А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танго Мотылька" (страница 14)

   Никита постарался на славу. Везде, где только это было возможно, лежали продукты, стояли чашки, сковородки и кастрюльки. На плите что-то шипело и булькало на каждой из четырех камфорок. И даже что-то пеклось в духовке.
   Я и не знала, что она работает.
   Сам Никита сиял посреди всего этого безобразия, как оформленный по какому-то чудному журнальному дизайну поваренок-переросток.
   В общем, оккупация моей жизненно важной территории прошла технично, быстро, в отсутствии сопротивления и, как следствие, безболезненно.
   Осмотревшись, я только и смогла капризно поджать губы, как ребенок, краем глаза пытаясь высмотреть что-нибудь съедобное, лежащее поближе ко мне. Никита на это добродушно усмехнулся и вытолкал меня с кухни.
   – Иди, освежись с дороги, еще пять минут, и мы будем есть по-настоящему.
   Мне на самом деле показалось это нарушением моих священных человеческих прав, не сказать бы больше. В этот краткий миг я поняла, почему живу одна. Почему ни одна по-свински счастливая душа не может поколебать во мне уверенность в том, что я счастлива именно в одиночестве.
   Но как бы то ни было, я всегда была за разумные отношения. Поэтому я позволила моему праведному гневу смыться по водостокам в неизвестность и уже через две минуты стояла на кухне как счастливая охотничья собака в преддверии предстоящей охоты. Аромат, разлившийся по всей квартире, способствовал активному выделению слюны, и от этого я была вся в предвкушении. Все мои сегодняшние мытарства отошли на задний план, на первый же вышли, как все уже догадались, желания чревоугодные. Об остальном я пока, честно, даже не думала и помыслить.
   Ну и кто, скажите, догадался высказать бессмертную мысль о том, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок?
   Я личным примером могу подтвердить, что не только к мужскому сердцу дорожка пролегает именно там. Жаль только, что если проследить дальнейший путь, оказывается, что все наилучшие порывы заканчиваются в унитазе.
   Мельком проследив развитие подобной, в общем-то сейчас неуместной, мысли, я уселась за стол и сложила перед собой белы ручки, вся на изготовке.
   Никита хмыкнул какой-то своей, по всему было видно, скабрезной мысли, продолжая накрывать на стол. Через несколько минут, закончив, он уселся напротив и посмотрел на меня.
   Честно говоря, я чуть не засмеялась вслух при мысли о том, что прямо-таки ждала что-то вроде «приступим».
   Несколько минут мы молча наслаждались кулинарными изысками, причем я скорее упивалась наслаждением, чем старалась насытиться.
   Черт возьми, мне не верилось, что такое можно создать даже самыми талантливыми женскими руками, не то что мужскими. Тут же припомнилась присказка о том, что самые лучшие мастера в кулинарном деле все же мужчины.
   Что ж, им лучше знать, что может им нравиться. Честно говоря, я прекрасно понимаю юмористическую поговорку о том, что если бы не мужчины, женщины не придумали бы ничего вкуснее йогуртов.
   – Как провела день? – спросил Никита, нарушив наисладчайший момент наслаждения лазаньей. – Дело закрыто?
   – Пфекфафно, – буркнула я с набитым ртом, понимая, что момент безвозвратно потерян. – Нет, к сожалению, еще не закрыто.
   Вкратце я пересказала ему свой сегодняшний день, выслушала его откровения, естественно, большее внимание уделив рассказу о том, как ему в голову пришла мысль о погроме моей кухни.
   После сытного ужина, вместо того, чтобы сытыми кошками греться в лучах телевизора, мы совместно мыли посуду, причем Никите удалось превратить это из обыденного в очень эротическое действие. Что? Вы не представляете себе как?
   Ха!
   Я детектив, а не писатель эротических романов. Разумеется, я не буду об этом распространяться. Хотя это и был… ммм… довольно увлекательный процесс. Мытья посуды, я имею в виду.
   Затем мы, разумеется, перебрались в зал, на мой большой и очень удобный диван. Добралась я до него, как и в первый раз, повиснув вниз головой на плече Никиты. Что-то это входит у него в привычку.
   Дальнейшее мне самой видится в слишком нереальной окраске электрорадужных переживаний, поэтому распространяться я не стану. На все вопросы один ответ: без комментариев.
   Но, черт возьми, я уже до смерти завидовала женщине, которая сможет приручить этого мужчину.
   Самое главное, что после всего самого интересного, о чем я, естественно, предоставлю вам возможность только догадываться, Никита Максимович направился на кухню. Нет, не покурить, как подумали бы все и я в том числе. Нет, мой дорогой клиент пошел варить мне кофе, о чем меня тут же оповестил разлившийся по всей квартире аромат. А затем и чашка, оказавшаяся в моих руках.
   Удивленно посмотрев во все понимающие глаза цвета горького шоколада, я выскользнула из кровати и, завернувшись в одеяло, устроилась в кресле, стоявшем рядом, и ушла в себя. Никита же удобно расположился на кровати, полный решимости созерцать протекание моих мыслительных процессов. Надо сказать, он сегодня многим удивил меня, но это было то, чем он меня попросту сразил наповал.
   Разумеется, процесс обдумывания ситуации длился недолго. Через полчаса нетерпеливые руки мужчины выудили меня из кресла и из одеяла.

   Глава 6

   Утро напомнило о продолжении странного и интригующего процесса под названием «жизнь».
   Совершенно привычно я проснулась одна, потянулась и позволила себе вольности в виде воспоминаний о прекрасно проведенной ночи. С великим удовольствием потраченной вовсе не на привычный мне банальный сон. Эта мысль освежила мне память, и я вспомнила о чудной, в моем теперешнем представлении, пылкой страсти, предсказанной костями.
   Кто сказал, что мужчины и женщины неизменно приходят к какому-нибудь соглашению именно в постели? О, дорогой мой, я с вами совершенно согласна. И если Казанова был хоть чуть-чуть похож на моего чудесного теперешнего клиента, я вполне могу согласиться с его жизненным кредо: лучше много женщин сделать всего на миг счастливыми, чем одну на всю жизнь, но несчастной. Любой женщине захотелось бы побывать в такой сказке хоть на мгновение. Но для меня, я прекрасно понимаю, подобные расхолаживания слишком опасны. Я не женщина в обычном понимании этого слова, я женщина – частный детектив, и такие моменты немного опасны для моего психического здоровья. Ведь я не чувствую себя полезной обществу гражданкой, если не вывожу кого-нибудь на чистую воду, не считаясь с ценой, если, конечно, она не измеряется человеческими жизнями. Именно в размышлениях о том, насколько серьезно я позволю Никите Максимовичу покушаться на мое эмоциональное здоровье, меня застал телефонный звонок.
   А звонил мой незаменимый в этой борьбе сотоварищ по несчастью или по жизненному кредо, кому как приятнее думать, Кирьянов Владимир Сергеевич. Чего хотел обозначенный мною доблестный представитель милиции?
   – А ничего!!! – довольно ухмыляясь, бросил он в ответ на мой каверзный вопрос. – Хотел узнать, до чего ты домаялась в своем интересном расследовании, изобилующем небывалыми чудесами в виде замороженных иногородцев.
   Ну, я бы не сказала, что замороженные трупы действительно изобилуют. Кстати, что совсем неплохо. Но послушать бывалого трудягу маловидимого обывателю фронта мне было очень даже интересно. Сам факт того, что он позвонил сам, в такую рань, способствовал моему высокооплачиваемому божественному снисхождению, как он иногда это любит называть. Не говоря уже о том, что интересное расследование упало на мою голову не без его помощи. К тому же, я чувствовала себя сегодня великолепным сытым хищником, способным на многое. И в первую очередь на то, что смогу удивить свою чуткую и слишком умную дичь. На самом деле, дичь была очень даже неглупой, но я чувствовала в себе силы и способности к подвигам.
   Немного поговорив о том о сем, Киря все же не сдержался. Он был, как ребенок, прибежавший к родителю рассказать о том, какой чудесный подвиг он совершил.
   – Детка, я тебе говорю, по всему выходит, что искали малюсенькую вещь. – Сообщил он мне заговорщицким тоном. – Я говорил с ребятами, и в первом и во втором случаях искали мелочь.
   По поводу второго случая я и сама пришла к такому же выводу. А о первом не мешало бы узнать побольше.
   Он немного просветил меня насчет того, почему он пришел к такому выводу. Злоумышленник перевернул все кверху дном, но не просто так, а основательно, не пропустив даже такие мелкие вещи, как шкатулки для колец. Он решил совершенно бескорыстно мне помочь по причине того, что мы делаем, в сущности, одну работу, но за разные деньги. В общем, он говорил о многом, без чего мы могли обойтись в наших давно не лирических отношениях, в конце концов, придя к тому, что его просто загрызло любопытство. Такое в нашем деле не редкость, поэтому я клятвенно пообещала ему визит моей несравненной особы в компании коньяка, закуски и с подробнейшим описанием моих недавних приключений.
   Дальнейший наш разговор строился по схеме горячо-холодно, поскольку подогретое нашей беседой любопытство Кири не хотело замирать до момента нашей встречи. Как я уже сказала, мы были снисходительны друг к другу в таких ситуациях, поэтому я послушно, не без ехидства конечно, какое-то время подыгрывала ему, подогревая его интерес.
   В процессе интересного общения с давним другом я позволила себе забыть о проблемах и о том, что проснулась одна. Что показалось мне странным, теперь, когда я обратила на это внимание.
   Словно в ответ на эту мысль раздался звук открываемой двери, возня в прихожей, и вот, наконец, мужчина всех девичьих грез материализовался рядом со мной. Проявив деликатность, он небрежным жестом позволил мне продолжить разговор. В ответ на мой откровенно недовольный взгляд он показал мне пакет в одной руке и пачку конвертов в другой. Конверты он не замедлил бросить мне на колени, прикрытые одеялом, поскольку я еще не удосужилась одеться.
   Я уставилась на письма, пытаясь уловить мысль, настырно утекающую из моего сознания. За этим немаловажным мыслительным процессом я не заметила, что Киря положил трубку, а Никита, вызволив ее из моих рук, положил мою трубку. Затем я позволила Никите увлечь меня в вихре плотских удовольствий, в ходе которых он сам успел позабыть о принесенном им пакете и ворохе писем.
   Письма… хм… письма…
   Хм…
   Вот оно!!!
   Я почти слышала, как в моей голове щелкнула мысль. Те самые альбомы, воспоминание о которых мне исподволь не давало покоя всю дорогу…
   Они были точь-в-точь такие же, как у моего знакомого Минина. Тут мне живо представился своеобразный исторический иконостас, которым так по-детски гордился Сергей Григорьевич. Отчетливо, во всех красках и деталях мне вспомнились раскрытые страницы альбомов, заполненные разноцветными марками.
   Петр Иванович занимался собирательством. Так же, как его отец, а до него дед и прадед. Таких альбомчиков в его шкафу я насчитала шесть штук. А вот это уже вполне подходит под категорию быстрых и легких денег.
   Сокровище маленькое?
   Марка вполне подходит для такого описания.
   Вот сейчас, сию минуту позвоню Сергею Григорьевичу и проконсультируюсь. Его делом я занималась в прошлом году, но что такое год для моей феноменальной памяти?
   – Таня? – удивленно спросил Никита, когда я сначала замерла, а потом начала рьяно выбираться из его объятий.
   Все, конечно, замечательно, но он мне платит за расследование, а не за то, что получается в постели. Помимо дела все остальное просто приятное приложение, на которое можно тратить свободное от работы время.
   Я добралась до телефона и набрала номер Минина.
   Сергей Григорьевич подхватил трубку на втором гудке, его шумное дыхание говорило о том, что он торопился. Возможно, ждал важного звонка. А тут я…
   – Здравствуйте, Сергей Григорьевич. Таня Иванова, помните?
   – О, Танюша, конечно помню. Что-то случилось? Я могу чем-то помочь?
   – Ну, вообще-то, да. Мне нужны ваши знания.
   – Конечно, в чем вопрос, Танюша. Я всегда готов делиться знаниями…
   – Вы все еще собираете марки?
   – Да, и моя коллекция за этот год пополнилась несколькими раритетами. Хотите взглянуть?
   – Как-нибудь обязательно. Скажите, ведь филателисты знакомы между собой?
   – Конечно, Танюша, по крайней мере, те, кто о себе заявляет, всегда находятся на виду или на слуху у остальных.
   – А имя Кусков Петр Иванович вам о чем-нибудь говорит?
   – Кусков? Да, этот парень из нашей братии.
   – Он умер.
   – Жаль, а что с его коллекцией?
   – Вот о ней-то и речь, Сергей Григорьевич. Насколько ценна коллекция Кускова, вы знаете?
   – Ну, Танюш, я не возьмусь судить о полной стоимости, но, насколько я помню, собирательство было семейной традицией Кусковых на протяжении нескольких поколений.
   – Да, об этом мне рассказала его жена. Все началось с прадеда.
   – С прадеда? Хм… четыре поколения, это около 130 лет непрерывного собирательства. Тогда, возможно, она может быть просто неприлично дорогой.
   – Но вы не уверены?
   – Нет, для полной уверенности мне нужно видеть ее. И даже после этого я мог бы назвать только очень примерную стоимость, например такую, с которой можно начать торги на аукционе.
   – Скажите, а на аукционах ничего нового и неожиданного не появлялось в последнее время? Особенно мне интересны раритеты, заявленные неизвестными коллекционерами.
   – Ну, теперь, когда вы мне об этом сказали… Да, было дело. Примерно три месяца назад на электронных торгах была выставлена марка Котельнического уезда, красная, целая!!!
   Последние слова Сергей Григорьевич произнес с придыханием.
   – Это странно?
   – Это невозможно! Марка Котельнического уезда относится к самым редким маркам мира. До сих пор не найдено ни одного целого экземпляра первой марки. Известна лишь половинка – купон с регистрационным номером от 10 декабря 1870 года на серо-голубой бумаге. То есть, Танюша, марка № 1 Котельнического уезда является уникумом, так же как и Британская Гвиана. А тут заявка на целую!
   – Постойте, постойте… Сергей Григорьевич, я красавица, умница и жутко замечательный профессионал, но в марках, как выясняется, к моему огромному сожалению, не очень хорошо понимаю, если не сказать больше.
   – Это мы сейчас исправим, Танюша, совершенство должно быть совершенно во всем.
   – Я вся внимание, – хмыкнула я. Сергей Григорьевич – чудесный человек старой закалки, самых строгих правил. Соль земли. Таких уже не делают, а жаль.
   И похвала из его уст кого хочешь заставит плакать от счастья, тем более такая. Конечно, у него предвзятое ко мне отношение, это связано с нашими делами в прошлом, но, если припомнить подробности, я заслужила его благодарность.
   – Итак, Танюша, краткий экскурс в историю. Сейчас… ммм… припомню все, чтобы тебя не дезориентировать.
   – Не торопитесь, я подожду, от этого зависит мое совершенство.
   – Ха, Танюш, ты все такая же шутница, – почти неприлично хихикнул Сергей Григорьевич.
   В это время Никита пристроил свою голову мне на колени и посмотрел на меня взглядом преданного пса. Я о нем как-то позабыть успела. Вот, что значит почуяла, что чем-то пахнет. Никита понимающе вздохнул, устроился поудобнее, обхватил мою талию и блаженно прикрыл глаза.
   Умничка. Не надо мне мешать, когда я на охоте.
   – Итак, Татьяна? Ты прониклась важностью момента?
   – О, да, Сергей Григорьевич, я готова к моменту истины.
   Мой собеседник по-доброму хмыкнул, так, как иногда хмыкают умиленные подвигами своего чада отцы и деды старой закваски. Очень греющий душу звук.
   – Около 140 лет назад, точнее дату не скажу, да она тебе и не нужна, так вот, 140 лет назад Почтовый департамент царской России официально разрешил выпуск земских марок, при непременном условии резкого и строгого отличия земских марок от государственных. Позднее именно это условие создало особую привлекательность земских марок, заключающуюся в огромном разнообразии рисунков, сюжетов, форм, размеров, выгодно отличающих их от государственных. Напечатанные местными типографиями, они отличались и способами изготовления, поскольку состояние полиграфии в уездах и губерниях было неодинаковым. Как понимаешь, это прекрасное поле для деятельности увлеченного филателиста. Первым этим занялось Верхнеднепровское земство Екатеринославской губернии, году эдак в 1860 каком-то. Танюша, ты слушаешь?
   – Да, очень внимательно.
   – Первые выпуски марок Котельнического уезда Вятской губернии всегда были окутаны тайной. Кузнецов и Рылькова проводили исследование этих марок, были найдены документы Котельнической земской управы. Там прописано, что земская почта использовала земские марки двух родов: одни на красной, другие на желтой бумаге. Красные были в свободной продаже и использовались для оплаты пересылки писем между жителями уезда. При получении письма для дальнейшей его отправки по земской почте писарь выдавал подателю «квитанцию», отрезав ее от марки и проставив на ней номер статьи расхода марки, время получения и свою фамилию; письмо, оплаченное красными марками, выдавалось получателям бесплатно.
   – Угу…
   – А марки на желтой бумаге служили для наклейки на письма, поступающие в управу с государственной почты для дальнейшего следования по земской. Марки населению не продавались, а расходовались почтовой службой в кредит, до взыскания ею денег с получателя письма.
   – Понятно.
   – Эти исследования говорят, что единственная сохранившаяся музейная марка на желтой бумаге является «долговой» маркой первого выпуска земских марок Котельнического уезда. А марка на серо-голубой бумаге, вокруг которой было много шума, является пробой, прошедшей почту через полтора года после ее издания, когда наступил дефицит долговых марок. И вот теперь какой-то Икс выставляет на продажу целую красную марку!!! Торги шли, и не шуточные, они и сейчас идут. Если эта марка есть, она просто бесценна!!!
   Я молчала некоторое время, переваривая информацию.
   – Усвоила. 140 лет назад. А Кусковы собирали марки на протяжении 130 лет. Кусков погиб, его коллекция сейчас повисла в воздухе…
   – Танюша, ты хочешь сказать, что эта марка действительно может существовать?
   – Да, но это секрет до того момента, как наследница решит, что с ней делать. В конце концов, из-за нее убили ее отца.
   – Я усвоил, Танюша. Когда найдешь марку и решится вопрос с наследованием, дай девочке мой номер.
   – Обязательно, Сергей Григорьевич. Спасибо, что просветили.
   – Да не за что, я был рад помочь. Подумать только, красная марка… ах, да это секрет, все, рот на замок.
   Я рассмеялась.
   – До свидания, Сергей Григорьевич.
   – До скорого, Танюш. Звони еще, буду рад помочь в совершенствовании твоего совершенства.
   В ответ я уже просто расхохоталась. Нравился мне этот человек. Пожалуй, когда все кончится, я наберусь наглости и проведаю его. Не забыть купить шоколадный тортик, Сергей Григорьевич страшный сладкоежка.
   – Что-то нарыла, суперсыщица? – Никита оторвал нос от моего живота и ухмыльнулся.
   – Да, – кивнула я и задумалась.
   – Кофе?
   – Не помешает.
   Никита легко поднялся с постели и направился на кухню.
   Ну, чем не мечта? Минуту я смотрела ему вслед с глупой счастливой улыбкой на губах.
   Затем я тряхнула головой, сбрасывая наваждение. Время принимать активные меры.
   Вернемся к нашим раритетам.
   Марка произвела эффект разорвавшейся бомбы. Значит, Кусков ее скрывал по каким-то причинам. Кто мог о ней знать?
   Друзья. Самых близких можно исключить, поскольку они находятся рядом с Кусковым, надеюсь, на небесах, и оттуда наблюдают за моими метаниями.
   Остальные знакомые Петра Ивановича, увы, все престарелого возраста и явно не тянут на место Икса, который намял бока Никите. И чуть не намял мне.
   Дальше.
   Сын друга, Святослав. Молод, здоров, силен. Не подходит по описанию, не стал бы убивать отца. Не он.
   Дальше.
   Родственники. Дочь, сама пострадавшая в этой эпопее с таинственным сокровищем, и вдова. Дочь не подходит хотя бы потому, что находится в счастливом неведении относительно существования не то что злополучной марки, а даже отца.
   Вдова могла, конечно, отравить мужа, но… всегда есть но. Она, во-первых, не смогла бы избить Никиту, для этого ей пришлось бы кого-то привлечь к этому делу. Во-вторых, сама бы уже была мертва, поскольку на кону слишком большие деньги, а она никак не тянет на злоумышленницу такого масштаба.
   И все-таки это должен быть кто-то, кто знал о марке.
   А у вдовы есть родственники?
   Я схватила телефон и набрала номер Евгении Ильиничны.
   – Да? – почти безжизненный голос меня слегка озадачил.
   – Это Татьяна Иванова. Здравствуйте, Евгения Ильинична.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация