А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Страж-птица" (страница 1)

   Роберт Шекли
   Страж-птица

   Когда Гелсен вошел, остальные изготовители страж-птиц были уже в сборе. Кроме него, их было шестеро, и комнату затянуло синим дымом дорогих сигар.
   – А, Чарли! – окликнул кто-то, когда он стал на пороге.
   Другие тоже отвлеклись от разговора – ровно настолько, чтобы небрежно кивнуть ему или приветственно махнуть рукой. Коль скоро ты фабрикуешь страж-птицу, ты становишься одним из фабрикантов спасения, с кривой усмешкой сказал он себе. Весьма избранное общество. Если желаешь спасать род людской, изволь сперва получить государственный подряд.
   – Представитель президента еще не пришел, – сказал Гелсену один из собравшихся. – Он будет с минуты на минуту.
   – Нам дают зеленую улицу, – сказал другой.
   – Отлично.
   Гелсен сел поближе к двери и оглядел комнату. Это походило на торжественное собрание или на слет бойскаутов. Всего шесть человек, но эти шестеро брали не числом, а толщиной и весом. Председатель Южной объединенной компании во все горло разглагольствовал о неслыханной прочности страж-птицы. Два его слушателя, тоже председатели компаний, широко улыбались, кивали, один пытался вставить словечко о том, что показали проведенные им испытания страж-птицы на находчивость, другой толковал о новом перезаряжающем устройстве.
   Остальные трое, сойдясь отдельным кружком, видимо, тоже пели хвалу страж-птице.
   Все они были важные, солидные, держались очень прямо, как подобает спасителям человечества. Гелсену это не показалось смешным. Еще несколько дней назад он и сам чувствовал себя спасителем. Этакое воплощение святости, с брюшком и уже немного плешивое.
   Он вздохнул и закурил сигарету. Вначале и он был таким же восторженным сторонником нового проекта, как остальные. Он вспомнил, как говорил тогда Макинтайру, своему главному инженеру: «Начинается новая эпоха, Мак. Страж-птица решает все». И Макинтайр сосредоточенно кивал – еще один новообращенный.
   Тогда казалось – это великолепно! Найдено простое и надежное решение одной из сложнейших задач, стоящих перед человечеством, и решение это целиком умещается в каком-нибудь фунте нержавеющего металла, кристаллов и пластмассы.
   Быть может, именно поэтому теперь Гелсена одолели сомнения. Едва ли задачи, которые терзают человечество, решаются так легко и просто. Нет, где-то тут таится подвох.
   В конце концов, убийство – проблема, старая как мир, а страж-птица – решение, которому без году неделя.
   – Джентльмены…
   Все увлеклись разговором, никто и не заметил, как вошел представитель президента, полный круглолицый человек. А теперь разом наступила тишина.
   – Джентльмены, – повторил он, – президент с согласия Конгресса предписал создать по всей стране, в каждом большом и малом городе отряды страж-птиц.
   Раздался дружный вопль торжества. Итак, им наконец-то предоставлена возможность спасти мир, подумал Гелсен и с недоумением спросил себя, отчего же ему так тревожно.
   Он внимательно слушал представителя – тот излагал план распределения. Страна будет разделена на семь областей, каждую обязан снабжать и обслуживать один поставщик. Разумеется, это означает монополию, но иначе нельзя. Так же, как с телефонной связью, это в интересах общества. В поставках страж-птицы недопустима конкуренция. Страж-птица служит всем и каждому.
   – Президент надеется, – продолжал представитель, – что отряды страж-птиц будут введены в действие повсеместно в кратчайший срок. Вы будете в первую очередь получать стратегические металлы, рабочую силу и все, что потребуется.
   – Лично я рассчитываю выпустить первую партию не позже чем через неделю, – заявил председатель Южной объединенной компании. – У меня производство уже налажено.
   Остальные тоже не ударили в грязь лицом. У всех предприятия давным-давно подготовлены к серийному производству страж-птицы. Уже несколько месяцев, как окончательно согласованы стандарты устройства и оснащения, не хватало только последнего слова президента.
   – Превосходно, – заметил представитель. – Если так, я полагаю, мы можем… У вас вопрос?
   – Да, сэр, – сказал Гелсен. – Я хотел бы знать: мы будем выпускать теперешнюю модель?
   – Разумеется, она самая удачная.
   – У меня есть возражение.
   Гелсен встал. Собратья пронизывали его гневными взглядами. Уж не намерен ли он отодвинуть приход золотого века?!
   – В чем суть возражения? – спросил представитель президента.
   – Прежде всего позвольте заверить, что я на все сто процентов за машину, которая прекратит убийства. В такой машине давно уже назрела необходимость. Я только против того, чтобы вводить в страж-птицу самообучающееся устройство. В сущности, это значит оживить машину, дать ей что-то вроде сознания. Этого я одобрить не могу.
   – Но позвольте, мистер Гелсен, вы же сами уверяли, что без такого устройства страж-птица будет недостаточно эффективна. Тогда, по всем подсчетам, птицы смогут предотвращать только семьдесят процентов убийств.
   – Да, верно, – согласился Гелсен, ему было ужасно не по себе. Но он упрямо докончил: – А все-таки, я считаю, с точки зрения нравственной это может оказаться просто опасно – доверить машине решать человеческие дела.
   – Да бросьте вы, Гелсен, – сказал один из предпринимателей. – Ничего такого не происходит. Страж-птица только подкрепит те решения, которые приняты всеми честными людьми с незапамятных времен.
   – Думаю, вы правы, – вставил представитель президента. – Но я могу понять мистера Гелсена. Весьма прискорбно, что мы вынуждены вверять машине проблему, стоящую перед человечеством, и еще прискорбнее, что мы не в силах проводить в жизнь наши законы без помощи машины. Но не забывайте, мистер Гелсен, у нас нет иного способа остановить убийцу прежде, чем он совершит убийство. Если мы из философских соображений ограничим деятельность страж-птицы, это будет несправедливо в отношении многих и многих жертв, которые каждый год погибают от рук убийц. Вы не согласны?
   – Да в общем-то согласен, – уныло сказал Гелсен.
   Он и сам говорил себе это тысячу раз, а все же ему было неспокойно. Надо бы потолковать об этом с Макинтайром.
   Совещание кончилось, и тут он вдруг усмехнулся. Вот забавно!
   Уйма полицейских останется без работы!

   – Ну, что вы скажете? – в сердцах молвил сержант Селтрикс. – Пятнадцать лет я ловил убийц, а теперь меня заменяют машиной. – Он провел огромной красной ручищей по лбу и оперся на стол капитана. – Ай да наука!
   Двое других полицейских, в недавнем прошлом служивших по той же части, мрачно кивнули.
   – Да ты не горюй, – сказал капитан. – Мы тебя переведем в другой отдел, будешь ловить воров. Тебе понравится.
   – Не пойму я, – жалобно сказал Селтрикс. – Какая-то паршивая жестянка будет раскрывать преступления.
   – Не совсем так, – поправил капитан. – Считается, что страж-птица предотвратит преступление и не даст ему совершиться.
   – Тогда какое же это преступление? – возразил один из полицейских. – Нельзя повесить человека за убийство, покуда он никого не убил, так я говорю?
   – Не в том соль, – сказал капитан. – Считается, что страж-птица остановит человека, покуда он еще не убил.
   – Стало быть, никто его не арестует? – спросил Селтрикс.
   – Вот уж не знаю, как они думают с этим управляться, – признался капитан.
   Помолчали. Капитан зевнул и стал разглядывать свои часы.
   – Одного не пойму, – сказал Селтрикс, все еще опираясь на стол капитана. – Как они все это проделали? С чего началось?
   Капитан испытующе на него посмотрел – не насмехается ли? Газеты уже сколько месяцев трубят про этих страж-птиц. А впрочем, Селтрикс из тех парней, что в газете, кроме как в новости спорта, никуда не заглядывают.
   – Да вот, – заговорил капитан, припоминая, что он вычитал в воскресных приложениях, – эти самые ученые – они криминалисты. Значит, они изучали убийц, хотели разобраться, что в них неладно. Ну и нашли, что мозг убийцы излучает не такую волну, как у всех людей. И железы у него тоже как-то по-особому действуют. И все это как раз тогда, когда он собирается убить. Ну и вот, эти ученые смастерили такую машину – как дойдут до нее эти мозговые волны, так на ней загорается красная лампочка или вроде этого.
   – Уче-о-ные, – с горечью протянул Селтрикс.
   – Так вот, соорудили эту машину, а что с ней делать, не знают. Она огромная, с места не сдвинешь, а убийцы поблизости не так уж часто ходят, чтоб лампочка загоралась. Тогда построили аппараты поменьше и испытали в некоторых полицейских участках. По-моему, и в нашем штате испытывали. Но толку все равно было чуть. Никак не поспеть вовремя на место преступления. Вот они и смастерили страж-птицу.
   – Так уж они и остановят убийц, – недоверчиво сказал полицейский.
   – Ясно, остановят. Я читал, что показали испытания. Эти птицы чуют преступника прежде, чем он успеет убить. Налетают на него и ударяют током или вроде этого. И он уже ничего не может.
   – Так что же, капитан, отдел розыска убийц вы прикрываете? – спросил Селтрикс.
   – Ну нет. Оставлю костяк, сперва поглядим, как эти птички будут справляться.
   – Ха, костяк. Вот смех, – сказал Селтрикс.
   – Ясно, оставлю, – повторил капитан. – Сколько-то людей мне понадобится. Похоже, эти птицы могут остановить не всякого убийцу.
   – Что ж так?
   – У некоторых убийц мозги не испускают таких волн, – пояснил капитан, пытаясь припомнить, что говорилось в газетной статье. – Или, может, у них железы не так работают, или вроде этого.
   – Так это их, что ли, птицам не остановить? – из профессионального интереса полюбопытствовал Селтрикс.
   – Не знаю. Но я слыхал, эти чертовы птички устроены так, что скоро они всех убийц переловят.
   – Как же это?
   – Они учатся. Сами страж-птицы. Прямо как люди.
   – Вы что, за дурака меня считаете?
   – Вовсе нет.
   – Ладно, – сказал Селтрикс. – А свой пугач я смазывать не перестану. На всякий пожарный случай. Не больно я доверяю ученой братии.
   – Вот это правильно.
   – Птиц каких-то выдумали!
   И Селтрикс презрительно фыркнул.

   Страж-птица взмыла над городом, медленно описывая плавную дугу. Алюминиевое тело поблескивало в лучах утреннего солнца, на недвижных крыльях играли огоньки. Она парила безмолвно.
   Безмолвно, но все органы чувств начеку. Встроенная аппаратура подсказывала страж-птице, где она находится, направляла ее полет по широкой кривой наблюдения и поиска. Ее глаза и уши действовали как единое целое, выискивали, выслеживали.
   И вот что-то случилось! С молниеносной быстротой электронные органы чувств уловили некий сигнал. Сопоставляющий аппарат исследовал его, сверил с электрическими и химическими данными, заложенными в блоках памяти. Щелкнуло реле.
   Страж-птица по спирали помчалась вниз, к той точке, откуда, все усиливаясь, исходил сигнал. Она чуяла выделения неких желез, ощущала необычную волну мозгового излучения.
   В полной готовности, во всеоружии описывала она круги, отсвечивая в ярких солнечных лучах.
   Динелли не заметил страж-птицы, он был поглощен другим. Вскинув револьвер, он жалкими глазами уставился на хозяина бакалейной лавки.
   – Не подходи!
   – Ах ты, щенок! – рослый бакалейщик шагнул ближе. – Обокрасть меня вздумал? Да я тебе все кости переломаю!
   Бакалейщик был то ли дурак, то ли храбрец – нимало не опасаясь револьвера, он надвигался на воришку.
   – Ладно же! – выкрикнул насмерть перепуганный Динелли. – Получай, кровопийца…
   Электрический разряд ударил ему в спину. Выстрелом раскидало завтрак, приготовленный на подносе.
   – Что за черт? – изумился бакалейщик, тараща глаза на оглушенного вора, свалившегося к его ногам. Потом заметил серебряный блеск крыльев. – Ах, чтоб мне провалиться! Птички-то действуют!
   Он смотрел вслед серебряным крыльям, пока они не растворились в синеве. Потом позвонил в полицию.
   Страж-птица уже вновь описывала кривую и наблюдала. Ее мыслящий центр сопоставлял новые сведения, которые она узнала об убийстве. Некоторые из них были ей прежде неизвестны.
   Эта новая информация мгновенно передалась всем другим страж-птицам, а их информация передалась ей.
   Страж-птицы непрерывно обменивались новыми сведениями, методами, определениями.

   Теперь, когда страж-птицы сходили с конвейера непрерывным потоком, Гелсен позволил себе вздохнуть с облегчением. Работа идет полным ходом, завод так и гудит. Заказы выполняются без задержки, прежде всего для крупнейших городов, а там доходит черед и до мелких городишек и поселков.
   – Все идет как по маслу, шеф, – доложил с порога Макинтайр: он только что закончил обычный обход.
   – Отлично. Присядьте.
   Инженер грузно опустился на стул, закурил сигарету.
   – Мы уже немало времени занимаемся этим делом, – заметил Гелсен, не зная, с чего начать.
   – Верно, – согласился Макинтайр.
   Он откинулся на спинку стула и глубоко затянулся. Он был одним из тех инженеров, которые наблюдали за созданием первой страж-птицы. С тех пор прошло шесть лет. Все это время Макинтайр работал у Гелсена, и они стали друзьями.
   – Вот что я хотел спросить… – Гелсен запнулся. Никак не удавалось выразить то, что было на уме. Вместо этого он спросил: – Послушайте, Мак, что вы думаете о страж-птицах?
   – Я-то? – Инженер усмехнулся. С того часа, как зародился первоначальный замысел, Макинтайр был неразлучен со страж-птицей во сне и наяву, за обедом и за ужином. Ему и в голову не приходило как-то определять свое к ней отношение. – Да что, замечательная штука.
   – Я не о том, – сказал Гелсен. Наконец-то он догадался, чего ему не хватало: чтобы хоть кто-то его понял. – Я хочу сказать, вам не кажется, что это опасно, когда машина думает?
   – Да нет, шеф. А почему вы спрашиваете?
   – Слушайте, я не ученый и не инженер. Мое дело подсчитать издержки и сбыть продукцию, а какова она – это уж ваша забота. Но я человек простой, и, честно говоря, страж-птица начинает меня пугать.
   – Пугаться нечего.
   – Не нравится мне это обучающееся устройство.
   – Ну почему же? – Макинтайр снова усмехнулся. – А, понимаю. Так многие рассуждают, шеф: вы боитесь, вдруг ваши машинки проснутся и скажут – а чем это мы занимаемся? Давайте лучше править миром! Так, что ли?
   – Пожалуй, вроде этого, – признался Гелсен.
   – Ничего такого не случится, – заверил Макинтайр. – Страж-птица – машинка сложная, верно, но Массачусетсcкий Электронный вычислитель куда сложнее. И все-таки у него нет разума.
   – Да, но страж-птицы умеют учиться.
   – Ну конечно. И все новые вычислительные машины тоже умеют. Так что же, по-вашему, они вступят в сговор со страж-птицами?
   Гелсена взяла досада – и на Макинтайра, и еще того больше на самого себя: охота была смешить людей…
   – Так ведь страж-птицы сами переводят свою науку в дело. Никто их не контролирует.
   – Значит, вот что вас беспокоит, – сказал Макинтайр.
   – Я давно уже подумываю заняться чем-нибудь другим, – сказал Гелсен (до последней минуты он сам этого не понимал).
   – Послушайте, шеф. Хотите знать, что я об этом думаю как инженер?
   – Ну-ка?
   – Страж-птица ничуть не опаснее, чем автомобиль, счетная машина или термометр. Разума и воли у нее не больше. Просто она так сконструирована, что откликается на определенные сигналы и в ответ выполняет определенные действия.
   – А обучающееся устройство?
   – Без него нельзя, – сказал Макинтайр терпеливо, словно объяснял задачу малому ребенку. – Страж-птица должна пресекать всякое покушение на убийство – так? Ну, а сигналы исходят не от всякого убийцы. Чтобы помешать им всем, страж-птице надо найти новые определения убийства и сопоставить их с теми, которые ей уже известны.
   – По-моему, это против человеческой природы, – сказал Гелсен.
   – Вот и прекрасно. Страж-птица не знает никаких чувств. И рассуждает не так, как люди. Ее нельзя ни подкупить, ни одурачить. И запугать тоже нельзя.
   На столе у Гелсена зажужжал вызов селектора. Он и не посмотрел в ту сторону.
   – Все это я знаю, – сказал он Макинтайру. – А все-таки иногда я чувствую себя как тот человек, который изобрел динамит. Он-то думал, эта штука пригодится только, чтоб корчевать пни.
   – Но вы-то не изобрели страж-птицу.
   – Все равно я в ответе, раз я их выпускаю.
   Опять зажужжал сигнал вызова, и Гелсен сердито нажал кнопку.
   – Пришли отчеты о работе страж-птиц за первую неделю, – раздался голос секретаря.
   – Ну и как?
   – Великолепно, сэр!
   – Пришлите мне их через четверть часа. – Гелсен выключил селектор и опять повернулся к Макинтайру; тот спичкой чистил ногти. – А вам не кажется, что человеческая мысль как раз к этому и идет? Что людям нужен механический бог? Электронный наставник?
   – Я думаю, вам бы надо получше познакомиться со страж-птицей, шеф, – заметил Макинтайр. – Вы знаете, что собой представляет это обучающее устройство?
   – Только в общих чертах.
   – Во-первых, поставлена задача. А именно: помешать живым существам совершать убийства. Во-вторых, убийство можно определить как насилие, которое заключается в том, что одно живое существо ломает, увечит, истязает другое существо или иным способом нарушает его жизнедеятельность. В-третьих, убийство почти всегда можно проследить по определенным химическим и электрическим изменениям в организме.
   Макинтайр закурил новую сигарету и продолжал:
   – Эти три условия обеспечивают постоянную деятельность птиц. Сверх того есть еще два условия для аппарата самообучения. А именно, в-четвертых, некоторые существа могут убивать, не проявляя признаков, перечисленных в условии номер «три». В-пятых, такие существа могут быть обнаружены при помощи данных, подходящих к условию номер «два».
   – Понимаю, – сказал Гелсен.
   – Сами видите, все это безопасно и вполне надежно.
   – Да, наверно… – Гелсен замялся. – Что ж, пожалуй, все ясно.
   – Вот и хорошо.
   Инженер поднялся и вышел.
   Еще несколько минут Гелсен раздумывал. Да, в страж-птице просто не может быть ничего опасного.
   – Давайте отчеты, – сказал он по селектору.

   Высоко над освещенными городскими зданиями парила страж-птица. Уже смеркалось, но поодаль она видела другую страж-птицу, а там и еще одну. Ведь город большой.
   Не допускать убийств…
   Работы все прибавлялось. По незримой сети, связующей всех страж-птиц между собой, непрестанно передавалась новая информация. Новые данные, новые способы выслеживать убийства.
   Вот оно! Сигнал! Две страж-птицы разом рванулись вниз. Одна восприняла сигнал на долю секунды раньше другой и уверенно продолжала спускаться. Другая вернулась к наблюдению.
   Условие четвертое: некоторые живые существа способны убивать, не проявляя признаков, перечисленных в условии третьем.
   Страж-птица сделала выводы из вновь полученной информации и знала теперь, что, хотя это существо и не издает характерных химических и электрических запахов, оно все же намерено убить.
   Насторожив все свои чувства, она подлетела ближе.
   Выяснила, что требовалось, и спикировала.
   Роджер Греко стоял, прислонясь к стене здания, руки в карманы. Левая рука сжимала холодную рукоять револьвера. Греко терпеливо ждал.
   Он ни о чем не думал, просто ждал одного человека. Этого человека надо убить. За что, почему – кто его знает. Не все ли равно? Роджер Греко не из любопытных, отчасти за это его и ценят. И еще за то, что он мастер своего дела.
   Надо аккуратно всадить пулю в башку незнакомому человеку. Ничего особенного – и не волнует, и не противно. Дело есть дело, не хуже всякого другого. Убиваешь человека. Ну и что?
   Когда мишень появилась в дверях, Греко вынул из кармана револьвер. Спустил предохранитель, перебросил револьвер в правую руку. Все еще ни о чем не думая, прицелился…
   И его сбило с ног.
   Он решил, что в него стреляли. С трудом поднялся на ноги, огляделся и, щурясь сквозь застлавший глаза туман, снова прицелился.
   И опять его сбило с ног.
   На этот раз он попытался нажать спуск лежа. Не пасовать же! Кто-кто, а он мастер своего дела.
   Опять удар, и все потемнело. На этот раз навсегда, ибо страж-птица обязана охранять объект насилия – чего бы это ни стоило убийце.
   Тот, кто должен был стать жертвой, прошел к своей машине. Он ничего не заметил. Все произошло в молчании.

   Гелсен чувствовал себя как нельзя лучше. Страж-птицы работают превосходно. Число убийств уже сократилось вдвое и продолжает падать. В темных переулках больше не подстерегают никакие ужасы. После захода солнца незачем обходить стороной парки и спортплощадки.
   Конечно, пока еще остаются грабежи. Процветают мелкие кражи, хищения, мошенничество, подделки и множество других преступлений.
   Но это не столь важно. Потерянные деньги можно возместить, потерянную жизнь не вернешь.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация