А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танго Мотылька" (страница 7)

   Уже одевшись и обувшись, я задумчиво проследила, как Геннадий открывает мне дверь.
   – Геннадий, вы не меняли дверь? Это та самая?
   Хоть она и выглядела как представительница новейших поколений запирающихся хранительниц безопасности домашнего очага, но, глядя на нее, не возникало мысли, что ее поставили на этой неделе.
   – Нет, зачем?
   – Замки…. – пояснила я свое удивление.
   – Замки были целые. Когда я пришел, дверь была закрыта, но она просто захлопывается. Если ненадолго уходим, мы второй замок не закрываем.
   – А как давно вы эту дверь поставили? – спросила я.
   – Уже год, эту версию уже проверили, Татьяна Александровна. Фирма чиста, ни у кого из ее клиентов подобных инцидентов не было.
   – Конечно, всегда что-то бывает впервые, но мне что-то не верится, что кто-то будет целый год хранить украденные ключи, а потом уйдет, ничего не прихватив, – отмела я, возникшую было версию. Да и Никита в нее не вписывался.
   Геннадий выразил согласие с моими мыслями.
   – Ключи, я так понимаю, есть только у вас и Людмилы.
   – Да. Она хотела для мамы копию сделать, но мама сказала, что есть простое средство от того, чтобы стоять под дверью, ожидая незадачливых хозяев.
   – Какое же? – с улыбкой спросила я.
   – Телефон, – хмыкнул Геннадий. – Теща у меня умная женщина.
   – А ключи ни у кого из вас не пропадали, не терялись?
   – Нет. Люся жутко из-за них переживает, поэтому так осторожна, что, даже если захочет, не сможет их потерять. Мои тоже не исчезали.
   – Геннадий, не могло быть такого, что Людмила сама впустила налетчика?
   – Нет, думаю, нет. Всех ее знакомых я знаю, и никто из них на такое неспособен. А незнакомым я запретил ей открывать дверь.
   – Какой-нибудь обслуживающий персонал? Мастер, сантехник, электрик?
   – Никого, Татьяна Александровна. Всеми этими делами занимаюсь я, Люся не открыла бы дверь никому, кого не знает.
   Понятно, Геннадий перестраховывался. И делал он это очень давно, так давно, что у Людмилы привычки сложились.
   – Кто в той квартире живет? – спросила я, указывая на дверь напротив. – Монстр наблюдения?
   Геннадий улыбнулся, он меня понял.
   – Монстр наблюдения, это как раз про нее, тетя Шура как раз была в булочной, она рассказала, что видела там Людмилу.
   Черт, вот именно когда от них может быть какая-то польза, любители шоу «за глазком» вечно где-то шляются в самый ответственный момент. Нет слов, чтобы передать все мои эмоции по этому поводу.
   – Спасибо за информацию, Геннадий. До свидания.
   – До свидания.
   Вежливо попрощавшись, я отправилась на поиски новых фактов. Точнее, сначала я отправилась к своей машине, где решила, удобно расположившись, обзвонить полученные номера.
   Не тут-то было.
   Выйдя из подъезда, я не нашла ни свою красавицу, ни ее охранников.
   Ну прямо картина Репина «Приплыли»….
   Мне прямо поплохело, если честно. Это надо было так вляпаться? И кому, интересно, она понадобилась? Такая расписная… самое гадкое, что телефон там оставила. Даже насчет угона не позвонишь.
   Не успела я перейти от психологического самобичевания к физической расправе, попутно составляя план последующих действий, как увидела еще одну картину из репертуара русских классиков. Называется «Бурлаки на Волге».
   Из-за ближайшего угла дома сначала показался чуть помятый ярко-розовый бампер.
   – Ну и цвет, мама дорогая, – буркнула было я, и в этот самый миг до меня дошло, что это мой родной бампер.
   Я сорвалась с места и понеслась навстречу.
   Подбежав ближе, я разглядела знакомых ребят, которые, напрягаясь до вздутия вен на шеях, толкали мою слегка потрепанную красотку к тому месту, на котором я ее так беспечно оставила.
   Я замедлила бег.
   Именно в это время из-за того же самого угла выскочили несколько человек и бросились на «бурлаков». Ребята сопротивлялись отчаянно, но все равно проигрывали.
   Во мне всколыхнулась злость собственника, подкрепленная тремя чашками чудесного кофе.
   Как? Трогать мою машину и обижать ее охранников?
   С яростью дикой кошки я влетела в самое сердце банальной уличной драки. Ну, может, и не совсем банальной, ведь драка была с угонщиками моей машины.
   Быстро выяснилось, что к ужасам таких мероприятий я подготовлена лучше всех. Нельзя сказать, что я была сильнее всех, зато точно быстрее.
   Даром, что женщина. Никто опомниться не успел. Я раскидала всех тех, кто составлял численное превосходство, оставшихся нокаутировали мои новые знакомые. Даром, что алкобратцы.
   – Вау! – выдохнули они одновременно, когда до них дошло, что победа за нами.
   Я криво усмехнулась, оглядывая противников, ноги которых комично торчали из высоких сугробов. Я умудрилась закинуть их туда, куда половину зимы закидывали снег со стоянки. И даже не запыхалась. Тело сладко запело, ощущая последствия неожиданной физической активности.
   – Вот, принимай, отбили, не без твоей помощи, – тонко хихикнул один из ребят, глядя на мое довольное лицо, потом показал рукой на машину, стоящую с отрытыми водительской и пассажирской дверьми. А второй указал на поверженных противников, выглядел он несколько смущенно. Я, конечно, скора на расправу, но даже меня пробрал вид беспомощно бултыхавшихся в воздухе ног. Достать бы их, а то задохнутся…
   Черт с ними, злобно щелкнул зубами мой неизменно язвительный внутренний голос, нечего было на мою машину покушаться, пусть остынут пока, горячие головы.
   – Спасибо, парни… – произнесла я, доставая из кошелька стодолларовую купюру.
   – Ты это… – потрясенно выдохнул один из парней. – Не дури, да? Мы что с такими бабками делать будем? Скажут, сперли…
   – Ты лучше сама в магазин сходи, да купи что-нибудь приличное, – усмехнулся второй и махнул рукой куда-то в сторону. – Тут недалеко.
   С чувством глубокой благодарности я быстро посетила магазин и приволокла ребятам пару пакетов продуктов на любой вкус. От приглашения выпить за знакомство я хотела было отказаться, но детектив во мне напомнил о том, что парни могли сидеть здесь и в тот самый день… Сразу сообщив, что выпью только пятьдесят грамм, потому что мне за руль сейчас, я согласилась.
   В общем, накрыли мы поляну прямо на капоте моей красавицы. Парни шустро сообразили бутербродики, разлили по пластиковым стаканам коньячок. Мне налили двадцать пять грамм, чтобы я могла выпить с ними два раза. Меньше наливать смысла не было, проще было, как выразился Федор, просто крышку нюхать. Хотя дискуссию на эту тему мы все же провели. Хорошие парни попались, душевные. Спорили задорно, с удовольствием.
   После первой рюмки мы все стали повеселее.
   – А чего делала тут, красавица? – спросил Юра, тот, что отказался от баксов.
   – Да, в гости приезжала, подруга тут живет, а она, вот несчастье, в больнице лежит, поеду, навещу.
   – Фто за потруфка-та? – спросил Федор с набитым ртом. – Мы тут фсех жнаем.
   – Людмила из 22.
   – Люся? Да уж она неделю как в больнице лежит, ограбили их, а ее избили, черти.
   – Жалко Люську-то, Геннадий ходит злой, видать, лучше ей не стало. Девчонка-то она хорошая, с нами всегда здоровается, нос не задирает.
   – Ага, – подтвердил Юра. – Знали бы кто, прибили бы.
   – А что, не знаете? – спросила я, запихивая в рот дольку помидора.
   – Неа, не местные это, – со знанием дела ответил Федор, – местные бы не посмели. Геннадий для нашей братии много делает, когда деньжат подкинет, когда работенку какую… помогает по-свойски… пару пацанов вон недавно учиться куда-то пристроил, за ум вроде взялись… наши бы не тронули…
   – А чужих здесь никто не видал? – я проследила за тем, как недрогнувшей рукой Юра налил мне мои следующие двадцать пять грамм коньячку. По булькам он их отмеряет, что ли…
   – Не простая ты девчонка, Танюша, – прищурившись, заявил мне Федор. – Коли козлов тех ищешь, скажу, что знаем.
   Я кивнула.
   – Мы к Геннадию хотели идти-то, да страшно как-то, он сейчас совсем на зверя похож стал, никого перед собой не видит.
   Юра поддакнул, не забывая набивать рот.
   – Вот так вот, Танюша. Крутился тута дед какой-то одно время, все про Люську с бабульками шептался. Все вынюхивал чего-то, то спросит, как маму ее зовут, то сколько она тут живет… потом исчез.
   – Угу, того самого деда потом в лифте нашли… – подсказал Юра.
   – Да-да, – спохватился Федор. – Замерз он…
   Я вытаращила глаза. Профессиональная привычка – иногда дурочкой прикидываться в целях успешного расследования.
   – А я тебе говорю, не мог он замерзнуть. Мы первого всю ночь гуляли на улице, даже насморка никто не заимел.
   – Тяпнем за деда, жалко мне его, по всему видно было, неплохой он мужик был, добрый…
   Тяпнули мы, не чокаясь, за деда.
   Я не спросила, почему его за доброго приняли. Ребята хоть и были из породы настоящих русских мужиков, то бишь алкоголиков, но на дураков не тянули. Не злые они и простые. А такие люди зло за милю чувствуют.
   – Тебе-то больше не нальем, но ты за третьего с нами постой, вон пожуй чего-нибудь. А мы тебе пока все расскажем.
   Я кивнула, подхватив еще кружок помидора.
   – Так вот, еще тут видали мужичка одного не хилого десятка.
   – Ага, в кино таких суперменов показывают.
   – Выше тебя росточком будет, ну где-то на полголовы.
   – Шапка у него еще такая модная. Норка под кепку, я запомнил, чудная она какая-то была, – сообщил Юра, пока Федор вспоминал остальное.
   – Приезжал на большой машине…
   – Мы сначала думали, что пешком, но тут к нам знакомый подошел, говорит, там за углом такая «дура» дорогу всю перегородила, а потом на него пальцем и показал, водитель, говорит, хренов, тачку поставить толком не может. Василий-то наш сорок лет за баранкой проездил, толк знает.
   – А когда это было?
   – В первый раз не помню, а во второй раз его видели, он почти за Люськой следом в дом вошел, в тот день, когда грабанули их. А потом и вышел, где-то через полчаса.
   – А мы тут и сидели все это время, – Юра тяпнул третью и прослезился.
   – За Люсино здоровье, – Федор тоже выпил и на какое-то время умолк, сосредоточенно заедая коньяк бутербродом.
   – А еще что-нибудь вы помните? – спросила я, глядя на то, как мои новые знакомые сникли.
   – Тетка ему какая-то звонила… он мимо нас с телефоном шел, говорил так вежливо, как аспирант, мать его…
   – Вот и все. Поможет это тебе? – Федор посмотрел на меня с надеждой.
   – Поможет, очень даже, – улыбнулась я.
   Помогла парням собрать остатки пиршества обратно в пакеты, да они поплелись восвояси. Шагах в пяти Федор оглянулся и окликнул меня.
   – А ты, Танюшь, когда гада найдешь, приходи, мы тебя по-свойски угостим, – крикнул он и подмигнул.
   – Обязательно! – ответила я и забралась в машину. Ножки-то мои, те самые, что меня кормят, подмерзли немного.
   – Не зря мерзла, Танюша, – усмехнулась я себе и взялась за телефон.
   Для начала я позвонила по номеру, который шел первым в списке.
   Родионова Ирина Петровна.
   – Сейчас мы с вами познакомимся. – Я решительно набрала номер мобильного и услышала гудки вызова.
   Но, к сожалению, на этом мое везение кончилось. Я прослушала задорную мелодию, в конце которой женский голос мне вежливо сообщил о том, что абонент не отвечает и так далее. Выругавшись на чем свет стоит, я набрала номер второй подруги. Карпова Татьяна Сергеевна мне тоже не ответила. Так же поступила и третья подруга Людмилы.
   Смирившись с поражением, я завела машину и задумалась. Все, что я узнала, меня больше запутало, чем помогло. Конечно, я уже поняла, что не раскрою это дело прямо сегодня. Итак, Людмила узнала адрес Никиты. На следующий день случился налет на ее квартиру, в результате которого она в больнице находится целую неделю. Как все-таки злоумышленник попал в квартиру?
   Только я отложила телефон, как он истошно зазвенел, сообщая мне, что звонит неизвестный абонент.
   – Здравствуйте! – послышался из трубки звонкий женский голос. – Вы мне звонили.
   Я много кому звонила, чуть не вырвалось у меня.
   – Здравствуйте, меня зовут Иванова Татьяна Александровна, я частный детектив, вам я звонила в связи с вашей подругой Людмилой.
   – Понятно, Зеленый постарался?
   – Простите, кто? – не поняла я.
   – Крокодил, – пояснил голос. – Вы сейчас где? Можете приехать ко мне? Я не могу с вами встретиться в другом месте, у меня сын спит.
   Женщина мне уже нравилась. Простота и прямота в людях иногда подкупали меня именно так, с первых звуков общения.
   Я запомнила адрес, попутно прикидывая, через сколько времени я смогу добраться до места. Конечно, я не так хорошо знаю Покровск, как Тарасов, но все же немного ориентируюсь.
   Сообщив девушке, что буду примерно через сорок минут, я отключила телефон. По голосу человека не всегда можно абсолютно все понять, но интонации частенько выдают многое. Так вот, голос у говорившей был спокоен. Никаких испуганных, взволнованных или истеричных ноток я не заметила.
   Через сорок минут, как и обещала, я стояла у нужной мне двери квартиры номер шесть, по Горького,13.
   Глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, я нажала на кнопку звонка. С тем, что сегодня дело не раскрою, я смирилась, единственное мое стремление было сейчас получить как можно больше пищи для раздумий.
   Двери мне открыла миловидная женщина лет тридцати в ярком домашнем халате, в котором выглядела, как плюшевый медведь, вывалявшийся в луже краски. В ее светлых волосах, казалось, намертво запутались бигуди. Со всем этим странно контрастировал вечерний макияж, наложенный со знанием дела.
   Очевидно, она прекрасно поняла, какое произвела впечатление, поэтому смущенно улыбнулась.
   – Татьяна Александровна? – вежливо поинтересовалась она, глядя на меня широко распахнутыми ярко-голубыми глазами.
   Я кивнула.
   – Проходите, мы как раз о вас говорим, – простодушно прощебетала она, делая знак следовать за ней.
   Теряясь в догадках, я прошла в прихожую, разделась. Сунув ноги в предложенные тапочки, я пошлепала вслед за хозяйкой. Обстановка квартиры поразила меня своей практичностью и не терявшимся на ее фоне уютом. Никаких лишних финтифлюшек, висюлек или картинок, только несколько детских фотографий. В принципе, глядя на румяное круглощекое личико с лукавыми глазенками, вполне можно догадаться, кому родители обязаны таким практицизмом. Осмотревшись, я, наконец, перевела взгляд на троих женщин, сидящих в ряд на диване и выжидательно разглядывающих меня.
   – Здравствуйте, Татьяна Александровна, – почти хором произнесли они и улыбнулись. Остальные женщины выглядели точно так же, как и та, что открыла дверь. Яркий вечерний макияж и смешные плюшевые халаты смотрелись вместе нелепо, но все же было в этом какое-то странное обаяние. Может, дело было в том, как подруги вели себя, может, в их личном очаровании. Но я сразу прониклась к ним довольно непонятной симпатией.
   Усевшись в предложенное кресло, я достала свой блокнот и посмотрела на женщин, не спускавших с меня глаз.
   – Простите, никогда не видели частного детектива, – сконфуженно улыбнулась одна из них, и все, как по команде, кивнули. Да уж, девушки излишним лукавством не страдали.
   – Ничего, – усмехнулась я. Честно говоря, такую реакцию я уже встречала. – Я вас отвлекаю? Вы куда-то собираетесь?
   – Нет, что вы! – воскликнула хозяйка. – Давайте, мы вам представимся. Я Ирина Родионова.
   Указав на женщину, сидящую рядом, она назвала ее имя. Карпова Татьяна. А третьей оказалась Сурикова Ольга. То есть все подруги Людмилы были в сборе.
   Как удачно!
   – Мы дурачимся просто, – усмехнулась Ирина Петровна. – Понимаете, у нас у всех маленькие дети. Когда есть возможность, мы собираемся вместе, ну, и так проводим время. Татьяна у нас визажист, а Оля – парикмахер.
   – А мастер по маникюру? – спросила я, вдруг обратив внимание на ухоженные руки и красивый узор на ярко накрашенных ногтях.
   – Ну, я не мастер… – Ирина Петровна смущенно улыбнулась.
   – А кем Людмила у вас числится? Поваром? – спросила я, вспомнив о страсти девушки к кулинарии.
   – Да еще каким! – восхищение моими дедуктивными способностями в этом дружном восклицании тесно смешалось с воспоминанием о явно божественной кулинарии.
   Здорово! Подумалось мне. Что еще нужно женщине, чтобы расслабиться? Красивая прическа, маникюр, яркий макияж и, конечно же, куча запретных вкусностей. И неважно, что никто не увидит, главное, что весело. А дети, скорее всего, спят в соседней комнате.
   – Малыши спят, – подтвердила мою мысль Ольга. Поскольку они представились без отчеств, мне так и придется к ним обращаться.
   – Расскажите мне о Людмиле, – попросила я.
   – Люся умница каких мало, – отрывисто бросила Ирина, а остальные согласно кивнули. – Мы познакомились в девятом классе, она переехала к нам из какой-то деревушки под Тарасовом. Мы тогда уже дружили, но она легко вписалась в наш кружок. Нас даже дразнили мушкетерами.
   – А Людмила стала д’Артаньяном. – усмехнулась я.
   Подруги дружно кивнули, удивленно глядя на меня. Потом переглянулись и, придя к какому-то выводу, снова повернулись ко мне.
   – Точно, – воскликнула Ольга. – Потом мы все поступили кто куда, но связь всегда оставалась.
   – Мы дружим больше пятнадцати лет, – кивнула Татьяна. – А теперь и мужья наши дружат.
   – Скорее всего, им просто деваться некуда! – я улыбнулась, учитывая сплоченность женского коллектива, можно было предположить, что дружба давно переросла в семейную. Ведь мужчины любят объединяться перед лицом единого врага.
   Понятно, как и сказал Геннадий, подруги вполне благополучны и своей судьбой довольны.
   Мои собеседницы кивнули с лукавыми улыбками. Вот оно, истинное лицо женского коварства. Счастливая улыбка на губах и в глазах блеск из серии «дорогой, ни за что не догадаешься, что я сегодня натворила, но тебе должно понравиться».
   – Скажите, Людмила, похоже, позже всех замуж собралась. Что вы думаете о ее избраннике?
   – О Зеленом? – недоуменно переспросила Ирина. – Нормальный он мужик, ей такой и нужен был.
   – В каком смысле?
   – Он заботливый и внимательный. Она от него просто без ума.
   – А вы? – попыталась я перенаправить разговор в нужное мне русло.
   – Что мы? Мы довольны тем, что довольна она. Зеленый мужик умный. Хоть и кажется иногда простофилей. Он полжизни в армии батрачил, кем придется, так что мозги у него хоть куда.
   Угу…
   – Вы не смотрите так! – буркнула моя тезка. – Он хоть и похож на медведя, по характеру больше Крокодила Гену из мультика напоминает. В большинстве случаев.
   – Хм… – я усмехнулась. – Но крокодил, как ни крути, все же хищник.
   – Я думаю, что с ним шутки плохи. Вы его видели? – Татьяна наклонилась ко мне поближе, словно собиралась поведать секрет. – Он похож на огромного и любознательного ребенка, который на все смотрит удивленными глазами, но иногда как глянет, так мурашки по коже…
   Я улыбнулась про себя, описание было очень меткое. Я ведь и сама подумала что-то подобное, когда его увидела. Видимо, Геннадий давно раскусил этот маленький дамский клуб и позволяет себе иногда чисто мужские шутки.
   – Да! – Ольга тоже подалась вперед и так же прошептала: – Я его спрашивала, кем он служил. Знаете, что он ответил?
   Я покачала головой. Ох уж эти мне подружки, ушки на макушке… пообщавшись с Геннадием, я вполне могу предположить, что он сказал что-нибудь незабываемое.
   – В штабе, говорит, писарем, и ухмыляется, знаете, так невесело. Знаем мы, чего такие шутки стоят. – Подруги дружно кивнули.
   Мне тоже не по себе после такой шутки стало. Слышали и мы такие слова и помним, чем дело там кончилось.
   – А мне один раз на что-то ответил, мол, если скажу, придется тебя потом убить. Секретная, говорит, информация, – добавила Ирина. – И смотрит так, словно прикидывает, долго ли мне шею свертывать… Мурашки по коже!
   Подруги снова кивнули. Интересно, у них всегда все так синхронно? Стараясь не улыбнуться своим мыслям, я пометила для себя, что Геннадий служил в армии. На мгновение перед глазами снова мелькнула картина, как добрый крокодил вытрясает душу из Никиты. Я тряхнула головой. Может, я и ошибаюсь в людях, редко, конечно, но во мне сидит твердая уверенность в том, что Геннадий здесь совсем ни при чем. Тем более что он не подошел под описание.
   – Вы не думайте, Зеленый хороший мужик, он бы не смог обидеть Люсю, даже если б захотел. И не потому, что ее очень трудно обидеть.
   – Да, просто, мне кажется, что он скорее себе язык откусит, чем ей скажет что-то такое, что может ее расстроить. Он трясется над ней, как курица над золотым яйцом.
   – Ага, – подхватила эстафету Ирина, – Люся для него как свет в оконце, он на нее не надышится.
   – А почему, по-вашему, Людмилу обидеть сложно? – спросила я. Собственно, я ведь и сама уже пришла к тому же выводу, но фраза Татьяны меня чем-то зацепила.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация