А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Посланники тьмы" (страница 16)

   3

   Хрупкий, тонкий лед похрустывал под ногами, заставляя Глеба досадливо морщиться. Надо бы идти потише, но времени на предосторожности у Глеба не было.
   Вот и дом Капицы Рыжего – темный, ветхий, невзрачный, похожий на груду полусгнивших бревен. Ни на первом, ни на втором этажах нет ни огонька, ни блика.
   Глеб шагнул к двери.
   И тут наверху кто-то вскрикнул. Раздался грохот ломаемой ставни, и на землю с высоты второго этажа рухнул человек.
   Глеб ворвался в дом и быстро взбежал по узкой лестнице наверх. Внутри царила полная тьма, поэтому, когда наверху послышался треск, Глеб, не видя источника этого шума, отпрянул к стене и сгруппировался.
   Чья-то тяжелая туша повалилась на Глеба, сбила его с ног и увлекла за собой вниз по ступенькам. Перекувыркнувшись несколько раз, Глеб ударился затылком о край ступени.
   Когда он пришел в себя, тяжелая мертвая туша все еще лежала на нем. Глеб уперся в нее руками и спихнул со своей груди. Затем тяжело поднялся на ноги. Обшарил себя и убедился, что кобура с ольстрой и меч на своих местах.
   Шум наверху уже стих. Глеб поправил кобуру, поморщившись от острой, обжигающей боли в плече, и побежал наверх.
   Пролет. Еще один. Вот и распахнутая, болтающаяся на сорванных петлях дверь. Глеб выхватил из кобуры ольстру и осторожно вошел в темную комнату. Тишина здесь царила полная.
   – Эй! – негромко окликнул Глеб и тут же скользнул в сторону, опасаясь стрелы или метательного ножа.
   Его правая нога проехалась по чему-то скользкому, и он едва не повалился на пол, с трудом удержав равновесие.
   – Первоход... – отозвался тихий, сдавленный голос. – Зажги свечу... Она на столе.
   Глеб пошарил руками в темноте и наткнулся на стол. Деревянный подсвечник с сальной свечой стоял прямо в центре столешницы. Щелчок зажигалки – и комната озарилась неверным, желтым, подрагивающим светом.
   – Глеб, я здесь!
   Диона приподнялась с пола. Глеб хотел броситься к ней, но она жестом остановила его:
   – Нет, Глеб.
   Глеб замер на месте и быстро обежал взглядом комнату. Рот его раскрылся, а из гортани вырвался хриплый вздох изумления.
   – О, боги, – тихо выдохнул Глеб, стискивая в пальцах ольстру.
   Картину, открывшуюся его глазам, в полной мере можно было назвать ужасной. Весь пол в комнате был залит кровью. Белозор Баска лежал на кровати, уставившись в потолок вытаращенными от ужаса глазами. Одного взгляда на главаря разбойников хватило, чтобы понять, что он мертв.
   Тело Белозора походило на мумию, а на его губах, медленно оседая, подрагивала субстанция, похожая на черную слизь.
   Глеб отвернулся и посмотрел на три трупа, лежащих на полу. Один из них был буквально выпотрошен. Два других представляли собой такое же неописуемо жуткое зрелище, как и труп Белозора. Ссохшиеся тела, выкатившиеся из орбит глаза, черная пена на приоткрытых губах.
   Диона поднялась на ноги, поправила на голове черный платок, закрывающий половину ее лица, и проговорила дрожащим голосом:
   – Он убил их всех.
   – Кто? – хрипло спросил Глеб. – О ком ты говоришь, Диона?
   – Я... не знаю, кто он. – Голос Дионы подрагивал и сбивался, но она изо всех сил старалась говорить спокойно. – Я выследила его у торжка. Довела до постоялого двора и запомнила комнату. А потом пошла к Белозору и рассказала ему об этом парне. Это я привела их сюда, Глеб... Я привела.
   Плечи Дионы задрожали. Глеб шагнул к ней, но Диона вскинула руку в защитном жесте и попятилась:
   – Нет, Глеб! Не подходи ко мне!
   – Ты сказала, что он убил их. Как он это сделал?
   – Они схватили его и стали избивать. А потом... Глеб, я даже не успела ничего понять. Он выхватил у Вратки меч и распорол ему живот одним ударом. Потом выбросил в окно Горана, а здоровяка Дубка швырнул на лестницу, как тряпичную куклу. Я хотела пырнуть его кинжалом, но он ударил меня кулаком и повалил на пол. В глазах у меня помутилось. А когда я очнулась, то услышала, как ты зовешь меня.
   – Это все, что ты помнишь?
   Диона кивнула:
   – Да.
   – Нужно убираться отсюда. – Глеб снова глянул на труп Белозора и отвел глаза. – С минуты на минуту в дом нагрянут княжьи охоронцы. Идем!
   Он протянул Дионе руку, но она не взяла ее, а сама, с содроганием ступая по залившей пол крови, зашагала к двери.

   4

   – Мы пришли.
   Диона удивленно подняла голову:
   – Это кружало?
   – Да.
   – Ты теперь живешь здесь?
   – Да. Снял комнатку пару часов назад. Идем!
   И они зашагали в кружало.
   – Привет, здоровяк! – поприветствовал Глеб целовальника.
   – И тебе не болеть, странник! – откликнулся детина, протирая сухой тряпкой глиняные кружки.
   Введя Диону в комнату, Глеб зажег лучину и закрыл дверь на засов. Затем усадил Диону на постель и потянулся в карман за самокрутками и зажигалкой.
   – Все куришь? – улыбнулась обескровленными губами Диона.
   Глеб качнул головой:
   – Нет. Теперь все гораздо хуже.
   Он открыл коробку, макнул палец в остатки бурой пыли и слизнул их языком. Затем убрал коробку в карман и взглянул Дионе в глаза.
   – Диона, я буду говорить с тобой только о деле.
   – Хорошо, – тихо отозвалась она.
   – Мы с тобой знаем, что ходок Дивлян снимал у Дулея Кривого комнатку на паях с каким-то парнем. Дивлян умер. Смерть его была ужасной и странной. В комнате Дивляна дознаватель обнаружил тайник, а в нем – крынку с серебром. Это – факты. А дальше пойдут предположения. Скорее всего, пока Дивлян горбатился на пристани, таская по сходням мешки с мукой, его сосед ходил в Гиблое место за бурой пылью. Но потом эти двое что-то не поделили, и сосед убил Дивляна. Сделал он это странным способом. – Глеб облизнул губы и продолжил, чуть понизив голос: – На мой взгляд, способ этот ясно говорит, что мы имеем дело не с человеком.
   Веки Дионы тревожно дрогнули под надвинутым на глаза платком.
   – Откуда же взялся этот парень? – тихо спросила она.
   – Я думаю, что Дивлян притащил его из Гиблого места. Какое-то время Дивляну удавалось его контролировать. Но потом... Потом случилось то, что случилось. – Глеб провел рукою по длинным растрепанным волосам и продолжил: – Труп Дивляна обнаружил хозяин постоялого двора. Он услышал крик, подумал, что ходок напился, и отправился к Дивляну, чтобы заставить того заткнуть рот. Видимо, хозяин спугнул убийцу, и тот не успел забрать из тайника свое серебро.
   – А может быть, и не хотел, – тихо проговорила Диона.
   – Что? – не понял Глеб.
   – Может быть, Дивлян заставлял его ходить в Гиблое место, таскать бурую пыль и менять ее на серебро.
   Глеб нахмурился.
   – Ты хочешь сказать, что этот... что эта тварь была у Дивляна в услужении?
   – Возможно.
   Глеб обдумал слова Дионы и кивнул.
   – Да. Исключать подобное не следует. Но продолжим наши рассуждения. Парень убил Дивляна, потом наведался к его болтливой подружке Ведане и прикончил ее. Таким образом, он избавился от свидетеля. Потом он снял комнатку в доме Капицы Рыжего.
   – Зачем? – спросила, сдвинув брови, Диона. – Почему он просто не вернулся в Гиблое место?
   – Не знаю. Но подозреваю, что он не закончил свои дела. – Глеб поморщился и осторожно потер пальцами левое плечо. – Люди Белозора нагрянули к нему, но он легко разделался с ними. Не знаю, с какой тварью мы имеем дело, но сила у нее явно нечеловеческая.
   Глеб опустил руку и, сжав зубы, слегка подвигал левым плечом. Затем перевел дух и продолжил:
   – В этом деле есть еще одна тайна. Как мы с тобой знаем, Дивлян ходил в Гиблое место по поручению Бавы Прибытка. Так?
   – Так.
   – Я был у Бавы, но не смог ничего узнать. Проклятый купец...
   – Глеб, – тихо перебила Диона, – я знаю, зачем Бава посылал Дивляна в чащобу.
   Даже в тусклом свете лучины было видно, как напряглось и вытянулось лицо Глеба.
   – Знаешь?
   – Да. Видишь ли... – Диона покусала губы, словно все еще сомневалась в полезности того, о чем собиралась рассказать. – Видишь ли, – снова начала она, – ходят слухи о чудно́й вещи, которая появилась у Бавы Прибытка. Говорят, ему эту вещь принес Дивлян, но Бава, забрав ее, не заплатил ходоку ни медяшки и вышвырнул его со двора.
   – Вот оно что. – Глеб хрипло перевел дух. – И что это была за вещь?
   Диона вздохнула и удрученно покачала головой:
   – Этого я не знаю. И никто не знает. Люди Белозора напоили водкой одного из дикарей, которые охраняют Баву Прибытка, и тот проболтался. Сказал, что Бава держит эту вещь у себя в опочивальне, под десятью замками.
   Глеб обдумал слова Дионы и небрежно проговорил:
   – Не думаю, что это важно. Мало ли что там у него. Может быть, молодильный гриб. Или амулет удачи. Бава всегда был падок на такие вещи.
   Диона вновь покачала головой:
   – Нет, Глеб, это не просто амулет. Это что-то чудно́е и страшное. Что-то такое, что дарует человеку власть.
   – Власть над чем?
   – Не знаю, но это как-то связано с Гиблым местом. Бава сказал, что собирается сам отправиться в чащобу. Один, без ходоков и охоронцев.
   Брови Глеба приподнялись от изумления, на губах появилась кривая усмешка.
   – Ну, это полная ерунда. Бава не сумасшедший, чтобы замыслить такое.
   – Я было и сама подумала, что все это пустая болтовня. Но вчера вечером дикаря, которого споил Белозор, нашли мертвым. Он висел на дереве с выколотыми глазами и отрезанным языком.
   Некоторое время Глеб молчал, пораженный услышанным, затем хмуро проговорил:
   – Да, дела. Значит, все это так серьезно.
   – Похоже, что да, – тихо откликнулась Диона.
   Глеб протянул руку и взял со стола кувшин. Наполнил глиняный стаканчик хмельным олусом и залпом опрокинул его в рот. Вытер губы рукавом куртки и глухо произнес:
   – Выжженные рты, иссохшаяся кожа, вывалившиеся из орбит глаза... И эта отвратительная черная дрянь на губах. В Хлыни становится страшновато, верно?
   Диона не ответила, лишь поправила быстрым, нервным движением платок на лице. Глеб вновь наполнил стаканчик, сжал его в побелевших пальцах и хрипло проговорил:
   – Не знаю, что творится в этом проклятом городе, но я намерен это выяснить! И не завтра, а сегодня!
   – Как? – робко спросила Диона.
   Глеб усмехнулся и холодно ответил:
   – Наведаюсь к Баве Прибытку. – Он выплеснул олус в рот и медленно облизнул губы.
   Диона бесшумно вздохнула и спросила тихим, едва слышным голосом:
   – Глеб, ты ведь понимаешь, как это опасно?
   – Конечно. Но другого способа докопаться до правды я не вижу.
   – Но этот способ есть.
   – Что? – Глеб поднял взгляд от стакана и взглянул на Диону. – Какой?
   Диона разомкнула губы и произнесла всего одно слово:
   – Мамелфа.
   Лицо Глеба потемнело. Он дважды в жизни встречался с этой жуткой ведьмой, похищающей человеческие сердца, и предпочел бы больше не видеть ее и не слышать о ней.
   Заметив, как изменилось лицо Глеба, Диона поспешно добавила:
   – Выслушай меня, прежде чем скажешь «нет». Ты ведь знаешь, что дом Мамелфы появляется из ниоткуда и исчезает в никуда.
   – Я видел, как это бывает, – дрогнувшим голосом проговорил Глеб. – Чертова избушка просто растворилась в воздухе, оставив после себя выжженную пустошь. Там даже трава не росла.
   – Все это так, – кивнула Диона. – Но я... – Она замолчала, словно набиралась духу для того, чтобы закончить фразу, и быстро договорила: – Я знаю, как вызвать Мамелфу.
   Глиняный стаканчик с хрустом раскололся в пятерне Глеба.
   – Диона, – медленно начал он, сверкая глазами, – я...
   – Подожди, Глеб, – оборвала она. – Не горячись. Мамелфа знает все и обо всем. Для нее не существует вопросов, на которые она не смогла бы ответить. Что нам мешает встретиться с ней?
   Глеб скрипнул зубами и отчеканил:
   – Я скорее суну голову в пылающий очаг. Один взгляд этой твари разъедает душу сильнее, чем грязь из голодной прогалины.
   – Но у нас нет другого способа, – тихо возразила Диона.
   Глеб мотнул головой:
   – Я так не думаю. Я припру Баву к стене и заставлю его обо всем рассказать.
   Диона сжала в пальцах рукавицу и покачала головой.
   – Ты не вернешься оттуда, Глеб.
   – Глупости, – небрежно проговорил он. – Эти ребята не ожидают, что я снова к ним заявлюсь. Я застану их врасплох.
   Диона поднялась с лавки.
   – Мне пора, Глеб. Не провожай меня.
   – Как? – проговорил он удивленно. – Разве ты не останешься?
   – Не хочу быть тебе обузой. И не хочу торчать в этой комнате, пока ты ходишь в гости к Баве.
   – Но в городе опасно!
   – Не опаснее, чем в твоей каморке, Глеб.
   Он глянул на Диону исподлобья и отрывисто спросил:
   – Где мне тебя найти?
   – Я сама тебя найду. Прощай, Глеб. Пусть светлые боги Семаргл и Хорс помогут тебе.
   Диона повернулась, стремительно вышла из комнаты и быстро зашагала по коридору, опасаясь, что Глеб кинется за ней вслед. Но опасения ее оказались напрасными. Глеб не вышел из комнаты.
   Когда Диона проходила мимо стойки целовальника, молодой купец повернулся к ней и весело проговорил:
   – Эй, красавица! Не хочешь развлечься?
   Диона остановилась и открыла ему свое лицо. Купец издал горлом сдавленный звук и слегка побледнел.
   – Ну? – спросила Диона. – Ты все еще хочешь со мной развлечься?
   – Ступай от меня прочь, нелюдь! – хрипло пробормотал купец и осенил себя знаком против нечистых сил.
   Диона усмехнулась, снова закрыла лицо платком и быстро зашагала к двери, ведущей на улицу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация