А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вымогатель" (страница 2)

   Упман включил С-31 и протянул второй микрофон инопланетянину, который после некоторого колебания взял его.
   – Проверка. Раз, два, три. Вы поняли, что я сказал?
   – Вы сказали: «Проверка. Раз, два, три», – произнес Детрингер.
   Все облегченно вздохнули: первые слова были наконец сказаны, и Упман во всех учебниках истории будет выглядеть настоящим идиотом. Упмана, однако, нисколько не беспокоило, как он будет выглядеть, – лишь бы его имя вообще вошло в учебники. Он продолжал интервью. К нему присоединились остальные.
   Детрингеру пришлось рассказать, что он ест, как долго и как часто спит, в чем его частная жизнь отклоняется от ферлангской нормы, каковы его первые впечатления о землянах. Дальше посыпались вопросы о философских воззрениях, количестве жен, как он с ними уживается, и вообще о том, каково быть инопланетянином. Ему пришлось назвать свою профессию, хобби, поговорить о склонности к садоводству, перечислить свои развлечения. Его вынудили рассказать, был ли он когда-нибудь пьян и как именно, признаться во внебрачных связях, описать любимый вид спорта, изложить свои взгляды на межзвездную дружбу, на преимущества и недостатки хвостатости и на многое-многое другое.
   Капитан Макмиллан уже раскаивался, что пренебрег своими обязанностями. Он вышел вперед, чем спас инопланетянина от бесконечного потока вопросов.
   Полковник Кеттельман тоже двинулся за ним – ведь именно он, в конце концов, отвечает за безопасность экспедиции, и его долг – узнать истинные намерения чужеземца.
   Произошла небольшая стычка – выяснение отношений. В результате было решено, что Макмиллан как символический представитель народов Земли первым проведет беседу с инопланетянином. Однако эта церемониальная встреча явится чистой формальностью. Потом с Детрингером станет разговаривать Кеттельман, и по результатам беседы будут предприняты дальнейшие шаги.
   Таким образом, все противоречия были улажены, и Детрингер уединился с Макмилланом. Пехотинцы возвратились на корабль, составили оружие и вновь принялись чистить ботинки.
   Ичор остался на месте. В него вцепился представитель Среднезападного агентства новостей. Этот представитель, Мельхиор Каррера, сотрудничал еще и в таких изданиях, как «Общедоступная механика», «Плейбой», «Роллинг Стоун» и «Лучшие труды по автоматизации». Интервью получилось весьма занимательным.
   Беседа Детрингера с капитаном Макмилланом прошла блестяще. Оба тактичные, терпимые, стремящиеся понять точку зрения собеседника, они во многом сошлись во взглядах и почувствовали друг к другу определенную симпатию. Капитан Макмиллан не без удивления отметил, что инопланетянин Детрингер ближе ему, чем полковник Кеттельман.
   Последовавший затем разговор с Кеттельманом прошел совсем в ином ключе. После обмена любезностями полковник приступил прямо к делу.
   – Чем вы тут занимаетесь? – без обиняков спросил он.
   Детрингер готов был объяснить свое положение.
   – Мой корабль – часть передовых разведывательных сил космического флота Ферланга. Шторм сбил меня с курса, и, когда кончилось топливо, мне пришлось совершить вынужденную посадку.
   – Итак, вы беспомощны.
   – В высшей степени. Хотя, разумеется, временно. Как только будет подготовлено необходимое оборудование и персонал, за мной пошлют спасательный корабль. Но на это потребуется время. Так что буду вам крайне признателен, если вы найдете возможным выделить мне немного топлива.
   – Гм-м-м… – Полковник Кеттельман нахмурился.
   – Прошу прощения?
   – «Гм-м-м», – сказал переводящий компьютер С-31, – это вежливый звук, обозначающий короткий период молчаливого раздумья.
   – Чушь собачья! – рявкнул Кеттельман. – «Гм-м-м» вовсе ничего не значит. Так, говорите, вам нужно топливо?
   – Да, полковник, – подтвердил Детрингер. – Судя по внешним признакам, наши двигатели, как мне кажется, весьма схожи.
   – Система двигателей на «Дженни Линд»… – начал С-31.
   – Минутку, это секретные сведения! – возмущенно оборвал Кеттельман.
   – Отнюдь нет, – возразил компьютер. – Последние двадцать лет эта система используется на Земле повсеместно, а в прошлом году ее рассекретили официально.
   – Гм-м-м… – протянул полковник и с видом страдальца стал слушать подробности об устройстве корабельных двигателей.
   – Так я и думал, – кивнул Детрингер. – Мне даже ничего не придется изменять. Ваше топливо можно использовать в том виде, как оно есть. Конечно, если вы сможете поделиться им.
   – О, тут как раз нет никаких затруднений, – сказал Кеттельман. – У нас его полно. Но, на мой взгляд, нам сперва следует кое-что обговорить.
   – Что именно? – поинтересовался Детрингер.
   – Послужит ли это нашей безопасности.
   – Не вижу связи.
   – Это вполне очевидно. На Ферланге, судя по всему, технически высокоразвитая цивилизация. А являясь таковой, она представляет для нас потенциальную угрозу.
   – Мой дорогой полковник, наши планеты находятся в разных галактиках!
   – Ну и что? Мы, американцы, всегда старались воевать как можно дальше от дома. Может быть, и у вас на Ферланге так заведено.
   Детрингер не потерял самообладания.
   – Мы – мирный народ и глубоко заинтересованы в межпланетной дружбе и сотрудничестве.
   – Это слова, – вздохнул Кеттельман. – А где гарантии?
   – Полковник, – возмутился Детрингер, – вы случайно слегка не… – он запнулся в поисках подходящего слова, – …тронулись?
   – Он желает знать, – услужливо разъяснил С-31, – не склонны ли вы к паранойе.
   Кеттельман рассвирепел. Ничто не могло разозлить его больше, чем намеки на психическую неполноценность. Ему начинало казаться, что его травят.
   – Вы меня не дразните, – зловеще предупредил он. – Ну а почему бы мне в интересах земной безопасности не приказать уничтожить вас вместе с вашим кораблем? Когда прилетят ваши соплеменники, нас уже след простынет, и они ни шиша не узнают.
   – Подобные действия не лишены были бы смысла, – сказал Детрингер, – не поддерживай я постоянную радиосвязь. Как только я увидел ваш корабль, сразу же связался с базовым командованием. Я сообщил им все, что мог, включая предположение о типе вашего солнца, основанное на вашем физическом строении, и вероятное месторасположение вашей родины по результатам анализа ионного хвоста.
   – Ишь, умник, – с досадой произнес Кеттельман.
   – Я проинформировал командование и о том, что запрошу из ваших явно обильных запасов немного топлива. Полагаю, отказ в моей просьбе будет рассматриваться как крайне недружелюбный акт.
   – Я об этом не подумал, – признался Кеттельман. – Гм-м-м… У меня есть приказ не провоцировать межзвездных инцидентов.
   – Вот видите! – многозначительно сказал Детрингер.
   Наступило долгое, напряженное молчание. Кеттельману претила сама мысль о помощи существу, которое вполне могло оказаться врагом. Однако, по-видимому, иного пути не было.
   – Ну ладно, – решил он наконец. – Завтра я пришлю топливо.
   Детрингер выразил благодарность, а затем пустился рассказывать о неисчислимой боевой технике Космических вооруженных сил Ферланга. Он в немалой мере преувеличивал. Если не сказать, что в его описаниях не было и слова правды.

   Ранним утром возле корабля Детрингера появился землянин с канистрой горючего. Детрингер предложил ее где-нибудь поставить, но землянин, ссылаясь на приказ полковника, настоял на том, чтобы войти в крошечную рубку суденышка и лично опорожнить канистру в топливный бак.
   – Что ж, начало положено, – сказал Детрингер Ичору. – Надо еще шестьдесят таких канистр.
   – Но почему они посылают по одной канистре? – поинтересовался Ичор. – Уж очень нерационально.
   – Это смотря с чьей точки зрения.
   – Что вы имеете в виду?
   – Надеюсь, ничего неприятного. Впрочем, поживем – увидим.
   Шли часы. Наступил вечер, но никто больше не приходил. Детрингер отправился к земному кораблю и, отмахнувшись от репортеров, потребовал встречи с Кеттельманом.
   Ординарец провел его в каюту полковника. Стены этого скромно обставленного помещения украшали предметы, видимо призванные запечатлеть особо памятные моменты из жизни владельца: два ряда медалей поблескивали на черном бархате в солидном золотом обрамлении, доберман-пинчер скалил клыки с фотографии, особенно поражала сморщенная высохшая человеческая голова, трофей осады Тегусигальпы. Сам полковник в шортах цвета хаки занимался гимнастикой, сжимая пальцами рук и ног резиновые мячики.
   – Да, Детрингер, чем могу быть полезен?
   – Я пришел узнать, почему вы не присылаете мне топливо.
   – Вот как? – Кеттельман выпустил мячики и уселся в кожаное кресло. – Я отвечу вам вопросом на вопрос. Детрингер, как вы ухитряетесь держать радиосвязь без аппаратуры?
   – Кто сказал, что у меня нет радиоаппаратуры? – возмутился Детрингер.
   – Первую канистру вам принес инженер Дельгадо. Ему было приказано осмотреть ваше оборудование. Он доложил, что на вашем корабле нет никаких признаков радиоаппаратуры. Инженер Дельгадо – специалист в этой области.
   – Достижения миниатюризации… – начал Детрингер.
   – Да-да. Но у вас вовсе ничего нет. Могу еще добавить, что, приближаясь к планете, мы вели радиоперехват на всех возможных частотах и никаких передач не обнаружили.
   – Я все могу объяснить, – сказал Детрингер.
   – Сделайте одолжение.
   – Это достаточно просто. Я вас обманывал.
   – Очевидно. Но это ничего не объясняет.
   – Дайте мне закончить. Видите ли, мы, ферлангцы, не менее вас заботимся о собственной безопасности. Пока мы почти ничего не знаем о вас, здравый смысл диктует нам по возможности меньше информации сообщать и о себе. Если вы легковерны и простодушны и примете за чистую монету то, что мы полагаемся на столь примитивную систему связи, как радио, это даст нам преимущество при встрече с вами при неблагоприятных обстоятельствах.
   – Так как же вы сообщаетесь?
   Детрингер явно колебался с ответом.
   – Думаю, большой беды не будет… – наконец сказал он. – Рано или поздно вы все равно узнаете, что мой народ обладает телепатическими способностями.
   – Телепатическими? Вы утверждаете, что можете передавать и принимать мысли?
   – Совершенно верно, – кивнул Детрингер.
   Кеттельман пристально посмотрел на него.
   – Хорошо, тогда что я сейчас думаю?
   – Вы думаете, что я лжец, – сказал Детрингер.
   – Так точно, – подтвердил Кеттельман.
   – Но это слишком очевидно, и мне вовсе не пришлось читать ваши мысли. Видите ли, мы, ферлангцы, проявляем телепатические способности только среди себе подобных.
   – Знаете что? – после короткого молчания произнес полковник. – Я по-прежнему думаю, что вы искусный обманщик.
   – Разумеется, – согласился Детрингер. – Вопрос лишь в том, насколько вы в этом уверены.
   – Чертовски уверен, – мрачно заявил Кеттельман.
   – Достаточно ли этого? Для требований вашей безопасности, я имею в виду. Взгляните – если я говорю правду, то причины, побудившие вас вчера оказать мне помощь, равно значимы и сегодня. Вы согласны?
   Полковник неохотно кивнул.
   – В то же время от вашей помощи не будет вреда, даже если я лгу. Вы просто выручите попавшее в беду существо, сделав тем самым и меня, и моих соотечественников своими должниками. Вполне многообещающее начало для дружбы. А если учесть, что оба наши народа рвутся в космос, скорая встреча неминуема.
   – Положим, – проговорил Кеттельман. – Но я могу бросить вас здесь, отсрочив тем самым официальный контакт, пока мы не будем лучше подготовлены.
   – В ваших силах попытаться отсрочить контакт, – заметил Детрингер, – но он может произойти в любую минуту. Сейчас вам предоставляется счастливая возможность начать его удачно. Другого такого случая может не подвернуться.
   – Гм-м-м, – хмыкнул Кеттельман.
   – У вас есть самые веские основания помочь мне, даже если я вру. Но ведь не исключено, что я говорю правду. В последнем случае ваш отказ выглядит крайне недружелюбно.
   Полковник раздраженно мерил шагами узкую каюту. Потом он бешено сверкнул глазами и рявкнул:
   – Вы чересчур ловко спорите!
   – Просто мне повезло, – произнес Детрингер. – Логика на моей стороне.
   – Он прав насчет логики, – вставил переводящий компьютер С-31.
   – Молчать!
   – Я считал своим долгом указать на данный факт, – не унимался С-31.
   Полковник остановился и потер лоб.
   – Детрингер, уйдите, – устало проговорил он, – я пришлю топливо.
   – И не пожалеете! – заверил Детрингер.
   – Я уже жалею, – отозвался Кеттельман. – Пожалуйста, уйдите.
   Детрингер поспешил на корабль и поделился с Ичором добрыми вестями. Робот удивился:
   – Я думал, он не согласится.
   – Он тоже так думал, – сказал Детрингер. – Но я сумел его убедить.
   И он передал Ичору свой разговор с полковником.
   – Значит, вы солгали, – печально произнес Ичор.
   – Да. Но Кеттельман знает, что я лгал.
   – Тогда почему же он помогает?
   – Из опасения, что я все-таки говорю правду.
   – Но ведь ложь – преступление.
   – Не больше, чем бросить нас здесь. Однако мне надо поработать. Сходил бы ты на поиски съестного!
   Слуга молча повиновался, а Детрингер взялся за звездный атлас в надежде найти место, куда лететь, – если, конечно, ему вообще удастся улететь.
   …Наступило утро, солнечное и радостное. Ичор пошел на корабль землян играть в шахматы со своим новым приятелем – роботом-посудомойщиком. Детрингер ждал топлива.
   Его не особенно удивило, что топлива все не присылали, хотя и прошел полдень, но и хорошего в этом было мало. Он прождал еще два часа, а затем отправился на «Дженни Линд».
   Его приход, казалось, не явился неожиданностью – Детрингеру сразу же предложили пройти в офицерскую. Полковник Кеттельман расположился в глубоком кресле, по обе стороны которого замерли вооруженные солдаты. Строгое лицо выражало злорадство. Тут же с непроницаемым видом сидел капитан Макмиллан.
   – Ну, Детрингер, – начал полковник, – что сейчас вы хотите?
   – Я пришел просить обещанное мне топливо, – сказал ферлангец. – Но вижу, вы не собираетесь сдержать свое слово.
   – Напротив, – возразил полковник. – Я самым серьезным образом собирался помочь представителю вооруженных сил Ферланга. Но передо мной вовсе не он.
   – А кто же? – спросил Детрингер.
   Кеттельман подавил саркастическую усмешку.
   – Преступник, осужденный верховным судом собственного народа. Передо мной уголовный элемент, чьи вопиющие правонарушения не имеют равных в анналах ферлангской юриспруденции. Существо, которое своим чудовищным поведением заслужило высшую меру наказания – бессрочное изгнание в бездны космоса. Или вы смеете это отрицать?
   – В настоящий момент я ничего не отрицаю и не подтверждаю, – сказал Детрингер. – Прежде всего я хотел бы осведомиться об источнике вашей поразительной информации.
   Полковник Кеттельман кивнул одному из солдат. Тот открыл дверь и ввел Ичора и робота-посудомойщика.
   – О хозяин! – воскликнул механический слуга. – Я поведал полковнику Кеттельману об истинных обстоятельствах, которые привели к нашей ссылке. И тем самым приговорил вас! Я молю о привилегии немедленного самоуничтожения в качестве частичной расплаты за свое вероломство.
   Детрингер молчал, лихорадочно соображая.
   Капитан Макмиллан подался вперед и спросил:
   – Ичор, почему ты предал своего хозяина?
   – У меня не было выбора, капитан! – вскричал несчастный. – Ферлангские власти, прежде чем позволить мне сопровождать его, приказали наложить на контуры моего мозга определенные приказы и закрепили их хитроумными схемами.
   – Каковы же эти приказы?
   – Они отвели мне роль тайного надзирателя. Мне приказано принять необходимые меры, если Детрингер каким-то чудом сумеет избежать кары.
   – Вчера он мне обо всем рассказал, капитан, – не выдержал робот-посудомойщик. – Я умолял его воспротивиться этим приказам. Уж очень все это неприглядно, сэр, если вы понимаете, что я хочу сказать.
   – И в самом деле, я сопротивлялся, сколько мог, – продолжал Ичор. – Но чем реальнее становились шансы моего хозяина на спасение, тем сильнее проявлялись приказы, требующие его предотвращения. Меня могло остановить лишь удаление соответствующих цепей.
   – Я предложил ему такую операцию, – вставил робот-посудомойщик, – хотя в качестве инструмента в моем распоряжении были только ложки, ножи и вилки.
   – Я бы с радостью согласился, – сказал Ичор. – Более того, я уничтожил бы себя, лишь бы не произносить слов, поневоле рвущихся из предательских динамиков. Но и это оказалось предусмотренным – на самоуничтожение тоже наложили строжайший запрет, как и на мое согласие на вмешательство в схемы, пока не выполнены государственные приказы. И все же я сопротивлялся, пока не иссякли силы, тогда мне пришлось явиться к полковнику Кеттельману.
   – Вот и вся грязная история, – обратился Кеттельман к капитану.
   – Не совсем, – тихо произнес капитан Макмиллан. – Каковы ваши преступления, Детрингер?
   Детрингер перечислил их бесстрастным голосом – свои действия чрезвычайной непристойности, свой проступок преднамеренного ослушания и, наконец, проявление злобного насилия. Ичор кивал с несчастным видом.
   – По-моему, мы слышали достаточно, – резюмировал Кеттельман. – Сейчас я вынесу приговор.
   – Одну минуту, полковник. – Капитан Макмиллан повернулся к Детрингеру. – Состоите ли вы в настоящее время или были когда-нибудь на службе в вооруженных силах Ферланга?
   – Нет, – ответил Детрингер, и Ичор подтвердил его ответ.
   – В таком случае находящееся здесь существо является гражданским лицом, – сказал Макмиллан, – и подлежит суду гражданских властей.
   – Не уверен, – произнес полковник.
   – Положение абсолютно ясное, – настаивал капитан Макмиллан. – Наши народы не находятся в состоянии войны. Он должен предстать перед гражданским судом.
   – И все же, насколько я понимаю, этим делом следует заняться мне, – сказал полковник. – Я лучше разбираюсь в подобных вещах, чем вы, сэр, – при всем к вам уважении.
   – Судить буду я, – отчеканил капитан Макмиллан. – Если, конечно, вы не решите силой захватить командование кораблем.
   Кеттельман покачал головой:
   – Я не собираюсь портить свое личное дело.
   Капитан Макмиллан повернулся к Детрингеру.
   – Сэр, вы должны понять, что я не вправе следовать личным симпатиям. Ваше государство вынесло приговор, и с моей стороны было бы неблагоразумно, дерзко и аполитично отменять его.
   – Чертовски верно, – сказал Кеттельман.
   – Поэтому я подтверждаю осуждение на вечное изгнание. Но я прослежу за его исполнением более строго, чем это было сделано ранее.
   Полковник широко ухмыльнулся. Ичор в отчаянии всхлипнул. Робот-посудомойщик пробормотал: «Бедолага!» Детрингер стоял спокойно, твердо глядя на капитана.
   – Решением сего суда обвиняемый обязан продолжить ссылку. Более того, суд определяет, что пребывание обвиняемого на этой приятной планете противоречит духу приговора ферлангских властей, смягчает наказание. Следовательно, Детрингер, вы должны немедленно покинуть сие убежище и вернуться в необъятные просторы космоса.
   – Так ему и надо, – сказал Кеттельман. – Знаете, капитан, я не думал, что вы окажетесь на это способны.
   – Я рад, что вы одобряете мое решение. Поручаю вам проследить за исполнением приговора.
   – С удовольствием.
   – По моим расчетам, – продолжал Макмиллан, – если использовать всех ваших людей, баки корабля подсудимого можно заполнить приблизительно за два часа. После чего он должен сразу же покинуть планету.
   – Он у меня улетит еще до наступления ночи, – пообещал полковник. Но тут ему в голову пришла неожиданная мысль. – Эй! Топливо для баков? Так ведь именно этого Детрингер и хотел с самого начала!
   – Суд не интересует, чего хочет или не хочет подсудимый, – констатировал Макмиллан. – Его желания не влияют на решение суда.
   – Но, черт подери, неужели вы не видите, что тем самым мы его отпускаем?! – воскликнул Кеттельман.
   – Мы его заставляем, – подчеркнул Макмиллан. – Это совершенно другое.
   – Посмотрим, что скажут на Земле, – зловеще проговорил Кеттельман.
   Детрингер покорно кивнул и, стараясь сохранить бесстрастное выражение лица, покинул земной корабль.
   …С наступлением ночи Детрингер взлетел. Его сопровождал преданный Ичор – теперь более верный, чем когда-либо, так как он выполнил правительственные указания. Вскоре они были уже в глубинах космоса.
   – Хозяин, куда мы направляемся? – спросил Ичор.
   – К какому-нибудь новому чудесному миру, – ответил Детрингер.
   – А может, навстречу гибели?
   – Возможно, – сказал Детрингер. – Но с полными баками я отказываюсь думать об этом.
   Некоторое время оба молчали. Затем Ичор заметил:
   – Надеюсь, у капитана Макмиллана не будет из-за нас неприятностей.
   – По-моему, он вполне может постоять на себя, – отозвался Детрингер.
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация