчас будет много крови. Ладно, клоун, собирайся. Поговорить с тобой желают. Для твоей же пользы. Давай, короче, не мешкай.
   Пока Артем, путаясь в рукавах и не попадая в штанины, натягивал рубашку и брюки, пришелец с презрительной гримасой разглядывал обстановку квартиры.
   – Бомбить тебя пора, – сказал он. – Ишь, барыга, зажирел. Спекуль хренов!
   Артем, поняв, что в данный момент убивать его никто не собирается, обрел привычную наглость.
   – Каждый холуй драконить тут начинает, – заметил он, подстраиваясь под лексику «сломанного носа». – Ты перед своим «папой» на цирлах ходишь, а тут картину гонишь.
   – Ой-ой, по фене они ботать умеют, – захохотал «сломанный нос». – Ты, петух, еще параши не нюхал, а шустришь под порченого фраера. Смотри, за базар можешь и ответить.
   Но Артем не стал вступать в дискуссию с мерзавцем. Он наконец оделся, демонстративно распахнул дверь и вышел вслед за «сломанным носом».
   На улице начинало темнеть. Дождь все еще не прекратился. В лужах лопались и вновь появлялись пузыри, мокрый воробей сиротливо прятался между водосточной трубой и стеной дома. Артем неожиданно вспомнил пса. Где-то он сейчас? Хорошо, если в тепле, а то скитается, бедняга, под дождем или прячется, как эта птичка, в какой-нибудь подворотне. И есть хочет, наверное?..
   Нахлынувшая жалость отвлекла от тревожных мыслей. На душе стало спокойнее.
   Они подошли к черной «Волге». Сквозь стекло Артем увидел сидящего позади клиента, именовавшего себя Иваном Николаевичем. Сейчас карты будет требовать, понял он. «Сломанный нос» молча открыл дверцу, кивнул Артему, приказывая садиться рядом с пассажиром. Артем взглянул на Ивана Николаевича. Лицо того абсолютно ничего не выражало, он даже не смотрел на Артема. Но едва наш герой плюхнулся рядом, клиент спросил:
   – Карты при вас?
   – Видите ли… – осторожно начал Артем.
   – Говорите четко и ясно.
   – У меня их отобрали.
   – Что значит – отобрали? Кто?
   – Одна дама.
   – Женщина?! И вы спокойно отдали. Почему?
   – Долго рассказывать. – Артем выразительно посмотрел в сторону «сломанного носа», топтавшегося возле машины. – Жизни моей угрожала опасность…
   – Хорошо… – неопределенно отозвался Иван Николаевич и впервые за весь разговор взглянул в лицо Артему. – Вы поедете со мной… Борис!.. – окликнул он шофера.
   – Куда мне нужно ехать? – спросил Артем.
   – Узнаете. И вообще, прошу не задавать лишних вопросов. Борис, остановишься у ближайшего телефона-автомата.
   Машина отошла от подъезда.
   «Звонить кому-то собирается, – размышлял Артем. – Интересно, кому? А главное, о чем решил поговорить? Что карты не удалось получить? Неужели он не основной заказчик, а только посредник? А замашки и речь «сломанного носа»? Не похож этот амбал на сотрудника органов. Типичный уголовник». А ведь Артем считал, что имеет дело чуть ли не с КГБ. Ошибся? Тогда кто такой этот Иван Николаевич? Воротила теневого бизнеса? Артем знавал таких людей. Всякие типы среди них попадались, но подобного Ивану Николаевичу он не встречал. В этом чувствуется военная косточка, жесткость, стремление подчинять…
   «Волга» остановилась. Иван Николаевич вошел в телефонную будку, загородив аппарат спиной, набрал номер. Говорил он недолго, а когда вернулся, лицо оставалось по-прежнему бесстрастным.
   – В Нелидово, – бросил он в спину «сломанному носу». Артему показалось: водитель недоволен приказанием. Он едва слышно пробурчал нечто неразборчивое.
   «А ведь до Нелидова отсюда далековато, – прикинул Артем. – Минут сорок добираться. На дворе вечер, вот «сломанный нос» и недоволен. Домой, видать, хочет… Нелидово?.. Кроме прочих, там находятся дачи разных высокопоставленных чинов. Уж не туда ли мы направляемся?»
   Машина на приличной скорости катила по московским улицам. Все молчали. Иван Николаевич сидел прямо и неподвижно, словно палку проглотил, а Артем от нечего делать таращился в окошко. В одном месте машина остановилась перед светофором, и улицу прытко перебежала громадная собака, очень похожая на его пса. Артем даже подался вперед от удивления.
   «Показалось, – решил он. – Мало ли в Москве бродячих собак». Но, странное дело, ему вдруг стало так весело, что он, не удержавшись, рассмеялся. Иван Николаевич повернул голову в его сторону.
   Как на шарнире, отметил Артем, вроде даже скрип раздался.
   Однако поворот головы был единственной реакцией на его смех. Даже о причине столь неожиданного веселья не спросили. Водитель включил радио. Из динамика полилась «Я люблю тебя жизнь…» в исполнении Марка Бернеса. Хорошая песня, подумал Артем, задушевная. «Я шагаю с работы устало…». А шагает товарищ устало потому, что верит: его труд идет на пользу родине. Вот он поет: «Я люблю тебя, жизнь, и надеюсь, что это взаимно». То есть, в свою очередь, и жизнь вроде бы должна любить его. А под жизнью имеется в виду судьба. Если ты работаешь, не жалея сил, на благо людей, то и судьба к тебе благосклонна. У тебя хороший дом, хорошая семья, определенный достаток и железное здоровье. А если, вот как он сам, мечешься в разные стороны, пытаясь ухватить птицу счастья за скользкий хвост, то и судьбина твоя незавидна.
   Сделав сей печальный вывод, Артем отнюдь не приуныл, а, напротив, еще больше развеселился. Он вновь хихикнул. На этот раз даже «сломанный нос» оглянулся на него.
   – Чему это вы радуетесь? – холодно спросил Иван Николаевич. – Или истерика началась? Рановато…
   – Да вот, мелодия занятная.
   – Что же в ней веселого? По-моему, очень даже серьезная песня. Призывающая к новым трудовым свершениям.
   – Вот как раз мысль о свершениях меня и насмешила. Выходит, если человек всю жизнь пашет, как папа Карло, то за это ему воздастся. Но когда? На том свете, что ли? Но ведь научный атеизм учит, что того света не существует, как, впрочем, и бога. Тогда ради чего корячиться?
   «Сломанный нос» одобрительно хмыкнул. Похоже, ему понравились рассуждения Артема.
   – А ведь это не наша философия, – ледяным тоном заметил Иван Николаевич. – По-вашему, что же, лучше спекулировать?
   – Я так не говорю, – отозвался Артем. – Но человек, если он хорошо работает, должен и хорошо жить, а не ждать невесть чего. Иметь отдельную квартиру, машину…
   – Будет и это, с течением времени.
   – Не сомневаюсь, вот только когда? И потом. Пока подавляющее большинство людей живут, как сейчас, почти вровень, можно умиляться подобным песням, но как только народ начнет богатеть, песенная тематика, а главное, настроение в обществе изменятся.
   – Вижу, куда вы клоните. Думаете, когда-нибудь настанет ваш день?
   – Скорее всего, так и будет.
   – Не допустим. Всеми доступными нам силами. А таких, как вы, – к ногтю!
   – Как это, интересно, у вас получится? Сажать, что ли, начнете всех подряд? Так не удастся. Сталин давно помер.
   – А мы его оживим! И вот тогда…
   Иван Николаевич замолчал. Артем искоса взглянул на него. Лицо клиента выглядело весьма странным. Очков на этот раз не было, и оттого черты заострились. Одна половина была совсем неразличимой, другая, в неверных бликах проносящихся за окнами «Волги» уличных фонарей, словно непрерывно менялась. Глаз то вспыхивал, то гас… Ну, просто-таки черт, истинный черт!
   – Как же вы собираетесь оживлять товарища Сталина? – иронически поинтересовался Артем. – Уж не с помощью ли потусторонних сил?
   – Там посмотрим… – неопределенно изрек Иван Николаевич. – Но великий этот день не за горами. Вначале извратили учение, потом надругались над памятью, выбросили из Мавзолея… Ну а теперь окончательно свернули с правильного курса. Расплодили двурушников, перевертышей… А те, в свою очередь, плодят такую слякоть, как вы. Зараза стяжательства, безнравственности и неверия в идеалы расползается как чума. Но мы с этим рано или поздно покончим.
   «Ничего себе, – подумал Артем. – Неужели он всерьез?.. Тогда этот Иван Николаевич просто сумасшедший! В хорошенькую компанию я попал. Вообще в последнее время создается впечатление, что меня окружают одни сумасшедшие. О чем это говорит? А может, это я сам сошел с ума, попал в Кащенко, теперь лежу, привязанный к койке, а все происходящее мне просто чудится. Ведь не может же быть, чтобы почти каждый встречный съехал с катушек? А если все-таки может?»
   Машина тем временем выехала на Кольцевую дорогу и понеслась по темным просторам Подмосковья. Тихо наигрывала музыка, но разговор на животрепещущие темы прекратился. Артем пару раз было открыл рот, собираясь продолжить дискуссию, но благоразумно решил не связываться. Он и так уже услышал много любопытного. Как бы новая информация не внесла полный хаос в мозговые извилины.
   Кумекая таким образом, Артем под мерный звук работающих «дворников» незаметно задремал, а проснулся оттого, что машина остановилась. Он глянул через усеянное каплями влаги лобовое стекло и обнаружил: прямо перед капотом солидные ворота. «Сломанный нос» вышел из «Волги» и нажал на кнопку звонка. Ворота отъехали в сторону, и по неширокой асфальтовой полосе машина подкатила к крыльцу. На пороге дома стоял человек под зонтиком и, похоже, встречал их.
   – Выходите, приехали! – скомандовал Иван Николаевич Артему. – Вот ему все и расскажите, – значительно добавил он.
   Над крыльцом неярко горел фонарь, и в его свете наш герой различил невысокого округлого, но не полного человека. Человек слабо и как-то неопределенно улыбался, разглядывая вновь прибывших.
   – Вот, привез, – сообщил Иван Николаевич, обращаясь к стоявшему на крыльце человеку.

   Тон был почтительный, чтобы не сказать подобострастный.
   – Хорошо, – отозвался человек на крыльце.
   – А нам что, дальше ехать?
   – Можете отправляться по домам. Вы свободны.
   – Он что же, останется у вас? – В вопросе послышалась нотка удивления.
   – Побеседуем немного, – неопределенно отозвался человек на крыльце. Он взмахнул рукой, приглашая Артема в дом.
   – И я не нужен? – еще больше удивился Иван Николаевич.
   – Я же ясно сказал: вы свободны. – Человек на крыльце произнес эту фразу безо всякого раздражения, словно отдавал приказ слуге. – Пойдемте, молодой человек. Кстати, как вас зовут?
   – Артем.
   – Есть прекрасное русское имя Артемий. Если не возражаете, я буду величать вас именно так.
   Артем сразу вспомнил Колычева. Обычно старец тоже называл его полным именем. Неожиданно возникший в памяти образ старца несколько испортил настроение, вернее, привнес легкую тревогу.
   Хозяин дачи пропустил Артема вперед, закрыв за собой входную дверь. Громкий щелчок замка усилил беспокойство. Ему показалось: захлопнулся проход в нормальный, привычный мир.
   Хозяин, непонятно каким образом, уловил тревогу своего гостя.
   – Не бойтесь, – воскликнул он, – я вас не обижу. Возможно, после общения с товарищами, которые привезли вас сюда, у вас сложилось несколько превратное представление… э-э… о происходящем. Однако нет причин для беспокойства. Просто вы, насколько я понимаю, не владеете ситуацией, не можете прояснить для себя, что же все-таки происходит. Ведь так?
   Артем молча кивнул.
   – Вот-вот. Отсюда и неуверенность, даже опасения. А эти головотяпы, – хозяин кивнул на дверь, – нагнали на вас жути. Типы еще те. Особенно Иван Николаевич. Между нами говоря, не вполне психически здоров. С тараканами в голове, так сказать. Много пережил… Долгое время работал в системе исправительных учреждений, а до этого… Да что там говорить! А водителя себе подобрал… Обратили внимание, каков тип?
   – Еще как обратил! – отозвался Артем.
   – Ощущаю по тону и понимаю по сути. Натерпелись, видать. Олухи! Да что мы стоим в прихожей. Проходите. Чувствуйте себя как дома.
   «Мягко стелет…» – опасливо подумал Артем, и ему стало еще тревожнее.
   Хозяин провел его по каким-то слабо освещенным помещениям, и наконец они очутились в довольно просторной и тоже темной комнате, единственным источником света в которой были лампы огромного аквариума. Именно огромного!.. Литров на пятьсот, а то и больше, прикинул Артем. Перед аквариумом стоял низкий столик и два кресла по обеим его сторонам.
   – Садитесь. Вы, наверное, голодны? Сейчас я распоряжусь…
   – Не нужно никакой еды. Если только чай…
   – Ну, конечно. – Человек снял трубку стоявшего на столе телефона. – Маруся, пожалуйста, какой-нибудь легкой закуски. Да, конечно… А чай чуть попозже. Сейчас все будет, – вновь обратился он к Артему, опускаясь в кресло. – Это, знаете ли, мое любимое место в доме. Часами могу сидеть тут, наблюдая за рыбами. Очень успокаивает. Своего рода психологическая разрядка. Плавают себе эти пестрые создания и, возможно, даже не предполагают, что имеется совершенно иной мир. Что ими кто-то любуется… Мелькающие за стеклом тени они, скорее всего, даже не замечают. Нажмешь кнопку, у них наступит ночь, еще одно нажатие – день. Откуда-то сверху падает еда. Для них это само собой разумеющееся. А может, они считают, что это волшебство. Если бы эти рыбы обладали разумом, они бы изобрели религию, с помощью которой попытались бы объяснить происходящее. Тени за стеклом – это божества. Те, кто включает свет, – добрые, а те, что выключают, – злые. Их нужно бояться. Потом с развитием рыбьей цивилизации появятся рационалисты и атеисты. Они усомнятся в существовании божеств и скажут: источник света естественного происхождения, а пищу нам дает отнюдь не высший разум, а природа, заключенная в рамки планового хозяйства.
   В комнату вошла пожилая женщина с подносом в руках. На нем стояла тарелочка с тонко нарезанной сухой копченой колбасой, розетка с маслинами, масленка, вазочка с черной икрой, блюдце с ломтиками лимона, нарезанная булка и пара пузатых бокалов.
   – Чай через полчасика, – скомандовал хозяин. Он поднялся, ушел куда-то в темный угол. Скрипнула дверца буфета или серванта. Хозяин вернулся, в руках у него была бутылка армянского коньяка.
   – «Наири», – заметил он, тряхнув бутылкой. – Я называю его: «На Ире», – сдержанный хохоток. – Рождает похожие ощущения. Напиток богов и героев. Аромат волшебный. Выпьем по маленькой за знакомство.
   – Извините, – произнес Артем, – мое имя вам известно, а мне ваше нет…
   – Да, конечно. – Хозяин привстал и протянул своему гостю руку. – Самохин Трофим Петрович. Вот и познакомились. – Он наполнил бокалы примерно на два пальца. – Ну, будем!.. – Выпил не одним глотком, как пьют водку, но и не цедя. Умело и без рисовки.
   Коньяк оказался действительно классным. Выпив, Трофим Петрович закусил посыпанным сахарной пудрой лимоном, а затем быстро и очень умело соорудил себе маленький бутерброд с икрой и как-то очень ловко отправил его в рот. Артем охотно последовал его примеру. Булка была словно только что выпечена, масло свежайшим, а подобной икры не продавали даже в Елисеевском магазине на улице Горького.
   Закусывая, Артем искоса изучал сидящего напротив. Лет пятидесяти. Лицо простоватое, курносый нос, кустистые седые брови, небольшие светлые глазки. Встретишь такого на улице – не обратишь внимания, а если и обратишь – сочтешь за немолодого работягу, любителя пивка и рыбалки. Кто он таков? Судя по всему – человек в немалых чинах. Похоже, это лицо Артем видел на экране телевизора или в кинохронике. Впрочем, скорее всего он ошибался. Просто похож на сотни и тысячи людей. Так сказать, собирательный образ простого советского человека. Но советский человек не пьет «Наири» и не закусывает его черной икрой. Если он, конечно, не житель солнечной Армении, он и не догадывается о существовании подобных напитков.
   Армении? Нынешний муж профессорши Ладейниковой армянин. Совпадение? Чепуха! Придет же в голову!
   – А теперь, – прожевав, заговорил Трофим Петрович, – расскажите мне, пожалуйста, все по порядку…
   – Что именно? – почтительно спросил Артем.
   – Все, начиная от этих византийских эмалей и кончая сегодняшним днем. Как все происходило. Ход поисков. Словом, до мельчайших подробностей…
   – Но это займет много времени…
   – Вы куда-то торопитесь?
   – Нет, но… Возможно, мой рассказ покажется утомительным. Тем более с подробностями.
   – У нас достаточно времени… и коньяка, а добрая беседа – лучший отдых, говаривали в древности.
   – Тогда налейте еще, – расхрабрился Артем.
   – Вот такой подход мне нравится. С удовольствием…
   Выпив, Артем начал свое захватывающее повествование, в которое постарался уместить все перипетии последних дней. Когда пожилая женщина принесла электрический самовар, а следом сахарницу, чашки, вазочки с разными вареньями, он добрался только до событий, происходивших в Плутаеве.
   – Прервемся, – сказал хозяин. – Давайте еще по капле, а потом чаек. Цейлонский, между прочим. Но развес не какой-нибудь уфимский или московский. Прямиком из Англии. Фирма «Липтон»! Слышали, наверное? А скажите, этот самый Соболев, учитель, он как поживает?
   – У меня сложилось впечатление, что неплохо. Как говорится, на своем месте. Увечье, отсутствие ноги, по-видимому, вовсе не угнетает его. Самый уважаемый человек в этом городишке.
   – А карты? Не жалеет об их потере?
   – Есть немного. Все равно как если бы держал в руках замечательно интересную книгу, и вдруг ее у него отобрали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация