А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уха из золотой рыбки" (страница 14)

   Глава 15

   Злая донельзя, я отыскала кафе, заказала себе чашечку чая с лимоном и принялась раздумывать над сложившейся ситуацией.
   Значит, на набережной стояла не Малика Юсуповна. Но она разъезжает по Москве на красном «мерсе» с непростым номерным знаком, и утром семнадцатого июля она была возле метро «Спортивная», где засунула в свою роскошную тачку потерявшую сознание Лику. И о чем это говорит? Да об очень простых вещах, но сначала следует выяснить, кто был на площади, где Ася торговала кока-колой: Малика Юсуповна или таинственная незнакомка с забинтованной ногой?
   Опрокинув в себя чай, я понеслась к подземке, надеясь, что Никита стоит со своим книжным лотком на площади.
   Бывший однокашник оказался на месте.
   – О, Дашка! – обрадовался он. – Пошли пожрем.
   При воспоминании о клейких пельменях с начинкой из плохо провернутых бычьих жил меня передернуло.
   – Тут есть другое место для еды?
   Никита кивнул:
   – Полно всего, но там дорого.
   – Пошли, я угощаю.
   – У богатых свои причуды, – хихикнул Никита, – мне и пельмени хороши.
   Но я привела его в «Сбарро» и купила пиццу.
   – Какими судьбами опять в наших краях? – поинтересовался Никитка и вцепился зубами в угощение. – Оо, вкуснотища зверская!
   Пока он, восторгаясь, глотал огромные куски теста, покрытые мясом, помидорами и расплавленным сыром, я вытащила из сумочки обе фотографии и положила перед ним.
   – Это кто? – удивился Никита, вытирая губы. – Какие ножки, загляденье!
   Мужчины все-таки странные существа, вместо того чтобы обратить внимание на лицо или волосы, рассматривают ноги.
   – И попка классная, – продолжал Никита.
   – Ты лучше скажи, кто из них запихивал в «Мерседес» Лику?
   – Кого?
   – Ну ту тетку, что потеряла сознание на площади!
   Никита принялся вглядываться в снимки.
   – У беленькой-то лица практически не видно, – сказал он в конце концов, – одни ноги, но она больше похожа на ту бабенку с красным кабриолетом. Вот то, что черная не она, – это точно. Та блондинкой была молоденькой, хорошенькой, в белой юбочке, и ножки похожи, стройные, в босоножках, щиколотка завязана. Уж не знаю, она или нет, но похожа.
   Я вскочила:
   – Спасибо.
   – Эй, ты куда? – удивился Никитка. – А кофе?
   – Пей без меня, – ответила я и побежала к «Пежо».
   Выходит, Малика Юсуповна тут ни при чем, но она определенно знает, как зовут симпатичную блондиночку. Скорей всего, это кто-то из ее близких подружек, попросивших на денек машину.
   Чувствуя себя спаниелем, который унюхал дичь, я схватилась за телефон.
   – Слушаю, – торжественно ответила Инга Федоровна.
   – Позовите Малику Юсуповну.
   – Хозяйка приедет в двадцать два часа, – голосом церемониймейстера заявила экономка, – что ей передать?
   Но я весьма невежливо отсоединилась. До десяти пришлось шляться по городу. От тоски я накупила кучу ненужных вещей: ярко-красную кофточку-стрейч, которую заведомо никогда не надену, попонку для Хучика, пластмассовую мыльницу и домашние тапки в виде головы кролика. Наконец стрелки часов замерли в нужной позиции. На этот раз Инга Федоровна ответила:
   – Кто ее спрашивает?
   – Что за неуместное любопытство, милейшая?
   – Но как вас представить?
   – Дама, которая желает купить дом!
   Воцарилась тишина, нарушаемая легким потрескиванием, потом послышался другой голос, глухой и спокойный:
   – Слушаю вас.
   – Малика Юсуповна?
   – Да.
   – Разрешите представиться: Дарья Васильева, я сегодня осматривала ваш особняк…
   – Очень приятно, – вежливо прервала меня Малика Юсуповна, – надеюсь, вам показали все.
   – Да, здание чудесное, интерьер восхитительный, мебель выше всяких похвал.
   – Рада, что вам понравилось.
   – Я в восторге.
   – Замечательно.
   – Но произошла маленькая неприятность.
   – Какая? – насторожилась собеседница.
   – Видите ли, я случайно обронила в здании часы, так, безделицу, номерной «Шопард», серо-стального цвета, циферблат украшен сорока бриллиантами, а ремешок отделан вставками из сапфиров. Естественно, я могу купить себе новые, но потерянные – подарок моего любовника, он может очень обидеться на меня, а в мои планы пока не входит расставание с этим мужчиной.
   – Немедленно отправлю всю прислугу искать часы! – воскликнула Малика Юсуповна.
   – Погодите, кажется, я предполагаю, где они могут быть. Видите ли, мне очень понравилась ваша кровать, и я твердо решила, что обязательно оставлю ее себе, поэтому откинула, уж извините за бесцеремонность, подушку и пощупала матрас. Согласитесь, он главный компонент постели. Скорей всего, часики свалились с запястья именно в тот момент.
   – Вас не затруднит подождать у телефона? – спросила хозяйка.
   – Нет, конечно.
   – Инга, – донесся до меня возглас, – немедленно ступай в мою спальню…
   Через несколько минут Малика Юсуповна сообщила:
   – Ваша безделушка у меня.
   – Ах, боже! – Я старательно принялась изображать радость. – Просто замечательно! Честно говоря, я боялась, что обронила «Шопард» в саду, там никогда не найти крошечную штучку.
   – Я бы велела садовнику просмотреть каждую травинку, – засмеялась Малика Юсуповна, – иначе бы полжизни потом чувствовала себя виноватой перед вами.
   – Но вы-то здесь ни при чем!
   – Все равно, вещь-то потеряна на моей территории. Скажите адрес, по которому прислать часы.
   – А если я сама подъеду за ними? Или уже поздно? Вы, наверное, ложитесь спать?
   – Что вы, – засмеялась Малика Юсуповна, – в это время жизнь только начинается. Да мне раньше трех и не заснуть ни за что.
   Я включила зажигание и понеслась по известному адресу.
   В жизни Малика Юсуповна оказалась еще более некрасивой, чем на фото. Ростом она была ниже меня, ее стройная, даже худощавая вверху фигура книзу расширялась и заканчивалась довольно крепкими короткими ногами, напоминавшими о предках дамы, скакавших на лошадях. Лицо не отпугивало, карие глаза и ровно очерченные брови смотрелись даже приятно, но кожа выглядела нездорово-желтой, а нос был покрыт крупными порами. Вот волосы вызывали восхищение: густые, тяжелые, иссиня-черные, они блестели в свете люстры, словно лакированная поверхность. Впрочем, может, пряди и в самом деле были сбрызнуты специальным средством, придающим локонам здоровый вид.
   Меня провели в гостиную, угостили чаем. Я нацепила свои часы вновь, и мы с Маликой Юсуповной принялись болтать ни о чем. Спустя полчаса обнаружили кучу общих знакомых и прониклись друг к другу симпатией. Наконец, сочтя момент подходящим, я воскликнула:
   – Вам не скучно одной в огромном доме?
   Малика Юсуповна улыбнулась:
   – Ну, во-первых, больше всего на свете я люблю одиночество, а во-вторых, поздно приезжаю с работы.
   – Вы ведь художница?
   – Да, – кивнула хозяйка, – портретист. Недавно прошла моя выставка в галерее «Рад».
   – Но разве живописцу нужно ездить в присутствие? – Я прикинулась идиоткой.
   Малика улыбнулась:
   – Картины не падают с неба, их надо нарисовать, поэтому я частенько провожу в мастерской по двенадцать часов. Может, вам покажется странным подобное заявление, но успех творческого проекта на девяносто процентов зависит от трудолюбия.
   – У вас такой чудесный дом, отчего же не писать тут?
   Малика спокойно налила себе еще чашечку кофе. Очевидно, у дамы нет никаких проблем со здоровьем, если поздним вечером она позволяет себе наливаться арабикой.
   – Конечно, оборудовать тут мастерскую не составило бы никакого труда, – пояснила она, – но я уже говорила, что пишу портреты, причем очень часто не на заказ. Запечатлеваю на холсте интересные лица. Иногда езжу по городу и рассматриваю толпу, вдруг мелькнет кто-нибудь с неординарной внешностью. У меня сейчас задуман цикл работ под общим названием «Посмотри на современника». Дом наш, как видите, в коттеджном поселке, добраться сюда можно лишь на машине, поэтому, чтобы мои модели не отказывались позировать, пришлось покупать еще квартиру в центре Москвы, рядом с метро, на Александровской улице.
   – Ясно, – протянула я, – и вы целыми днями трудитесь?!
   – Да.
   – Но это же ужасно!
   – Почему? – засмеялась Малика.
   – Неужели вы не можете позволить себе работать не пять дней в неделю, а меньше, ну, допустим, два.
   Хозяйка откинула назад копну волос.
   – Я стою у мольберта не пять, а семь дней в неделю.
   – Как? И в субботу с воскресеньем тоже?
   – Конечно.
   – Но зачем? Ведь не из-за денег же! Представляю, как вы устаете.
   – Наоборот, во время работы я отдыхаю.
   – Такого просто не может быть!
   – Вы кто по профессии? – спросила Малика.
   – Преподаватель французского языка, – ответила я, – мне нравилась моя специальность, но, как только выдалась возможность, я мгновенно бросила преподавать.
   Малика вытащила длинную тонкую сигарку.
   – У вас есть что-то такое, ну, что вы любите делать больше всего?
   «Расследовать запутанные детективные истории», – хотела было выпалить я, но вовремя схватила себя за язык и выдала наглую ложь:
   – Обожаю готовить, скупаю все книги по кулинарии!
   – А я обожаю пачкать красками холст, – усмехнулась хозяйка.
   – Но иногда же хочется развеяться, сходить, к примеру, в ресторан…
   – Мне нет.
   – Бог с ним, с кабаком, в театр, консерваторию, за границу съездить…
   – Уже неинтересно, побывала везде!
   – В конце концов, просто в баню сбегать с близкой подругой.
   – У меня их нет.
   – Друзей?
   – Да, – кивнула Малика, – знакомых толпа, в основном у мужа, он крайне общительный человек, а я слегка аутична.
   – Совсем-совсем нет подружек?
   – Ни одной, – покачала головой она, – да они мне и не нужны, мольберт, кисти и краски – вот мои лучшие друзья.
   – И каждый день…
   Малика Юсуповна поправила бесчисленные браслеты, болтающиеся у нее на запястьях.
   – Я живу по четкому расписанию. Ровно в одиннадцать утра приезжаю в мастерскую и нахожусь там до девяти вечера.
   – Не выходя на улицу?
   – А зачем мне выходить?
   – Может, и лучше, что у вас нет близких подруг, – пробормотала я, – мои вечно втягивают меня в неприятности. Вот пару дней назад Лена Кротова попросила на время машину, ей захотелось перед коллегами на работе пофорсить, и что?
   – Наверное, в аварию попала, – спокойно предположила Малика.
   – Точно! Разбила лобовое стекло, помяла бампер… Вы даете кому-нибудь свой автомобиль?
   – Я?! Машину? Постороннему человеку? Нет, конечно. На мой взгляд, это так же отвратительно, как взять чужую зубную щетку!
   – И вы никогда бы не разрешили попользоваться своей машиной?
   Лицо Малики Юсуповны перекосилось.
   – Мне даже будет неприятно, если муж захочет ею воспользоваться. Правда, Марлен знает о моей особенности и никогда не станет проситься за руль, впрочем, у него три своих авто, моя ему ни к чему.
   – А вы на какой ездите?
   – У меня «Мерседес»-кабриолет.
   – Очень хорошая модель.
   – Мне нравится.
   – Моя невестка тоже довольна, у нее такая же, синего цвета.
   – Брюнетке больше подходит красный, – улыбнулась Малика, – поэтому я приобрела модификацию огненного оттенка.
   – Очень вкусные пирожные. – Я перевела стрелку разговора на другие рельсы.
   – Не люблю жирный крем, предпочитаю воздушный, белковый или йогуртовый.
   – Ах, какой у вас вид из окна! Волшебно!
   Я встала и заглянула за занавеску. Малика Юсуповна осталась сидеть на диване. Воспользовавшись тем, что хозяйка вновь стала наливать себе кофе, я вытащила из сумочки фотографию и воскликнула:
   – Здесь лежит чей-то снимок!
   Малика Юсуповна вздернула правую бровь:
   – Да?
   – Вот смотрите! Наверное, кто-то из ваших знакомых или родственников, – продолжила я и сунула снимок под нос хозяйке.
   Малика поморщилась:
   – Нет, ко мне сей шедевр не имеет ни малейшего отношения. Больше похоже на порнографическую картинку.
   – Наверное, кто-то из вашей прислуги увлекается подобными штучками…
   Малика неожиданно резко крикнула:
   – Инга!
   В комнату моментально влетела экономка. Я очень удивилась: она что, сидела под дверью? У нас Ирку, как правило, невозможно дозваться! И еще, стрелки часов почти подобрались к полуночи, в столь позднее время мы никогда не тревожим домработницу, но если все же в крайнем случае зовем Иру, то она появляется в халате, растрепанная и, зевая, заявляет: «Ни сна, ни отдыха измученной душе! Чего еще стряслось?»
   А Инга Федоровна оказалась безукоризненно одета, ее прическа выглядела безупречно, на лице виднелся скромный макияж.
   – Жду ваших указаний, – наклонила экономка голову.
   Малика Юсуповна ткнула пальцем в снимок, лежащий на столе:
   – Немедленно выясните, кому принадлежит ЭТО, и увольте данную личность.
   – Слушаюсь, – кивнула Инга Федоровна и глянула на фото.
   Внезапно бледные щеки экономки слегка порозовели.
   – О… – начала было она и осеклась.
   – Что еще?! – возмущенно воскликнула Малика Юсуповна. – Я неясно отдала приказ?
   – Нет-нет, – быстро ответила Инга Федоровна, – однако я не сумею сегодня его выполнить. В доме сейчас находится только охранник Виктор, остальная прислуга отпущена по домам.
   – Значит, сделаете дело завтра, – раздраженно прервала ее хозяйка, – и не надо докладывать мне о трудностях, которые подстерегают вас при выполнении задания. Я вообще ничего знать не хочу! Прислугой ведаете вы, найдите того, кто посмел оставить на подоконнике отвратительное фото, и избавьтесь от служащего! Впредь будьте внимательной при подборе людей. А сейчас ступайте.
   Инга Федоровна молчаливой тенью скользнула за дверь.
   – Экономка живет в доме? – полюбопытствовала я.
   – Нет, – последовал ответ, – меня раздражают посторонние люди, спящие в моих комнатах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация