А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Посланники тьмы" (страница 20)

   12

   Теперь, когда Глеб знал, с кем имеет дело, искать пришлось недолго. Вопросы, которые он задавал бродягам и нищим, стали конкретней и точнее. Чем правильнее были эти вопросы, тем информативнее были ответы. Оказалось, что двойник мертвого ходока, потерявший бдительность, разгуливающий по городу и убивающий людей, – фигура заметная. Уже через два часа Глеб напал на след твари.
   Стоя в темном переулке и беседуя с кривоногим сутенером, Глеб задумчиво почесывал пальцами горбинку на переносице.
   – Так, говоришь, ты видел Дивляна?
   Сутенер кивнул:
   – Да. Он был здесь меньше четверти часа назад.
   – И куда же он пошел?
   – К Малому яру. Это за спиленной сосной, знаешь?
   Вручив сутенеру монету, Глеб повернулся и быстро зашагал по мерзлой дороге. Теперь в нем проснулся охотник, напавший на след добычи. Глеб мог больше никого не расспрашивать о твари, которую преследовал. Сердце и охотничий инстинкт подсказывали ему, куда идти.
   И вот он на месте. Луна светила вполнакала, но небо было ясное, и вскоре глаза Глеба привыкли к темноте настолько, что он мог различить каждую ветку на дубе, стоявшем на краю оврага, в двадцати метрах от него.
   Ждать пришлось недолго. Одинокая темная фигура, вывернувшая из-за деревьев, двигалась быстро и уверенно, однако в походке ее было что-то деревянное и противоестественное.
   Глеб вынул из кобуры ольстру, заряженную пулями, отлитыми из белого железа, и вышел из-за дерева на дорогу.
   Фигура остановилась и замерла на месте.
   – Далеко ли путь держишь, прохожий? – поинтересовался Глеб, положив цевье ольстры на левую ладонь и направив на собеседника дуло.
   – Первоход, – хрипло выдохнул собеседник и улыбнулся. – Давно не виделись.
   – С Дивляном – да, – холодно проговорил Глеб. – А с тобой мы не виделись никогда, тварь.
   Собеседник несколько мгновений разглядывал Глеба в упор, затем быстро огляделся по сторонам, снова перевел взгляд на Глеба и произнес с прежней приветливой улыбкой:
   – Ты не в себе, Первоход.
   – Я-то как раз «в себе», – возразил Глеб. – А вот на твой счет я сильно сомневаюсь. Как это происходит, тварь? Как ты это делаешь?
   Собеседник прищурился.
   – О чем ты?
   – Я где-то читал, что если обучить дождевого червя двигаться по лабиринту, а потом скормить этого червя другому червю, то второй червь усвоит все навыки первого. Думаю, тут мы имеем дело с чем-то подобным.
   Псевдо-Дивлян качнул головой и проговорил с досадой:
   – Не понимаю, о чем ты толкуешь.
   – Не понимаешь? Хорошо, я тебе объясню. Ты сожрал Дивляна. А потом скопировал его тело. Ты забрал у Дивляна не только его внешность, но и его память. – Глеб прищурил глаза и жестко спросил: – Что ты такое, тварь?
   Псевдо-Дивлян улыбнулся.
   – Не понимаю, о чем ты, Глеб. Я и есть Дивлян.
   Глеб холодно усмехнулся.
   – Точно. А я – Мохаммед Али.
   Псевдо-Дивлян склонил голову набок и смешливо предложил:
   – Брось дурачиться. Лучше давай обнимемся.
   Он шагнул вперед, но Глеб поднял ольстру до уровня его глаз и глухо пророкотал:
   – Сделаешь еще шаг, тварь, и я продырявлю тебе голову.
   Псевдо-Дивлян остановился. Несколько секунд оба молчали, с любопытством разглядывая друг друга. Потом Псевдо-Дивлян мягко улыбнулся и заявил:
   – Я все равно пройду, Первоход. Или тебе придется меня убить.
   – Как скажешь, – выдохнул Глеб.
   Он положил палец на спусковой крючок, но Псевдо-Дивлян вдруг приподнял голову и проговорил спокойным, сильным, властным голосом:
   – Вдохни и выдохни, Первоход. Тебе не о чем волноваться. Вдохни и выдохни.
   Глеб, неожиданно для себя, сделал глубокий вдох и медленно выдохнул воздух из груди.
   – Вот так, – кивнул Псевдо-Дивлян. – А теперь расслабься. Все будет хорошо.
   Палец Глеба задрожал и соскользнул со спускового крючка. Рука, сжимающая ольстру, опустилась сама собой.
   – Вот так, – повторил Псевдо-Дивлян. – А теперь закрой глаза. Закрой глаза и позволь мне сделать то, что я умею. Это будет не больно. И даже приятно.
   Веки Глеба отяжелели и стали опускаться.
   «Что же я делаю? – подумал он растерянно. – Ведь этот ублюдок гипнотизирует меня. Надо его убить!»
   Глеб попробовал приподнять ольстру, но рука уже не подчинялась ему. Голос Псевдо-Дивляна звучал так умиротворяюще, а дрема, в которую стал погружаться Глеб, была такой сладкой, что он улыбнулся и решил:
   «Ну и пусть. Чего стоит жизнь, если в ней нет ни дома, ни друзей, ни любимого дела? Это все лишь фикция... Покрывало Майи... Галлюцинация длиною в жизнь... Пусть этому придет конец».
   Ноги Глеба ослабли, и он опустился перед собеседником на колени.
   – Ты не пожалеешь, ходок, – сказал Псевдо-Дивлян, возлагая длань на его голову. – Я помогу тебе избавиться от забот и горестей. Вдохни и выдохни, друг. Вдохни и выдохни.
   Глеб почувствовал, как теплая волна подхватила его и понесла куда-то. Ощущение было чертовски приятно, и Глеб окончательно расслабился, подчинившись плавному течению этой волны.
   Но вдруг по этому плавному течению пробежала рябь. Потом еще раз. И еще.
   – Нет, Первоход, – услышал Глеб спокойный, властный голос своего учителя – охотника Громола. – Ты силен. Гиблое место наделило тебя Силой. Почувствуй ее. Почувствуй и используй.
   Легкая вибрация пробежала по ладоням Глеба. Он открыл глаза и взглянул на Псевдо-Дивляна. И тотчас голова твари дрогнула под его тяжелым взглядом и слегка расплылась, как расплывается облако, на которое подул ветер.
   Псевдо-Дивлян отшатнулся и схватился за виски, словно пытался удержать себя от распада.
   – Этого не может быть, – прохрипел он изумленно. – Ты ведь человек!
   – Ты, должно быть, не слышал, что говорят люди, – спокойно возразил Глеб. – Тот, кто ходит в Гиблое место, сам становится его частью. Я был в Гиблом месте больше любого другого ходока.
   – Слушай меня...
   – Нет, это ты меня слушай! Ты просто клочок тумана, тварь. Сейчас я подую на тебя, и ты исчезнешь.
   Глеб сложил губы дудочкой и легонько дунул на Псевдо-Дивляна. Тело монстра задрожало и запузырилось.
   – Нет... – в ужасе прохрипел он, изо всех сил пытаясь собрать себя воедино. – Нет... Ты не мооо...
   Что-то лопнуло внутри твари, и она плавно стекла на землю. Серое, студенистое тело зашипело и, подрагивая, как желе, стало таять, впитываясь в мерзлую почву.
   – Как ты это сделал? – послышался за спиной у Глеба удивленный голос Дионы.
   – Не знаю, – не оборачиваясь, ответил Глеб. – Но боюсь, что повторить этот номер на «бис» я не смогу.
   Он поднялся на ноги, вложил ольстру в кобуру и отряхнул грязные колени.
   – Еще раз увидишь, что я стою перед темной тварью на коленях, пристрели меня, – хмуро попросил Глеб. – Кстати, как тебе удалось так бесшумно подойти?
   – Это было несложно, Глеб, – спокойно ответила Диона. – Ты ведь помнишь, кто я.
   – Значит, твой дар вернулся к тебе?
   Она кивнула:
   – Да. Гиблое место вернуло мне мою Силу.
   – Вот как. – Глеб прищурился и внимательно взглянул на Диону: – А что оно потребовало взамен?
   Диона неторопливо подняла руки к голове и сняла платок.
   – Боже... – выдохнул Глеб и отступил на шаг.
   – Гиблое место изменилось, Глеб, – сказала Диона спокойным, твердым голосом. – И я изменилась вместе с ним. Я превращаюсь в чудовище. Но у меня еще есть время, и я хочу использовать его на благое дело.
   Она вновь накинула на голову платок и продолжила:
   – За минувшие два дня в городе произошло много странного, Глеб. Вчера лавочника Мития, торгующего на торжке мочеными яблоками и квашеной капустой, сбила телега. Колеса переехали ему голову, а Митий поднялся и как ни в чем не бывало пошел дальше. За ним побежали охоронцы, но торговец свернул за угол и исчез.
   – Что еще?
   – Люди в городе умирают от странной болезни.
   Глеб нахмурился.
   – Дай-ка угадаю. Высохшая кожа, вытаращенные глаза и губы, измазанные черной дрянью?
   Диона кивнула:
   – Да. Их хоронят, а потом они возвращаются снова. Ожившие мертвецы всегда угрюмы и исчезают еще до того, как кто-то пытается с ними заговорить.
   – И что все это означает? – угрюмо поинтересовался Глеб. – Нечисти стало тесно в Гиблом месте?
   – Наверное, так.
   Глеб тяжело вздохнул.
   – Если нечисть и впрямь сумела вырваться из Гиблого места, людям несдобровать.
   – Она вырвалась, – сказала Диона. – И я не уверена, что мы сможем ее остановить.
   Брови Глеба приподнялись.
   – Мы?
   Диона кивнула и ответила твердым голосом:
   – Да, мы.
   Глеб прищурился, словно пытался разглядеть в полумраке ее глаза.
   – И с чего мы начнем, Диона?
   – Ты сам знаешь, с чего. – Голос ее по-прежнему был твердым и спокойным. Было видно, что она приняла решение и не намерена от него отступать. – Нам придется встретиться с Мамелфой, Глеб. И на этот раз ты меня не остановишь.
   – А если я все же попробую?
   Диона покачала головой.
   – Нет, Первоход. Теперь я не послушаюсь тебя.
   – Ладно. Это мы обсудим позже, а пока...
   Глеб шагнул к груде одежды, оставшейся после истаявшей и превратившейся в лужу твари, нагнулся и поднял кафтан. Сунув руку в карман кафтана, Глеб передернул плечами и с отвращением проговорил:
   – Липкая на ощупь.
   – Что ты делаешь, Глеб? – с удивлением спросила Диона.
   Глеб, скривившись от отвращения, обыскал карманы. Наконец, он отшвырнул мокрый кафтан на землю, повернулся к Дионе и протянул руку. На ладони у него лежал небольшой предмет, похожий на деревянный, гладко обточенный брусок.
   – Что это? – спросила Диона.
   – Вещь, из-за которой погибли Дивлян и Бава Прибыток. Бава сказал, что эта штуковина может стать всем, чем угодно. Не знаю, как это работает, но хочу попробовать.
   Глеб пристально уставился на брусок и наморщил лоб. Странный брусок дрогнул. Мгновение – и вот уже на ладони у Глеба лежал не кусок дерева, а большой ярко-алый цветок.
   Диона смотрела на него округлившимися глазами.
   – Что это? – удивленно пробормотала она.
   – Роза, – ответил Глеб сухим, ничего не выражающим голосом, за которым скрывалось настоящее изумление. Он вдохнул аромат цветка и улыбнулся: – Пахнет, как настоящая.
   Глеб снова пристально уставился на розу. Та дрогнула и вновь изменила форму.
   – А это что? – все так же недоумевая, спросила Диона.
   – «Глок», – ответил Глеб с напряженной усмешкой. – Корпус из композитных материалов, семнадцать патронов в магазине. На черном рынке стоит полтысячи баксов. Я видел такой у одного дельца.
   Глеб выщелкнул обойму, глянул на нее и удовлетворенно констатировал:
   – Полная. Все семнадцать патронов.
   – Что это, Глеб? – снова спросила Диона. – Я не понимаю.
   «Глок» снова превратился в кусок дерева, и Глеб спрятал его в карман куртки.
   – Бава не обманул, – сказал Глеб. – Этот странный перевертень может превращаться во что угодно. Стоит только пожелать.
   Глеб повернул голову и вгляделся в даль.
   – Гиблое место не перестает меня удивлять, – задумчиво проронил он. – Интересно, сколько еще фокусов оно для нас приготовило?
   Диона молчала, ожидая объяснений, и Глеб медленно проговорил:
   – Дивлян притащил эту вещь из Гиблого места и продал Баве Прибытку. Тот спрятал ее в тайную комнату и скрепил замки заклинаниями и заговорами. Но Дивлян... вернее, его двойник... вернулся и похитил ее у Бавы.
   Диона протянула руку.
   – Позволь мне посмотреть.
   Глеб покачал головой:
   – Прости, но нет.
   – Ты мне не доверяешь?
   – Сейчас я не доверяю даже себе.
   Несколько секунд Диона стояла неподвижно, затем опустила руку и сказала:
   – Ты прав. Держи эту вещь при себе. Сердце подсказывает мне, что в ней таится большая опасность.
   Она повернулась и обронила через плечо:
   – Дождись меня. Я скоро вернусь.
   – Куда ты?
   – После объясню. Пожалуйста, дождись! Мы покончим с этим сегодня же!
   – Но...
   Диона развернулась и быстро зашагала по дороге. Вскоре она скрылась из вида.
   Немного постояв, Глеб огляделся, увидел неподалеку поваленное бревно и побрел к нему.
   Ночь была ясная и морозная, но Глеб не замечал холода. Чувствовал он себя превосходно. Ни боли, ни ярости. Вероятно, бурая пыль все еще действовала.
   Усевшись на бревно, Глеб достал из кармана брусок, положил его на ладонь и, прищурившись, пристально на него посмотрел. Брусок превратился в книжицу небольшого формата в красном переплете. Золоченое тиснение на красной обложке сообщало: «Приключения янки при дворе короля Артура».
   Глеб улыбнулся своей выходке. Он прекрасно помнил сюжет этой повести. Молодой инженер из Коннектикута перенесся в прошлое и волей случая попал в свиту короля бриттов Артура. Ох, и понаделал же он там делов!
   Глеб засмеялся и снова напряг воображение. Книга превратилась в пачку сигарет «Кэмел».
   «Интересно, их можно курить?» – подумал Глеб.
   Он вскрыл полиэтиленовую обертку и сунул ее в карман, затем вынул из пачки одну сигарету. Осторожно ее понюхал. Сигарета пахла настоящим табаком. Однако раскурить ее Глеб не решился. С Гиблым местом шутки плохи. Хватит ему и яда лиловой ящерицы, который все еще бродит по его венам и артериям.
   Глеб вдруг почувствовал, что за спиной у него кто-то стоит, и резко обернулся.
   – Я пришла, Глеб. – Диона медленно опустила на землю глиняный кувшин. Затем выпрямилась и вытерла рукавом потный лоб.
   Глеб прищурил темные глаза.
   – Я снова не услышал, как ты подошла.
   – Ты был слишком увлечен своим перевертнем, – спокойно пояснила Диона.
   Глеб кивнул подбородком на кувшин:
   – Что там?
   – Подарок для Мамелфы.
   Он вгляделся в лицо Дионы и сказал:
   – Я не понимаю.
   – Это жертва, Глеб, – объяснила Диона.
   – Жертва?
   – Да. Телячья кровь.
   – Чертовщина какая-то, – мрачно пробормотал Глеб. – Неужели ты думаешь, что старая ведьма клюнет на эту дрянь?
   – Я не думаю. Я знаю. – Диона провела ладонью по глазам. – А теперь замолчи и дай мне сделать мое дело.
   Глеб насупился и спрятал брусок в карман. Передохнув, Диона подняла кувшин, вынула затычку и двинулась с ним на освещенную призрачным светом луны полянку. На полянке она прошлась по кругу, поливая траву кровью из кувшина, затем, когда кувшин опустел, отшвырнула его и отошла в сторону.
   Медленно подняв руки к луне, она вдруг крикнула:
   – Одион! Заклинаю тебя шумом кошачьих шагов, ведьма! Двойчан! Заклинаю тебя жабьими зубами, ведьма! Тройчан! Заклинаю тебя рыбьим голосом и птичьей слюной! Явись к нам, Мамелфа! Явись!
   От яростного крика Дионы по спине Глеба пробежал холодок.
   Он поднялся с бревна и хотел что-то сказать, но вдруг Диона испуганно крикнула:
   – Первоход, отойди!
   Глеб поспешно отступил на несколько шагов назад.
   Воздух над полянкой стал стремительно сгущаться. Сначала это было просто темное облако, затем оно обрело очертания и превратилось в старенькую избу, сложенную из заплесневелых бревен. Глеб узнал и крутой скат стрехи, и крылечко о двух широких ступенях.
   – Получилось! – хрипло и восторженно выдохнула Диона. – Глеб, ты видишь дверь?
   Он видел дверь. И видел тусклую полоску света, пробивающуюся из-под этой двери.
   – Чертовщина, – угрюмо проговорил Глеб. – Если ты думаешь, что я туда войду, ты сильно ошиб...
   – Мы туда войдем, – отчеканила Диона. – Вместе. – Она протянула руку и ободряюще проговорила: – Ну же, Глеб! Неужели ты боишься?
   Лицо Глеба потемнело.
   – Эта тварь вырезала сердце у моего друга, – глухо пророкотал он. – Я бы с радостью проделал то же самое с ней.
   – Ее сердце принесет тебе меньше пользы, чем ком зловонной болотной грязи. Идем, Глеб! Заклинание действует всего пять минут! У нас мало времени!
   И Диона первой шагнула к избушке.
   Поднявшись на крыльцо, она стукнула в дверь костяшками пальцев. Громыхнул засов, и дверь приоткрылась. Диона оглянулась.
   – Ну же, Глеб!
   Глеб нехотя поднялся на крыльцо. Диона толкнула дверь, и они вошли в страшную, призрачную избу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация