А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танго Мотылька" (страница 6)

   – Я нанимаю вас, – отрывисто бросил Геннадий, вставая. – Можно? Ведь вы уже сделали то, зачем вас наняли? Нашли Люсю.
   Я не ответила, пытаясь найти взаимовыгодный компромисс. По моему мнению, до конца этого дела нужно еще несколько телодвижений совершить, но то, для чего меня нанял Никита Максимович, я действительно сделала. Мысль о нападениях на моего клиента и человека, которого меня наняли разыскать, не давала покоя. Но для дальнейшего расследования мне нужно, чтобы кто-то этого захотел. И вот Геннадий давал мне эту возможность. Я не ответила на его вопрос, чтобы не создать впечатление собственной заинтересованности. Терпеть не могу, когда меня хотят выставить идиоткой, а тот, кто напал на Никиту и Людмилу, именно это и пытался сделать. Правда, он никакого представления обо мне не имел, еще пока. Но я его уже записала в свои личные неприятели и жаждала крови. Никому не позволено поднимать руку на моих клиентов, пока они таковыми числятся.
   Геннадий, не дождавшись ответа, потянулся за сигаретой, но, так и не закурив, стал рассказывать.
   – На Люсю напали здесь. Дома. Она вышла всего на десять минут, сбегать за хлебом, а вернулась и нарвалась на…
   Я заметила, как его руки сжались в кулаки, и перевела взгляд на его лицо. На скулах играли желваки. Медленно подняв руку, он разжал ее над пепельницей, стряхнув остатки раздавленной сигареты. Он умел себя контролировать, это было видно. Видно также было, что произошедшее с Людмилой лишает его некоторой части самоконтроля. И гнев этот был вполне естественным и абсолютно правомерным, в его понимании. Я подумала о том, что может захотеть Геннадий сделать с этим человеком? Удержится ли он в рамках закона?
   Это зависит от того, по какую сторону закона живет и здравствует Геннадий. Способности расправиться с мерзавцем у него есть. Есть ли возможности?
   Чем он, интересно, занимается по жизни?
   – Булочная у нас рядом, за углом. Она даже компьютер не стала выключать.
   – Кто-то знал, что она дома. Дождался ее ухода и, не удостоверившись, что она ушла надолго, забрался в квартиру.
   – Я тоже так подумал. И милиция тоже. Только толку мало. Никто никого не видел, а Люся еще в себя не пришла.
   Нехорошо. Так я и знала, что добром это дело не кончится. А если и добром, то явно не сегодня. Ох, ну почему все всегда не так просто, как кажется?
   – Что украли?
   – Ничего. – Геннадий поджал губы, чтобы не ляпнуть лишнего.
   Судя по обстановке, той, которую я успела увидеть, брать было что. И даже много чего. Интересно. Очень интересно. Какой смысл вламываться в квартиру, из которой ничего не нужно брать? Может, не нашли того, зачем приходили. А может, что-то принесли с собой.
   Вот, пожалуйста, сразу две версии. Или больше, если каждую из них рассматривать по отношению к Геннадию и Людмиле по отдельности. Но если думать о второй версии, тогда и Никите должны были что-то подкинуть вместо того, чтобы переворачивать все с ног на голову. Конечно, это мог быть отвлекающий маневр. На него напали, уже точно установлено, гораздо позже девушки. Какая может быть взаимосвязь между ними, помимо дружбы в аське? С чего вдруг кому-то вздумалось подкидывать что-то этим двоим?
   Я посмотрела на Геннадия. Он бы не причинил девушке вреда. Никита, то есть та часть Никиты, которую он знал как Скрипача, у него тоже не вызывал негативных эмоций. Мог кто-то попытаться выстроить из этой ситуации любовный треугольник? Если мог, то зачем? Единственный, кого это должно было бы вывести из себя, это Геннадий.
   – Странно, вы не находите? – я окинула красноречивым взглядом обстановку кухни. Геннадий постарался на славу, чтобы обеспечить своей хозяйке максимум всевозможных удобств и комфорта в самом стратегически важном месте женского обитания. Кухня выглядела, как картинка из журнала «Идеи для вашего дома»: много света, кафеля и разноцветного стекла, помимо этого она была напичкана современной техникой. И не только той, что имеет прямое отношение к ее исторически сложившемуся предназначению.
   Геннадий издал непонятный звук. Я посмотрела на него и поняла, что моя идея его несколько смутила.
   – Такая идея никому в голову еще не приходила, – пояснил он свою реакцию.
   Сдается мне, органы предпочли версию о том, что она спугнула грабителей. Только вот, если у мерзавцев хватило времени избить девушку, уж телик плазменный они бы точно успели прихватить. Или ноутбук. После того, как она отключилась, им ведь никто не мешал.
   Или никто не мог отвечать на вопросы….
   – Только вот что они могли искать? – спросил Геннадий, у него возникли те же мысли, что у меня. Это еще раз укрепило меня во мнении, что Геннадий не настолько прост, как кажется на первый взгляд.
   Он тоже обвел кухню взглядом, но теперь он старался смотреть моими глазами, то есть глазами постороннего, чтобы увидеть не привычную обстановку, а большое количество вещей, способных ввести в искушение. Процесс понимания читался на его лице.
   А я, глядя на него, уловила еще одну мысль. Почему «они»? Человек, напавший на Никиту, был один. Сам себе гений, умен, хитер и изворотлив.
   Я решила браться за дело. Клиент озадачен, мозги включены, и мысли стремительно летят в нужном мне направлении.
   – Так, давайте по порядку. Когда случилось нападение?
   – Первого вечером я пришел с работы и увидел ее… – Геннадий снова достал сигарету, на этот раз закурил.
   Я сделала пометку в блокноте, там, где было записано, когда Никита получил смайлы. Итак, девушка всю эту неделю лежит в больнице.
   – За время, что она в больнице, ничего необычного не случилось?
   – В каком плане «необычного»? – Острый взгляд голубых, уже не безмятежных глаз впился в меня.
   – Выходящего за рамки привычного уклада жизни, – спокойно ответила я, проигнорировав его взгляд.
   – Вы думаете, это может быть связано со мной, так?
   – А такое может быть? – думаю все, что из этого вытекало или могло вытечь, он уже проверил сам и перепроверил следом. Досконально и дотошно. Учитывая его собственную заинтересованность, а также осведомленность о собственных делах и связанных с ними проблемах, я уверена, что мне даже не стоит тратить на это время.
   – Я не могу себе представить, как это еще может быть связано со мной. – Тяжело вздохнув, Геннадий посмотрел на меня. В его взгляде я прочитала то, до чего уже додумалась сама. Эту версию он проверил и связи не нашел. Но он не знал о том, что случилось с Никитой.
   Я выложила ему идею с любовным треугольником.
   – Вряд ли они могли преследовать такую цель. Что бы там этим двоим не подкинули, я никогда не поверю, что у Люси кто-то есть помимо меня, если она сама мне не скажет. И то ей очень придется постараться, чтобы мне это доказать. Так что это не могло бы меня деморализовать.
   Значит, версия с подкидыванием чего-либо отпадает. Возвращаемся к попытке ограбления. Ничего не украдено, а девушка пострадала. Так же, как и Никита.
   – Значит, все же они что-то искали. – Геннадий достал еще одну сигарету. Потом, подумав, отложил ее и взялся за турку. – Еще кофе? – спросил он.
   Я кивнула, не глядя.
   – Почему вы говорите, что это были «они»?
   – Не знаю, – Геннадий пожал плечами. – Мне кажется, такие вещи не делаются в одиночку.
   – Резонно, но мы уже пришли к выводу, что приходили за чем-то определенным, а для этого совсем не обязательно идти целой толпой. Если, конечно, эта вещь не весит тонну. А пропажу такой вещи вы бы заметили в первую очередь.
   – Вы правы. Значит, это были не «они», а «он»?
   – Вероятнее всего. – На самом деле я была в этом уверена.
   – Когда вы ее увидели, где она была?
   – В зале на полу. Вся в крови… – Голос его дрогнул, и рука, держащая турку над моей чашкой, тоже. Только он отошел, я тут же подхватила чашку. Аромат кофе задрожал в горле.
   – В зале у двери? Или в зале у окна? – уточнила я, покручивая чашку в руках.
   – Ближе к окну. – Геннадий сел напротив меня со своей чашкой. Он внимательно следил за полетом моей мысли. Мне даже казалось, что периодически у него в мозгу щелкала мысль «я до этого тоже додумался» или «а вот это мне в голову не приходило».
   – Слишком далеко от двери, – сообщила я сама себе блестящую мысль. Геннадий не успел ничего у меня спросить, я наклонилась и хлебнула еще кофе.
   – А где был хлеб? – я сосредоточилась, пытаясь восстановить картину.
   – Хлеб? – Геннадий совершенно потерял нить моей скачущей вперед мысли.
   – Хлеб, – пояснила я. – Она ведь за хлебом ходила? Это ведь проверили? Сколько времени она ходила, сколько провела в булочной?
   – Ну да, ее не было дома от пятнадцати до двадцати пяти минут, не больше.
   – Ну, так и где он был? Хлеб?
   – Ну… – Геннадий на мгновение задумался. – Вообще-то он был везде…
   Я удивленно приподняла бровь.
   – У двери лежал пакет с раздавленными эклерами, у зеркала – батон, на пороге в зал – булка бородинского… а сам пакет лежал рядом с ней. Еще везде были конфеты… И вообще был беспорядок. Книги валялись на полу, любимые Люсины шкатулки… все было перевернуто.
   Я громко выдохнула, представив себе эту картину.
   – Что это значит? – Геннадий посмотрел на меня.
   – Ее волоком тащили от двери до того места, где вы ее нашли.
   Я посмотрела на Геннадия, он выглядел потрясенным.
   – Милиция предположила, что она сопротивлялась? – мягко спросила я.
   Он кивнул.
   – В узком коридоре, банде грабителей?
   Еще кивок.
   – Ясно.
   – Что ясно, Татьяна Александровна?
   – Пока не знаю, но мне это кажется подозрительным. Логичнее было бы предположить, что человек, забравшийся в чужую квартиру с корыстной целью, очень чутко прислушивался к каждому звуку. Ведь он не на прогулке.
   – Да, логично. – Геннадий кивнул. – Я бы прислушивался.
   – И я тоже. – Я усмехнулась, я не стала спрашивать, почему он мог попасть в такую ситуацию, он не стал спрашивать меня. – Дальше, логично было бы предположить, что он ее услышал.
   – Да, можно. Но что нам дают эти предположения?
   – А то, что если он ее услышал, он в целях самосохранения должен был броситься в прихожую. Затаиться у двери и, когда она входила, в момент, пока еще не закрыла дверь, он бы сильно толкнул ее и выскочил.
   В случае с Никитой он просто затаился и ждал, пока Никита не пройдет в глубь квартиры. Он постарался избежать столкновения. Может, потому, что решил не связываться с противником, который мог ему активно сопротивляться.
   – Черт. Вы понимаете, что это значит?
   – Догадываюсь. А вы?
   – Он не нашел то, что хотел, и пытался узнать это у нее. – По лицу Геннадия скользнула туча. Получается, что девушку не просто избили, а избивали с определенной целью, жестоко и методично. Не просто причиняя боль, а еще запугивая в процессе. Я почти ощутила, с каким скрипом пополз вверх показатель по шкале его озверелости.
   – Компьютер был далеко от нее? – спросила я, вспомнив о смайлах, которые пришли Никите первого числа. – Откуда она выходила в Сеть?
   Геннадий на мгновение задумался, вспоминая.
   – Когда как, если мы вместе сидели, то с компьютера, там монитор побольше. Иногда таскала ноутбук на кухню, когда готовила. Они рецептами с Колобком постоянно обменивались и тут же готовили, не отходя от компов. Делились впечатлениями в процессе готовки. Приду, бывало, у нее клавиатура накрыта пленкой, вся в муке, сама вся в муке… смеется, стучит по клавишам, рассказывает этому прохвосту, какие у нее булки получились страшные по его рецепту… а он в ответ ей гогочет… колобков шлет… Как дети малые, честное слово. А в тот день… Да ноутбук лежал недалеко от нее, почти под столом.
   – Он был включен?
   Геннадий недоуменно смотрел на меня какое-то время, а потом кивнул.
   – Угу… – пробормотала я, делая пометки.
   – Что?
   – Пока ничего, так, мысли вслух. У Людмилы есть враги? Недоброжелатели? Завистники?
   – Неа… Люсенька очень милая и отзывчивая девушка, все ее любят.
   – Соперницы?
   – Нет, – Геннадий недовольно поджал губы. – Люся меня ни у кого не отбивала, она, можно сказать, пожалела меня, старика никому не нужного. Подруги у нее все замужние, благополучные, с детьми, вряд ли кто-то из них на меня глаз мог положить.
   – Вы уверены? Это очень важно. Это может быть не обязательно подруга, так, просто знакомая, ваша или Людмилы.
   – Да, я уверен. Ничего такого не может быть.
   – Хорошо. Вы мне дадите имена и номера телефонов подруг? Может, сослуживцев?
   – Да, конечно. Сейчас все спишем с ее мобильного. – Геннадий поднялся и покинул кухню на несколько минут.
   Вернулся он с телефоном в руках. Модным, дорогим телефоном. Никита говорил, что Мотылек работает в небольшой фирме. Конечно, об успехах фирмы он ничего не знал.
   – Это мой подарок, – заметив мой вдумчивый взгляд, пояснил Геннадий. – На годовщину. Он тоже лежал рядом с ней. Только он был разобран.
   Странно. Уж чтобы телефон-то прихватить, вообще нужно всего одно мгновение…
   – Вот книга записная… с кого начнем?
   Следующие несколько минут я старательно записывала имена и телефоны под диктовку Гены. Получилось три подруги и четверо сослуживцев. Не так много для девушки, которую все любят.
   – Геннадий, а чем вы занимаетесь?
   – Водитель я, шишку вожу одну… Татьяна Александровна, вы возьметесь за наше дело?
   – Геннадий, я вроде как им уже занимаюсь…
   – Тогда давайте так, когда его закончите, если выяснится, что Колобок пострадал вслед за Люсей по той же причине, то ваши услуги оплачу я. А если нет, то я оплачу то, что выяснится про Люсю, а он пусть оплачивает остальное. Конфликта сторон я здесь не вижу. В конце концов, она ведь моя девушка…
   – Ну, давайте пока на этом и сойдемся, – согласилась я. – Расскажите мне о Людмиле.
   Геннадий достал себе еще одну сигарету и задумался.
   – Познакомились мы два года назад, в городском парке Тарасова. Она стояла у колеса обозрения и не решалась сесть в кабинку. Я видел, что она сжимает в руке билет. Я купил билет и, взяв ее за руку, повел за собой.
   – И она пошла? – удивилась я. Попробовал бы меня такой детина куда-нибудь повести, взяв за руку.
   – Да, представьте. Ни звука не издала. Села так, ручки сложила и на меня уставилась. Тут я и пропал. – Геннадий хмыкнул. – Катались мы, наверно, час, по крайней мере, до тех пор, пока ее не затошнило. А потом ко мне поехали, с мамой знакомиться. Мама у меня была старенькая, со мной жила. С тех пор вот и живем вместе. Маму схоронили. Квартиру вот купили, обставились. О детях задумались, решили пожениться. Люся работает, домом занимается, вяжет, шьет. Мастерица, одним словом. Красавица. Только наивная она, доверчивая. Все у нее вроде неплохие люди, понимаете? Не знаю, как жила без меня, как ее не обидел никто?! А тут вот и сам не уберег.
   – А подруги? Как они вас восприняли?
   – Нормально, – короткий смешок все же сорвался с его губ, как он ни сжимал их. – Допрос мне устроили, думал, не выживу. Они за Люсю горой. Со школы дружат.
   – А родители ее?
   – Родители хорошо приняли. Отец со мной по-мужски два дня говорил, оказалось, мое здоровье крепче. Мама у нее божий одуванчик, добрая, как фея-крестная. Как придем, не знает, куда меня усадить, чем угостить. Прямо неудобно как-то. Люся в нее пошла, только на вид чуть покрепче кажется. Она у них единственный ребенок, они всю жизнь с нее пылинки сдували. Теперь с нас обоих сдувают.
   Что тут скажешь? Нашелся же гад, что руку на такое сокровище поднял. Список подозреваемых еще не составлялся, но с уверенностью можно сказать, что Геннадий туда не попадет. Никита был прав. Геннадий был без ума от своей невесты, это видно невооруженным взглядом. Скорее всего, милая Людмила, наивная, кроткая и нежная, вьет из него веревки, даже сама не подозревая об этом.
   – Геннадий, а как вы относитесь к тому, что Людмила в Сети знакомится и общается с мужчинами?
   – Какими мужчинами? С Колобком, что ли? – Геннадий поперхнулся дымом. – Честно говоря, не думал никогда об этом. Да и чего думать-то? Дите он еще, Скрипач этот ваш. Что за мужик себя колобочком называть разрешит? Люська с ним, как с младшим братом, носится. Сильно ему досталось?
   – До свадьбы поправится, – усмехнулась я, вспомнив возмущенные крики Никиты.
   – Это хорошо, а то Люся беспокоиться будет. Нравится ей этот мальчишка.
   Я представила себе красивое лицо «мальчишки» и улыбнулась. Может, и не стоит разубеждать Геннадия в том, что Никита вовсе не «дите», как он изволил выразиться. В конце концов, Геннадий постарше будет. На вид ему около тридцати пяти, может, даже сорока.
   – Геннадий, а кто знает пароль и логин Мотылька?
   – Я и Люся, больше никто.
   – А… – я не смогла задать этот вопрос, честно, очень хотелось, но я побоялась, что не смогу его задать с умным непроницаемым видом. У меня в последнее время с этим некоторые проблемы. Да и не только с этим.
   – Он понял, да? Я хотел как лучше, думал, Люся вернется, а Колобок ее никуда не делся.
   Я рассмеялась. Нет, этот человек так и собирается поражать меня каждым своим ответом?
   Ну, и кто бы смог догадаться, что любящий мужчина будет переписываться с другом своей невесты, чтобы тот, не дай бог, не потерял ее или не позабыл о ней?
   – Геннадий, а как вела себя Людмила в последнее время? Могло ли что-то случиться, о чем она не сказала вам?
   Встретив недоуменный взгляд, я поняла, что такого быть не могло. Но спросить все же нужно было.
   – Было кое-что, о чем я не сказал ей.
   – Да? – уж в том, что есть полно вещей, о которых Геннадий вряд ли рассказывал Людмиле, я абсолютно не сомневалась. Скорее всего, это делалось ради того, чтобы уберечь ее от того, что могло ей угрожать или просто не понравиться.
   – Да. Первого числа к нам приходил странный гость. Мы Новый год встречали с родителями, Люся осталась до вечера у них, а мне нужно было на работу. Я заехал домой, привести себя в порядок, переодеться. Только дверь закрыл за собой, тут звонок. Может, еще кофе?
   – Не откажусь, и что дальше? – нетерпеливо спросила я. При всех моих восторгах от Геннадия, мне было жутко интересно, какой же человек мог показаться ему странным. Причем интерес был вовсе не профессионального характера.
   – Мужичок такой щупленький, лет шестидесяти, может, чуть поменьше, а то и побольше. Спросил Людмилу. Я ответил, что она у родителей. Он как-то сник сразу, хотел что-то спросить, но не спросил. Потом откланялся и поспешил прочь, сказав, что еще зайдет вечером.
   – Он заходил? – спросила я, записывая дату странного визита. – Вечером?
   – Нет. Но второго числа лифтеры этого дедушку нашли в лифте, вроде как замерз насмерть.
   – В лифте? – удивилась я. Пытаясь вспомнить, какая температура стояла за окном в первые дни января, я прикусила конец ручки.
   – У нас здесь было минус один в новогоднюю ночь, а на следующую – ноль. Так что, учитывая, что одет он был в добротную дубленку, замерзнуть ему мало грозило, тем более в лифте. Еще более странно то, что лифт не работал ни тридцать первого, ни первого. Вообще не работал, даже двери не открывал.
   Я издала невнятный звук. Вот оно. То самое, чего я ждала и надеялась не дождаться. Эта история добром кончится явно нескоро.
   – Так вот это я и не рассказал Люсе. Не успел.
   Я пометила для себя день, когда нашли дедушку. Хорошо, что я не позволила себе строить догадки, выдергивая их из воздуха, как фокусник. Мне вспомнилось предсказание костей. Да уж, интеллект понадобится недюжий, чтобы докопаться до того самого заветного места, где собака зарыта. Вечно ее зарывают там, куда Макар телят не гонял.
   Но это ничего, потому что я обычно в курсе того, где пасутся Макар и телята.
   Что ж, пока информации достаточно, чтобы не топтаться на месте. Пожалуй, сегодня я еще успею поболтать с подругами Людмилы.
   – Вижу, вы уже что-то надумали. – Геннадий посмотрел на меня с интересом. Было видно, что у него на языке вертится вопрос, но он не стал спрашивать. Наверно, я помогла ему догадаться до слишком многих плохих новостей.
   Я не стала отвечать. Не видела смысла блистать собственными талантами. Тем более что чувствовала настоятельную необходимость в некотором времени на осмысливание данной ситуации.
   – Что ж, спасибо за информацию, Геннадий. Буду держать вас в курсе, возможно, мне еще понадобится ваша помощь.
   – Конечно, Татьяна Александровна, я вам свой номер дам, звоните в любое время.
   Его лицо выражало самую искреннюю заинтересованность в завершении этого дела и готовность помогать. Но в глазах на миг мелькнул огонь совсем другого рода.
   Не хотелось бы мне иметь такого человека в списке врагов, подумалось мне. И уже не первый раз.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация