А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карты Люцифера" (страница 14)

   – Ну, если так, тогда конечно. Куда дальше ехать?
   – Сворачивайте направо. Стоп. Приехали. Вот перед вами порождение мелкобуржуазных инстинктов.
   Машина уткнулась в небольшой утопающий в зелени домик. На звук работающего двигателя из зарослей показался невысокий длинноволосый седобородый мужчина в застиранном, напоминающем рабочую спецовку костюме и точно такой же широкополой соломенной шляпе, как у Веры Соломоновны. Только разноцветные ленточки на тулье сильно выцвели.
   – Здравствуй, Марик! Рада видеть тебя в добром расположении духа.
   Приветствие, по мнению Артема, дожидавшегося, пока его представят, выглядело несколько выспренним, если не фальшивым.
   – И тебе того же, сестра, – отозвался бородач. – На такси катаешься… А где же твоя пресловутая бережливость?
   – Это не такси. Человек специально приехал с тобой пообщаться и прихватил меня.
   – Что за человек? – Седовласый бородач с интересом взглянул на Артема.
   – Журналист, – сообщила Вера Соломоновна. – Решил о тебе написать.
   – Этот молодой человек – такой же журналист, как я водопроводчик, – добродушно заметил бородач.
   – А кто же он, Марик?
   – Посланец дьявола, – совершенно спокойно отозвался бородач.
   – Я же говорила… – шепотом произнесла библиотекарша, обернувшись к Артему.
   – Чего шепчешься, старая курица! – грубовато, но без злобы одернул сестру седобородый. В этот миг из «Волги» вылез пес и немедленно привлек внимание хозяина.
   – Какие сегодня у меня интересные гости! – изумился седобородый и отвесил почтительный поклон сенбернару.
   – Ты бы нас в дом провел, – укоризненно сказала Вера Соломоновна.
   – Проходи, сестра, а их непозволительно принимать в халупе, подобной моей.
   «Точно чокнутый, – решил Артем. – Но, видать, не буйный. Хотя кто его знает. Вдруг бросится. Вон как смотрит. Во все глаза». Он покосился на собаку. Пес подошел к седобородому и потерся о его штанину.
   – Великая честь для меня, – почтительно произнес хозяин. – Всегда знал о неразрывности, но ныне узрел воочию. Ты, сестра, пойди погуляй, а мы… э-э… с това… э-э… граждани… нет, не то! О! С сударем…
   – Костриковым, – подсказал Артем.
   – С сударем Костриковым побеседуем. Идите вон туда, на скамеечку. И вы пожалуйте, – обратился он к собаке.
   Скамья стояла перед вкопанным в землю столом.
   – Садитесь, милостивец, – предложил седобородый.
   – Вас зовут Марк Соломонович Цесарский? – спросил Артем.
   – Ну конечно, сударь! Вы ведь за картами пожаловали?
   – Откуда вы знаете?! – изумился Артем.
   – Да уж знаю. Давненько вас поджидаю. – Он хитро смотрел на Артема, а потом подмигнул ему.
   Наш герой не знал, что и подумать. С одной стороны, этот самый Марк Соломонович производил впечатление явного психа, но с другой – откуда он мог знать о тайной цели визита? Артем ждал продолжения, и оно последовало.
   – Вы на посланца не очень похожи, – сообщил результат своих наблюдений седобородый. – Я думал: появится муж бледный на вороном коне, а тут… – он запнулся. – Словом, как говорят картежники, «не в цвет». Но поскольку я знаю: ликам его несть числа, то нисколько не удивлен…
   – Марик! – закричала из дома Вера Соломоновна. – Сколько у тебя несвежего белья скопилось! Просто-таки грязью зарос.
   – Так постирай! – заорал в ответ седобородый.
   – Я лучше домой заберу, там и выстираю.
   – Послушайте, посланец, – громким шепотом произнес Марк Соломонович, – зачем вы притащили сюда эту дуру? Она нам поговорить не даст. А потолковать нам есть о чем.
   – Я не тащил… Она вызвалась меня проводить…
   – Давайте вот как сделаем. Я скажу, что она страшно нам мешает, вы отвезете ее на станцию, посадите в электричку и вернетесь сюда. Тогда уж нам никто надоедать не будет.
   – А если она не согласится?
   – У нас дисциплина. Раз старший по званию сказал, значит, так надо… Вера! – позвал он сестру и, когда та появилась, заявил: – Пора отправляться.
   – Как, вы уже побеседовали? Так скоро?! – изумилась та.
   – Именно что не поговорили. Как же мы сосредоточимся с твоими постоянными криками. Так что, сестра, отправляйся-ка домой.
   – А молодой человек?
   – Он отвезет тебя на станцию и вернется.
   – Но это же некрасиво – выгонять родную сестру, которая тут и часа не пробыла.
   – Может быть, и некрасиво для нормального человека, а для безумца вроде меня понятие «красиво – некрасиво» не существенно. Так что собирай манатки.
   – Вот так всегда, – сказала Вера Соломоновна, когда машина двинулась в обратный путь. – Не могу ему перечить. У вас, возможно, создалось впечатление, будто между мной и братом кошка пробежала. Что ж, часто я его осуждаю несправедливо. Но у меня больше никого нет на этом свете.

   Когда Артем, посадив в электричку Веру Соломоновну, вернулся в дачный кооператив со странным названием, уже начало темнеть. Сумасшедший хирург, видимо, поджидал его. Он стоял возле своего домика с керосиновым фонарем в руках, словно собирался освещать путь нашему герою.
   – Уехала? – поинтересовался он без особого, впрочем, интереса. – Ну и бог с ней. Вздорная, между нами, женщина. Проходите за стол, я там маленькую перекуску организовал.
   Только тут Артем ощутил голод. «Перекуска», как выразился седобородый Марк Соломонович, оказалась весьма кстати.
   – Может быть, и для собаки моей у вас найдется кость? – спросил он.
   – А что, они разве тоже питаются? – непонятно удивился седобородый.
   – Вы имеете в виду собак? Не знаю, как остальные, но моя на аппетит не жалуется.
   – Удивительно, никак не ожидал. Астральное существо, а вкушает земную пищу.
   «Так, – понял Артем, – глюки пошли. Как же с таким можно беседовать? Небось будет молоть всякую чепуху. Придется потерпеть. Главное, выяснить, есть ли у него карты».
   – Вы, посланец, садитесь за стол, а что касается вашего… э-э… друга, то для него я сейчас что-нибудь выпрошу у соседей. Меня, несмотря на мои грехи, окружают добрые люди. Кушайте, не стесняйтесь.
   На столе стояли остывшая яичница-глазунья, помидоры, залитые сметаной, и поллитровая банка с простоквашей.
   «Неплохо, – отметил Артем, – приятная дачная трапеза». И он принялся уминать ниспосланную пищу за обе щеки. Вернулся Марк Соломонович. Он нес в руках большую кастрюлю.
   – Щи вот пожертвовали добрые люди. Имеется в них преотличная кость. Сам-то я мясного не употребляю, но если ваш друг не откажется…
   Сенбернар проявил к щам явный интерес. Еще больше его привлекла суповая кость. Хозяин с умилением наблюдал, как собака чавкает, пожирая предложенное.
   – Надо же! – не переставал удивляться он. – Впрочем, насколько я сумел заметить, у нее имеются органы выделения. И, скажите, она отправляет естественные потребности?
   – Не без этого, – хладнокровно отозвался Артем.
   – А вот Беме[21] считал… Впрочем, какая разница, что думал этот сапожник. Мне достаточно собственного восприятия.
   – Спасибо, – сказал Артем, допив простоквашу. – Вы спасли меня от голодной смерти.
   – От смерти?! – несказанно удивился седобородый. – Почему вы вдруг вспомнили о смерти?
   – Это идиоматический оборот, – пояснил Артем. – Я вовсе не имел в виду физический процесс умирания.
   – Так, значит, вам нужны карты?
   – Вроде того. Они у вас?
   – Не совсем.
   – То есть как?! – опешил Артем.
   – Здесь их нет. Но я, естественно, знаю, где они находятся в настоящий момент.
   – Ну слава богу. А то я думал, все придется начинать сначала.
   – Вы воздали хвалу господу, – изумился Марк Соломонович. – Да кто же вы, сударь, на самом деле?
   – А вы за кого меня принимаете, если не секрет? – в свою очередь, поинтересовался Артем.
   – Ясно, за кого. За посланца Люцифера.
   – Э-э, куда хватили. Перед вами обычный советский человек. Но откуда вы узнали, что я явился именно за картами?
   – Странный вопрос. Для того, кто владеет ими, будущее – открытая книга.
   – Да что это за карты такие?
   – Или вы меня мистифицируете, или я ничего не понимаю! Неужели вы не знаете их предназначения? Зачем смеетесь над старым человеком?
   – Я, конечно, в курсе, что это особая гадательная колода. Называется, кажется… Ах да – Таро!
   – Правильно, Таро. Но это не простое Таро, а, как бы выразиться поточнее… существующее в единственном экземпляре.
   – Я понимаю, что редкое. Поэтому мой клиент за ним и охотится.
   – А кто ваш клиент?! – вскричал Марк Соломонович.
   – Да какая вам разница? Коллекционер…
   – Он – человек!!!
   – Кем же ему быть? Не лошадью же.
   – Тогда все понятно.
   – А именно?
   – Этот ваш… клиент хочет вступить в контакт.
   Артему надоел весь этот бред. Он поднялся из-за стола:
   – Благодарю за ужин и теплый прием, но мне, наверное, пора. Скажите, где находятся карты, и я откланяюсь.
   – Погодите, куда вы спешите?
   – Как куда? Поздно уже, а мне до Москвы еще нужно добраться.
   – Тут заночуете. Я-то вначале принял вас за посвященного. Но, видать, ошибся. Как мне кажется, вы просто не понимаете, во что замешались. И со мной примерно то же самое было. Эти карты, с одной стороны, мне всю жизнь изломали, но с другой, просветлили и наставили на путь истинный.
   – Не могу поверить.
   – Так знайте, – торжественно возгласил Марк Соломонович, – с помощью их можно вызвать дьявола!
   – Ага-ага. Так-таки его самого? – Артем слышал, что, разговаривая с сумасшедшими, лучше им не перечить.
   – Именно, молодой человек, именно! Хотите послушать, как проистекала моя жизнь после того, как я завладел этими картами?
   – Может, как-нибудь в другой раз?
   – Оставаясь в неведении, вы рискуете своей душой, – наставительно заметил Марк Соломонович, подняв палец.
   И Артем сдался. «И пускай себе рассказывает, – решил он. – Иначе от него не отвяжешься. Как видно, иного способа получить карты нет. Ладно, послушаем, а вдруг что-нибудь путное узнаем».

   Глава 10
   ЕВРЕЙСКОЕ СЧАСТЬЕ

   Стой! Здесь кто-то есть. И происходит неладное что-то. Давай возвращаться.
Эдогава Рампо
«Дьявол»
   Марк Соломонович поставил на стол фонарь, с которым не расставался, присел на стоявшую тут же табуретку и начал свое повествование:
   – Нужно вам сказать, молодой человек, что я родился на благословенной Украине, в городе Александровске, рос совершенно обычным еврейским ребенком, ходил в хедер,[22] учился играть на скрипице, а летом купался в Днепре.
   Потом случилась революция…
   «Если он начал с детства, – сонно подумал Артем, – то рассказов хватит на всю ночь. Скорее всего, я долго не выдержу и засну».
   – Однако я не собираюсь утомлять вас печальными картинами своего отрочества. И после небольшого вступления перейду непосредственно к делу. Короче говоря, я окончил медицинский институт в городе Москве и стал хирургом. Вскоре началась война. Я служил в санитарном поезде, в разных госпиталях, пару раз был ранен. Самый конец войны застал меня в Праге. Наш госпиталь разместился в одной из городских больниц – приюте Святого Лазаря. Нормальная европейская клиника, условия и оборудование на высшем уровне. Впрочем, это не имеет к делу никакого отношения. Был там у меня один больной, фамилию, к сожалению, не помню. Молодой парень, старший лейтенант, ногу ему ампутировали. Надо же такому случиться, девятого мая ногу потерять! Очередью из пулемета «МГ» его зацепило, выше колена попало. Кость вдребезги… Ранение тяжелое, но, в общем-то, не смертельное. Крови, конечно, много потерял, но доставили в госпиталь своевременно, и операция прошла удачно. Но вот беда, не идет на поправку мой пациент. Уже июнь на носу, а он даже не встает на костыли. Наблюдаю за ним украдкой и вижу: он все время что-то рассматривает. Думаю, может, фотографии семейные или порнография. Когда в Польшу и Германию вошли, этого добра много понабирали. Однажды подошел к нему, эта вещица как раз на тумбочке лежала. Он спал или в бреду был… Я взял, признаться, без спроса. Шкатулка. Очень изящная. На крышке из черной эмали мелкими рубинами – не стекляшками, а именно драгоценными камнями, я в этом разбираюсь, у меня батюшка ювелиром был – выложена пятиконечная звезда. Открыл шкатулку, там карты…
   – …И карты весьма необычные, – закончил за Марка Соломоновича Артем. – Слышали уже…
   – Клиент рассказал?
   – Я нашел этого человека, про которого вы рассказываете.
   – Неужели?! И что он? Жив, здоров?
   – С ним все в порядке. Обитает в маленьком волжском городке, учительствует…
   – Не жалеет, что расстался с картами?
   Артем пожал плечами:
   – По-моему, у него на этот счет неоднозначные чувства. Скорее он рад, что вовремя избавился от них.
   – Именно что вовремя! – вскричал седобородый. – Только потом, много времени спустя я понял, какая опасность заключена в этих картах! Итак, вы уже знаете: он их мне подарил. Значит, вы идете по следу… Интересно. Весьма. Так вот. Я стал рассматривать колоду. Вначале даже не знал, что передо мной такое. Потом мне один чех растолковал. Это, говорит, специальные карты для гадания. Таро называются.
   – И тут на вас озарения снизошли, – с ехидством подсказал Артем.
   – Вначале нет, – не замечая насмешки, отозвался Марк Соломонович, – а потом действительно… Я их часами мог рассматривать. И настолько они были искусно выполнены, что я постоянно открывал в них новые детали. Иной раз мне казалось, что различные элементы рисунка появляются и исчезают. Потом-то я убедился: так оно и есть на самом деле, но тогда разум не мог поверить в это. Поскольку дело было в Праге, раздобыл немецкую книжку, язык я знаю, по гаданию на Таро, потом более пространную, в которой была дана подробная история этих удивительных карт. Нужно заметить: ранее я оккультизмом совершенно не интересовался, считая «тайные знания» абсолютной чепухой. А тут вдруг увлекся. Сначала вроде в шутку стал гадать медсестрам. И, представляете, все один в один. Они только глазами хлопали. Нужно сказать, что гадание на картах Таро вещь только на первый взгляд простая. Вначале кажется: запомнишь значение каждой карты, и все в порядке. Потом понимаешь: важен не только непосредственный ее смысл, но и между какими картами она находится. То есть нужен комплексный подход. Чем больше гадаешь, тем сильнее развивается интуиция. Иной раз, еще не начиная гадать, взглянешь на человека и сразу же понимаешь, какие у него проблемы.
   Картами, которые мне подарил раненый лейтенант, я их про себя называл магическими, я пользовался всего пару раз, потом тут же, в Праге, отыскал обычную колоду. И не столько потому, что мне магические было жалко, сколько опасаясь эффекта, который они производили. Помню, первый раз я чисто для смеха разложил их для одной сестрички, на которую имел виды. Рассказал про прошлое, про семью… А потом, неожиданно для себя, вдруг говорю: а знаешь, через три недели ты за чеха замуж выйдешь. И тут меня вроде кто за язык тянет. Но жизнь, говорю, у тебя с ним не получится. Себе судьбу искалечишь, а ему – тем более. Никакой информацией я не располагал, в картах в тот момент вообще не разбирался. Словно кто-то извне вложил в мои уста это страшное предсказание и заставил его произнести. Она побелела вся… Вытаращила на меня глаза, слова сказать не может. Видя такую реакцию, я решил свести все к шутке. Что, спрашиваю, в точку попал? Она в слезы и убежала. Уже потом я узнал: девушка действительно познакомилась с молодым пражанином, стала с ним встречаться… Они расписались в военной комендатуре. Вскоре госпиталь наш возвращался в Союз. А тем временем вышел приказ Главнокомандующего запретить браки между советскими военнослужащими и гражданским населением тех стран, где находились наши войска. То есть брак становился недействительным. Чех уговорил ее, сестричку эту, бежать в американскую оккупационную зону. При переходе границы чеха подстрелили, а девушку, после трибунала, отправили в лагерь. Произошло это примерно месяца через три после злосчастного гадания. И вот тогда я подумал: а стоит ли человеку знать свое будущее? По зрелом размышлении, ни к чему хорошему это не приводит. Но одно дело намерения, а другое – реальность. Я так втянулся в эти гадания, что прямо-таки не мог остановиться. В конце концов информация дошла до начальника госпиталя, он вызвал меня, крепко пропесочил…
   – Ваша жизнь, конечно, представляет определенный интерес для истории, – ввернул Артем, – но нельзя ли как-нибудь покороче?..
   – А куда спешить, – отозвался Марк Соломонович, – ночь длинная.
   Услышав такие слова, Артем захотел схватить стоявший на столе фонарь и треснуть им старого идиота по седой башке. Однако вместо этого он прикрыл глаза, и скоро бубнение седобородого перешло в невнятный гул, из которого до Артема доходили лишь отдельные фразы типа: «Тут я решил попробовать его оживить…» или «покойник шевельнулся…»
   Наконец и гул куда-то исчез, уступив место неясным, смутным видениям. Сон не сон, а какое-то тупое оцепенение навалилось на Артема. Очнулся он лишь в тот миг, когда, окончательно отключившись, ударился головой о стол. Только тут он открыл глаза и мутным взором посмотрел на седобородого. Тот, казалось, был настолько увлечен собственным повествованием, что не обращал ни на что другое внимания. Глаза его были уставлены в одну точку, на керосиновую лампу, которая изрядно чадила.
   Артем подкрутил фитиль и поднялся.
   – После этого меня увезли в психиатрическую лечебницу, – сообщил седобородый.
   – Там тебе самое место, – отозвался Артем. Он сонно посмотрел на Марка Соломоновича, потом взглянул на часы.
   Далеко за полночь. Что же делать дальше? Возвращаться в Москву? Но так и не удалось выяснить, где находятся карты. К тому же невообразимая темень, и можно легко сбиться с дороги. Он вспомнил о недавнем происшествии на пустынном шоссе и поежился. Нет, наверное, лучше отправиться спать в машину.
   Артем пошел к «Волге», попытался открыть переднюю дверцу. Ага, заперто. Ключи? Он стал шарить по карманам. Ключей не было. Странно. Не мог же он их обронить. А если все-таки выпали, сейчас и не найдешь.
   Артем подергал остальные дверцы машины. Бесполезно. Придется ночевать в доме у этого придурка. Возвращаться к столу страшно не хотелось, и он решил прогуляться. С чего вдруг пришла ему в голову столь нелепая мысль, он и сам не понял, но тем не менее отправился в путь.
   Было довольно прохладно. С недалекой реки тянуло сладковатым запашком гниющей тины, который смешивался с печальным ароматом отцветающих трав. Тление, одновременно пленительное и отвратное, наполняло воздух. Но, странное дело, Артем с удовольствием вдыхал непривычный запах.
   Где-то совсем рядом тоскливо прокричала ночная птица. Артем зябко поежился, запахнул куртку и зашагал дальше. Вскоре он увидел большой костер, горящий поодаль от дороги. Подошел поближе. Возле костра пусто, потрескивают головешки, летят в черное небо снопы искр. Кто разжег огнище посреди ночи, кто подбрасывает в него дрова?.. Внезапно Артему показалось: на него кто-то пристально смотрит из тьмы. Он оглянулся – никого. Но взгляд следил за ним – неотступный, тяжелый, немигающий… Артему стало страшно.
   – Эй, паренек, куда путь держишь? – донеслось из мрака. Голос был какой-то неопределенный: не мужской, не женский, а скорее детский. Пронзительно-писклявый…
   – Кто тут?! – воскликнул Артем.
   В ответ раздался не то нечеловеческий хохот, не то уханье филина. Потом послышался тяжелый вздох, от которого у Артема волосы встали дыбом. Казалось, содрогнулась вся природа. Костер вместе с дровами, угольями, золой, оставляя за собой огненный след, словно стартующая ракета, высоко поднялся в небо, осветив кусок дороги, бурьян у ее обочин, верхнюю, зубчатую кромку лесозащитной полосы… Потом костер мягко опустился на свое место.
   И в этот миг Артем почувствовал, что мрак становится плотнее, гуще, делается осязаемым, обволакивает, словно вата. Ощущение было такое, будто его начало медленно затягивать в сонные безжизненные глубины. Теперь Артем явственно ощущал чье-то незримое присутствие. И не одного какого-нибудь существа… Вокруг костра происходило некое непрерывное, недоступное глазу движение. Артему чудилось: вот рядом возник некто, он поднимал глаза – видение исчезало. Тысячи глаз смотрели на него из мрака, тысячи призрачных лиц кружились в нечеловеческом хороводе, повторяя на все лады: «Ты наш… ты наш…»
   Языки пламени костра вдруг угасли, осталось лишь малиновое рдение угольев, чистое и необычайно яркое. Внезапно, к ужасу Артема, в кострище началось неясное шевеление. Маленький смерчик закрутился в его центре. Воронка смерчика все более раскручивалась, ширилась, словно распускался бутон огненного цветка, и наконец из самой его сердцевины выскочил громадный черный пес. Он был похож на пуделя, только значительно крупнее. Глаза собаки горели сильнее, чем угли в костре, шерсть стояла дыбом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация