А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охота" (страница 1)

   Роберт Шекли
   Охота

   Это был последний сбор личного состава перед Всеобщим Слетом Разведчиков, и на него явились все патрули. Патрулю 22 – «Парящему соколу» было приказано разбить лагерь в тенистой ложбине и держать щупальца востро. Патруль 31 – «Отважный бизон» – совершал маневры возле маленького ручья. «Бизоны» отрабатывали навыки потребления жидкости и возбужденно смеялись от непривычных ощущений.
   А патруль 19 – «Атакующий мираш» – ожидал разведчика Дрога, который по обыкновению опаздывал.
   Дрог камнем упал с высоты десять тысяч футов, в последний момент принял твердую форму и торопливо вполз в круг разведчиков.
   – Привет, – сказал он. – Прошу прощения. Я понятия не имел, который час…
   Командир патруля кинул на него гневный взгляд.
   – Опять не по уставу, Дрог?!
   – Виноват, сэр, – сказал Дрог, поспешно выпрастывая позабытое щупальце.
   Разведчики захихикали. Дрог залился оранжевой краской смущения. Если бы можно было стать невидимым!
   Но как раз сейчас этого делать не годилось.
   – Я открою наш сбор Клятвой Разведчиков, – начал командир и откашлялся. – Мы, юные разведчики планеты Элбонай, торжественно обещаем хранить и лелеять навыки, умения и достоинства наших предков-пионеров. С этой целью мы, разведчики, принимаем форму, от рождения дарованную нашим праотцам, покорителям девственных просторов Элбоная. Таким образом, мы полны решимости…
   Разведчик Дрог подстроил слуховые рецепторы, чтобы усилить тихий голос командира. Клятва всегда приводила его в трепет. Трудно себе представить, что прародители когда-то были прикованы к планетной тверди. Ныне элбонайцы обитали в воздушной среде на высоте двадцати тысяч футов, сохраняя минимальный объем тела, питались космической радиацией, воспринимали жизнь во всей полноте ощущений и спускались вниз лишь из сентиментальных побуждений или в связи с ритуальными обрядами. Эра Пионеров осталась в далеком прошлом. Новая история началась с Эры Субмолекулярной Модуляции, за которой последовала нынешняя Эра Непосредственного Контроля.
   – … прямо и честно, – продолжал командир. – И мы обязуемся, подобно им, пить жидкости, поглощать твердую пищу и совершенствовать мастерство владения их орудиями и навыками.
   Торжественная часть закончилась, и молодежь рассеялась по равнине. Командир патруля подошел к Дрогу.
   – Это последний сбор перед слетом, – сказал он.
   – Я знаю, – ответил Дрог.
   – В патрульном отряде «Атакующий мираш» ты единственный разведчик второго класса. Все остальные давно получили первый класс или по меньшей мере звание Младшего Пионера. Что подумают о нашем патруле?
   Дрог поежился.
   – Это не только моя вина, – сказал он. – Да, конечно, я не выдержал экзаменов по плаванию и изготовлению бомб, но это мне просто не дано! Несправедливо требовать, чтобы я знал все! Даже среди пионеров были узкие специалисты. Никто и не требовал, чтобы каждый…
   – А что же ты умеешь делать? – перебил командир.
   – Я владею лесным и горным ремеслом, – горячо выпалил Дрог, – выслеживанием и охотой.
   Командир изучающе посмотрел на него, а затем медленно произнес:
   – Слушай, Дрог, а что, если тебе предоставят еще один последний шанс получить первый класс и заработать к тому же знак отличия?
   – Я готов на все! – вскричал Дрог.
   – Хорошо, – сказал командир. – Как называется наш патруль?
   – «Атакующий мираш», сэр.
   – А кто такой мираш?
   – Огромный свирепый зверь, – быстро ответил Дрог. – Когда-то они водились на Элбонае почти всюду и наши предки сражались с ними не на жизнь, а на смерть. Ныне мираши вымерли.
   – Не совсем, – возразил командир. – Один разведчик, исследуя леса в пятистах милях к северу отсюда, обнаружил в квадрате с координатами Ю-233 и З-482 стаю из трех мирашей. Все они самцы, и, следовательно, на них можно охотиться. Я хочу, чтобы ты, Дрог, выследил их и подкрался поближе, применив свое искусство в лесном и горном ремеслах. Затем, используя лишь методы и орудия пионеров, ты должен добыть и принести шкуру одного мираша. Ну как, справишься?
   – Уверен, сэр!
   – Приступай немедленно, – велел командир. – Мы прикрепим шкуру к нашему флагштоку и, безусловно, заслужим похвалу на слете.
   – Есть, сэр!
   Дрог торопливо сложил вещи, наполнил флягу жидкостью, упаковал твердую пищу и отправился в путь.

   Через несколько минут он левитировал к квадрату Ю-233 – З-482. Перед ним расстилалась дикая романтическая местность – изрезанные скалы и низкорослые деревья, покрытые густыми зарослями долины и заснеженные горные пики. Дрог огляделся с некоторой опаской.
   Докладывая командиру, он погрешил против истины.
   Дело в том, что он был не особенно искушен ни в лесном и горном ремеслах, ни в выслеживании и охоте. По правде говоря, он вообще ни в чем не был искушен – разве что любил часами мечтательно витать в облаках на высоте пять тысяч футов. Что, если ему не удастся обнаружить мираша? Что, если мираш обнаружит его первым?
   «Нет, этого не может быть, – успокоил себя Дрог. – На худой конец, всегда успею жеслибюлировать. Никто и не узнает».
   Через мгновение он уловил слабый запах мираша. А потом в двадцати метрах от себя заметил какое-то движение возле странной скалы, похожей на букву «Т».
   Неужели все так и сойдет – просто и гладко? Что ж, прекрасно! Дрог принял надлежащие меры маскировки и потихоньку двинулся вперед.

   Солнце пекло невыносимо; горная тропа все круче ползла вверх. Пакстон взмок, несмотря на теплозащитный комбинезон. К тому же ему до тошноты надоела роль славного малого.
   – Когда наконец мы отсюда улетим? – не выдержал он.
   Геррера добродушно похлопал его по плечу.
   – Ты что, не хочешь разбогатеть?
   – Мы уже богаты, – возразил Пакстон.
   – Не так чтобы уж очень, – сказал Геррера, и на его продолговатом смуглом, изборожденном морщинами лице блеснула ослепительная улыбка.
   Подошел Стелмэн, пыхтя под тяжестью анализаторов. Он осторожно опустил аппаратуру на тропу и сел рядом.
   – Как насчет передышки, джентльмены?
   – Отчего же нет? – отозвался Геррера. – Времени у нас хоть отбавляй.
   Он сел и прислонился к Т-образной скале.
   Стелмэн раскурил трубку, а Геррера расстегнул «молнию» и извлек из кармана комбинезона сигару.
   Пакстон некоторое время наблюдал за ними.
   – Так когда же мы улетим с этой планеты? – наконец спросил он. – Или мы собираемся поселиться здесь навеки?
   Геррера лишь усмехнулся и щелкнул зажигалкой, раскуривая сигару.
   – Мне ответит кто-нибудь?! – закричал Пакстон.
   – Успокойся. Ты в меньшинстве, – произнес Стелмэн. – В этом предприятии мы участвуем как три равноправных партнера.
   – Но деньги-то – мои! – заявил Пакстон.
   – Разумеется. Потому тебя и взяли. Геррера имеет большой практический опыт работы в горах. Я хорошо подкован в теории, к тому же права пилота – только у меня. А ты дал деньги.
   – Но корабль уже ломится от добычи! – воскликнул Пакстон. – Все трюмы заполнены до отказа! Самое время отправиться в какое-нибудь цивилизованное местечко и начать тратить!
   – У нас с Геррерой нет твоих аристократических замашек, – с преувеличенным терпением объяснил Стелмэн. – Зато у нас с Геррерой есть невинное желание набить сокровищами каждый корабельный закуток. Самородки золота – в топливные баки, изумруды – в жестянки из-под муки, а на палубу – алмазы по колено. Здесь для этого самое место. Вокруг бешеное богатство, которое так и просится, чтобы его подобрали. Мы хотим быть бездонно, до отвращения богатыми, Пакстон.
   Пакстон не слушал. Он напряженно уставился на что-то у края тропы.
   – Это дерево только что шевельнулось, – низким голосом проговорил он.
   Геррера разразился смехом.
   – Чудовище, надо полагать, – презрительно бросил он.
   – Спокойно, – мрачно произнес Стелмэн. – Мой мальчик, я немолод, толст и легко подвержен страху. Неужели ты думаешь, что я оставался бы здесь, существуй хоть малейшая опасность?
   – Вот! Снова шевельнулось!
   – Три месяца назад мы тщательно обследовали всю планету, – напомнил Стелмэн, – и не обнаружили ни разумных существ, ни опасных животных, ни ядовитых растений. Верно? Все, что мы нашли, – это леса, и горы, и золото, и озера, и изумруды, и реки, и алмазы. Да буде здесь что-нибудь, разве оно не напало бы на нас давным-давно?
   – Говорю вам, я видел, как это дерево шевельнулось! – настаивал Пакстон.
   Геррера поднялся.
   – Это дерево? – спросил он Пакстона.
   – Да. Посмотри, оно даже не похоже на остальные. Другой рисунок коры…
   Неуловимым отработанным движением Геррера выхватил из кобуры бластер «Марк-2» и трижды выстрелил. Дерево и кустарник на десять метров вокруг него вспыхнули ярким пламенем и рассыпались в прах.
   – Вот уже никого и нет, – подытожил Геррера.
   Пакстон поскреб подбородок.
   – Я слышал, как оно вскрикнуло, когда ты стрелял.
   – Ага. Но теперь-то оно мертво, – успокаивающе произнес Геррера. – Как заметишь, что кто-то шевелится, сразу скажи мне, и я пальну. А теперь давайте соберем еще немного изумрудиков, а?
   Пакстон и Стелмэн подняли свои ранцы и пошли вслед за Геррерой по тропе.
   – Непосредственный малый, правда? – с улыбкой промолвил Стелмэн.

   Дрог медленно приходил в себя. Огненное оружие мираша застало его врасплох, когда он принял облик дерева и был совершенно незащищен. Он до сих пор не мог понять, как это случилось. Не было ни запаха страха, ни предварительного фырканья, ни рычания, вообще никакого предупреждения! Мираш напал совершенно неожиданно, со слепой, безрассудной яростью, не разбираясь, друг перед ним или враг.
   Только сейчас Дрог начал постигать натуру противостоящего ему зверя.
   Он дождался, когда стук копыт мирашей затих вдали, а затем, превозмогая боль, попытался выпростать оптический рецептор. Ничего не получилось. На миг его захлестнула волна отчаянной паники. Если повреждена центральная нервная система, это конец.
   Он снова сосредоточился. Обломок скалы сполз с его тела, и на этот раз попытка завершилась успехом: он смог восстать из пепла. Дрог быстро провел внутреннее сканирование и облегченно вздохнул. Он был на волосок от смерти. Только инстинктивная квондикация в момент вспышки спасла ему жизнь.
   Дрог задумался было над своими дальнейшими действиями, но обнаружил, что потрясение от этой внезапной, непредсказуемой атаки начисто отшибло ему память о всех охотничьих уловках. Более того, он обнаружил, что у него вообще пропало всякое желание встречаться со столь опасными мирашами снова…
   Предположим, он вернется без этой идиотской шкуры… Командиру можно сказать, что все мираши оказались самками и, следовательно, подпадали под охрану закона об охоте. Слово Юного Разведчика ценилось высоко, так что никто не станет подвергать его сомнению, а тем более перепроверять.
   Но нет, это невозможно! Как он смел даже подумать такое!
   Что ж, мрачно усмехнулся Дрог, остается только сложить с себя обязанности разведчика и покончить со всем этим нелепым занятием – лагерные костры, пение, игры, товарищество…
   Никогда! – твердо решил Дрог, взяв себя в руки. Он ведет себя так, будто имеет дело с дальновидным противником. А ведь мираши – даже не разумные существа. Ни одно создание, лишенное щупалец, не может иметь развитого интеллекта. Так гласил неоспоримый закон Этлиба.
   В битве между разумом и инстинктивной хитростью всегда побеждает разум. Это неизбежно. Надо лишь придумать, каким способом.
   Дрог опять взял след мирашей и пошел по запаху. Какое бы старинное оружие ему использовать? Маленькую атомную бомбу? Вряд ли, это может погубить шкуру.
   Вдруг он рассмеялся. На самом деле все очень просто, стоит лишь хорошенько пошевелить мозгами. Зачем вступать в непосредственный контакт с мирашом, если это так опасно? Настала пора прибегнуть к помощи разума, воспользоваться знанием психологии животных, искусством западни и приманки.
   Вместо того чтобы выслеживать мирашей, он отправится к их логову.
   И там устроит ловушку.
   Они подходили к временному лагерю, разбитому в пещере, уже на закате. Каждая скала, каждый пик бросали резкие, четко очерченные тени. Пятью милями ниже, в долине, лежал их красный, отливающий серебром корабль. Ранцы были набиты изумрудами – небольшими, но идеального цвета.
   В такие предзакатные часы Пакстон мечтал о маленьком городке в Огайо, сатураторе с газированной водой и девушке со светлыми волосами. Геррера улыбался про себя, представляя, как лихо он промотает миллиончик-другой, прежде чем всерьез займется скотоводством. А Стелмэн формулировал основные положения своей докторской диссертации, посвященной внеземным залежам полезных ископаемых.
   Все они пребывали в приятном умиротворенном настроении. Пакстон полностью оправился от пережитого потрясения и теперь страстно желал, чтобы кошмарное чудовище все-таки появилось – предпочтительно зеленое – и чтобы оно преследовало очаровательную полураздетую женщину.
   – Вот мы и дома, – сказал Стелмэн, когда они подошли к пещере. – Как насчет тушеной говядины?
   Сегодня была его очередь готовить.
   – С луком! – потребовал Пакстон. Он ступил в пещеру и тут же резко отпрыгнул назад. – Что это?
   В нескольких футах от входа дымился небольшой ростбиф, рядом красовались четыре крупных бриллианта и бутылка виски.
   – Занятно, – сказал Стелмэн. – Что-то мне это не нравится.
   Пакстон нагнулся, чтобы подобрать бриллиант. Геррера оттащил его.
   – Это может быть мина-ловушка.
   – Проводов не видно, – возразил Пакстон.
   Геррера уставился на ростбиф, бриллианты и бутылку виски. Вид у него был самый разнесчастный.
   – Этой штуке я не верю ни на грош, – заявил он.
   – Может быть, здесь все-таки есть туземцы? – предположил Стелмэн. – Такие, знаете, робкие, застенчивые. А этот дар – знак доброй воли.
   – Ага, – саркастически подхватил Геррера. – Специально ради нас они сгоняли на Землю за бутылочкой «Старого космодесантного».
   – Что же нам делать? – спросил Пакстон.
   – Не соваться куда не надо, – отрубил Геррера. – Ну-ка, осади назад.
   Он отломил от ближайшего дерева длинный сук и осторожно потыкал в бриллианты.
   – Видишь, ничего страшного, – заметил Пакстон.
   Длинный травяной стебель, на котором стоял Геррера, туго обвился вокруг его лодыжек. Почва под ним заколыхалась, обрисовался аккуратный диск футов пятнадцати в диаметре и, обрывая корневища дернины, начал подниматься в воздух. Геррера попытался спрыгнуть, но трава вцепилась в него тысячами зеленых щупалец.
   – Держись! – завопил Пакстон, рванулся вперед и уцепился за край поднимающегося диска.
   Диск резко накренился, замер на мгновение и стал опять подниматься. Но Геррера уже выхватил нож и яростно кромсал траву вокруг своих ног. Стелмэн вышел из оцепенения, лишь когда увидел ноги Пакстона на уровне своих глаз. Он схватил Пакстона за лодыжки, снова задержав подъем диска. Тем временем Геррера вырвал из пут одну ногу и переметнул тело через край диска. Крепкая трава какое-то время еще держала его за вторую ногу, но затем стебли, не выдержав тяжести, оборвались, и Геррера головой вперед полетел вниз. Лишь в последний момент он вобрал голову в плечи и умудрился приземлиться на лопатки. Пакстон отпустил край диска и рухнул на Стелмэна.
   Травяной диск, унося ростбиф, виски и бриллианты, продолжал подниматься, пока не исчез из виду.
   Солнце село. Не произнося ни слова, трое мужчин вошли в пещеру с бластерами наготове.
   – Ночью по очереди будем нести вахту, – отчеканил Геррера.
   Пакстон и Стелмэн согласно кивнули.
   – Пожалуй, ты прав, Пакстон, – сказал Геррера. – Что-то мы здесь засиделись.
   – Чересчур засиделись, – уточнил Пакстон.
   Геррера пожал плечами.
   – Как только рассветет, возвращаемся на корабль и стартуем.
   – Если только сможем добраться до корабля, – не удержался Стелмэн.

   Дрог был совершенно обескуражен. С замиранием сердца следил он, как раньше срока сработала ловушка, как боролся мираш за свободу и как он наконец обрел ее. А какой это был великолепный мираш! Самый крупный из трех!
   Теперь он знал, в чем допустил ошибку. От излишнего рвения он переборщил с наживкой. Одних минералов было бы вполне достаточно, ибо, как всем известно, мираши обладают повышенным тропизмом к минералам. Так нет же! Ему понадобилось улучшить методику пионеров, ему, видите ли, захотелось присовокупить еще и пищевое стимулирование. Неудивительно, что мираши ответили удвоенной подозрительностью, ведь их органы чувств подверглись колоссальной перегрузке.
   Теперь они взбешены, насторожены и предельно опасны.
   А разъяренный мираш – это одно из самых ужасающих зрелищ в Галактике.
   Когда две луны Элбоная поднялись в западной части небосклона, Дрог почувствовал себя страшно одиноким. Он мог видеть костер, который мираши развели перед входом в пещеру, а телепатическим зрением разбирал самих мирашей, скорчившихся внутри, – органы чувств на пределе, оружие наготове.
   Неужели ради одной-единственной шкуры мираша стоило так рисковать?
   Дрог предпочел бы парить на высоте пяти тысяч футов, лепить из облаков фигуры и мечтать. Как хорошо впитывать солнечную радиацию, а не поглощать эту дрянную твердую пищу, завещанную предками! Какой прок от всех этих охот и выслеживаний? Явно никакого! Бесполезные навыки, с которыми его народ уже давным-давно расстался.
   Был момент, когда Дрог уже почти убедил себя. Но тут же, в озарении, с которым приходит истинное постижение природы вещей, он понял, в чем дело.
   Действительно, элбонайцам давно уже стали тесны рамки конкурентной борьбы, эволюция вывела их из-под угрозы кровавой бойни за место под солнцем. Но Вселенная велика, она таит в себе множество неожиданностей. Кому дано предвидеть будущее? Кто знает, с какими еще опасностями придется столкнуться расе элбонайцев? И смогут ли они противостоять угрозе, если утратят охотничий инстинкт?
   Нет, заветы предков незыблемы и верны, они не дают забыть, что миролюбивый разум слишком хрупок для этой неприветливой Вселенной.
   Остается либо добыть шкуру мираша, либо погибнуть с честью.
   Самое важное сейчас – выманить их из пещеры. Наконец-то к Дрогу вернулись охотничьи навыки. Быстро и умело он сотворил манок для мираша.
   – Вы слышали? – спросил Пакстон.
   – Вроде бы какие-то звуки, – сказал Стелмэн, и все прислушались.
   Звук повторился. «О-о, на помощь! Помогите!» – кричал голос.
   – Это девушка! – Пакстон вскочил на ноги.
   – Это похоже на голос девушки, – поправил Стелмэн.
   – Умоляю, помогите! – взывал девичий голос. – Я долго не продержусь. Есть здесь кто-нибудь? Помогите!
   Кровь хлынула к лицу Пакстона. Воображение тут же нарисовало трогательную картину: маленькое хрупкое существо жмется к потерпевшей крушение спортивной ракете (какое безрассудство – пускаться в подобные путешествия!), со всех сторон на него надвигаются чудовища – зеленые, осклизлые, а за ними появляется Он – главарь чужаков, отвратительный вонючий монстр.
   Пакстон подобрал запасной бластер.
   – Я выхожу, – хладнокровно заявил он.
   – Сядь, кретин! – приказал Геррера.
   – Но вы же слышали ее, разве нет?
   – Никакой девушки тут быть не может, – отрезал Геррера. – Что ей делать на такой планете?
   – Вот это я и собираюсь выяснить, – заявил Пакстон, размахивая двумя бластерами. – Может, какой-нибудь там лайнер потерпел крушение, а может, она решила поразвлечься и угнала чью-то ракету…
   – Сесть! – заорал Геррера.
   – Он прав. – Стелмэн попытался урезонить Пакстона. – Даже если девушка и впрямь где-то там объявилась, в чем я сомневаюсь, то мы все равно помочь ей никак не сможем.
   – О-о, помогите, помогите, оно сейчас догонит меня! – визжал девичий голос.
   – Прочь с дороги, – угрожающим басом заявил Пакстон.
   – Ты действительно выходишь? – с недоверием поинтересовался Геррера.
   – Хочешь мне помешать?
   – Да нет, валяй. – Геррера махнул в сторону выхода.
   – Мы не можем позволить ему уйти! – Стелмэн ловил ртом воздух.
   – Почему же? Дело хозяйское, – безмятежно промолвил Геррера.
   – Не беспокойтесь обо мне, – сказал Пакстон. – Я вернусь через пятнадцать минут – вместе с девушкой!
   Он повернулся на каблуках и направился к выходу. Геррера подался вперед и рассчитанным движением опустил на голову Пакстона полено, заготовленное для костра. Стелмэн подхватил обмякшее тело. Они уложили Пакстона в дальнем конце пещеры и продолжили бдение. Бедствующая дама стонала и молила о помощи еще часов пять. Слишком долго даже для многосерийной мелодрамы. Это потом вынужден был признать и Пакстон.
   Наступил сумрачный дождливый рассвет. Прислушиваясь к плеску воды, Дрог все еще сидел в своем укрытии метрах в ста от пещеры. Вот мираши вышли плотной группой, держа наготове оружие. Их глаза внимательно обшаривали местность.
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация