А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танго Мотылька" (страница 17)

   Первое знакомство состоялось, гости потянулись к столу, где знакомство должно было продолжиться и укрепиться в сознании.
   Празднество пошло своим чередом. Тосты за счастье молодых, поздравления, пожелания, вручение подарков.
   – Минуту внимания! – Геннадий поднялся и постучал по своему фужеру ложечкой.
   Интересно, как он умудряется не крошить хрусталь в пыль своими ручищами?
   – Все мы здесь собрались отметить очень важное для нас с Людмилой событие.
   При этих словах Людмила улыбнулась.
   – Я хочу произнести тост не за любовь, а за дружбу.
   За столом воцарилась тишина. Все повернулись к Геннадию.
   – Я хочу сказать вам всем и в отдельности каждому из вас большое спасибо за то, что вы сегодня с нами. За то, что для вас это тоже важное событие.
   За друзей пили стоя, как и за любовь, и за родителей, и за будущих детей… Потом нам просто надоело садиться и вставать, и мы пили стоя за все. Никита зорким взглядом ревностно следил за тем, что я ем и сколько. Миссис Хадсон на страже. Я прямо слышала его слегка хриплое ворчливое бормотание: а ведь мои пирожки она не ест в таких количествах…
   Эта мысль вызвала у меня улыбку. Впрочем, не только у меня. В какой-то момент я поймала все понимающий взгляд Людмилы и рассмеялась. Людмила же подмигнула мне, а потом указала на дверь.
   Все понятно, естественно, она хотела поговорить со мной наедине. Когда я поднималась, чтобы выйти вслед за ней, я поймала еще один взгляд. На меня смотрела Валентина Ильинична, мама Люды. В ее взгляде читался страх. Страх за свою тайну. Я ей заговорщицки подмигнула.
   Людмила встретила меня на кухне. Она предложила мне присесть под форточкой, поставила передо мной пепельницу и уселась рядом.
   – Расскажите мне все, – тихо попросила она.
   Я рассказала. Естественно, при объяснении факта наследования я привела ей версию Евгении Ильиничны.
   – Боже мой, и все это из-за марки?
   – Да, из-за нее. Вам, как вы должны понимать, еще повезло.
   – Я еще и Никиту сюда втянула, – вздохнула Людмила.
   – Ну да, а он меня. – Я улыбнулась. – Все хорошо, что хорошо кончается.
   – А что он был за человек?
   – Очень хороший. Могу дать почитать о нем статью.
   Мне, кстати, ее еще нужно написать, ведь я обещала послать ее в школу.
   – Давайте, конечно.
   – Что тут за посиделки? – на кухне появился Никита, его цепкий взгляд оценил ситуацию.
   – У нас тут свои женские дела. – Людмила со смехом хлопнула его по плечу.
   – Что за дела? – спросил Геннадий, который проследовал на кухню вслед за Никитой.
   – Я пытаю Таню. Вы все так трясетесь надо мной, что я никогда бы не узнала правду. Вот я и приперла Татьяну к стенке, чтобы она мне все рассказала до того, как ты предупредишь ее ничего мне не говорить.
   – Рассказывать-то немного, на самом деле. Я сегодня говорила со следователем, Филиппова еще не поймали. Отхватил мерзавец бесценную бумажку с кровавой историей и греет пузо где-нибудь в жарких странах.
   – Может, и не греет, – как-то хищно ухмыльнулся Геннадий.
   Выражение его лица меня слегка озадачило.
   Вспомнились слова Владимира Леонидовича: был человек и исчез.
   А потом слова подруг Людмилы о том, что Геннадий ради нее даже на убийство пойдет.
   – А я вот тебе кое-что принес, – Никита протянул руку и вручил Людмиле конверт.
   – Тот самый? – удивленно спросила она. Никита самодовольно кивнул.
   Геннадий непонимающе посмотрел на меня, потом перевел взгляд на конверт.
   Людмила же ловким движением руки его вскрыла и достала оттуда другой, сложенный пополам.
   – Это я получила по почте и была слегка озадачена. Ты говорил, что у тебя есть хорошие знакомые…
   – Почему оно тебя озадачило? – Геннадий выхватил конверт из ее рук и открыл.
   – Потому что он пустой.
   – А почему ты мне ничего не сказала?
   – Потому что захотела заиметь маленький секретик.
   – Ого, а получилось так, что он тебя чуть не поимел, и Никиту за компанию.
   Я наблюдала за их перепалкой, а сама внимательно следила за конвертом, кочующим из рук в руки.
   Пустой? Конверт?
   Марки приклеивают на конверты.
   – Дайте-ка мне.
   Он тут же оказался у меня. Я не стала заглядывать внутрь, как это делали все. Вместо этого я пригляделась к самому конверту. Обыкновенный, самый что ни на есть.
   – Холмс? – Никита заглянул через мое плечо.
   – Бинго! – воскликнула я, глядя на красную марку стоимостью пять копеек.
   Это была действительно она, марка Котельнического уезда.
   О да, она и в самом деле существует. Сергей Григорьевич будет вне себя от счастья.
   – Значит, он исчез в никуда и совершенно ни с чем.
   – Туда ему и дорога, – весомо заметил Геннадий.

   Эпилог

   Я медленно выпорхнула из своей раскрашенной «девятки». Поймала пару удивленных взглядов, в ответ на которые только криво усмехнулась.
   Я знала, какой она производит эффект, особенно если стоять настолько близко, что можно прочесть надписи.
   Но дело было не только в ней. Сегодня я выглядела если не на двадцать миллионов долларов, то на парочку точно. А вместе с машиной мы выглядели так же комично, как подруги Людмилы в плюшевых халатах и вечернем макияже. Никита лично принял участие в моей маленькой вендетте, когда понял, что и почему я затеяла. Даже слишком активное участие, я бы сказала. Слишком уж заинтересованно он к этому отнесся.
   Я вспомнила несколько бесконечных часов, проведенных в жарких спорах и бесконечных переодеваниях в душных кабинках. В смысле, первые два часа я пыталась спорить с Никитой, потом бросила это неблагодарное дело. Впоследствии я отомстила ему, затащив в отдел мужской одежды. Но мои надежды не оправдались, потому что он переносил бесконечные переодевания даже не стойко, а почти с удовольствием.
   Ко всему прочему совершенству, в Никите обнаружилась необъяснимая страсть к трате денег. Он был неутомим и неумолим. Весь мой наряд полностью состоял из вещей, выбранных им. Ни одну из выбранных мной он мне надеть не позволил. Черт, он даже помогал мне одеваться на сегодняшнюю встречу, беспрестанно хихикая и сетуя на то, что не увидит лица Кири.
   Я усмехнулась. Никита на мгновение забыл, что имеет дело со мной, самым крутым детективом по эту сторону океана.
   Итак, сейчас я стояла перед зданием, в котором коротал свои бесконечные дни мой близкий друг, брат, почти сестра, Кирьянов Владимир Сергеевич, попросту Киря – подполковник милиции. Человек, позволивший себе шутку, ответ на которую, я надеюсь, не ожидал получить так быстро.
   Я недобро улыбнулась своим мыслям, оставив без внимания пару сальных шуточек, брошенных в мой адрес.
   Каблуки в десять сантиметров высоко держали меня над землей и в сочетании с моим ростом позволяли мне на все смотреть свысока.
   Я медленно и почти эротично подплыла к двери, которую услужливо передо мной распахнули.
   До кабинета Кири я добралась почти без приключений, если не считать ими не прекращающееся посвистывание и постоянно сами собой распахивающиеся двери.
   К этому легко привыкнуть.
   Кирьянов сидел за своим столом и вдумчиво перелистывал какое-то дело.
   Я бесцеремонно уселась на его стол, выставив на его обозрение свои немыслимо длинные ноги в узкой темно-серой юбке по колено, с очень высоким разрезом. В ней даже мои, очень близкие к идеалу ноги еле помещались. Смотрелось сногсшибательно. Кремовое пальто распахнулось, открывая прекрасный вид спереди. Сегодня я была в сексуальном деловом костюме, хотя деловым его можно было назвать с большой натяжкой.
   Я подождала, пока тонкий аромат моих духов заполнил небольшой кабинет, потом тихонько кашлянула. Я такие не люблю, но доводы Никиты мне показались весомыми, и я согласилась просто потому, что очень трудно было с ним спорить, когда он застегивал на мне одежду.
   – Я ему не завидую, Холмс. Когда ты в таком игривом настроении, мне хочется спрятаться на кухне, – раздался в моем ухе голос Никиты. – Повернись немного, мне ничего не видно.
   Я хихикнула. Похоже, общение со мной его портит.
   Я чуть заметно повела плечами, при этом сменив ракурс съемки.
   О чем это я?
   Да, о том, что когда Никита расстроился, что не увидит лица Кири, я, добрая душа, предложила ему поиграть в шпионов. Не стоит рассказывать, с каким восторгом он принял эту идею. Но на подготовку данной операции у нас ушло почти два дня. Я пришла к выводу, что мальчишки никогда не вырастают.
   Сейчас он сидел в своей машине, стоящей позади моей, и внимательно смотрел по ноутбуку трансляцию фильма «месть Татьяны Ивановой». Микрокамера была спрятана в большую декоративную пуговицу на моем пиджаке. И исправно снимала то, что находилось на уровне моей груди и ниже. Поэтому пришлось надевать высокие каблуки и садиться на стол.
   Еще у Никиты был передатчик, с помощью которого он мог говорить со мной, и я уже не раз пожалела, что дала его.
   – Кирьянов, ты зазнался вконец, – произнесла я, когда он не отреагировал на мое тактичное покашливание.
   – Таня? – Киря поднял голову, смерил меня недоверчивым взглядом. – Ты в образе что ли, старушка?
   – Нет, дорогой, я в порыве благодарности. Ощути себя звездой моей благосклонности.
   Киря хмыкнул.
   – Холмс, ты просто… нечто!!! – воскликнул Никита слишком громко. Я тряхнула головой. – Сорри, молчу.
   – Привет работникам невидимого фронта!!! – продекламировала я и улыбнулась.
   – Привет, детка! Как дела? Потрясно выглядишь.
   – Неплохо. У меня проблема, Кирьянов.
   Он в ответ внимательно на меня посмотрел. Потом еще раз, но уже недоверчиво.
   – Дело еще не закрыто? Чем я могу помочь?
   – Не надо нам помогать! – Никита, наверно, подпрыгивал на месте от удовольствия. По крайней мере, словарный поток в моем ухе почти не прерывался. – Холмс на тропе войны.
   – Дело закрыто. – Я усмехнулась в ответ на нечленораздельное восклицание, прозвучавшее в моем ухе. – Я пришла расквитаться с тобой за твою помощь. И еще найти одного мерзкого подполковника, выдававшего себя за моего друга и покровителя.
   – Кто посмел?
   Я нагнулась к нему поближе, словно сейчас выдам военную тайну, и невесело усмехнулась.
   – Ты знаешь, что у вас, здесь, есть еще один подполковник Кирьянов? – заговорщицки прошептала я, наклоняясь к нему.
   – Что ты говоришь? – изумился он.
   – Смотри-ка, играет прямо на «Оскар», – хихикнул Никита очень тихо, я еле его расслышала. Ничего у него в меру не бывает.
   – Да-да, Кирьянов, этот мерзавец расписал меня моему последнему клиенту, сказал ему, что я его друг и пообещал непременную помощь, намекнув, что я ему чем-то обязана. И он назвал меня «нечто»!!! – я говорила с придыханием, громким шепотом, а под конец фразы грозно сверкнула глазами.
   – Страшно посмотреть на него не забыла? – улыбнулся мне в ухо Никита.
   Я еле удержалась от ответной улыбки.
   – Ну, мерзавец! Говоришь, он мой тезка?
   – Да, причем полновесный, даже отчества совпадают, странно, что ты о нем не слышал. Потому что если это был не твой странный тезка, тогда это был ты. А я уверена в том, что ты ни за что не позволил бы себе подобную шутку. Назвать меня «нечто»!!! Нет, ты точно на такое неспособен. Я уверена, что ты не мог так со мной поступить после всего того, что было между нами. Значит, у вас тут завелся еще один Кирьянов. И он очень несдержан на язык.
   – Неа… ничего не слышал.
   – Очень плохо, потому что с нашей системой ему вполне могут приписать твои заслуги. Или тебе его просчеты.
   – Это было бы ужасно. Ты его убьешь, когда найдешь? – кивнул Киря, не сводя с меня своих честных глаз.
   – Мы его порвем на британский флаг! – заявил Никита. Я снова тряхнула головой и издала низкий горловой звук.
   – Молчу, Холмс.
   Киря, внимательно следивший за изменениями на моем лице, горестно вздохнул.
   – Скажу спасибо огромное. – Я широко улыбнулась.
   – За что? Ты заработала на этом клиенте неприлично большую сумму денег? Нам, обычным ментам, теперь в твою сторону смотреть с завистью и поклонением?
   – Лучше.
   – Лучше? – Киря смерил меня недоуменным взглядом. – Что может быть лучше?
   – Я женюсь. – Ликующе воскликнула я. Боже, какая я великолепная актриса, аж самой не верится. Все то время, что я провела, бесконечно переодеваясь, стоило того, чтобы сейчас увидеть потрясенное лицо Кири. В его глазах маленьким огоньком зажглось понимание, оно медленно разгоралось и росло. Он еще раз внимательно осмотрел меня, оценил мой наряд.
   – Холмс, ты это тоже видишь? – прошептал Никита. Судя по голосу, зрелище его радовало.
   – Я думал, ты натуралка, – вырвалось у него, и он покраснел.
   – Еще какая, – мечтательно выдал Никита, потом ойкнул, поняв, что сказал это вслух, и замолк.
   Я гламурно хихикнула.
   – Да, Кирьянов… вообще-то я натуралка, как ты изволил выразиться. Не думала, что ты после стольких лет сможешь предположить такое. – Я мило, обезоруживающе улыбнулась.
   – Иванова, я столько лет подозревал, что ты не человек. Тебе не свойственны человеческие ошибки, ты как робот, прущий к цели. Железная барби на прекрасных гусеницах и в пуленепробиваемом белье. И тут вдруг женишься. – Киря в предвкушении потер ладони. – Я всегда подозревал то, что ты свой пацан. Не важно, натуралка ты или нет, но ты не робот, засланный к нам спецслужбами.
   Я внутренне грохнулась на стол от смеха. И это мой друг. Интересно, что могут подумать обо мне враги. Железная барби на прекрасных гусеницах… они, наверно, добавили бы мне еще пару противотанковых орудий.
   – Чудное описание, Холмс. Думаю, сегодня я попробую поискать твои очаровательные гусенички…
   – Я женюсь на мужчине, Кирьянов. И сама до сих пор в шоке, представляешь, парень сказочно богат, безумный романтик, на кухне почти бог, в постели просто дьявол!!! И он согласен все бросить ради семейного счастья и того, чтобы я могла заниматься своим любимым делом.
   Минуту Кирьянов недоверчиво смотрел мне в глаза. Сохраняя безоблачно счастливое выражение лица, я наблюдала за тем, как меняется его. Он уже понял, но боялся поверить.
   – Боже мой, и я сам лично отправил бедного мальчика в твои когтистые лапки… Они вдвоем меня прикончат… – услышав его потрясенный шепот, я не удержалась.
   Небольшой кабинет огласил хохот излишне элегантной лошади. А в моем многострадальном ухе звенел заразительный смех Никиты.
   – Они, это моя мать и его жена, Холмс.
   Мой смех почти резко оборвался.
   – Черт, – вырвалось у меня. Киря вскинул голову и всмотрелся в меня своим хищным следовательским взглядом.
   – Не переживай, он выживет. Но тебе в следующий раз достанется… – тихо произнес Никита, пытаясь меня утешить.
   И я об этом же подумала. Если я «барби на гусеницах», то Киря – это бронетанко-вертолет. И чувство юмора у него острое и чугунное.
   Была не была, ведь я самый крутой детектив… ну, дальше вы уже слышали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация