А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Стрельба по тарелкам (сборник)" (страница 15)

   – И чего ты хочешь? – спросил Будкин сухо.
   – Просто не мешайте нам. Мы арестуем шпиона и улетим. И никогда больше вас не потревожим. Ну, разве лет через пятьсот, когда вы дорастете до социализма – тогда мы вам поможем его построить.
   – Скотина, значит, общая… – протянул Будкин. – У богатых все отнять и раздать бедным…
   – Социализм – это торжество справедливости, – сказал зеленый проникновенно. – У нас все делится на всех, никто не может быть богаче других. Полное равенство, у всех одинаковая зарплата, и никто не останется голодным. Здорово, правда?
   – Офигенно, – кивнул Будкин. – Я это так понимаю: у вас полдеревни самогонку хлещет, а остальные полдеревни за двоих вкалывают? Был у нас такой социализм, проходили.
   Зеленый ошалело захлопал своими глазищами. Видимо, оказался не готов к ответу.
   – Давай ближе к делу, майор. Чего вы нам дадите, если мы не станем вмешиваться?
   Зеленый очень по-человечески почесал в затылке.
   – Видите ли, мужики… – сказал он после короткого раздумья. – Я бы вам, конечно, подбросил чего-нибудь. Но со мной еще два майора КГБ, и они этого не поймут. Мы поддерживаем только миры победившего социализма. А у вас тут, считайте, первобытно-общинный строй. Можем как договориться… Вы ведь здесь самые страшные, отважные и непобедимые, да? Значит, вы сейчас быстренько образуете социалистическую партию, она захватит планету и провозгласит на ней власть рабочих и крестьян…
   – Погоди-погоди, – перебил Будкин. – У нас с тех пор, как деньги кончились, и так вся планета – сплошь рабочие да крестьяне. Торговцы еще, они товары перевозят туда-сюда. Ну и мастера есть, конечно. Это такие люди, кто лучше всех свое дело знает – у кого свечной заводик, у кого мельница там, пекарня…
   – Торговать может только государство, – терпеливо объяснил зеленый. – И заводики, мельницы, пекарни должны быть государственными. Государство устанавливает план, сколько произвести товаров, сколько вырастить еды, сколько чего и кому продать.
   – Ах, значит, план… Государство… Это мне городские указывать будут, как я пахать и сеять должен?
   – А ты думал? Зачем еще устанавливать власть рабочих и крестьян? Чтобы создать рабоче-крестьянское государство! И вести плановое хозяйство! Без плана ничего не получится. Ох, ну и дикий же вы народ…
   – Знаешь, что, майор КГБ… – произнес Будкин медленно. – А лети-ка ты, чувак, подобру-поздорову на фиг. Все отсюда летите.
   – Без шпиона не могу, – отрезал зеленый.
   – Можешь, – заверил его Будкин. – И ты, и шпион твой ненаглядный, вы все можете. В особенности – лететь отсюда. На фиг!
   С этими словами он шагнул было к зеленому, но тут в небе зажужжало, загрохотало, взревело, и на другой край поля, разметав во все стороны землю с картофельными клубнями, хлопнулась еще одна тарелка.
   Хитрый Варыхан и так уже лежал, Шапа с Будкиным тоже упали, спасаясь от летящей над головой картошки.
   Новая тарелка размером превосходила обе предыдущие. Крашена была пополам в черный и белый цвета и с башней грибком.
   С этого-то грибка и сорвался вдруг огненный луч, да как шарахнул в сторону пушки – вжж-бах! Перед орудием взметнулся столб земли, опять полетела по небу картошка.
   Шапу и Варыхана уговаривать не пришлось, они на четвереньках скакнули к станинам и проворно развернули сорокапятку на врага. Будкин почти не глядя потянулся, дернул спуск, пушка оглушительно жахнула. Именно жахнула, другого слова не подберешь. А потом раздалось громкое «бамс!», словно молотком в кастрюлю.
   Варыхан прыгнул к ящику, а там уже зеленый майор КГБ как-то умудрился поставить на попа новый снаряд, подпер его хилым плечиком и теперь сноровисто обтирал ветошью.
   Будкин, глядя в ствол, орал Шапе, куда наводить.
   Черно-белая тарелка выстрелила снова, теперь с перелетом. Луч прошел над щитком орудия, угодил на дальнем краю поля в разваленный амбар без крыши и окончательно разметал его.
   – В вилку берут, гады! Варыхан, снаряд! Выстрел!
   Ж-жах! Хрясь! То ли повезло, то ли на таком расстоянии и не могло не повезти, но вторая болванка въехала черно-белой тарелке точнехонько по башне-грибку. Раздался такой звон, что больно стало даже ушам, заложенным от стрельбы… И все стихло.
   Новый снаряд зарядить не успели – в борту тарелки открылась дверца, из нее выскочили двое и завизжали на непонятном языке:
   – Да вы чё – с ума посходили?! Да вы ваще!!! В натуре!!!
   – Сами вы с ума посходили! – рявкнул Будкин в ответ.
   – Да они и есть психи, – подсказал зеленый майор. – Либералы, чего ты хочешь.
   – Цыц! – приказал Будкин. – Эй, вы, двое! Идите сюда оба! Иначе стреляю!
   – Не надо! Идем уже, идем, только не стреляй!
   Две фигурки вприпрыжку поскакали к пушке.
   – А кто такие либералы? – спросил Варыхан у майора.
   – Психи, – объяснил тот.
   – Без тебя догадались, – сказал Будкин, вставая из-за щитка. На всякий случай он подобрал с земли ружье, отряхнул его и взял наперевес.
   Подбежавшие к пушке инопланетяне смахивали на зеленого майора, но выглядели при этом страннее странного. Оба в черно-белых комбинезонах, только у одного морда как снег, и наполовину замазанная черным, а у другого угольная, и тоже на полфизиономии пятно белой краски.
   – Ага, и ты здесь, коммуняка, – сказал черный майору. – Сейчас мы с этими разберемся и тебе устроим дружбу народов в полный рост.
   – Пошел в задницу, чурка, – отозвался майор с достинством. – Вчера с дерева слез, а понтов-то, понтов…
   Черный кинулся было на майора с кулаками, но Шапа ухватил его за шиворот и одним движением поставил на место.
   Майор гордо приосанился.
   Белый тем временем наседал на Будкина, снизу вверх, но так нахраписто, будто ростом вышел.
   – Ты нам линзу разбил! – орал он. – Вывел из строя лазер! Мы на тебя подадим в Галактический Трибунал за порчу имущества! У нас знаешь, какие адвокаты?! Всю твою драную планету засудят!
   Будкин, хоть и при ружье, невольно сделал шаг назад. И тут в разговор вступил Шапа. Недолго думая, он взял, да заехал белому легонько в лоб. Со лба посыпалась краска, белый ойкнул и сел. Шапа повернулся к черному.
   – Я все понял, брат, – поспешно сказал тот. – Никаких проблем, брат.
   – Ты кого братом назвал, чурбан нерусский?.. – осведомился Шапа, занося кулак.
   – Нет-нет-нет! – протараторил черный и на всякий случай тоже сел.
   Варыхан оглядел собравшуюся вокруг пушки компанию, бросил взгляд на тарелку, где благоразумно прятался Хрю, и заключил:
   – Прямо как в городе, полный интернационал. Кого хочешь, того бей. Ну, кого первого будем?..
   – Так нечестно, вы сильнее! – заявил белый, держась обеими руками за голову.
   – Мы не сильнее, это вы сильнее, вон у вас какая техника. Просто мы не боимся вас ни фига. А кто не боится, тот и самый страшный! Тот и бьет!
   – Погоди, Варыхан, – попросил Будкин. – Надо их допросить сначала, а то я уже ничего не понимаю. Ты лучше пока еще ящик принеси, и пускай майор снарядами займется, раз ему нравится. Объявляю тебе, майор, благодарность от имени трудового крестьянства за помощь в бою.
   Майор вытянулся в струнку и щелкнул каблуками. Глаза у него так и бегали, он явно прикидывал, как теперь обратить свой подвиг на службу окончательной победе социализма.
   – Вы кто такие, чудики? – спросил Будкин новоприбывших.
   – Мы – либералы! – хором доложили те. – Мы несем по Вселенной знамя свободы! Да здравствует свобода – экономическая, политическая, свобода верить во что угодно, говорить что угодно и быть таким, каким хочется! Ура!
   Будкин от изумления даже ружье опустил и растерянно оглянулся на Шапу.
   – Просто как у нас в деревне, – кивнул тот. – Один в один.
   – Ну здрасте, братья по разуму… – неуверенно приветствовал либералов Будкин. – Мы здесь тоже, так сказать, всем народом за свободу…
   – Прекрасно! – возликовал белый, все еще держась за голову. – Значит, мы легко найдем общий язык! Свободный гражданин всегда поймет свободного!
   – Ага, должно быть так… А вы по нам, толком не познакомившись, – лазером. Нехорошо, ребята. Вы военные, что ли?
   – Мы – торговые агенты Свободной Республики, – ответил белый. – Назовите свою цену, попробуем договориться.
   – Ни фига себе торговцы… – изумился Варыхан, подходя с ящиком на плече. – Только прилетели, и стрелять… У нас за это, знаешь ли, сначала рыло начистят, а потом товар отнимут.
   – Мы же не знали, что у вас орудие такое мощное, – объяснил белый. – Мы всегда начинаем торговые контакты со стрельбы, это полезно для бизнеса. Ну, извините, ошибочка вышла.
   – И о какой цене ты говорил? – поинтересовался Будкин.
   – О цене за содействие. Имперский шпион украл у социалистов одну вещь, которая нас интересует. Помогите ее достать, и не пожалеете.
   – Помогите лучше нам! – воскликнул майор. – За это мы поможем вам установить социализм в кратчайшие сроки! Я добьюсь, чтобы уже через год здесь высадился десант агитаторов-пропагандистов и партийных инструкторов! Мы сделаем вас счастливыми! Мужики, вот вы трое будете секретарями райкомов! Это офигенно – быть секретарем райкома! Товарищ Будкин, ты представь, целый район – твой! И все тебя слушаются! Приказал, когда пахать, – все пашут. Приказал, когда сеять, – все сеют. А кто против, ты только стукни в КГБ, и…
   – Тамбовский волк тебе товарищ, – хмуро отозвался Будкин. – У нас и так все знают, когда пахать. Эй, вы, двое. А вам зачем капсула? Кому ее перепродать думаете?
   – А-а, ты знаешь про энергетическую капсулу! – обрадовался белый. – Нам она нужна самим. Мы дадим свободу всем обитаемым мирам. Свергнем проклятые тоталитарные режимы! Все существа будут равноправны, и отвечать будут только перед законом. Никаких империй, никаких соцлагерей, одна вселенская либеральная республика! Мы принесем культуру свободного мира во все уголки Вселенной. И к вам тоже!
   – Морду краской мазать – это и есть ваша культура? – ввернул Варыхан.
   – Наша раса состоит из белых и чё… ну, разноцветные мы, – поправился белый. – Чтобы существам другого цвета было не обидно, мы мажем лица краской. Так мы устраняем злобу и зависть, сливаемся в единое общество. Иначе белым будет стыдно, что они не черные, и наоборот. А у нас – равенство!
   – И у этих все равны, кругом все равны, да что ж за напасть… – буркнул Шапа.
   – Минуточку, минуточку, – Будкин присел на корточки перед белым и уставился ему прямо в глаза. – То есть я, по-твоему, должен стыдиться того, что белобрысый? – он подергал себя за спутанные светлые лохмы. – А Варыхан – того, что чернявый? А уж как хачикам с рынка должно быть стыдно…
   – Хачикам должно быть стыдно! – ввернул Варыхан. – Обдиралы несчастные.
   – Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого, – терпеливо объяснил белый. – Чужую свободу ущемлять нельзя, это незаконно. Чтобы все были свободны в равной степени, нужно объединить расы и культуры. Надо достичь полного взаимопроникновения!
   – Это в смысле, я должен бросить пить, начать курить дурь и лезгинку танцевать?
   – Гы-гы-гы!!! – Шапа давно уже сдерживался с трудом, но тут его прорвало, и он принялся ржать.
   – …И жениться на Карине, что рыбой торгует, – подсказал Варыхан. – Можно ее второй женой взять, у нас культура есть, которая это позволяет. У нас тут до фига культур!
   – А Карина ничего, кстати, – вспомнил Будкин.
   – Очень даже ничего. Но ты, Вася, слишком русский для многоженства. А вот у меня дедушка татарин, и я по идее…
   – Да кого вы слушаете, мужики! – взмолился Шапа. – Давайте им просто по мордасам настучим, и пускай валят отсюда. Эй, ты куда, я тебя не отпускал!
   – А ну вас в задницу, – буркнул через плечо черный, уходя по борозде к своей тарелке. – Я так и знал, что вы расисты!
   Белый поднялся на ноги и, держась одной рукой за голову, простер другую к Будкину.
   – Что за глупый спор! – воскликнул он. – Отринем условности, забудем идейные разногласия! Во имя идеалов либерализма я готов вести дела с кем угодно. Бизнес есть бизнес. Господа и товарищи, скажу честно, я тоже расист! Терпеть не могу черномазых! Они сами такие расисты, каких свет не видывал! Да и хрен с ними. Товарищ майор! И вы, господа крестьяне! Назовите свою цену – и пойдемте выковыривать шпиона из его корабля. Добудьте мне капсулу, и вы не пожалеете! Я сделаю так, что вы будете купаться в роскоши. Сможете купить себе по планете и устроить там хоть социализм, хоть каннибализм!
   Будкин глядел на белого, разинув рот. Рядом застыли Варыхан и Шапа.
   Чавкнул люк тарелки Хрю, высунулась синяя физиономия.
   – Не слушайте его, он вас надует! – крикнул Хрю. – Он же торговец! Он специально обучен пудрить мозги!
   – Заткнись, имперский педрила! – рявкнули хором белый и майор.
   Хрю поспешно спрятался.
   – Ведь вы меня понимаете, товарищ майор? – спросил белый, заглядывая в лицо зеленому. – Неужели вам не надоело жить в нищете и среди нищих?
   – У меня на корабле еще два майора КГБ, – ответил тот неуверенно. – Им все это очень не понравится.
   – О, не волнуйтесь, моего предложения хватит на троих… А вы, господа крестьяне, меня понимаете? – спросил белый проникновенно.
   Перед внутренним взором Будкина пролетали картинки одна соблазнительней другой. Все, о чем он только удосужился когда-то мечтать, слилось в разноцветный поток соблазнов.
   Это было как-то странно и не к месту. Не о том стоило думать сейчас. Будкин встряхнулся, отгоняя наваждение. Справа и слева точно так же замотали головами Шапа и Варыхан.
   – Знаешь, Вася, я передумал… – прошипел Варыхан зловеще. – Не надо нам синего, пускай убирается восвояси. Мы этого белого себе оставим, с ним будем на рынок ездить. Он там цены собьет вообще до нуля.
   Белый опасливо попятился.
   – Куда… – лениво протянул Шапа, подтягивая рукава.
   – Летите, – сказал Будкин негромко. – Летите все отсюда, пока живы.
   Белый, продолжая отступать задом, развел руками.
   – Бизнес есть бизнес, не обессудьте, стараемся, как можем, – сказал он. – Мое предложение остается в силе. Звоните по внутригалактическому 8-800-NO-PROBLEMS, первая минута разговора бесплатна…
   Тут не выдержал Шапа. Невнятно рыча, он прыгнул к белому. Тот повернулся, думая броситься наутек. Мощнейший пинок под зад оторвал белого от земли и запустил далеко вперед по пологой траектории.
   – Красота, – заявил кто-то рядом с Будкиным. – А теперь мы спокойно все обсудим, товарищ. Я тут подумал, может, вы и правда не готовы к социализму. Ну и не надо. Зато мы могли бы организовать поставку оружия…
   – Тебе сказано было лететь?! – взъярился Будкин, оборачиваясь к майору. – Лети, гнида!!!
   Майор попытался увернуться, но Будкин ухватил его за шкирку и легко метнул над полем. Зеленый, смешно растопырив ручки-ножки, полетел по воздуху, упал в борозду и, не вставая, побежал на четвереньках к своей тарелке.
   – Это наша земля! – крикнул Будкин. – И мы тут главные негодяи! И никто не страшнее нас! Это мы страшнее всех! И если мы говорим лететь, то все летят на фиг! Через минуту открываю огонь!
   – Тогда, может, не улетят, вдруг попортим, – сказал Варыхан тихонько.
   – Улетят, – заверил его Будкин. – Но пинка хорошего получат.
   Он присел к орудию и положил руку на затвор. Ласково погладил его.
   Позади раздался гул. Тарелка Хрю судорожно задергалась, пытаясь вырвать из картофельного поля глубоко в него ушедшие посадочные ноги.
   – Сообразительный педрила, – одобрил Будкин.
   Впереди белый карабкался в свою тарелку, изнутри его тянули за шиворот. Белый визжал, что всех засудит в Галактическом Трибунале, и чужих, и своих. Наконец его втянули в корабль и захлопнули дверцу.
   – За Родину! По либеральной сволочи прямой наводкой – огонь! – сам себе приказал Будкин и рванул спуск.
   Пушка жахнула, опять заложило уши. И тут же колокольным звоном отозвалась тарелка либералов, едва успевшая приподняться на метр над землей. Удар пришелся по касательной, корабль закрутило на месте, он подпрыгнул и юлой ввинтился в небо, раз – и нету.
   – Варыхан, снаряд! – проорал Будкин, сам себя плохо слыша. – Шапа! Разворачивай!
   Майор КГБ скакал на четвереньках вверх по аппарели. Чавкнул, закрываясь, люк. Тарелка мелко завибрировала, собираясь взлететь.
   – За Родину! По социалистической сволочи – огонь!
   Маленький, но злой снарядик треснул инопланетный корабль в борт словно кувалдой. Густо сыпанули искры, тарелку аж переставило над полем, она затряслась и нелепыми прыжками поскакала вдаль. Поломала кусты, плюхнулась в озерцо, отскочила от его поверхности, будто мячик, и наконец, опомнившись от удара, ушла ввверх. Исчезла.
   Тарелка Хрю все дергалась, никак не могла вырвать ноги из земли. Будкин заглянул в ствол и навел орудие, как в первый раз – под башню.
   – За Родину! По имперской сволочи – огонь!
   Бамс! Сноп искр, хлопья окалины во все стороны. Маленькую тарелку снаряд тоже не пробил, но удар железной колотушки приподнял ее ближний край, наконец-то выскочили из земли опоры. Мужики обалдело следили, как тарелка Хрю катится по полю на ребре, медленно отрывается от земли и так, перекошенная, взлетает. И тоже исчезает.
   Шапа сел на станину, поковырял пальцем в ухе, закурил. Будкин стоял, глядя в небеса. Варыхан полез за пазуху и вытащил початую бутылку, заткнутую тряпкой.
   Будкин обернулся к мужикам.
   – Ну, теперь самое время.
   По очереди отхлебнули из бутылки и занюхали рукавом Варыхана – он вчера дизель чинил, испачкался в солидоле.
   Заговорили наперебой, очень громко, потому что в ушах еще звенело – а ты видал, а ты заметил, а как мы ее, а как она…
   Потом одновременно утихли и задумались.
   – А чего ты про имперскую сволочь-то?.. – спросил Варыхан у Будкина. – У них хотя бы скотина не общая. И стесняться цвета морды вроде не надо.
   – Да понимаешь… Мы пока чинились, я этого Хрю расспрашивал, откуда берутся империи. И он мне очень спокойно все растолковал. Из завоеванных народов империи собираются по кусочкам. Либо сам присоединишься, либо тебя силой присоединят. И еще скажут, что тебе так лучше будет. Может, конечно, и лучше, но… У нас уже была империя, хватит, наигрались.
   – Угу, – кивнул согласно Шапа.
   – Ну и ладно, – сказал Варыхан, затыкая бутылку тряпкой. – Ну их на фиг всех. Сами как-нибудь. Об одном жалею, что не полез вместо тебя чинить тарелку. Я бы там…
   – Чего ты там? – Будкин прищурился.
   – Ну, ты понял.
   Будкин опустил руку в карман. Вытащил сжатый кулак.
   – Ты ведь у своих не тащишь, правда, Стас? Вот и я – у своих.
   Он разжал кулак, и Шапа с Варыханом громко столкнулись лбами над его рукой. На ладони Будкина лежала прозрачная капсула, в которой горело маленькое теплое солнышко. Из капсулы торчали два контакта в аккуратных белых чехольчиках.
   Будкин подождал пару секнуд, потом убрал добычу в карман обратно.
   – Как?.. – только и спросил Варыхан.
   – Да я в тарелке огляделся и сразу понял, где самое интересное заныкано. В ящике для мусора. А я как раз туда ломаные детали кидал, ну и незаметно рукой по донышку пошарил. Там много чего было, я эту штуковину не глядя прихватил, потому что маленькая… Опыта у них нет, одно слово – нерусские. Знамо дело, этот Хрю никогда от жены самогонку не прятал!
   Шапа тяжело хлопнул Будкина по плечу. Тот усмехнулся и сказал:
   – Ну, поехали, что ли. Строить полегоньку нормальную свободную жизнь.
   Подогнали мотоблок, собрали в прицеп вещички, привязали сзади пушку и медленно тронулись по борозде, отхлебывая по чуть-чуть из бутылки и занюхивая рукавом.
   Поехали.
* * *
   Мотоблок с пушкой на буксире уже скрылся из вида, когда посреди картофельного поля очень тихо и аккуратно приземлилась еще одна тарелка. Из нее толпой высыпали малюсенькие гуманоиды, все, как один, желтые.
   И бросились с нечеловеческой скоростью копать картошку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация