А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Посланники тьмы" (страница 11)

   5

   Глеб проспал до вечера. Проснувшись и не обнаружив Диону в постели, он приподнял с подушки голову и негромко позвал:
   – Диона! Милая, где ты?
   Ответа не последовало.
   – Диона! – снова позвал он, чуть повысив голос.
   Протерев глаза, Глеб огляделся. Дионы в комнате не было. Ее одежды тоже. В груди у Глеба засаднила, заухала жутковатая пустота.
   – Ушла, – тихо пробормотал он. – Так я и знал.
   Глеб, не глядя, сгреб с комода коробку с самокрутками, вытряхнул одну и вставил в рот. Он чувствовал раздражение и досаду. Выходит, он был прав, когда предполагал, что время, проведенное с Белозором, не прошло для Дионы даром. Она и впрямь изменилась. Только вот далеко не в лучшую сторону.
   Глеб прикурил от зажигалки и мрачно усмехнулся.
   Что ж, этого и следовало ожидать. А он-то идиот, разнюнился. Размяк. Рассопливился. Почувствовал себя нормальным человеком. Еще чуть-чуть, и предложил бы ей «руку и сердце».
   Слава богам, ее уход все расставил по своим местам. Диона вернулась к Белозору, это факт. Винить ее за это, конечно же, не стоит. Какого черта ей связывать свою жизнь с человеком, за которым охотятся и княжьи псы, и дикари Бавы Прибытка, и еще черт знает кто?
   А Белозор Баска – красавец! Баловень жизни и фактический хозяин города. Ему подвластно все вокруг.
   Одно непонятно: зачем она приходила к Глебу? Из жалости? Из любопытства?.. А может быть, хотела сравнить его с Белозором? Если так, то выбор явно оказался не в его пользу.
   Чертовы бабы!
   Глеб повернулся и вмял окурок в оловянное блюдечко, стоявшее на комоде. Взгляд его упал на небольшой полотняный мешочек. «Что еще за новости?» – нахмурившись, подумал он.
   Ослабив тесьму, стягивающую горловину мешочка, Глеб сунул внутрь палец и еще до того, как вынул его обратно, понял, что сейчас увидит. Бурая пыль. Ну, конечно!
   «Откупилась! – с холодной усмешкой подумал Глеб. – Пожалуй, это первый раз, когда женщина платит мне за оказанные услуги».
   Он сжал мешочек с бурой пылью в пятерне и хотел запустить им в стену, но боль, пронзившая раненое плечо, заставила его одуматься. Что ж, у него нет Дионы. Но у него есть бурая пыль.
   – Нет худа без добра, – пробормотал Глеб сквозь стиснутые зубы и холодно рассмеялся.
* * *
   Ночь выдалась морозной. Шагая по темной улице и небрежно отбиваясь подобранной палкой от бродячих собак, Глеб думал о нескольких вещах сразу. Вернее, думал он о ходоке Дивляне, но где-то там, на периферии сознания, все время крутилась мысль о Дионе, о ее странном посещении и не менее странном уходе.
   Свободная рука Глеба, опущенная в карман, сжимала мешочек с бурой пылью.
   – Эй, касатик! – услышал он вдруг старческий голос.
   Глеб остановился и повернул голову на голос. В паре шагов от него стояла низенькая, тощая старуха с сучковатой палкой в руке.
   – Тебе чего? – грубо осведомился Глеб.
   – Не поможешь ли?
   – В чем?
   Старуха сделала шажок к Глебу, улыбнулась и сказала:
   – Бабкой Потворой меня кличут.
   – Вот как? И чего тебе нужно, бабка Потвора?
   Старуха быстро огляделась по сторонам, вытянула голову к Глебу и проговорила хриплым шепотом:
   – Девка нужна?
   – Девка? – Глеб прищурил недобрые глаза. – Так ты сводня? – догадался он.
   Старуха ухмыльнулась.
   – Можно и так сказать. Я в Хлыни всех девок знаю, касатик. Любую могу сосватать. А коли не хочешь свататься, то могу и так привести. Времена нынче тяжелые да голодные, а кушать хочется всем.
   – Прости, бабуля, но мне сейчас не до девок.
   Глеб хотел пройти мимо, но старуха преградила ему дорогу и торопливо произнесла:
   – Не хочешь девку, так дай погадаю!
   – Не хочу я твоего гадания, – раздраженно проговорил Глеб. – Дай пройти.
   Однако старуха оказалась стойкой.
   – Тогда помоги, чем можешь, – сказала она требовательным голосом. И добавила, сменив тон на елейный: – Всю ночь за тебя буду молиться, касатик! Все коленки сотру, а вымолю у богов для тебя удачу!
   – Ты настоящая заноза, – с усмешкой проговорил Глеб. Он достал из кармана кошель, вынул медяшку и протянул старухе. – Держи.
   Бабка Потвора протянула узловатые пальцы и вдруг схватила Глеба за запястье, да так крепко, что он едва не вскрикнул от боли.
   За спиной у Глеба раздался шорох. Он оглянулся, но в ту же секунду в глазах у него вспыхнуло, и мир вокруг стал стремительно темнеть.
   – Прости, касатик, – прозвучал в его угасающем сознании насмешливый голос старухи. – Времена нынче тяжелые, а кушать хочется всем.
   Последнее, что Глеб увидел перед тем, как потерять сознание, это две обветренные, морщинистые рожи, склонившиеся над ним. Последнее, что почувствовал, – то, как чьи-то ловкие пальцы умело обыскивают его карманы.
   ...Придя в себя, Глеб приподнял ушибленную голову и зашипел от боли. Затем осторожным движением ощупал затылок, пытаясь оценить «масштаб разрушений». Шишка была внушительная, и ссадина довольно глубокая, однако череп был цел, а это главное.
   Глеб сел на снегу. Подрагивающими пальцами вынул из кармана охотничьей куртки берестяную коробку с самокрутками, достал одну и сунул в рот. Посидел так немного, посасывая незажженную самокрутку и постепенно приходя в себя. Затем, борясь с головокружением, поднялся на ноги.
   Осмотрел пояс, кобуру и ножны. К удивлению Глеба, меч и ольстра были на месте. Видимо, грабители побоялись к ним прикасаться, посчитав их нечистыми, заговоренными вещами.
   – Да здравствуют язычники, – хмуро пробормотал Глеб и принялся проверять карманы.
   Мешочка с бурой пылью в кармане штанов не было. Однако воры слишком торопились и, схватив мешочек, не заметили, что тот уцепился за сухой клочок порванной оленьей кожи. От рывка мешочек порвался, и часть бурой пыли просыпалась в карман.
   Глеб осторожно и бережно сгреб остатки пыли в кучку. На ощупь получалось не больше двух щепотей. Этого должно хватить на пару-тройку хороших доз.
   Не нашли грабители и небольшой кошель, который Глеб хранил в тайном кармане, пришитом к шерстяной поддевке. Видать, сильно торопились.
   Глеб перевел дух, поднял с земли шапку и нахлобучил ее на голову. Больше никаких мыслей о Дионе! Пора заняться делом.

   6

   Ярко полыхал небольшой костерок. Вокруг него сидели на волглых бревнах, грея над огнем руки, бродяги.
   – Старики рассказывали, хорошо было в старину, – тихо сказал один. – Дешевле, сытнее, благообразнее. По деревням мужики с бабами хороводики водили. На посадах народ жирел от лени. О разбоях не слыхивали. Эх, были времена, да прошли!
   – Да-а, – вздохнул другой. – Было времечко. А нынче-то человек человеку – волк.
   – Лет через сто, чай, и людей-то нормальных не останется, – глядя на огонь, с горечью проговорил третий. – Одни убивцы да грабители.
   – Да хватит вам причитать-то! – весело сказал четвертый, совсем еще молодой парень в рваном полушубке и грязной суконной шапке, надвинутой на глаза. – На наш век добрых людей хватит, а там – хоть трава не расти.
   Парень хотел добавить еще что-то, но тяжелая рука опустилась ему на плечо, и грубоватый голос поприветствовал:
   – Здорово, Пичуга!
   Парень вздрогнул и задрал голову.
   – Первоход! – выдохнул он.
   – Он самый. Давай-ка отойдем в сторонку. Разговор есть.
   Пичуга и рад был бы не идти, но сильная рука взяла его за шиворот, поставила на ноги и увлекла за собой.
   Отведя Пичугу на десяток шагов от костра, Глеб остановился и выпустил ворот драной шубейки парня из сильных пальцев.
   Бродяга втянул голову в плечи и опасливо огляделся по сторонам, будто ожидал какого-нибудь подвоха. Затем взглянул на Глеба и сказал:
   – Давненько тебя не было в наших краях.
   – Да, – согласился Глеб. – Пришлось попутешествовать. Ну, а как ты? Все нищенствуешь?
   Пичуга усмехнулся:
   – А куда ж я денусь.
   – И как заработок?
   Парень вздохнул:
   – Плохо. Народ нынче стал бедный да прижимистый. Куска хлеба не допросишься, не говоря про медяшку.
   – Не прибедняйся, Пичуга, – с сухой усмешкой проговорил Глеб. – У тебя дела идут неплохо даже в голодную пору.
   – С чего это ты взял? – насторожился бродяга.
   – Да нога у тебя, я вижу, новая.
   Пичуга покосился на свою деревянную ногу и сказал оправдывающимся голосом:
   – То мне плотник Шкряба за бесценок сладил.
   – Да ну? – Глеб хмыкнул. – За бесценок? И чего это он стал такой добрый?
   – Так ведь задолжал он мне, – развязно сообщил Пичуга. – Еще с тучных времен. Вот деревяшкой и откупился.
   Глеб сдвинул шапку на затылок и, насмешливо прищурившись, вгляделся в лицо бродяги.
   – Значит, ты теперь в этой части города пажити объедаешь, – скорее констатировал, чем спросил он. – И давно ли?
   – Да уж с месяц. А что?
   – Ничего. Дивляна-ходока знал?
   Пичуга задумался – по всей видимости, решая, что будет выгодней, сказать правду или соврать. В конце концов решил, что правда может принести бо́льшую прибыль, чем ложь, и кивнул.
   – Ну, знал. А ты почему спрашиваешь?
   – Он на постоялом дворе у Дулея Кривого обитался, так?
   – Ну, так. А тебе зачем...
   – Один?
   – Чего? – не понял Пичуга.
   – Один, говорю, обитался или с кем-то?
   Бродяга наморщил лоб и пожал плечами:
   – Да не помню я. А что стряслось-то? На что тебе Дивлян?
   – Дивлян мне не нужен, – сказал Глеб. – Мне нужен тот, с кем он делил кров. А теперь отвечай мне, Пичуга, и помни, что от твоего ответа будет зависеть твоя жизнь. Сегодня я очень злой, а когда я злой, то не ведаю, что творю, и легко могу спутать человека с упырем. Ты ведь знаешь, что я делаю с упырями?
   Пичуга опасливо поежился.
   – Да это каждый в Хлыни знает. Говорят, ты убил упырей и оборотней больше, чем все другие ходоки, вместе взятые.
   – Верно, – кивнул Глеб. – Помни об этом и отвечай мне: с кем жил Дивлян?
   Пичуга несколько секунд молчал, обдумывая дальнейшую линию поведения, и потом стрельнул на Глеба лукавым взглядом и сказал:
   – Да ведь я не знаю, как его зовут. Я и видел-то его всего раз. Седмицы две назад, около полуночи. Он вошел в дом вместе с Дивляном, а обратно так и не вышел.
   – Ты в этом уверен?
   – Ну да. А что тут такого-то? Дулей цены за постой не сложит. Многие бродяги снимают у него комнаты в складчину. Вот и Дивлян нашел себе товарища.
   – Понимаю, – кивнул Глеб. – И как он выглядел?
   – Кто?
   – Тот, кто вошел в дом с Дивляном.
   – Ну... – Пичуга пожал плечами. – Да обычно. Росту был такого же, как Дивлян, и походка у него была похожая. Одет был в коричневый кафтан, а шапку натянул на самые глаза. Ах да, сапоги у него были новые, яловые. Очень добротные и дорогие сапоги.
   – Сапоги, говоришь? Гм... И кто же тут мог сладить такие сапоги?
   Пичуга ненадолго задумался, после чего изрек:
   – Нынче из всех обувщиков, ладящих дорогую обувь, уцелели всего двое. Кряж и Мойша-жидовин. Кряж болен и не ладил обувку уже с месяц. Остается Мойша-жидовин. У него лавка рядом с торжком, за грязной канавой. Там он шьет обувь и там же ее продает.
   – Ясно. – Глеб наморщил лоб. – Ладно. Ты тут поглядывай. Если еще раз увидишь того парня в «княжьих сапогах», свистни мне. Понял?
   – Понял-понял, – небрежно проговорил Пичуга. – Только вот что я с этого буду иметь?
   – Если благодаря тебе я отыщу этого парня, получишь серебряный дирхем, – пообещал Глеб.
   Пичуга облизнул губы и с усмешкой проговорил:
   – Врешь ты, ходок. У тебя больше нет дирхемов.
   – Правда? А ты откуда знаешь?
   – Э-э...
   Глеб сгреб нищего за грудки, встряхнул и гневно проговорил:
   – Кто меня ограбил? Ну!
   – Это пришлые, – испуганно пробормотал Пичуга. – Из Повалихинских земель. Племянник бабки Потворы и его дружки.
   – Какого черта они делают в Хлыни?
   – Здесь хоть как-то можно заработать себе на еству.
   – Избивая и грабя прохожих?
   – Хоть бы и так. В Повалихе люди по улицам уже не ходят. Сидят по избам и пухнут с голоду.
   Глеб выпустил Пичугу.
   – Развелось сброда, – проворчал он в сердцах. – Проходу от этой шушеры нет. О нашем с тобой разговоре никому. Понял?
   – Как не понять.
   – Ну, ступай.
   – Угу, – кивнул Пичуга. Он развернулся и потопал к костру, но, отошедши на пару шагов, остановился и, обернувшись, спросил: – Слышь, Первоход, а коли еще что разузнаю – как мне тебя найти?
   – Никак, – отозвался Глеб. – Я сам тебя разыщу.
   – Ну да, ну да, – покивал бродяга, повернулся и снова затопал к уютно горящему в синей ночной мгле костру.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация