А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уха из золотой рыбки" (страница 17)

   Глава 18

   – Кто там? – бдительно раздалось из-за двери.
   – Алла Евгеньевна дома?
   – А зачем она вам? – упорствовала женщина, не открывая створку.
   – Меня Арина Яковлевна прислала, заведующая яслями, куда ходит ваша дочь.
   Загремела цепочка, залязгали замки, и на пороге появилась молодая женщина, худая, даже тощая, с изможденным лицом. Одета она была в грязные, некогда ярко-красные брюки и застиранную футболку.
   – Девка заболела? – спросила она и отступила в глубь прихожей.
   – С девочкой все в полном порядке, – быстро сказала я.
   – Тогда чего?
   – Можно войти?
   – Ну идите, – с явной неохотой пробормотала Алла, – если вы по поводу оплаты, так я уже снесла квитанцию бывшему мужу, он ее и погасит. Вы не имеете права девку из яслей выгнать, потому что не частники, государственное учреждение, я свои права знаю.
   Продолжая бормотать, она вошла в комнату, служащую в этой квартире спальней, гостиной и детской одновременно. Диван, разложенный у стены, топорщился пледом в не слишком чистом пододеяльнике, на полу валялись журналы «Лиза», «Космополитен» и стояла чашка с остатками кофе. В углу мерцал синим светом телевизор. В комнате было душно и холодно одновременно, в воздухе висел запах окурков, и в этом не было ничего удивительного, потому что на обеденном столе, между масленкой и сахарницей, стояла большая пепельница, доверху набитая бычками. Занавески, вернее две серые от пыли тряпки, болтались по краям облупившейся рамы, из щелей торчали куски смятой газеты.
   – Так чего надо? – еще раз спросила Алла, плюхаясь прямо на незастеленный диван. – Если деньги собираете на игрушки или дополнительные занятия, то зря пришли. Безработная я, живу впроголодь.
   Да уж! Однако на кофе, сигареты и журналы хватает!
   – Что же не устроитесь на службу? – вырвалось у меня.
   Алла скривилась:
   – А вам какое дело?
   – Просто жаль вас, кстати, тут на углу супермаркет, на двери объявление висит: «Требуются кассиры и уборщицы». Может, вам сходить, поинтересоваться?
   Алла зевнула:
   – Была охота за копейки ломаться, вставать в шесть утра. Нет, я ищу хорошую работу, чтобы не меньше тысячи баксов в месяц и часа три, ладно, четыре в день.
   – Какое у вас образование?
   – Десять классов.
   – Навряд ли найдете такую работу, может, лучше пока временно где-нибудь устроитесь? Сами же говорите, денег у вас нет, а девочку надо кормить, одевать, обувать, за ясли платить.
   Алла взяла пачку «Парламента»:
   – Девку вдвоем делали, вот пусть ее папенька и крутится.
   Вымолвив последнюю фразу, она принялась раскуривать сигарету. Я с огромным усилием удержалась от того, чтобы не продолжить разговор о работе. Абсолютно уверена, если человек, живущий в большом городе, жалуется на безденежье, то он лентяй. В провинции да, согласна, там трудней. Если в вашем городке закрыли фабрику, на которой стояла у станков основная часть трудоспособного населения, – это несчастье. Но в мегаполисе, где проживают миллионы?! Домработница, няня, шофер, уборщица… Да мало ли где можно пристроиться, вот только отнюдь не все на самом деле стремятся работать. Кое-кто, щелкая пультом, предпочитает лежать у телика и ныть о тотальном отсутствии денег. Согласна, превратиться из инженера в поломойку неприятно и морально, и физически, но если нет альтернативы? И уж совсем не понимаю, когда о голодной жизни заводит разговор педагог. Что мешает заняться репетиторством? Впрочем, есть у меня одна знакомая, «англичанка», имеющая манеру прийти в гости, окинуть взглядом стол и со вздохом заявить:
   – Вот! У вас пирожные, а мне на хлеб не хватает.
   Честно говоря, услыхав эту фразу впервые, я начала комплексовать, вытащила кошелек и сунула Наде деньги. Но однажды Зайка спросила меня:
   – Зачем ты даешь Надьке доллары?
   – Но она голодает!
   Ольга фыркнула:
   – Ну-ка припомни. Надя взяла у тебя доллары на установку стеклопакетов.
   – Да, она живет около завода, шум мешает.
   – Ага! Потом еще на летний отдых.
   – Ну не держать же ребенка в городе.
   – Затем на операцию своему двоюродному брату.
   – Он мог умереть.
   – Послушай, – вышла из себя Зайка, – отчего твоя Надя не желает набрать учеников? Десять долларов в час. Трое в день – это тридцать баксов, умножь на семь – двести десять в неделю. А детей найти очень легко, много неуспевающих по языку прямо в ее классе.
   – Надя говорит, что моральные принципы не позволяют ей давать частные уроки, – вздохнула я.
   – Вот дрянь, – вскипела Ольга, – просто ей охота прийти домой в два часа дня и завалиться на диван, а не бегать по ученикам. Ну-ка вспомни себя! Хороши принципы! Работать не позволяют, а тянуть из тебя деньги сколько угодно! Отлично получается! Имей в виду, помогать надо не всем, некоторые недостойны этого. Надя нагло пользуется тобой, она звонит и появляется только тогда, когда ей что-нибудь надо.
   Я уставилась на Зайку. Она, похоже, права. Очень хорошо помню, как я сама носилась по городу, набрав роту учеников, уходила в восемь утра, возвращалась в одиннадцать вечера… А Надька лишь ноет.
   Похоже, эта Алла родная сестра Нади – валяется на диване, жалуется, но брать в руки тряпку не спешит. Что это со мной? Ну какое мне дело до Аллы, ведь я пришла совсем с другой целью и принялась воспитывать лентяйку. Рассердившись на себя, я слишком резко спросила:
   – Денег, говоришь, нет? Сколько долларов хочешь?
   – Что делать надо? – лениво спросила Алла. – Нянечкой в ваш садик идти? Ну уж нет, была охота за копейки ломаться.
   – Не волнуйся, – успокоила я ее, – даже с дивана слезать не потребуется, просто ответь на пару моих вопросов.
   Аллочка заморгала. Я вытащила из кошелька зеленую купюру и помахала перед ее носом.
   – Ну, теперь готова? Языком ворочать не лень?
   – Что вы хотите? – пробормотала Алла.
   – Ты знаешь Малику Юсуповну?
   – Ага.
   – Она рисовала твой портрет?
   – А разве нельзя? – занудила Алла. – Подошла во дворе, представилась, сказала, что у меня лицо оригинальное, предложила денег. Если бы мужик начал такое говорить, ни в жизни бы не согласилась, а с женщиной пошла. Всех дел-то в кресле посидеть, правда, это трудно оказалось, шевелиться нельзя, я прямо извелась вся.
   Да уж, деньги, как правило, не падают с неба, их количество зависит от вашего труда и эксклюзивности. Если поленились получить образование, не стали совершенствоваться в профессии, то и заслужите копейки. Среди парикмахеров есть Сергей Зверев, Долорес Кондрашова и просто отличные мастера, получающие великолепные гонорары, а есть женщины, умеющие только «стричь ровно» и «делать химию на мелкие палочки». И кто виноват, что последние не желают оттачивать мастерство?
   – Целый месяц к ней ходила, – ныла Алла, – в самую жару…
   – Хорошо, – прервала я ее стоны, – я уже поняла, что мучилась ты безмерно. Теперь скажи, а было такое, что в квартиру к Малике Юсуповне приходила Арина Яковлевна, заведующая детским садом, и ругалась с нею?
   – Ага, – кивнула Алла, – про машину орала, вроде Малика Юсуповна куда-то ездила и какому-то ребенку помешала. Только Арина Яковлевна ошиблась, Малика никуда не выходила, сумасшедшая она.
   – В каком смысле?
   – В прямом, психопатка натуральная.
   – И в чем это выражается?
   – Стоит у своей подставки с бумагой целый день, аж трясется, не ест, не пьет, кистями машет. Как только у нее ноги со спиной не отваливаются. Стоило мне в туалет попроситься – начала вздыхать, недовольно хмуриться. «Ступай, только быстро!» Я вначале думала, она меня кофе угощать станет, богатая же, но фиг-то, даже воды не наливала, велела сидеть не двигаясь.
   – Не помнишь, после ухода Арины Яковлевны Малика звонила кому-нибудь?
   Алла покачала головой:
   – Нет, снова за работу принялась, только сердилась очень.
   – И что она говорила?
   – Ну, – призадумалась Алла, – вроде так: «Эта заведующая думает, что я богатая дура и с меня можно много денег содрать. Вот придумала так придумала! Да на моей машине суперсигнализация стоит, ее без специальной карточки не отключить, даже и пытаться не стоит! Никто на моей машине не катался, все вранье. Охота с меня доллары тянуть. А за что? Машину буду ставить где хочу, купила в этом доме квартиру и имею право пользоваться двором, наплевать мне на ее ясли. Там еще под окнами куча автомобилей толпится, так нет, ко мне примоталась, потому что «Мерседес» внимание привлекает. У богатого взять немножко – это не грабеж, а дележка! Но ошибочка вышла, ни копеечки не дам. Приди она по-хорошему да попроси вежливо: «Малика Юсуповна, сделайте милость, помогите больному ребенку», мигом бы спросила, что надо. А раз вранье развела про машину, то и пошла вон».
   Алла замолчала.
   – Это все? – спросила я.
   – Да, потом музыкальный центр включила, она под музыку рисует, симфоническую. Такая тоска, я все время засыпала.

   В Ложкино я приехала вечером и с радостью увидела на вешалке куртку Лены. Уже хотела пойти и отругать глупышку, но наткнулась на странно возбужденную Машу, которая покрикивала на Гришу:
   – Давай собирайся быстрей.
   – Сейчас, – пыхтел уголовник, завязывая ботинки.
   – Он скоро придет, – не отставала Маня, – ну, торопись, экий ты копун!
   – Куда вы собрались? – удивилась я.
   – Подарок Александру Михайловичу покупать.
   – Но почему?
   – Ты ничего не знаешь? – подскочила Машка.
   – Нет, а что случилось?
   – Дегтяреву орден дали, – заорала Манюня, – за заслуги и еще денежную премию, он какого-то маньяка поймал! С утра Женька звонил и рассказал. В полдень министр ему награду вручил. Сейчас они в отделе отмечают, а мы вечером. Эй, Гриша, ну поторопись!
   – Я с вами!
   – Вот и хорошо, – подпрыгнула Маня, – а то я уже хотела Ирку просить нас в магазин отвезти.
   Помня о недавних неприятностях, я усадила Машку сзади, а вора на переднем сиденье. До универмага мы добрались без приключений, сложности начались потом, потому что решительно не знали, что купить Дегтяреву, у него все есть. Зайка тщательно следит за гардеробом полковника. Зная его агрессивную нелюбовь к посещениям магазинов, Ольга поступила просто. Один раз она сумела затащить яростно сопротивляющегося полковника в ГУМ, на второй этаж, в магазин «Дормюль», и теперь там у продавцов имеется мерка. Два раза в год Зайка ездит в «Дормюль» и привозит Александру Михайловичу костюмы, рубашки, свитера, носки. «Дормюль» рассчитан на солидных мужчин, модели там не экстремальные, очень похожие друг на друга, варьируются лацканы пиджаков да воротнички рубашек, и полковник пребывает в наивной уверенности, что вот уже много лет не меняет гардероб. Один раз он, правда, облачившись в новый костюм, пробормотал:
   – Вот странность, ношу его не первый год, а только сейчас заметил, что у него, оказывается, такая полосочка идет…
   – Это после химчистки тебе видно стало, – нашлась я.
   – А-а-а, – протянул Дегтярев и успокоился.
   Кеша ставит ему на полку в ванной одеколон и пену для бритья, я покупаю всякие мелочи, и в результате подарить сейчас нечего.
   – Надо найти что-то оригинальное, – суетилась Маня, – эдакое необычное…
   – Кружка-невыпивайка пойдет? – предложил Гриша. – Вон она стоит. Нальет он пиво, поднесет ко рту и обольется.
   – Почему? – удивилась Машка.
   – Там в ободочке дырки, – пояснил Гриша, – вот прикольная штучка! Давайте купим.
   – Она ему ни к чему, – отрезала я, – полковник и без этой кружки вечно на живот еду роняет!
   – Но весело будет, – настаивал Гриша, – обхохочемся! Эх, жаль у меня денег нет.
   – Наоборот, хорошо, что их у тебя нет, – возразила я, – забыли про «невыпивайку» и пошли искать подарок.
   – Мусик, смотри, – заорала Манюня, – вот это класс! Фигурка милиционера!
   Я перевела взгляд в ту сторону, куда указывала Машка, и вздрогнула. На прилавке стоял сержант дорожно-постовой службы размером с нашего мопса Хуча. То есть, конечно, это был не настоящий сотрудник МВД, а его копия в уменьшенном виде, выполненная из какого-то полупрозрачного материала.
   – А зачем у него из задницы шнур торчит? – удивился Гриша.
   Мы заинтересовались и подошли поближе. Продавщица, до тех пор скучавшая в углу прилавка, увидав потенциальных покупателей, оживилась и принялась с готовностью показывать товар.
   – Это очень оригинальный ночник с секретом.
   Ловким движением девушка нажала на ботинок «сержанта», и голова последнего моментально вспыхнула ровным желтовато-розовым светом.
   – Вот уж кошмар, – с неподдельным ужасом воскликнул Гриша, – проснешься ночью, а на тумбочке «мусор» светится, так и до инфаркта недалеко! Давайте лучше кружку возьмем, прикольно же!
   – А мне постовой нравится, – уперлась Маня, – Дегтярев оценит юмор!
   – Эх, денег у меня нет, – ныл Гриша.
   – А у меня есть! – обрадованно заявила Машка. – Поэтому сейчас куплю ночник, лучше подарка полковнику и не придумать!
   – Ни в коем случае! – пришла я в ужас.
   Продавщица, сообразив, что предполагаемые покупатели сейчас уйдут, быстро сказала:
   – Тут есть секрет! Видите на милиционере плащ?..
   – Не надо нам ничего объяснять, – обозлилась я, – мы не станем покупать этот китч! Пошли отсюда!
   – Но мне нравится, – скулила Маня, плетясь на второй этаж, – прикольно!
   – Кружечка классная, – бубнил Гриша, – сядет пивка попить, а оно по животу течет! Ухохотаться!
   Под их нескончаемые стоны я остановилась возле секции «Адидас».
   – Вот, приобретем спортивный костюм!
   – Зачем? – в один голос воскликнули Маня и вор.
   – Дегтярев полнеет, пусть занимается физкультурой. Я ему еще оплачу абонемент на год в клуб «Планета-фитнес», там тренажеры, бассейн, баня… Живо лишний жирок спустит.
   – Ну, – протянула Машка, – неинтересно.
   – А еще, – продолжила я, – куплю шапочку, вот ту, темно-синюю, вязаные перчатки и шарф.
   – Зайка и то лучше придумала! – воскликнула Машка.
   – И что она решила подарить полковнику? – полюбопытствовала я.
   – Наушники для телика, без провода, напялил на голову и ходи по всему дому, слушай любимую передачу.
   Я хихикнула. Ольга очень хитрая, ее, как и всех, злит манера Дегтярева повернуть регулятор звука у телевизора в гостиной на полную мощность и слушать передачу из столовой. Когда я, пытаясь переорать какого-нибудь Чака Норриса, прошу: «Ну сделай потише или включи «Панасоник» в столовой, зачем телевизор орет в комнате, где тебя нет?!» – Дегтярев, моментально обижаясь, отвечает:
   – Пришел сюда на секундочку, фильм очень интересный, не хочу пропускать эпизоды. Впрочем, если мешает, могу выключить.
   А с наушниками у нас наконец воцарится тишина!
   – Совсем глупый подарок, – зудела Машка, наблюдая, как куртку, брюки, шапочку, перчатки и шарф упаковывают в подарочную коробку.
   – Зато очень нужный, – парировала я.
   Мы пошли вниз.
   – Тут есть телефонная будка? – неожиданно тихо спросил Гриша.
   Я удивилась:
   – Тебе позвонить надо?
   – Ну, в общем, да…
   – На мобильный, не стесняйся, он безлимитный, болтай сколько хочешь.
   Уголовник слегка покраснел:
   – Не, мне будку.
   – Чем же сотовый не подошел?
   – Я лучше из будки, – талдычил Гриша, не беря «Нокиа».
   – Послушай, – принялась я втолковывать уголовнику, – я плачу один раз в месяц компании «Би Лайн» фиксированную сумму и могу разговаривать сколько влезет. Понимаешь? От твоего звонка мой счет не станет больше, тараторь хоть сутки, на!
   – Не, мне будку!
   Я тяжело вздохнула.
   – Гриша, – выкрикнула Маня, – ты чего, пописать хочешь?
   Вор кивнул.
   – Вон там под лестницей, – указала Машка вниз, – давай отведу.
   – Но зачем ты искал телефонную будку? – изумилась я. – Отчего просто не спросил про туалет?
   – Неприлично это, – пробормотал Гриша, – при всех про сортир интересоваться, воспитанный человек всегда спросит про телефонную будку, и его поймут!
   – Мне тоже «позвонить» не мешает, – хихикнула Машка и потащила уголовника по ступенькам.
   Я пошла было к машине, но по дороге притормозила у небольшого ларька, торгующего всякой мелочью. Страшно люблю разглядывать ненужные вещички: кошельки, брелки, футляры для сигарет и зажигалок…
   – Не хотите ключницу? – предложила продавщица. – Такие забавные есть!
   Не переставая тараторить, девчонка выложила на прилавок… мишку-панду. Я машинально взяла вещичку. Точь-в-точь такая лежит сейчас в моей сумке. Следует во что бы то ни стало найти хозяйку ключей, но как это сделать, не имея никаких координат «крысы белобрысой»?
   – На спинке «молния», – продолжала подталкивать меня к покупке продавщица, – очень удобно, внутрь входит большая связка ключей.
   Я машинально кивнула, мысли текли совсем в другом направлении.
   – Она стирается в машине, – неслась дальше девушка, – а вот тут, под лапками, спрятан потайной карманчик.
   Я навострила уши.
   – Где?
   – Ну видите, мишка держит сердечко?
   – Да.
   – Если чуть-чуть его отодвинуть, там маленькое отделеньице, для визитной карточки или…
   Перестав слышать торговку, я вытащила из своей сумки панду, мгновенно отогнула красную подушечку в виде сердца, запустила палец в открывшийся разрез и нащупала там картонку. Через секунду перед глазами возник небольшой прямоугольник с каллиграфически сделанной надписью «Кусику от Пусика с любовью». Это было все. Я побрела к «Пежо». Да уж, «Кусику от Пусика с любовью». Попробуйте найти в Москве людей с такими кличками. Я посмотрю, как вам это удастся!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация