А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Посланники тьмы" (страница 24)

   3

   – Дави! – крикнул Видбор и сам подналег плечом на дверь.
   Тощий мужик, зажатый дверью, заверещал от боли. Видбор махнул мечом и отсек ему голову. Голова грохнулась на пол, а обезглавленное туловище отшатнулось и скрылось за дверью.
   Замята и Анчутка захлопнули дверь, а Глеб с Видбором подхватили с пола дубовый брус и бросили его на железные скобы.
   – Слава богам! – выдохнул Замята и, хрипло дыша, сел на лавку.
   – Уф-ф... – Десятник Видбор перевел дух, отшвырнул отрубленную голову ногой в угол комнаты, повернулся и оглядел избу, освещенную светом бензиновой зажигалки, которую держал в руке Глеб.
   – Брошенная, – определил он. – Нынче таких много по окраинам. Люди ушли от голода в поля, а обратно не вернулись.
   Глеб вытер рукою потный лоб.
   – Ты не отдал нас купцу, – сказал он. – Что тебе помешало?
   – Я не так глуп, как ты думаешь, ходок, – отчеканил Видбор.
   Глеб взглянул внимательнее на хмурое, сосредоточенное лицо десятника и спросил:
   – Как же ты догадался?
   – Они не отбрасывали тени, – ответил десятник. – А теперь скажи мне, что за твари убили моих людей? Я никогда прежде не видел, чтобы оборотни и упыри действовали сообща.
   Глеб покачал головой и сказал:
   – Они не оборотни и не упыри. Но легко могут превращаться и в тех, и в других.
   – Кто же они такие? – недоуменно вскинул брови десятник.
   – Призрачные твари, – хмуро ответил Замята, стряхивая с одежды кровавые ошметки. Вздохнул и пояснил: – Они вышли из тумана.
   Видбор взглянул на запертую дверь. Нахмурился и проговорил глухим, недоверчивым голосом:
   – Но поначалу они выглядели как люди. И Бава Прибыток...
   – Это не Бава, – сказал Глеб. – Это одна из тварей, которая приняла облик Бавы.
   – Но он говорил, как человек, – неуверенно возразил Видбор. – И он знал, кто я.
   – Ублюдки полакомились Бавой, и теперь знают и умеют все, что знал и умел наш славный купец. – Глеб воткнул в светец с гнилой водой лучину и запалил конец. Поднял взгляд на десятника и осведомился: – Что еще ты хочешь знать?
   Видбор снял рукавицы и заткнул их за пояс, после чего спросил:
   – Оборотень, пронзенный стрелой Савкоя, снова поднялся на ноги. Этих тварей можно убить?
   – Да. Но только если твой клинок сделан из белого железа.
   Десятник положил пыльцы на рукоять меча и гордо заявил:
   – Мой меч выковал кузнец Вакар.
   – Он заговоренный?
   – Тремя заговорами против нечисти и иноземных врагов!
   – В таком случае тебе нечего бояться. Вакар всегда добавлял в заговоренные мечи белое железо.
   Тогда Видбор сказал:
   – Мне уже доводилось биться с оборотнями, когда я охранял межу. Эти твари разорвали моих ратников, и теперь я намерен разобраться с ними.
   Он с лязгом вытянул из ножен широкий меч и повернулся к двери.
   – Ты собираешься сразиться с ними в одиночку? – не поверил своим ушам Глеб.
   Видбор глянул на него поверх широкого плеча и обронил:
   – Да.
   – Но ведь это глупо! Вместе мы хоть чего-то стоим. Порознь – не стоим ни черта.
   Десятник облизнул широкие губы и пробасил:
   – Я знаю, кто ты. Ты – Глеб Первоход. При встрече я был обязан схватить тебя и бросить в подземелье. Но теперь ты предлагаешь мне стать твоим союзником. Ты не слишком высокого мнения о чести и доблести княжьих охоронцев, верно?
   Глеб прищурил темные глаза.
   – Тебе не кажется, что сейчас не самые подходящие время и место заморачиваться вопросами чести?
   – Моя честь не зависит от времени и места, – гордо ответил десятник. – Отпустить тебя – одно. А сражаться с тобой плечом к плечу – совсем другое. Я не имею права помогать преступнику.
   – А ты взгляни на это иначе, Видбор, – посоветовал десятнику Замята. – Втроем мы убьем больше темных тварей. А когда мы разделаемся с ними, ты вызовешь Глеба на поединок. Как тебе такой план?
   Видбор прищурил глаза и усмехнулся.
   – Мне нравится твой план, дознаватель. Ответь мне еще на один вопрос, Первоход: куда вы направлялись, когда я вас задержал?
   – В Гиблое место, – ответил Глеб.
   Десятник прищурил глаза.
   – Это шутка?
   – Увы, нет, – сказал Глеб. – Брусок, который хотел отнять Бава, это амулет. Пока мы не отнесем его в Гиблое место, эти твари будут убивать людей и захватывать их дома.
   – Помоги нам добраться до межи, Видбор, – попросил Замята. – А дальше мы пойдем сами.
   Десятник обдумал слова Глеба, вздохнул и вложил меч в ножны.
   – Хорошо, – сказал он. – Я помогу вам добраться до Гиблого места. Но когда ты вернешься обратно, Первоход, я свяжу тебе руки и доставлю к князю. Таково мое последнее условие. Принимаешь ли ты его?
   Глеб усмехнулся и развел руками.
   – Боюсь, что ты не оставляешь мне выбора, десятник. Я принимаю твое условие и обещаю, что...
   – Глеб! – позвал вдруг кто-то.
   Мужчины схватились за мечи и резко повернулись к окну.
   – Глеб! – вновь позвал от окна тихий женский голос. – Глеб, это я, Милана! Открой ставни!
   Первоход побледнел.
   – Я очнулась на полу! – снова прозвучал женский голос. – Я истекла кровью... Пожалуйста, открой!
   Глеб шагнул к окну, но Замята схватил его за рукав.
   – Не открывай, – предостерег он. – Она не настоящая.
   – Я знаю, что делаю, – сухо возразил Глеб.
   Он стряхнул руку Замяты и двинулся к окну, но десятник Видбор встал у него на пути, угрюмо сверкая глазами из-под косматых бровей.
   – Не глупи, ходок, – пророкотал он. – Если это призрачная тварь, она убьет нас всех.
   – Любый мой... – вновь позвала от окна Милана. – Глеб, помоги мне... Пожалуйста...
   Глеб взглянул на Видбора и процедил сквозь стиснутые зубы:
   – Уйди с дороги, десятник.
   Видбор покачал головой:
   – Нет.
   Первоход с лязгом выхватил из ножен меч.
   – Уйди! – повторил он, глядя Видбору в глаза.
   Несколько секунд они молчали, сверля друг друга взглядами, затем десятник сдался и отошел в сторону. Глеб шагнул к окну. Остановившись у окна, он приник к щели между ставнями и хрипло спросил:
   – Милана, это ты?
   – Да... Помоги мне, Глеб.
   Первоход сунул меч в ножны, скинул с петли железный крюк и распахнул створку ставни.
   Быстро втянув девку в дом, Глеб захлопнул створку и снова набросил крюк на петлю.
   Милана была смертельно бледна, под глазами у нее пролегли темно-фиолетовые тени, щеки запали. Повязка на руке взмокла от крови. Сердце Глеба сжалось от тоски, жалости и страха.
   – О боги! – выдохнул он. – Ты потеряла много крови!
   – Она... – Милана сглотнула слюну. – Она резала меня ножом...
   – Тихо. – Глеб нежно погладил девушку по окровавленным волосам. – Не трать силы на слова. Я все знаю. Прости меня.
   – За что? – робко спросила Милана.
   В руке Глеба сверкнул нож.
   – За это! – рявкнул он и всадил его Милане в грудь.
   Девка раскрыла рот и зашипела, как змея. Глеб оттолкнул ее от себя, и она рухнула на пол. Тело ее стремительно побледнело и стало опадать, превращаясь в слизь. Глеб вытер нож об ее платье, сунул его в ножны, взглянул на ошалевших приятелей и сказал:
   – Мы обмажемся этой слизью.

   4

   – Что? – Замята облизнул губы. – Ты хочешь, чтобы я обмазал себя этой дрянью? Да ни в жизнь!
   Видбор положил ему на плечо тяжелую руку.
   – Первоход прав, – сказал он. – Они подослали эту девку, чтобы она сожрала нас и превратила в тварей. Если мы обмажемся слизью, они примут нас за своих.
   – А если запах тут ни при чем? – нервно проговорил Замята. – Если в их глазах мы просто иначе выглядим!
   – Тогда и будем думать, что делать дальше, – сказал Глеб. – А пока – садитесь рядом и натирайте лицо, шею и руки слизью.
   Видбор, Замята и молчаливый Анчутка, скривив рты и наморщив от омерзения носы, двинулись к растаявшему телу.
   Через пять минут физиономии всех четверых были плотно покрыты черной грязью.
   – Выйдем через дверь – открыто, – распорядился Глеб.
   – Они удивятся, когда не увидят с нами рядом Милану, – заметил Видбор.
   – Если спросят, скажем, что Первоход... прежний, настоящий Первоход... убил ее, – сказал Глеб. – Не будем терять время.
   И Глеб первым зашагал к двери.
   Когда Глеб Первоход, десятник Видбор, дознаватель Замята и коротышка Анчутка вышли из дома, твари расступились, давая им проход и разглядывая их пристальными, неподвижными взглядами.
   Навстречу выдвинулся Бава Прибыток.
   – Как все прошло? – спросил он, сверля черными, бездушными глазами лицо Глеба.
   – Нормально, – ответил тот невозмутимым голосом. – Пришлось повозиться с Первоходом, но в целом все хорошо.
   Площадка перед домом была ярко освещена факелами. Твари, переминаясь на грязном снегу, вглядывались в лица новичков, перепачканные черной слизью.
   Глеб, Видбор и Замята держались невозмутимо и независимо, лишь перепуганный Анчутка жался к ноге Глеба. Он был бледен, на лбу у него поблескивали в свете факелов капли пота, губы мелко подрагивали.
   – А что с этим? – кивнул на коротышку Бава Прибыток.
   Глеб взглянул на Анчутку и спокойно ответил:
   – Первоход ударил его мечом из белого железа. Слава богам, удар пришелся голоменью.
   Глеб положил руку Баве на плечо и сдвинул его в сторону. Затем невозмутимо двинулся дальше.
   – Куда ты? – прищурился чернобородый купец.
   – Хочу наведаться в княжьи палаты, – ответил Глеб, не оборачиваясь.
   – Мы не можем добраться до князя. Охоронцы заняли глухую оборону. Их мечи выковал кузнец Вакар. Они из белого железа.
   – Я знаю, как обмануть князя, – небрежно проговорил Глеб.
   Замята и Видбор двинулись следом за Глебом.
   – Вы с ним? – вскинул брови Бава Прибыток.
   – Да, – спокойно ответил Видбор. – Десятник и дознаватель – люди князя, и он доверяет нам.
   Толпа двойников расступилась перед ними, и они беспрепятственно дошли до телеги. Псевдо-Бава угрюмо смотрел им вслед.
   – Когда я нашел Милану в амбаре, она была еще жива! – крикнул он вдруг. – Добить ее было так приятно!
   Глеб не отреагировал. Он спокойно забрался на телегу. Десятник Видбор уселся рядом с ним и взял в руки поводья. Замята помог вскарабкаться Анчутке и сам запрыгнул на задки. И тут Анчутка, не выдержав напряжения, закричал:
   – Всесильные боги-думраны, помогите нам! – И, зарыдав, прижался к Глебу.
   – Хватайте их! – тотчас взревел Бава и первым бросился к телеге.
   Замята взмахнул кнутом.
   – Пошла, залетная!
   Лошадка резко взяла с места. Глеб выхватил из кобуры ольстру, Замята положил на тетиву арбалета тяжелую стрелу.
   Загрохотали выстрелы, засвистели стрелы. Оборотни один за другим кувыркались через голову и падали в мерзлую грязь с простреленными головами и шеями, пронзенными стрелами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация