А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уха из золотой рыбки" (страница 15)

   Глава 16

   Домой я заявилась около двух часов ночи и постаралась прокрасться к себе так, чтобы не разбудить никого из домашних. В кровать удалось рухнуть в начале третьего, поэтому сами понимаете, что распахнула глаза я около полудня, и то только потому, что около моей кровати вновь оказалась Ирка.
   – Ты твердо решила не давать мне выспаться? – спросила я, отрывая голову от подушки.
   – Девочка эта, Лена, ну та, которую вы привезли, – занудила домработница.
   – Ну что еще? – поинтересовалась я, выпутываясь из одеяла.
   – Зуб у нее болит, всю ночь промаялась, а теперь щеку дует.
   Я накинула халат и пошла в комнату, в которой поселилась Лена. Девочка с самым несчастным видом сидела в кресле у маленького телевизора.
   – Как дела, детка?
   – Очень хорошо, – ответила Лена, поворачивая ко мне опухшее личико.
   – Ты похожа на хомяка после хорошего обеда, – улыбнулась я, – собирайся.
   – Куда?
   – К врачу.
   – Не, само пройдет, у меня такое часто! – воскликнула Лена.
   – Очень плохо, – покачала я головой, – иметь во рту инфекцию крайне опасно, зубы следует лечить, иначе к моему возрасту ты их потеряешь и вынуждена будешь щелкать вставными челюстями.
   – Ну и чего? – не сдалась Ленка. – С пластмассовыми клыками очень удобно, их чистить не надо, и не болят!
   – Собирайся, – велела я и пошла одеваться.
   По дороге в клинику я, как могла, старалась успокоить Ленку.
   – Ты не бойся, больно не будет, сделают небольшой укольчик, челюсть онемеет, и все.
   Ленка мрачно кивала головой и изредка хваталась за щеку, очевидно, зуб причинял ей немалые страдания. Я подкатила к подъезду поликлиники и ахнула. Окна замазаны белой краской, дверь нараспашку, на стене объявление: «Ремонт». Ну надо же, я не показывалась тут год, и за это время произошли изменения.
   – Не беда, – приободрила я Лену, – сейчас найдем другого врача.
   Я набрала номер рабочего телефона Оксаны. Моя ближайшая подруга хирург и моментально посоветует хорошего доктора. Но, очевидно, сегодня был не мой день.
   – Алло, – ответил густой бас.
   – Можно Оксану Степановну?
   – Она на операции.
   – Вот черт! – вырвалось у меня.
   – Что у вас случилось? – проявил любопытство незнакомый врач.
   – У ребенка дикая зубная боль, хотела спросить у Оксаны, куда лучше отвезти девочку.
   – Платно?
   – Да.
   – Без всяких колебаний отправляйтесь в «Линию улыбки», там самые классные специалисты.
   – Давайте адрес, – обрадовалась я.
   Наверное, фортуна решила, что на сегодняшний день с меня неприятностей хватит, потому как «Линия улыбки» оказалась буквально в двух шагах от той поликлиники, где раньше лечила зубы я.
   Интерьер медицинского заведения призван был сообщить клиенту, что он попал в преуспевающее учреждение. В холле лежали ковры, на стенах висели картины в дорогих рамах, повсюду стояли уютные диваны и кресла. Натянув на ноги одноразовые бахилы, я подошла к рецепшен.
   – Возможно ли попасть к доктору прямо сейчас? Человек с острой болью.
   Администратор окинула меня быстрым взглядом.
   – Конечно, фамилия клиента?
   На секунду я растерялась, вот уж чего не знаю! Но не говорить же это вслух.
   – Васильева.
   – Сделайте одолжение, посидите.
   Мы с Ленкой устроились возле овального столика, заваленного печатной продукцией. Я сунула девочке журнал:
   – Почитай пока.
   Ленка послушно принялась перелистывать странички.
   – Васильева, – раздалось из небольшого динамика, – вас ждет доктор в пятом кабинете.
   – Ты посиди тут одна, – приказала я, вставая, – сначала сама потолкую со стоматологом.
   Не знаю, как у вас, а у меня при виде зубоврачебного кресла всегда подкашиваются ноги. Еще у дантистов есть мерзкая привычка раскладывать на столике, на самом виду, разнообразные острые железные ковырялки. А как только вы, покорившись судьбе, устраиваетесь на сиденье, перед самым лицом оказывается не что иное, как омерзительная бормашина.
   Мужчина с лицом, почти полностью закрытым хирургической маской, спокойно сказал:
   – Прошу.
   – Видите ли…
   – Садитесь в кресло.
   – Но… Я хочу рассказать…
   – Не надо, сам все увижу, – пресек мою вербальную активность дантист, подталкивая меня к креслу, – устраивайтесь.
   Я машинально села на предложенное место.
   – Хочу…
   – Да-да, откроем ротик.
   – У меня…
   – Понятно-понятно…
   – В коридоре…
   – Очень уютно, – кивнул дантист, натягивая перчатки, – у нас как дома, обстановка расслабляет.
   – Послушайте!
   – Наташа, – приказал дантист, – что стоишь! Видишь, дама не в себе, ну-ка быстренько!
   Тут же мне в руку впился комар. Я дернулась, но доктор удержал меня за плечи и проникновенно сказал:
   – Все, все.
   В ту же секунду в голове заклубился туман и захотелось спать.
   – Откроем ротик, – донеслось издалека.
   – Девочка… – Я попыталась оказать последнее сопротивление, но пальцы, пахнущие резиной, нажали мне на подбородок, и через секунду во рту оказалась целая куча железок и тампонов. Что-то захрюкало, зазвякало, в десну воткнулась иголка.
   – Ну вот, – ласково отметил врач, – а вы боялись! Всего-то делов, зуб мудрости удалить, ну зачем он вам? Сейчас онемеет.
   Я попыталась вывернуться из его цепких рук, но неожиданно не сумела даже пошевелиться.
   – Наташа, – коротко сказал стоматолог, – надень на даму очки и включи музыку.
   На глаза мне мгновенно опустились окуляры из темного, почти черного стекла, в уши воткнулись затычки, я ослепла и оглохла. Но уже через секунду полилась музыка, самая подходящая для спокойного расслабления в кресле у стоматолога. «Танец с саблями» Арама Хачатуряна. Сердце заколотилось в такт безумной мелодии. Потом в глаза ударил свет.
   Улыбающийся врач вертел передо мной щипцами, в которых торчал мой бедный зуб. Губы доктора шевелились. Неожиданно ко мне вернулись силы, я выдернула наушники.
   – Ведь совсем не больно? – спрашивал врач.
   Я хотела было вымолвить слово, но онемевшая губа не желала двигаться, а язык мне не принадлежал.
   – Через некоторое время заморозка отойдет и лунка заболит, – заботливо предупредил стоматолог, – купите в аптеке «Кетанов», выпейте. Ничем не полощите, желаю удачи, счет на рецепшен.
   Кое-как перебирая ногами, я выползла в холл, оплатила операцию и поискала глазами Ленку. Я вовсе не собиралась удалять зуб мудрости, мой лечащий врач никогда не предлагал мне этого. Надо же было вляпаться в такую идиотскую, просто невероятную историю. Привести на прием больного ребенка и самой оказаться в пациентках! Главное, никому об этом не рассказывать!
   Глаза пробежали по комнате. Возле столика, заваленного журналами, сидела девушка с испуганным лицом, но она совсем не походила на Ленку. Я попыталась задать вопрос администратору, но язык не хотел мне повиноваться, и из груди вырвалось:
   – О… у… а… э…
   – Туалет вот здесь, слева.
   На всякий случай я заглянула в безукоризненно вымытое помещение и вернулась к рецепшен.
   – У… ы… у.
   – Вам чего?
   – И… о… а…
   – Таблеточку «Кетанов»?
   – А… э… у, – забормотала я, тыча пальцем в сторону столика.
   Неожиданно я произнесла целое слово:
   – …журнал.
   – Хотите домой взять? – оживилась девушка за стойкой. – Конечно, хоть все.
   Внезапно я почувствовала себя смертельно усталой, ну кто бы мог подумать, что замороженный язык принесет столько трудностей. Я постаралась сконцентрироваться и кое-как произнесла:
   – Деувошка, жюрнал…
   – А, – догадалась наконец администратор, – вы спрашиваете, где сопровождавшая вас девочка? Она давно ушла, сразу, как только вас пригласили на прием.
   Я понеслась к «Пежо». Может, Ленке стало душно и она решила выйти на улицу? Но возле машины никого не было. Я села за руль, следовало признать: девочка, испугавшись дантиста, удрала. И что было делать? Оставалась все же слабая надежда на то, что Лена поехала к Машке в школу, она знает, где учится Маруська. Я схватила телефон.
   – Да, – прошептала Маня, – говорите быстрей, у меня урок.
   – А… о… у…
   В ухо полетели частые гудки. Я повторила попытку.
   – Ну же, – прошипела Маруська, – кто там идиотничает?
   – Е… е… е…
   – Хватит прикалываться! – рявкнула Машка, и в моей трубке снова противно запищало.
   Когда мои пальцы в третий раз набрали номер Манюни, до меня донеслось: «С вами говорит холодильник, автоответчик запил, но вы можете оставить сообщение мне». Маруська включила голосовую почту. Плохо понимая, как поступить, я решила позвонить в Ложкино, трубку сняла Ирка.
   – А… ы… ю…
   – Нажрался, как свинья, и пальцем не туда тычешь, – схамила домработница, – проспись, алкоголик.
   Я швырнула трубку на сиденье и поехала в аптеку, заморозка не отошла, но зуб, вернее, то место, где он спокойно жил столько лет, отчего-то начало немилосердно болеть. К провизору змеилась очередь. Наконец дело дошло до меня.
   – А… о… у…
   – Вы не нервничайте, – приветливо улыбнулась фармацевт, хорошенькая брюнеточка с яркими пухлыми губками. – Что хотите?
   – И… я… е…
   – Что?
   – Ю… ы… у…
   – Вот горе-то, – вздохнула стоявшая за мной бабка, – и кто только дауна одного отпустил.
   – А… а… а! – возмутилась я.
   – Похоже, она не идиотка, – вступил в разговор парень в кожаной куртке, – просто больная.
   – И… и… и! – попыталась объяснить я ситуацию.
   – Точно, инсульт был, – поставила диагноз женщина в голубой шапочке, – у моего отца та же беда. Злится, что не понимаем, слюни текут!
   Я схватилась за подбородок. И правда, я вся в слюнях, как только не почувствовала. Похожа сейчас наверняка на нашего ротвейлера Снапа, он вечно ходит с мокрой мордой.
   – У даунов тоже слюни текут, – не сдалась старуха.
   – Нет, у нее удар случился, – возразила баба в шапке.
   Несколько минут очередь оживленно спорила: даун я, просто идиотка или несчастная с парализованным языком. В конце концов тетка в шапке предложила:
   – Ты на бумажке-то напиши, чего хочешь!
   Я обрадованно вывела: «Кетанов» и бутылочку минеральной воды».
   – Говорила же, больная, – с удовольствием констатировала «голубая шапочка», – дауны так ловко не пишут.
   – Не, они бывают обученные, – гнула свою линию бабка.
   Я сердито глянула на нее, отошла чуть в сторону, засунула в рот таблетку и попыталась запить ее водой, но оказалось, что с замороженной губой отхлебнуть из горлышка невозможно.
   – Ну вот! – радостно воскликнула старушка. – Кто прав оказался? Идиотка она и есть! Взяла и на себя все опрокинула. Вот горе-то, небось от родных удрала! Эй, как тебя там, кис-кис, поди сюда, дурочка. Ее в милицию отвезти надо, погибнет на улице, или изнасильничает кто.
   – Да кому она нужна, – отмахнулся парень, – старая уже.
   В полном возмущении я выскочила на улицу и села в «Пежо», таблетка медленно растворялась на языке. Ладно, если отхлебнуть воду невозможно, то я просто подожду, пока таблетка растворится во рту, я совершенно не способна проглотить даже крошечный кусочек, не запив его. И что теперь прикажете делать? Куда подевалась Лена? Наверное, девочка едет сейчас в Ложкино, может, она уже там, но, пока заморозка не отошла, мне не поговорить по телефону. Внезапно слева в потоке промелькнул «Мерседес»-кабриолет, но не красный, а черный.
   Мысли моментально потекли в ином направлении. Значит, Малика Юсуповна не давала никому автомобиль. Похоже, она не врет. Женщина каждый день приезжает в свою мастерскую, паркует машину во дворе и идет работать. Малика увлеченный человек, стоит много часов у мольберта, забыв про еду, а вечером возвращается домой. И она семнадцатого июля, как всегда, водила кистью по холсту. Но каким же образом ее машина оказалась возле станции метро «Спортивная»? Может, в Москве имеется еще один «Мерседес»-кабриолет вызывающего цвета, на номерном знаке которого стоят три буквы О? Но в базе ГИБДД зарегистрирован лишь один подобный «мерин». Вот это загадка! Ведь не может же тачка самостоятельно разъезжать по городу!
   Внезапно во рту появилась дикая горечь. Очевидно, таблетка, сверху покрытая сахарной оболочкой, внутри была не сладкой, даже совсем не сладкой, а дико горькой. Я остановилась, сзади моментально понеслись гудки. Нет, наши автомобилевладельцы в массе своей абсолютно не воспитаны. Ясно же, если «Пежо» замер в потоке, следовательно, что-то случилось. Ни одному водителю не взбредет в голову ни с того ни с сего…
   – Почему не движемся? – раздалось слева.
   Пытаясь проглотить жгуче горький комочек, я повернула голову.
   – Чего встали? – продолжил постовой.
   – А… а… а… – попыталась я объяснить ситуацию и замолчала.
   Мало мне было заморозки, так теперь, после таблетки, бедный язык перестал ворочаться совсем.
   – Пьяная! – нахмурился парень и заорал на водителей, притормаживающих около нас: – А ну давайте, ехайте, нашли цирк, пробку создаете!
   – Люди еще обедать не ходили, а вы уже нажратая! И не стыдно! И ведь женщина, не молодая уже… – Он вновь повернулся ко мне.
   Последняя фраза разозлила меня донельзя, и я принялась интенсивно мотать головой.
   – Е… е… е…
   – Все вы так говорите, – понял меня по-своему хозяин перекрестка, – а ну дыхни!
   Я с готовностью выполнила приказ. Постовой крякнул и перешел на «ты».
   – Ну ты даешь! Уж лучше б водку пила, все здоровее, чем на игле торчать! А еще женщина, немолодая уже…
   Вот гадкий мальчишка, ну что его заклинило на возрасте. Немолодая! Да я со спины запросто схожу за двадцатилетнюю! С лицом, правда, дело обстоит хуже.
   – Ваще разум потеряла, – бубнил милиционер, – ширнулась, и за руль.
   Я выхватила из бардачка листок бумаги, ручку и нацарапала: «Совершенно не употребляю алкоголь и не пользуюсь наркотиками. У меня не работает язык, еду от врача».
   Паренек повертел клочок в руках.
   – Ага, – сбавил он тон, – больная, значит, немая! Бывает такое, случается, вы не расстраивайтесь, с виду-то и не понять сразу, что инвалид, вполне нормально выглядите, приятная женщина, немолодая уже…
   Я постаралась собрать всю силу воли. Если сейчас тресну юного безусого нахала по носу, это будет расценено как нападение на милиционера при исполнении служебных обязанностей.
   – Документы покажите, – велел постовой и принялся разглядывать мои права и техпаспорт на «Пежо». Спустя пару минут он слегка разочарованно сказал: – Ну хорошо, следуйте дальше. И кто только немому человеку разрешил за руль сесть.
   Я сердито фыркнула. Собственно говоря, почему субъект, лишенный речи, не имеет права управлять транспортным средством? Вот разрешение на вождение машины в руках слепого человека может вызвать недоумение.
   – Я думал, вы автомобиль без спроса взяли, – продолжал говорить гадости мент, – влезли без разрешения и…
   Внезапно мой язык обрел подвижность:
   – О господи! Ну конечно же! «Мерседес» взяли без ведома Малики Юсуповны!
   Постовой попятился.
   – Вы умеете говорить? Чего же придурялись? Шутить решили? Да за такое можно и права отобрать!
   – Нет, нет, – затараторила я, – я онемела, ну совершенно ни одного слова за всю жизнь не произнесла, а сейчас посмотрела на вас и вылечилась. Может, вы экстрасенс?
   Теперь постовой потерял способность разговаривать и замер с раскрытым ртом. Оставив его столбом стоять посреди проезжей части, я повернула направо и поехала на улицу, где расположена мастерская Малики Юсуповны.
   Пятиэтажное длинное здание постройки середины прошлого века стояло прямо у метро. Я попыталась въехать во двор и потерпела неудачу. Довольно узкая проезжая часть была сплошь забита машинами, припарковаться у подъездов было просто невозможно, и пришлось оставить «Пежо» на проспекте.
   Погода сегодня радовала полным отсутствием дождя, с неба ласково светило солнышко, лужи исчезли.
   Первой машиной, которую я увидела, войдя во двор, был красный «Мерседес»-кабриолет, припаркованный на тротуаре прямо под окнами одной из квартир на первом этаже. Значит, Малика Юсуповна находится сейчас в своей мастерской, вдохновенно пишет очередной портрет. А мне надо найти какую-нибудь глазастую бабушку, молодую мать, гуляющую с коляской, или разговорчивую домашнюю хозяйку. Но, как назло, двор оказался пуст. Вернее, двора как такового тут практически не было, сплошной асфальт, забитый припаркованными встык друг к другу автомобилями. Бабушка или мать с ребенком гуляют где угодно, но не здесь. Не успела я сообразить, что мне следует делать дальше, как дверь ближайшего подъезда открылась, на улицу выскочила молоденькая девушка в белом халате и затараторила:
   – Как только не стыдно! Сто раз просили!
   – Вы мне? – попятилась я.
   – А кому же еще! – неслась девица. – Ведь по-хорошему хотели! Объявление повесили, все поняли, кроме вас. Объясняли, растолковывали, нет! Имейте в виду, как вы с нами, так и мы с вами! Уж не обессудьте, коли на «Мерседес» кирпич упадет! Хотя вам-то что! Новый купите!
   – Но что я сделала?
   – Она еще и дурой прикидывается! – окончательно обозлилась девушка. – Здесь ясли находятся… У нас, между прочим, около ста детей! А вы каждый день свою машину под окнами спальни младшей группы паркуете! Выхлопные газы…
   – Но…
   – Немедленно отгоните «Мерседес»! Мы на вас жалобу напишем!
   Я пыталась вставить слово в поток бурной гневной речи, но девушка не давала мне такой возможности. Она наскакивала на меня, сжав крошечные ладошки в кулачки, глаза ее горели огнем, растрепанные волосы мотались по плечам.
   – Кира, – раздалось справа от меня, – это не она!
   Девушка осеклась:
   – Да?
   Я повернула голову и увидела, что в окне, расположенном на первом этаже, распахнулась форточка, а в ней торчит голова женщины лет шестидесяти.
   – Не она, – повторила голова, – та черная, на ворону смахивает, в пятом подъезде живет.
   Кира ткнула пальцем в красный «Мерседес»:
   – Это ваша машина?
   – Нет.
   – Извините, пожалуйста, но вы стоите около нее, – начала оправдываться девушка, – я подумала, раз рядом находитесь, то «мерин» ваш.
   – Я просто притормозила передохнуть, сердце прихватило, – соврала я.
   Честно говоря, даже не знаю, в какой стороне груди находится главный орган сердечно-сосудистой системы, кажется, слева. А может, справа? Нет, там печень, то есть не там, а ниже. Наверное, вам это покажется странным, но печень у меня никогда не болит, впрочем, желудок и прочие части тела тоже. Вот голова иногда подводит…
   – Это на перемену погоды, – сказала Кира, – с ума сойти можно! То дождь, то снег, то солнце, лошадь и та не выдержит. Хотите я вам валокординчика накапаю? У меня в медпункте есть.
   – Большое спасибо, – улыбнулась я и пошла за медсестрой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация