А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танго Мотылька" (страница 5)

   Но Никита звонит в милицию.
   Поворот ключа. Сквозняк от открывающейся двери. Никита бежит на звук и нападает на незнакомца, припечатывает его к двери. Тот ударяется лицом. Потом с силой отталкивается, и они вдвоем летят на зеркало. Никита падает, ударяется затылком.
   Я повернулась.
   Да, вот снежинка, отпечаток крепкой черепушки. Ему повезло, что зеркало не стало крошиться, обсыпая его осколками.
   Некоторое время противники возятся на полу, я скользнула взглядом по скомканному коврику. Потом один из них умудряется встать, опираясь на шкаф. Это не Никита, он лежал на спине.
   Я наклонилась и приложила ладонь к отпечатку. Да, мерзавец поднялся, но и Никита тоже. Они снова схватываются, и дверца, за которую незваный гость держался, не выдерживает веса двух взрослых мужчин. Они снова падают. Я проследила взглядом линию падения. Немного отодвинула ногой краешек ковра.
   Откуда кровь?
   Снова осмотрелась.
   Никита разбил голову о зеркало. Но след крови на полу не очень подходит к…
   Нос. Это пятно похоже на отпечаток сплюснутого носа.
   – Это нос. – Я посмотрела на дверь. Никита разбил ему нос, вот откуда эти капли крови на полу и отпечаток ладони.
   Итак, когда они упали, Никита был сверху и умудрился ткнуть своего противника носом в пол. Но у него тоже разбито лицо. И не только костяшками пальцев.
   Я опустилась на пол, присев на колено.
   Осмотрела пятно. Повернулась так, как были повернуты противники. Мой взгляд уперся в зеркало.
   Угу.
   Извернувшись под ним, незнакомец толкнул Никиту коленями в спину, и тот снова полетел головой в зеркало. На этот раз лбом.
   Вот она, еле заметная вторая снежинка теряется в лучах большой.
   Пока Никита приходил в себя, мерзавец успел выскочить на лестничную площадку. Естественно, Васнецов бросился следом. Они сцепились на площадке, потом гость умудрился столкнуть моего многострадального клиента с лестницы и, перепрыгнув через него, бросился прочь.
   Потом Васнецов поднимается и тащится в свою квартиру, где бродит среди бардака, разглядывая, все ли на месте.
   Хорошо, здесь я закончила, можно возвращаться.
   Я оделась, взяла в руки ключи, чтоб не забыть их. Нашла свои тоже.
   – Добрый день, девушка! – услышала я, не успев нос высунуть за порог.
   – Здравствуйте, тетя Соня. – Обреченно вздохнув, я шагнула на лестничную площадку и захлопнула дверь, пока любопытная тетя Соня не сунула туда нос.
   Тут я ее увидела.
   «Чудесная бабулька»?
   У меня язык к небу прирос.
   Бабулька была выше меня и отличалась плотным телосложением и здоровым цветом лица. Такому боец спецназа позавидует.
   Я мило улыбнулась.
   – Никита сказал, что я могу вас встретить.
   Она утвердительно кивнула, продолжая сверлить меня взглядом. Куда моей тете Виде до этого монстра общения.
   – Пошли, чаю попьем, – произнесла тетя Соня и повернулась к своей открытой двери, не дожидаясь ответа.
   – Пошли, – сказала я, просто чтоб что-то сказать. И потопала за ней.
   Когда я разделась, тетя Соня мне улыбнулась и подмигнула. И сразу стала похожа на девчонку постарше из соседнего двора.
   Мы прошли в маленькую уютную кухню, там уже закипал чайник.
   – Я тебя сразу заметила, вот ждала, когда выйдешь.
   Я усмехнулась и уселась на предложенный табурет за уже накрытый стол.
   – Меня зовут Таня, – представилась я.
   – Хорошее имя, – кивнула тетя Соня и поставила передо мной чашку.
   Да уж, теперь понятно, почему Никита счел нужным поговорить со мной об этом.
   Что ж, обещала лучший вид, надо делать.
   – Я сестра Саши, Никита попросил его проведать квартиру, а он занят и попросил меня. – У всех есть друзья по имени Саша, с этим именем никогда не прогадаешь.
   – Ты замужем, Таня? – Ого! Тетя Соня вокруг да около долго не ходит, умница я, что сестрой прикинулась.
   – Нет пока, я еще ищу, – спокойно ответила я.
   – А ты к Никите присмотрись. – Она улыбнулась и снова похорошела.
   – Что вы, я помню время, когда он меня под мышки из сугробов вытаскивал! – правда, помню, позавчера было.
   Тетя Соня хохотнула.
   – Вспомнила. Вы теперь взрослые, видные. Ты присмотрись, деточка, он парень хороший.
   – Присмотрюсь, – я отхлебнула горячего чаю. – Вот выйдет из больницы и начну присматриваться.
   – Это ты зря. Лежит вот он там, беспомощный, приглянется какой санитарочке, и окрутит она его, тепленького.
   Ну, это вряд ли, я сегодня видела, он на всех там волком смотрит.
   – Думаете?
   – Думаю, Танечка. Сейчас надо присматриваться. Хорошие мужики на дороге не валяются.
   Я чуть не поперхнулась.
   – Тут вы правы, тетя Соня, не валяются. Пожалуй, я его проведаю, заодно всех охотниц там распугаю.
   – Вот-вот, деточка, ты уж распугай.
   Еще час мы обсуждали план по окручиванию мною Никиты, одновременно тетя Соня умудрялась мне рассказывать о нем истории. После третьей чашки чая я засобиралась домой.
   – Ты вот что, Танечка, ты мне ключики его оставь. Когда вернется, ему ко мне придется зайти, а я тут с ним по-свойски поболтаю, пока тепленький.
   Я подумала-подумала и протянула ей связку ключей. Мне они уже не понадобятся, а если бы и нужны были, мимо зоркой соседки все равно не проскочишь. Так лучше идти сразу через нее. К тому же, тетя Соня будет точно знать, когда он вернулся, и сможет за ним присмотреть.
   Хорошо иметь союзников. Я улыбнулась своим мыслям. Понятно, почему Никита так краснел. Не всякий человек может хорошо отнестись к такой манере общения. А вот мне тетя Соня понравилась, за ее внушительной внешностью скрывался характер честный, твердый и прямой, как отбойный молоток.
   Я вернулась домой, чтобы поразмышлять в тишине и хорошей компании большущей кружки кофе.
   Нужную атмосферу для раздумий мне создать удалось, а вот подумать – нет. Мысли крутились в голове, но что от них толку?
   Жила-была девушка, по всем показателям благополучная, друзья, пусть виртуальные, но зато преданные, работа, брак по любви на носу. Тут возьми да случись непредвиденное…
   Нет, не все…
   Еще здесь есть интересный факт возникновения неизвестного, который пытается выдать себя за нее. Плюс погром квартиры Никиты и нападение на него самого. Хотя «погром» не совсем то слово, которое может охарактеризовать произошедшее. Тщательный обыск будет точнее.
   Что тут можно надумать?
   Что угодно.
   Только зачем голову засорять? Зря со следа саму себя сбивать? А вот с костями посоветоваться можно было бы…
   Что же делал таинственный гость в квартире Никиты?
   30+16+7 – никто не делается злодеем без расчета и ожидаемой выгоды.
   – Старо как мир. Всегда все происходит либо из-за денег, либо из-за женщины. Либо из-за богатой женщины.
   Значит, наш незнакомец нашел способ легкой и быстрой наживы, и Никита как-то в его игре фигурирует. Нет, фигурирует не как участник, а скорее как недотепа, оказавшийся не там и не вовремя.
   А вот это уже очень полезная подсказка.

   Глава 2

   Поскольку я человек действия, то сидеть и ждать для меня хуже даже не знаю чего. Наверно, даже если бы во всем мире кончилось кофе, я бы так не мучилась. Пометавшись по квартире в поисках подходящего времяпровождения, я уселась в кресло.
   Терпеть не могу ждать.
   Это, конечно, не значит, что я не умею ждать. Для того чтобы успешно делать свою работу, мне многое приходится делать. И я давно научилась мириться с любыми неудобствами. И ожидание из них не самое тяжелое. Просто я этого не люблю. Уметь ждать и любить это – две разные вещи, разделенные пропастью. Умение ждать может спасти жизнь. Я при возможности пытаюсь отвлечься. Обычно я думаю и анализирую, но, поскольку сейчас анализировать практически нечего, нужно найти другой способ.
   Отыскав взглядом свои заветные гадательные кости, я задумчиво на них уставилась. Может, самое время прибегнуть к ним?
   – Может, и время, – сказала я самой себе и сжала кости в руке.
   Сосредоточиться на одном вопросе мне не удалось, но бросок я все же сделала.
   Выпало 4+20+25. А это значит: в принципе, нет ничего невозможного для человека с интеллектом. Нда, с этим не поспоришь.
   Ну что, легче мне стало? Теперь, вероятно, встанет ребром вопрос о том, есть ли у меня интеллект. По крайней мере, ничего плохого, трудного или невозможного напрямую не обещается. Кости решили, что на этом этапе я справлюсь без подсказки. Хотя, если вспомнить, что у меня в голове сплошная каша, то это предсказание подходит совершенно к каждой моей проблеме. То есть они решили меня приободрить таким способом.
   Утешившись этими мыслями, я посмотрела на молчаливый телефон. Петр не сказал, сколько ему понадобится времени. А день клонится к вечеру. Чтобы скрасить трудности процесса ожидания, я включила телевизор. Надеясь, что новости меня хоть немного отвлекут. Пока диктор хорошо поставленным голосом рассказывал о событиях в стране и в мире, я решила пересмотреть свой арсенал шпионских штучек. Периодически я так поступала, проверяла работоспособность, готовность к эксплуатации, а иногда просто любовалась. Вообще-то я стараюсь пополнять свой арсенал по мере возможности и необходимости, так что у меня всегда в запасе есть вещица, которую я еще не успела использовать на практике. И вот такие моменты, как сейчас, когда нечего делать, пригождались именно на то, чтобы ознакомиться с новым предметом. Я читала инструкции, копалась в деталях, изучала, давала рукам возможность привыкнуть, освоиться, отрабатывала движения. Этим я и заняла себя до наступления ночи. С трудом уговорив себя улечься спать, я пообещала себе, что завтрашний день будет очень трудным и чрезвычайно насыщенным.
   Всю ночь я ворочалась с боку на бок, поэтому, когда прозвенел будильник, я почти с радостью выпрыгнула из-под одеяла и бросилась в душ. Просыпаться.
   Петр позвонил, когда я заканчивала завтракать. Завтракаю я обычно кофе.
   Он сообщил мне номер телефона Мотылька. Дальше – проще. Звонок своей знакомой, работающей в телефонной справочной, и адрес Мотылька у меня в кармане.
   Я усмехнулась.
   Чтобы не терять время, да и терпение, я выбрала себе наряд на сегодня. Учитывая то, что рассказал мне Никита о человеке, с которым он столкнулся в собственной квартире, и то, до чего додумалась сама, я остановила свой выбор на сером брючном костюме. Он выглядел по-деловому строго, но при этом совершенно не стеснял движений, а что еще лучше, не требовал для завершения картины обуви на высоком каблуке. Каблуки я не рискую надевать, если подозреваю, что придется физически напрягаться в процессе расследования. Это только в кино красиво, когда девица преследует преступника, ковыляя по улице на каблуках высотой с останкинскую башню. Женщины, которые по своему опыту знают, что вывих лодыжки – это самое малое, что может грозить за желание излишнего эффекта, никогда в жизни не напялят каблуки в подобных ситуациях.
   Подумав еще немного, я бросила в сумку изящный маленький электрошокер и баллончик с газом. Мало ли что. Проверила, в порядке ли диктофон, замаскированный под зипповскую зажигалку, обычно я с ним не расстаюсь, но работоспособность проверяю, лишь когда собираюсь использовать.
   Конечно, тяжелую артиллерию брать с собой не очень хотелось, дело пока не наталкивало на мысль, что мне понадобится оружие посерьезнее.
   Приведя себя в готовность номер один, я уселась у телефона и закурила. Потом набрала номер и спросила свою знакомую.
   Через несколько мгновений в трубке послышался грустный голос Надежды, который, впрочем, повеселел, как только она поняла, кто и зачем звонит. Надежда была своим в доску человеком, хотя ее готовность помочь мне многого стоила. Ну, если быть до конца честной, то не мне.
   Записав адрес, я поблагодарила ее и бросилась одеваться.
   Мотылек жила в Покровске. Пушкина, 19, квартира 22. Если повезет, то через час я постучу в ее дверь. Найду ее, и дело будет закрыто. Только почему-то мне казалось, что этим история не кончится. Возможно, мне не давала покоя мысль о нападении на Никиту и погроме его квартиры.
   Хм, хм, хм….
   Посоветуемся с костями?
   Дело, в принципе, выполнено наполовину. Насколько я помню, а помню я дословно, мне нужно найти девушку и удостовериться в том, что у нее все в порядке.
   Кости мудрствовать не стали, они выдали вот такой результат: 8+18+27 – существует опасность обмануться в своих ожиданиях, а это означало, что я не закончу дело сегодня. Вот так-то.
   Как бы то ни было, через полтора часа я припарковала свою красавицу у нужного дома.
   У подъезда, к которому я направлялась, сидела парочка дворовых завсегдатаев из породы алкобратии и решала насущные проблемы. Ребята добродушно присвистнули при виде меня и, похвалив мои «длинные классные ножки», попросили добавить десятку на хлебушек.
   – Знаем мы ваш хлебушек, – хохотнула я.
   Ребятки возмущенно запротестовали, но лукавый блеск глаз, подчеркнутый вчерашними возлияниями, их выдавал с головой.
   Я примирительно улыбнулась.
   – Вот что, парни, если приглядите за моей машиной, я вам двадцатку подкину.
   Не сговариваясь, парни одновременно выдохнули на меня «идет» винными парами нервно-паралитической концентрации. И тут же, развернувшись на 180 градусов, вперили свои не совсем трезвые взгляды в мою расписанную красавицу.
   Вот так решив вопросы безопасности, я шагнула в подъезд, впорхнула в пасть лифта и поднялась на шестой этаж. Вот и дверь под номером 22. Добротная железная дверь, с тысячью замков и подковырок.
   На мой нетерпеливый звонок никто не ответил. Конечно, о чем я думаю? Ведь она, наверно, еще на работе. Дверь резко распахнулась, когда я уже одной ногой стояла в лифте. Высокий крупный мужчина смерил меня изучающим взглядом.
   – Проходите, – отрывисто бросил он и исчез в недрах квартиры.
   Интересно…
   Я прошла вслед за ним. В прихожей меня никто не ждал. Раздевшись, я постояла несколько секунд, пытаясь определить, куда спрятался хозяин. Потом двинулась вперед. Я успела оглядеть зал и добраться до спальни, когда услышала окрик. Экскурсия мне помогла составить некоторое мнение о хозяевах. Люди это собранные, аккуратные, любящие уют и комфорт. Кстати, способные его себе обеспечить.
   – Я на кухне!
   Двигаясь на голос, я нашла кухню.
   Мужчина, что открыл мне дверь, стоял посреди маленькой уютной комнаты в поварском колпаке и малюсеньком фартучке. На руках у него красовались прихватки, которые он наверняка надевал со скрипом, а на щеке мука.
   Первая моя мысль была о том, что с лицом у него все в порядке.
   – Простите, что сразу не открыл, у меня тут маленькая авария.
   Я усмехнулась. Если бы мне кто-нибудь сказал, что такие картины возможны, я бы расхохоталась ему в лицо. А сейчас я просто стояла и смотрела, как дородный мужик, метров, наверно, двух ростом, как добросовестный поваренок достает из духовки противень с печеньем.
   – Вы подруга Люси? – спросил он, стряхивая печенье на большое блюдо.
   – Не совсем, а вы кто?
   Мужчина усмехнулся. Задорно, одними глазами.
   – Гена.
   – Крок… жених Люси.
   – Ну да, я крокодил Гена, – снова усмехнулся он, теперь уже во весь рот.
   Оглядев его с ног до головы, я пришла к выводу, что ничего общего с крокодилом у моего собеседника нет. Он скорее походил на медведя. Массивный, с огромными ручищами. С выразительным лицом, сформированным крупными, немного резкими чертами. Но не с массивной квадратной челюстью. Запоминающаяся физиономия, надо сказать. Усиливала схожесть с медведем еще и его буро-рыжая растрепанная шевелюра. Только глаза не вписывались в общую картину, они были по-младенчески безмятежного голубого цвета. И они беспрестанно улыбались, выдавая в нем веселого и душевного человека. Все в его облике говорило о том, что передо мной удивительным образом сохранившийся в нашем мире неунывающий оптимист.
   А Никита был точно уверен в том, что глаза у нападавшего были темные и волосы тоже.
   Это как раз-таки не показатель, поскольку в наш безумный век технологий и всевозможных удобств не проблема сменить цвет глаз и волос.
   – А Людмила на работе? – спросила я, усаживаясь на указанный стул. К стулу я подходила так, чтобы на мгновения оказаться рядом с Геннадием и сравнить наш рост.
   Геннадий оказался выше указанного Никитой роста. Он и по телосложению не очень-то подходил, но я решила проверить все приметы. Полное несовпадение.
   – Люсенька моя в больнице лежит, – ответил Гена. – Чай, кофе?
   Я оглядела кухню внимательным взглядом, пытаясь угадать, каким кофе хочет угостить меня хозяин. Может, не рисковать и согласиться на чай?
   – Кофе только натуральный, растворимую гадость мы не пьем, – извиняющимся тоном произнес Геннадий и добавил: – А чай есть разный.
   – Тогда кофе, – облегченно выдохнула я, чем, несомненно, заслужила молчаливое одобрение.
   Хозяин быстренько сообразил нам кофе и поставил передо мной вазочку с печеньем.
   – Курить можно, – сказал он и подмигнул. – Пока нет Люси, я тут немного распустился.
   Он включил вытяжку, приоткрыл форточку и, поставив перед собой пепельницу, сел за стол.
   Я улыбнулась. С каждой минутой этот человек нравился мне все больше.
   – Я, собственно, вот по какому делу.
   Геннадий насторожился.
   – Позвольте представиться. Меня зовут Иванова Татьяна Александровна, я частный детектив.
   Геннадий молча осмотрел мои документы и с легким кивком головы отдал их назад.
   – Я разыскиваю Людмилу.
   – Зачем? – Геннадий достал пачку сигарет.
   – Просто, чтобы узнать, что с ней ничего не случилось.
   – Случилось, – Геннадий пристально посмотрел на меня сквозь маленькое облачко дыма.
   У меня мурашки по коже побежали от его изучающего взгляда. В голове отчетливо прогрохотала мысль о том, что с ним шутить никак нельзя. Хоть его добродушие и было не напускным, а настоящим, но внутри него явно обитали силы на очень даже недружелюбные действия. В особенности к тем, кто может обидеть его Люсю.
   – Вы мне расскажете? – спросила я, постаравшись изгнать из головы картину того, как Геннадий избивает Никиту. Отхлебнув кофе, я отметила чудный вкус. Когда я пью кофе, у меня серое вещество активируется. И вместо положенных процентов КПД выдает тройной заряд.
   Хотя, по словам того же Никиты, его противнику тоже немало досталось, в чем можно не сомневаться, а на крокодиле ни царапины. По крайней мере, на тех местах, которые я видела. Да и двигался он легко и спокойно, не так, как обычно двигается человек, недавно оприходованный в драке.
   – Сначала вы. – Он выпустил еще одно облако. – Рассказывайте.
   – Меня наняли разыскать девушку, выходящую в Сеть под псевдонимом Мотылек.
   – Это Люся. Кто вас нанял?
   Я призадумалась. Имя Никиты вряд ли что-нибудь могло сказать Геннадию, но если он в курсе дел своей невесты, то может знать псевдоним Никиты.
   – Скрипач, – спокойно произнесла я, пожимая плечами.
   – Так и знал! – воскликнул вдруг Геннадий и затушил сигарету. – Конечно, ее любимый колобочек постарался, кто же еще мог быть! Скажите, как этот малец уговорил вас?
   Я не сдержалась. Честное слово пыталась, но это было слишком даже для меня. Мой хохот пролетел по квартире, заставляя звенеть стекла. Геннадий несколько секунд пытался понять, что меня рассмешило, а потом рассмеялся сам. Громко, заразительно. Этот человек ничего не делает наполовину, подумалось мне. Что бы он ни делал, он делает это от всей души, приложив массу усилий, чтобы потом иметь возможность сказать, что действительно сделал все, что мог.
   – Ладно, слушайте. – Геннадий сложил руки на столе и подался вперед, словно собирался поведать мне секрет. – Люся лежит в больнице с тяжелыми травмами.
   – Скрипач тоже, – заметила я как бы между прочим.
   Я посмотрела на собеседника, чтобы оценить его реакцию. До чего же непростой человек! Как же мне такие нравятся! Тонкий психолог, при своей, достаточно угрожающей внешности, выглядит так, словно говорит «ну смотрите, какой я плюшевый и добрый», умеет расположить к себе всего несколькими несложными действиями. Чем бы он ни занимался, это качество очень помогает ему в работе. Если не является определяющим. Но я тоже не в переходе лицензию покупала. С людьми, которые имеют хоть какое-либо, мало-мальски значимое отношение к делу, я общаюсь очень внимательно. Все мои чувства в такие моменты обостряются, и я не только слышу, что мне говорят, но и как говорят. И естественно, обращаю особое внимание на телодвижения собеседника. Порой жесты способны рассказать гораздо больше, поэтому я давно приучила себя замечать любые мелочи, вплоть до того, сколько морганий совершает человек во время разговора. Так что в моей голове идет несколько параллельных процессов, которые отмечают все-все, и если что-то вдруг не совпадает, если что-то нарушает гармоничную, естественную картину, я прекрасно знаю, что с этим делать. Не лыком мы шиты, так-то.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация