А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карты Люцифера" (страница 18)

   С минуту его «полоскало» водкой пополам с желудочным соком, наконец рвота прекратилась, и он немного пришел в себя. Голова раскалывалась от боли, страшно хотелось пить. Артем взглянул на часы. Скоро двенадцать, все магазины закрыты. Он вдруг вспомнил, что в холодильнике у Колычева всегда есть несколько бутылок холодного боржоми. Как ни странно, это обстоятельство сообщило нашему герою волевой импульс. Он вновь завел машину, на этот раз относительно успешно, и, зацепив по пути штакетник палисадника, медленно выехал на улицу.

   Глава 13
   ТРУП С ВЫТАРАЩЕННЫМ ГЛАЗОМ

   – Над чем вы, собственно, так самодовольно смеетесь, мистер Бантер? – зарычал он. – Сверхъестественные явления устрашали людей и почище вас!
Джозеф Конрад «Черный штурман»
   Движение в столь поздний час было относительно невелико, однако Артем старался ехать крайне медленно и осторожно. Тем не менее машину время от времени бросало из стороны в сторону, и Артем молил бога, чтобы на его пути не возник какой-нибудь запоздалый гаишник. Однако все обошлось. Силы воли Артему было не занимать, и, как только пьяная одурь застилала глаза, он чудовищным напряжением разума проецировал перед глазами бутылку минералки. Вот он срывает пробку, вожделенная жидкость шипит и пенится, он подносит горлышко (пить нужно именно из горлышка, а ни в коем случае не из стакана!) к иссохшим губам… Какое блаженство ожидает его впереди!
   Во время одного из подобных видений он зацепил стоявшую у троллейбусной остановки урну, и ее содержимое с грохотом и звоном раскатилось по тротуару. Хорошо, рядом никого не было.
   Как ползущего по пескам пустыни навстречу миражу несчастного, Артема вело к дому Колычева лишь одно чувство – стремление утолить жажду. Всякие страхи забыты, все опасения отринуты – вперед, вперед, навстречу заветному горлышку.
   Поселок на Соколе предстал перед клыкастым бампером «Волги» линией противотанковой обороны. Трещали заборы, машина проваливалась в непонятно откуда возникающие ямы, натыкалась на какие-то столбы… Укрепрайон, да и только! Но Артем уверенно продвигал свой «танк», еще не предполагая, что очень скоро вступит в нешуточную борьбу с распоясавшейся нечистью. Вышедшие на променад кошки с отчаянным визгом едва успевали выскакивать из-под колес.
   Наконец цель, казалось, достигнута. «Волга» остановилась перед домом, в котором проживал ныне повешенный старец. Правда, на улице почему-то было темным-темно, не горел ни один даже самый завалящий фонарь. Однако наш герой уверенно шагнул в распахнутую калитку, а потом и в сам дом. Водка сделала свое дело. Не испытывая ни малейшего страха, да что там страха, сомнений в правильности своих действий, Артем уверенно проследовал на кухню, зажег свет и дернул ручку вместительного «ЗИЛа». Однако спасительного боржоми он там не обнаружил. В холодильник было засунуто тело домоправительницы Колычева Людмилы Васильевны.
   Жажда мгновенно прошла. Артема словно окатили ушатом ледяной воды. Он бессмысленно таращился на прямо-таки впрессованное в холодильную камеру тело. Непонятно почему, домоправительница оказалась почти совсем раздетой. Голова ее была неестественно вывернута, и вытаращенный глаз с огромным подозрением взирал на нашего героя. В довершение, черный язык вывалился изо рта, и в целом предсмертная гримаса выглядела столь устрашающе, что мочевой пузырь Артема сыграл с ним неприличную шутку. Внезапный испуг и сильное опьянение сделали свое дело. Артем почувствовал, как по ноге бежит горячая струйка.
   Он тут же захлопнул холодильник и машинально сел на табурет.
   – Вот это номер! – произнес наш герой. В понятие «номер» вошло все: отсутствие боржоми, труп с вытаращенным глазом, мокрый башмак на левой ноге… Это емкое слово вмещало в себя сатанинские карты, бездомного сенбернара, висящего в соседней комнате Колычева… И много чего еще случившегося за последние дни.
   – …Номер, – повторил Артем, хихикнул, а затем притопнул башмаком, в котором явственно хлюпало. Он огляделся по сторонам. Прежде чем засунуть тетку в холодильник, из него нужно извлечь то, что в нем допрежь хранилось. Да будь он хоть совсем пуст, полки-то все равно нужно вынуть, иначе как бы она вошла? А где они? Нету! Где боржоми? Тоже нема! Что происходит?! Может, ему все это кажется? Артем вновь отворил дверцу. Домоправительница оказалась на месте. Ее лукавый глаз вновь впился в самое сердце.
   – Тьфу, зараза! – заорал Артем. – Чтоб тебе провалиться! – Он с такой силой захлопнул холодильник, что звон пошел по всей кухне. – А раздели-то ее зачем? Непонятно.
   Он встал, напился прямо из крана над раковиной теплой воды, с отвращением сплюнул и пошел в комнату, служившую Колычеву кабинетом.
   Здесь по-прежнему горела настольная лампа с зеленым абажуром, только теней по углам стало еще больше.
   Старец все так же непринужденно висел вниз головой. Артем бросил на него беглый взгляд, но, не обнаружив никаких изменений ни в позе, ни во внешности, перевел глаза на книжный стеллаж. Конечно же, все пребывает в беспорядке, тайник не закрыт, книги валяются на столе…
   Он опять взглянул на Колычева. В прошлый раз ему почудилось движение. Тело вроде поворачивалось. А что тут удивительного? Обычный сквозняк.
   Собака-то куда делась?
   – Ней! – позвал он. – Ней!.. Ладно, отыщется. Значит, так. Первым делом навести порядок.
   Артем сунул руку в тайник, пошарил в нем, не осталось ли чего. Но оказалось, в прошлый раз он выгреб все подчистую.
   В этот момент за его спиной послышался явственный шорох. Артем резко обернулся. Колычев стоял в метре от него. Глаза старца были широко раскрыты, отчего лицо имело весьма глупый вид.
   Артем тихонько взвыл и отскочил в сторону.
   – Вы чего?! – закричал он. – Вы живы, что ли?! Как же все это понимать?!
   Старец, однако, ничего не отвечал. Он пристально смотрел в одну точку и, судя по застывшему, немигающему взгляду, вряд ли даже видел Артема.
   – Послушайте, Михаил Львович, объясните наконец, что происходит? Я ничего не могу понять… То вы висите, то стоите… И ловко же у вас получается. Прямо цирк какой-то… Но для чего? – Тут Артем вспомнил про домоправительницу. – А в холодильнике?.. Зачем она туда забралась? Решили разыграть представление? Но почему в качестве участника выбрали именно меня? Вро де раньше за вами не водилось трюкачества.
   Старец медленно поднял перед собой руки, вытянул их и шагнул в его сторону.
   – Погодите, Михаил Львович… Так вы живы или нет?
   Но старец за время своего висения вниз головой, видимо, разучился говорить, поскольку не произнес ни звука. Он лишь широко разинул рот, открыв для обозрения многочисленные мосты и коронки, и в сочетании с вытаращенными глазами это выглядело жутковато. Однако Артем не терял надежды на восстановление взаимопонимания. Разум отказывался верить, что минуту назад человек был мертв и вдруг воскрес. В то же время намерения Колычева оставались для Артема совершенно непонятными. Зачем он вытянул перед собой руки? Обнять, что ли, желает? Но почему молчит?
   Поведение старца настораживало. Артем передвинулся, встав так, что между ним и Колычевым оказался письменный стол. Старец наткнулся на стол, словно слепой. А может, он и вправду был незряч. Потом стал медленно обходить препятствие.
   Артем воззвал в последний раз:
   – Что происходит, Михаил Львович?!! – заорал он что есть силы.
   И вновь никакой реакции. Тогда Артем решил действовать. Он схватил со стола солидный энциклопедический том и швырнул в старца. Книга попала тому прямо в голову. Колычев пошатнулся, едва не потеряв равновесие, но устоял на ногах.
   – Получил?! – ехидно спросил Артем. – Может, хватит? Или ты, старый дурень, полностью сбрендил?!
   Но старец на оскорбления не прореагировал. Все так же растопырив перед собой руки и упираясь туловом в край стола, он медленно двигался в Артемову сторону.
   – Ах ты так, гад! – воскликнул Артем. – Тогда получай!
   Он швырнул в Колычева еще один энциклопедический кирпич, потом массивное малахитовое пресс-папье, угодившее старцу между глаз, потом бронзовую статуэтку спящей собаки…
   Поскольку расстояние между ними было незначительным, метаемые предметы постоянно попадали в цель, однако особого действия это не возымело. Старец с нечеловеческим упорством, словно паук, медленно продвигался в его сторону.
   И тут наконец до Артема дошло, что это не шутка, не розыгрыш, не мистификация. Все взаправду. Очень серьезно и очень страшно.
   – Ну, нет, – сказал он вслух, – шалишь, дедуля. Я так просто не дамся. – Он схватил со стола длинный нож для разрезания бумаг. Не бог весть какое оружие, но хоть что-то… – Не подходи, прирежу! – крикнул Артем, выставив перед собой нож. Труп с методичностью автомата продолжал свое продвижение.
   Самое время сваливать, решил Артем. Он глянул в сторону двери. Что за черт?! В проеме маячила чья-то фигура.
   – Помог… – начал Артем, но осекся и похолодел.
   Он узнал в фигуре домоправительницу. Хотя света в комнате было маловато, Артем отчетливо различал все особенности ее, так сказать, «облика». Мы уже упоминали: домоправительница была почти раздета. Все ее одеяние состояло из длинных трикотажных рейтуз неопределенного голубовато-сиреневого оттенка. Огромные сморщенные груди болтались, как два пустых бурдюка. Шея домоправительницы, видимо, сломанная, была неестественно вывернута набок.
   – Труба, – произнес Артем. – Обложили гады!
   Он вновь взглянул на ближнего врага. Тот неумолимо приближался. Конечно, при жизни старец был хлипок и его можно было уложить щелчком, но кто знает, какие он нынче обрел возможности. Судя по всему, дай ему волю, вцепится как клещ.
   Тут с сознанием Артема начали происходить странные метаморфозы. С одной стороны, рациональный ум так и не мог до конца поверить, что мертвецы (если, конечно, эта парочка на самом деле была мертва) вдруг ожили и преследуют его. Но с другой – он прекрасно сознавал: смертельная опасность совсем рядом. Однако никакого мистического ужаса перед упырями (мысленно он обозвал их именно так) Артем не испытывал. Угроза – налицо, ее нужно ликвидировать. Вот и вся недолга. Но легко сказать…
   Сухонькая лапка Колычева оказалась перед самым носом Артема. Костлявые пальцы с длинными желтоватыми ногтями, которые старец тщательно холил, дергались, словно громадные паучьи лапки. И наш герой решил броситься на прорыв. Будь что будет. Он развернулся и рванулся к двери, решив всей массой своего упитанного тела с налету сокрушить домоправительницу.
   Удар!
   Артему показалось, что он врезался в холодную деревянную колоду. Цепкие руки с неимоверной силой схватили его, стиснули так, что кости захрустели…
   Все, понял он. Конец.
   Артем пытался сопротивляться, барахтаясь под ледяным телом, чувствуя, как холод постепенно проникает и в его существо. Его не ломали, не грызли, просто удерживали в лежачем положении, накрепко прижав к полу.
   Туша домоправительницы, которая, казалось, стала раза в два больше, чем при жизни, лежала поверх него ледяной глыбой.
   «Как же она достигла такой степени заморозки? – возник нелепый в данной ситуации вопрос. – Ведь в холодильнике не бывает подобной температуры?»
   Тело его начало неметь, появилась легкая сонливость…
   «Последний раз попробовать вырваться», – соображал Артем. Он собрал оставшиеся силы и что есть мочи подбросил тело вверх. Однако с таким же успехом можно было пытаться сдвинуть скалу.
   Сознание начало мутиться, но в этот момент последовал сильнейший удар, и Артем почувствовал: свободен. Он открыл глаза. Над ним стоял пес.
   – Спаситель!!! – завопил Артем. – Дави этих гадов!!!
   Тут начало происходить нечто и вовсе необъяснимое. Сравнительно небольшая комната вдруг выросла до размеров танцевального зала. Но не только комната увеличилась в объеме. Все персонажи, находившиеся в ней, – собака, старец, домоправительница, – тоже трансформировались. Пес стал просто гигантским, пропорции остальных участников драмы, казалось, уменьшились.
   Домоправительница, сброшенная псом с Артема, лежала поодаль и судорожно сучила конечностями, подобно перевернутому на спину громадному жуку. Собака схватила ее за жирный бок и стала яростно трепать. Зловредная тетка задергалась, словно тряпичная кукла. Ручки и ножки болтались как на шарнирах, и вдруг одна нога отлетела вовсе. Затем другая… Тогда пес оставил в покое домоправительницу и ринулся вперед. Неожиданно прозревший старец улепетывал от него на четвереньках…
   Это сон, вдруг понял Артем. Подобное может происходить только во сне. Он ущипнул себя за руку. Боль появилась, но где-то вовне, словно и не в его теле. Точно, сон! А раз так, решил Артем, можно спокойно смотреть его дальше.
   Старикашка тем временем превратился в карлика, видимо, чтобы стать как можно незаметнее, и сенбернар гигантскими прыжками гонялся за ним, сокрушая все на своем пути. Наконец он поймал его, придавил лапой, а потом подцепил зубами за край пижамной куртки и куда-то поволок. Нечистая сила была сокрушена.
   Все поплыло у Артема перед глазами, он стал проваливаться в черную яму… Последнее, что удалось увидеть: сенбернар подбрасывал старца Колычева под самый потолок, а потом ловил в огромную пасть.

   Очнулся Артем от оглушительного храпа, пошевелился и протер глаза. Оказывается, он, скорчившись, лежал на переднем сиденье своей «Волги». Он приподнялся и взглянул назад. Страшные звуки издавал пес, развалившийся во всю длину.
   Артем выглянул в окно. Уже рассвело, но сумрак все еще не рассеялся. Небо было пасмурным, шел мелкий осенний дождь. Машина стояла на той улице, где жил Колычев, но не возле его дома, а несколько дальше.
   Наш герой мгновенно вспомнил события минувшего вечера и ночи, потом прислушался к собственным ощущениям. Голова почти не болела, зато тело ломило, будто он таскал мешки с картошкой. Во рту гадко, перед глазами мерцание, страшно хочется пить…
   – Что все это значит? – с натугой произнес он.
   Ответа, собственно, ждать было неоткуда, если только пес за это время не научился говорить. Впрочем, от таинственной собаки можно ждать чего угодно. Артем потряс головой и попытался восстановить в памяти ход вчерашних событий. Он побывал у Колычева и обнаружил того повешенным. Потом достал из тайника ценности…
   Происходило ли это на самом деле? Артем задумался. Мучительно роясь в памяти, он собирал по частям осколки вчерашних событий.
   Что-то мешало сидеть. Он полез в задний карман и извлек черную коробочку с выложенной на крышке пятиконечной звездой. Карты Таро! Ага, из тайника! Значит, первое посещение дома Колычева ему не приснилось… А потом?.. Что случилось потом? Он вернулся в свою квартиру один. Про собаку, на радостях или со страху, забыл… Потом спохватился, что оставил следы своего пребывания. Начал психовать. Выпил целую бутылку водки. Решил вернуться. Дальше вообще все в тумане. Ехал… блевал… ехал… блевал… Наконец добрался, вошел… Сразу же началась какая-то чертовщина. За ним гонялись мертвецы, потом появился пес и стал, в свою очередь, гоняться за ними. Приснится же…
   До цели он, конечно же, не добрался. В дом Колычева не попал. А где же тогда был? Это как раз понятно. Скорее всего, заснул в машине. Но откуда тогда взялась собака? Артем точно помнил, что приехал один. Наверное, забытый пес болтался где-то поблизости, а потом нашел машину и залез в нее. Но как? Очевидно, сам же Артем и открыл ему дверцу… Бутылка водки, выпитая за десять минут без всякой закуски, у кого угодно отобьет память…
   И все же главное: жив Колычев или погиб? Очевидно, все же погиб. Иначе откуда у Артема в кармане эти карты? Ведь он отчетливо помнит, как достал коробочку из тайника вместе с другими сокровищами. Тогда он был совершенно трезв. Получается, старик так и висит вниз головой в своей библиотеке? Выходит, так. Кто же его мог убить? Да! Было же письмо… В нем прямо указывается на профессоршу. Старец зачем-то позвонил ей, сообщил про карты, а в ответ услышал требование отдать их, а потом недвусмысленную угрозу. Она и прикончила. Не сама, конечно, а ее наемники, дружки этого криминального армянина, нынешнего мужа. И на него, Артема, организовала нападение именно она. В Плутаеве, а потом на шоссе. Правда, непонятно, зачем. Ведь профессорша наверняка не знала, при нем ли интересующие ее вещи. И, что самое странное, если она так дорожила коробкой, в которой хранились эмали и, как оказалось, еще и карты, то почему так легко рассталась с ними?
   И тут Артема осенило. Не в картах вовсе дело, и не в профессорше даже… Все дело в нем самом. И затеяно все ради одной цели: затянуть его в сети. Но кем, а главное, для чего? Артем задумался. Похмельная голова соображала туго.
   Неожиданно ответ пришел сам собой. Всему причиной – этот человек, с которым он встречался в гостинице «Советская»… Именно он и стоит за всем. Он – сотрудник органов, в этом нет никаких сомнений. Поэтому так легко разбрасывается деньгами. Проще говоря, вербует. Для какой цели? Проще простого! Хочет с его помощью разгромить сеть спекулянтов антиквариатом и фарцовщиков. Чтобы втереться в доверие, попросил достать эмали, которые, как потом оказалось, не больно-то ему и нужны, потом придумал и карты. Да! Конечно же! Скорее всего, коробка с картами и эмалями сфабрикована на Лубянке и подкинута Артему. Так сказать, в качестве наживки. А потом ловко разыгран интерес к этой коробке. Нет, бред! В Плутаеве этот Соболев… Не похоже, чтобы он врал. Затем чокнутый Марк Соломонович… Его рассказы путаны и непонятны, но для чего ему морочить голову Артему? И карты, и эмали, скорее всего, действительно подлинные. Просто толковые ребята объединили их вместе, придумали легенду… Ловко! Армяшка, нынешний муж профессорши, сидит. Арестован, если верить Ладейниковой, совершенно неожиданно. Вот и доказательство! Они точно копают под сеть нелегального антикварного бизнеса. Армяшка, насколько известно Артему, переправлял контрабандой ценнейшие вещи за рубеж. С помощью этих эмалей они вначале решили посеять раздор в рядах спекулянтов, а потом, пользуясь этим, заставить их передушить друг друга. Старец Колычев – первая жертва. Надо думать, не последняя.
   Артему так понравился ход собственных мыслей, что даже физически ему несколько полегчало. Все выстраивается в стройную схему. Но как же ему самому действовать в этой ситуации?
   Решение созрело мгновенно и было, с его точки зрения, гениальным.
   Сделать нужно вот что. Немедленно отправиться к профессорше, вручить ей эти дурацкие карты, и привет… А клиенту сказать: мол, вынужден был отдать ввиду угрозы для жизни. И все будет по-честному. Угроза имеется? Имеется! Клиент даже не требовал непосредственно доставить ему карты, для него главное – разыскать их. Это исполнено? Исполнено! Да и деньги Артема, в общем-то, уже не интересуют. Наследства Колычева ему вполне достаточно. Теперь главное – получить индульгенцию от властей. Мол, чист, ни в чем не замешан. А с профессоршей они пускай сами разбираются… И овцы целы, и волки сыты.
   Артем взглянул на часы. Скоро семь… Не совсем подходящее время для визитов, но в данном случае никто его не осудит.
   Он завел двигатель и уже собрался тронуться, как вдруг перед глазами вновь всплыл висящий на крюке Колычев. Картинка оказалась столь зримой, что Артем вздрогнул. Старец до сих пор там… Висит… А эта домоправительница?.. Неужели она действительно в холодильнике?
   А ты пойди и проверь?! – хмыкнул внутренний голос. Самое время… Заодно уберешь следы собственного пребывания.
   Ну уж нет! Хватит! Напроверялся!
   Он завел двигатель и рванул навстречу новым приключениям.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация