А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Земли Хайтаны" (страница 21)

   – Я же не сказал, что возражаю, просто потом надо будет что-то с ними решить. Придется где-то их расселить.
   – Сами разберутся, – усмехнулся Олег. – Удур тоже в поселке жить не хотел, на ночь всегда уходил за стены, у него в камышах была хижинка.
   – Опасно. Ваксы у нас пошаливают.
   – Часто?
   – Да с неделю уже. От поселка удаляемся только большими группами. Все равно пару раз были серьезные стычки: убит один лесоруб, двое ребят серьезно ранены.
   – А что ты хотел? Это их берег, вот и получай веселье по полной программе. На острове подобного не было, туда не так просто добраться.
   – Много ты понимаешь! Мы там по поселку на лодках плавали, а в твоем доме вода вровень с кроватью стояла. Нет, нельзя там жить, нельзя… Надо было еще по прошлому году сменить место. А с ваксами решать вопрос надо… и чем быстрее, тем лучше.
   – А сюда разлив не достает?
   – Нет, Хрустальная не сильно разбухает, а Фреона не дотягивается. Кстати, я все ваши вещи сберег, сюда перетащил. – Добрыня кивнул на угол, где в ряд стояло несколько мешков. – Знал, что ты точно не сгинешь бесследно.
   – Спасибо. Что ты там по ваксам сказал, насчет решения вопроса?
   – Да, решать с ними надо. Говоришь, по Наре много их поселений?
   – Если верить Млишу, они любят селиться возле воды. Сам я тоже никогда не видел их деревень далеко от рек или озер. По Фреоне в наших краях они строить деревни не любят, только ниже, под самыми порогами. Наверное, хайты в свое время крепко шуганули ваксов, так что, скорее всего, нас тревожат те, что живут вдоль Нары.
   – Вот и я так прикидывал. Думаю, неплохо бы пройтись по Наре и выжечь все их гнезда, на хрен.
   – Людей немало понадобится.
   – У нас сейчас народу прибавилось. Помнишь Руслана Поляшенко?
   – Это который вожак поселка чуть ниже по Фреоне?
   – Он самый. Но теперь нет их поселка, все сюда перебрались.
   – То-то, смотрю, много новых лиц появилось.
   – Считая тебя и меня, сейчас ровным счетом пятьсот семьдесят пять душ. Почти вровень с поселком Кругова.
   – Твою мать! Как кормить такую ораву?
   – Ты в тарелку свою иногда посматривай и есть при этом не забывай: сам поймешь.
   – А что тут понимать? Обычная уха, но давненько я такой наваристой не ел: ложка тонуть не хочет.
   – Вот то-то! Рыба пошла, и хорошо пошла – еле в реке помещается. Как ты ушел, мы еще с недельку с соплей окрошку разводили да ложки до блеска вылизывали, а потом все кончилось: сети переполнило в одну ночь.
   – Про сопли ты загнул! Мы ведь по весне мамонта у ваксов отбили, в нем мяса тонны две или три!
   – Маленько загнул, – признал Добрыня. – Это я так… для образности. А рыба пошла здорово: нерест. Видал, какая уха наваристая?! Осетр попер или что-то на него похожее, мы икру не успеваем солить. Вот, кстати, еще проблема: надо еще соли навезти.
   – Так вроде еще много оставалось…
   – Пока запас есть, но надо еще. Уже сейчас приходится думать о будущей зиме. Чтобы опять с голоду не пухнуть, надо засолить как можно больше рыбы. Пока что это наша основная еда, по-другому такую ораву не прокормить. Поля засеваем помаленьку, но на большой урожай в этом году рассчитывать трудно, так что вся надежда на реку. Да и поторговать солью можно, и не только с местным Югом. Меда и воска здесь почти нет: лес хлипкий, пчелки его не любят, а вот на левобережье все по-другому, вот у них и будем менять. Да и медь только у них, ты здесь так ничего и не нашел.
   Последние слова Добрыня произнес с легким укором, на что Олег тут же ответил:
   – Я тебе не волшебник! Скажи спасибо, что железо здесь отличное. Так не бывает, чтобы в одном месте вся таблица Менделеева. Ты обнаглел вконец: хочешь все и сразу.
   – Но ты сам говорил, что видел признаки меди…
   – Мало ли что я видел? Там разведку надо вести, канавы и шурфы бить. Ты дашь мне пятьдесят человек на пару месяцев?
   – Помечтай, – ухмыльнулся Добрыня. – Да хрен с ней, с этой медью! Купим как-нибудь, не обеднеем. Кроме нее немало хорошего можно приобрести.
   – А именно?
   – На левобережье некоторые удаленные поселения наладили деловые контакты с вольными кшаргами. Те за пару мешков соли готовы отдать лошадь или корову.
   – Вот это уже неплохо, – кивнул Олег.
   – И я так подумал. Без коров обойтись можно, а вот лошади не помешают: пахать на себе тяжело. И это… ты говорил, что в степи немало разных машин осталось. Может, что-то вроде тракторов из них соорудить получится?
   – Нереально, – поморщился Олег.
   – Почему? У нас механиков немало…
   – Да понимаю, вопрос не в этом. Это тебе не самодельные паровые машины: если что-то поломается, без запчастей толку не будет. Так что в любом случае долго эта техника не протянет. А самое главное – нет горючего.
   – Так можно на спирту, или дровяных газогенераторах… Вроде есть способы переделать движки.
   – Спирта не напасешься, да и не верю я во все это. Придется с двигателями мудрить: а на пользу им такие переделки не пойдут. Тут все просто: если прогорят поршни, в кузне новые не выкуют. Хотя в те места обязательно надо организовать хорошую экспедицию: полезного добра там горы.
   – Организуем, не сомневайся: заинтриговал ты меня очень сильно. Но сейчас больше волнует проблема ваксов. Да и на золотом прииске пора работы начинать, а как это делать? Придется человек тридцать держать, иначе опасно: крупная шайка каннибалов шороху наделает.
   – Золото пока подождет. Вода слишком холодная, а работать часто в ней приходится. Не стоит ревматизм зарабатывать. А вот с ваксами можно разобраться, да заодно и запас соли пополнить.
   – Это как?
   – Просто. У нас сейчас три корабля, так?
   – Ну?
   – Один оставляем здесь, на остальные берем полсотни бойцов и поднимаемся по Наре. В пути уничтожаем все поселения до самого города. Там деревень десятка два или три, не меньше: поодиночке с ними справиться элементарно, я одну вместе с Эроном и Монгу без особых трудностей разгромил. В конце пути забиваем трюмы солью и уходим. Думаю, после такого карательного рейда ваксы даже правнукам закажут посматривать в нашу сторону.
   – План хороший, но ресурсоемкий, – вздохнул Добрыня. – Корабли еще куда ни шло, не жалко, но полсотни бойцов… Сейчас у нас каждый человек на счету: вспашка много сил отнимает, да и строительство затянется надолго. После твоих нынешних рассказов решил стены делать из камня или булыжниками обкладывать, чтобы не сожгли.
   – Правильно! Я сам хотел это предложить, но ты без меня догадался. А с людьми проблему можно решить. Все равно сразу выйти не сможем. Надо корабли подготовить, подлатать после зимовки, а там и вспашка завершится.
   – А чего их латать? И так плавают.
   – Дерьмо плавает, корабли ходят. Небось воду из трюмов вычерпывать не успеваете?
   – Сочится маленько, – признал Добрыня.
   – Вот и не спорь! Для дальнего похода все должно быть идеально. Так что пока их до ума доведут, вспашка должна закончиться.
   – До конца еще далеко.
   – Ты до осени пахать собираешься?
   – Нет, но недельки две еще поработаем, не меньше. Поля приходится от кустов расчищать, камни собирать… Да что тут говорить, сам знаешь: целина полная.
   – Две недели терпимо: корабли спешки не любят.
   Добрыня, поднявшись, указал на тарелку с остывшей ухой:
   – Совсем я тебя заговорил! Поешь или вылей да крикни поварам свежую приготовить, мы сейчас рыбу не экономим. И это… жить вам негде, так что расселяйтесь прямо здесь, я Руслана потесню.
   – Да ладно, я шалаш до вечера соберу.
   – Не ладно! Тебе можно и в шалаше, а вот Аньке никак нельзя. Загонял ее так, что одни глаза остались.
   – Ничего, с милым я и в шалаше проживу, – радостно отозвалась девушка, довольная, что о ней вспомнили.
   – Сказал: живите здесь, значит, живите! – пряча улыбку, сурово произнес Добрыня. – Вещи ваши вон в углу, как чувствовал, что вернетесь. А своих у меня всего ничего, вечерком заскочу, соберу их. Заодно и конкретно переговорим, как жить дальше.
   Вождь поднялся, вышел. За ним еще не захлопнулась дверь, как Аня, собственническим взглядом обведя помещение, поморщилась:
   – На острове у нас дом как дом был, а это чуть ли не шалаш.
   – Ничего, не все сразу. Будет у нас и здесь дом.
   – Я понимаю. Но надоело: каждый год одно и то же – все заново начинаем.
   – Зато вещей побольше стало: Добрыня все перетащил. Я тогда с собой немного взял, больше всего чайник жалко.
   – Так чайник пропал? – огорченно уточнила Аня.
   – Да. Но ничего, как-нибудь без него перебьемся.
   – Хорошо бы, если б тебя опять вниз послали. В южные страны. Можно будет разной посуды набрать и одежды побольше.
   – Да сколько можно? Я в том году тебе целую гору навез!
   – Одно тряпье, почти ничего хорошего, – безапелляционно заявила девушка.
   – Не знаю, не знаю! А радовалась несколько дней!
   – Это я к тебе подлизывалась.
   – Двуличная, неблагодарная особа!
   – Грубый, похотливый самец!
   – Меркантильная нимфоманка!
   – Тупой мужлан!
   Олег, подыскивая новый эпитет, посмотрел на жену, но, узрев веселых бесенят в ее глазах, не выдержал, улыбнулся. В следующий миг супруги дружно рассмеялись: трудный путь закончился, они были дома.

   Глава 14

   Флот бывших островитян состоял из трех судов. Особой логики в их наименовании люди не придерживались: если первые два нарекли «Арго» и «Варяг», вспомнив названия земных легендарных кораблей, то приземистая галера, захваченная по осени у хайтов, получила незатейливое прозвище «Утюг», что само собой говорило о ее ходовых качествах. Сейчас лишь он совершал редкие рейсы между берегом и островом, где постепенно разбирали старый поселок.
   «Арго» зимовку перенес хорошо – на удивление ладный и крепкий кораблик, а вот «Варягу» пришлось переконопатить все щели. Как и меньший собрат, он был двойного назначения: приличный трюм позволял принимать на борт немалый груз, а плавные обводы удлиненного корпуса и восемь пар весел помогали эффективно использовать его в бою. Высокие корма и нос с широкими площадками прямо напрашивались для установки метательных машин или расположения отрядов лучников. Еще в прошлом году, забирая брошенное судно с порогов, Олег понимал, что оно достойно примет звание флагмана флотилии.
   Добрыня зажал хороших специалистов: хотя и выделил Олегу двадцать человек, но из них только пятеро мужчин, да и те не слишком мастеровитые. От подростков и женщин толку немного, разве что корпуса конопатить и паруса сшивать. Хорошо, что хоть кузнецы не подвели – быстро выполнили большинство заказов, да и большинство запрошенных материалов корабельщикам выделяли без возражений, если не считать продолжительных диспутов с Борисом Моисеевичем, главным завхозом поселка. Указы Добрыни для него вовсе не были бесспорны – малейшее посягательство на свои кладовые он считал личным оскорблением и готов был часами спорить за каждый гвоздь.
   Больше всего времени ушло на оснащение «Варяга» метательными машинами – две баллисты заняли свои места на носу и корме. Для этого пришлось укрепить палубу, подвести снизу дополнительные опоры, уменьшить высоту фальшборта, дабы не мешал стрельбе. Бензина не было, спирта тоже, но зато хватало смолы и скипидара – зажигательные снаряды делали из них. Олег мечтал о находке нефтяного месторождения, но дальше мечты дело пока не доходило. Хорошо, что хоть железа хватало, да и золото под боком – глупо рассчитывать на большое разнообразие полезных ископаемых в столь невеликом районе. А обследовать большую территорию пока нереально – для этого потребуется масса специалистов и годы работы.
   Кроме того, ему очень хотелось оснастить «Варяг» крепким тараном, но решить эту конструкторскую задачу не получилось. Всякое навесное устройство слишком сильно сместит центр тяжести, компенсировать это придется внушительным кормовым балластом, еще больше увеличивая осадку. И, как ни крути, все это не лучшим образом скажется на ходовых качествах, а при ударе причинит повреждение не только вражескому кораблю – может не выдержать и свой нос. Пришлось от этой затеи временно отказаться.
   Помимо метательных машин немало времени отняла реконструкция рулевого весла. Его установили пониже, удлинили плечо рычага, но при этом увеличили площадь лопасти, так что два человека ворочали его с трудом. Зато на маневренности это должно было сказаться самым благоприятным образом.
   Как ни странно, но переделка такелажа и рангоута[4] прошла быстро и безболезненно. Старую мачту убрали, вместо нее намертво установили две новых. Добрыня все же разыскал более-менее опытного яхтсмена, именно он набросал чертеж новой оснастки. Теперь «Варяг» мог нести комплект прямых и косых парусов, позволявший двигаться при боковых ветрах и даже идти галсами при ветрах, близких к встречным. Скорость при этом будет весьма скромной, но все равно приятно – ничего подобного местные корабелы не знали.
   Помимо корабельных дел на Олега свалилось немало других обязанностей. Он заново отстроил металлургический цех на берегу Хрустальной, самолично подобрав самое удобное место. Отсюда и за рудой добираться недалеко – она за ближайшим холмом. На реке задумал установить бревенчатую плотину, чтобы вода крутила мельничное колесо, качая мощные мехи. Но пока это было только в проекте – слишком много потребуется труда, столько людей и материалов ему сейчас никто не даст. А хорошо бы, тогда и главный молот будет работать пошустрее, без участия мускульной силы.
   Если на железном руднике пока никаких работ не требовалось – приходи и бери сколько хочешь, то на золотом прииске все пришлось делать заново. Шайка ваксов, наткнувшись на него еще ранней весной, переломала и сожгла все нехитрое оборудование. Оно, конечно, несложное, но все же само собой не появится. Изготовлением занимались в поселке – когда все будет готово, перетащат на место. Сейчас пока было рано: вода холодная, и каннибалы с удовольствием нападут на малую кучку старателей. Отряжать на это дело большую толпу не получится: людей много, но все равно не хватает: все силы отбирает строительство.
   Как и всякий геолог, Олег немного разбирался в землемерном деле, что тоже пригодилось. Он разметил линии будущих стен, проведя их с таким расчетом, чтобы при минимальном периметре получить максимальный внутренний объем. Задача не столь проста, как кажется, ведь в простейшем случае достаточно нарисовать круг – он идеально соответствует поставленной задаче. Нет, требовалось учесть обрывистый берег Мраморного ручья, русло Хрустальной и скалистую гряду, оптимально их использовав в запланированном оборонительном комплексе.
   Кроме того, вместе с парочкой лучших спецов по строительству Олег набросал план каменного укрепления, которое необходимо будет позже соорудить на скальной гряде. Ее высота сама по себе неплохая защита, а с дополнительными ухищрениями получится замок, куда в случае прорыва стен могли укрыться все жители. Дома они потеряют, но выкурить их из этой цитадели будет нелегко. Само собой родилось емкое название – Скалистый замок. Установив на такой высоте мощные метательные машины, можно легко контролировать всю окружающую местность.
   В общем, если все выйдет как задумано, крепость получится отменной. Даже крупной армии хайтов здесь ничего не обломится. Хотя… неприступных твердынь не бывает – вопрос в количестве атакующих, их вооружении и настойчивости.
   Как обычно, строительство жилых построек оставили на потом: для начала надо защитить еще не существующие дома крепостными стенами.
   Десять мужчин пробирались по узкой седловине меж двух холмов. Под ногами то и дело хрустели черепки древней керамики, иногда по сторонам они замечали камни с явными следами обработки, а кое-где из-под песчано-глинистых наносов показывалось плитчатое покрытие древней дороги. Особого внимания на это не обращали – привыкли уже. Все прекрасно понимали, что раньше эти места были весьма оживленными, но те времена миновали очень давно.
   Алик, в честь такого дела оставивший кузню на попечение помощников, шел впереди, показывая дорогу. Остановившись перед низкой каменной аркой, угрожающе нависающей над дорогой, он повернулся к Олегу:
   – Вот, дальше будет это самое.
   Тот, с сомнением осмотрев сооружение, уточнил:
   – Ты уверяешь, что, шагнув под эту арку, мы очутимся неподалеку от того места, где появились в этом мире?
   – В прошлом году так и было.
   – Я тебе верю, но странно все это.
   – Согласен, – кивнул Алик. – Мы тогда просто офигели. Сам не знаю, как это происходит, да и никто не знает, но работает очень четко. И при этом все незаметно: только в глазах на миг темнеет. Интересно, а ваксы про этот путь знают? Ведь могут без труда устраивать набеги от самих гор, а может, и устраивают.
   – Следов здесь хватает – как дикарей, так и зверей, так что все может быть. Ладно, хватит время терять, надо успеть засветло в поселок вернуться.
   Олег решительно шагнул вперед, подавая пример товарищам. В глазах на миг потемнело, он неуверенно сделал еще шаг и с удивлением заметил, что пейзаж стал другим: лысые склоны сменились увалами, поросшими кустарником. Обернулся и вздрогнул, увидев, что стоит в одиночестве – спутники исчезли бесследно. Внезапно воздух заволновался, будто марево над раскаленным асфальтом, и Алик материализовался буквально из ниоткуда. Ухмыльнувшись, он торжествующе произнес:
   – Я же говорил! Дел на секунду!
   Следом один за другим показались остальные бойцы, ошеломленно загудели, рассматривая новые окрестности.
   – И далеко мы сейчас? – поинтересовался один из самых юных.
   – Прилично, – спокойно ответил Олег. – Если эта штука не сработает в обратном порядке, назад будем добираться недели две, не меньше. Так что у кого сапоги жмут, сразу вешайтесь.
   Оставив спутников внизу, он быстро вскарабкался на холм, с вершины обозрел округу. Память на местность у Олега была профессиональная: даже с этого ракурса он сумел опознать низкий хребет, который преодолел в первый день своего пребывания в этом мире. Опираясь на знакомые ориентиры, проследил свой дальнейший путь и не удивился, увидев неподалеку долину памятного ручья, возле его истока он тогда встретил Аню. Как и остальные земляне, он с девушкой двигался в одном и том же направлении, стараясь удалиться от излишне привязчивых ваксов, интересующихся людьми исключительно с гастрономической точки зрения. Так что все маршруты беглецов были примерно параллельны друг другу.
   Спустившись, он прояснил ситуацию:
   – До нужного места около десяти километров. Если поспешим, то часов через пять вернемся, а еще через три доберемся до поселка. Хотя и в потемках, но все же не глубокой ночью. Так что вперед: грех упускать такую возможность.
   Возражать командиру никто не стал – расстояние и впрямь невеликое. Хотя от разведчиков требовалось только уточнить вероятность столь странного путешествия и расположение района авиакатастрофы, но раз все решилось столь быстро и благоприятно, то Олег прав: не стоит терять возможность проверить все на месте. Вдруг за истекшие месяцы самолет обнаружили каннибалы и успели растащить все ценное?
   Однако люди не нашли ни малейших следов троглодитов. То ли они и впрямь не любили селиться вдали от рыбных водоемов, то ли просто избегали этих мест, но результат был налицо: на взгляд Олега, с прошлого года ничего не изменилось. Нет, кое-какие изменения он, конечно, отметил: больше не воняло керосином, обожженные заросли зазеленели, поломанные деревья, наоборот, засохли, там, где раньше тянулись обгорелые проплешины, расстилался травяной ковер, а от трупов, пристегнутых к сиденьям, остались россыпи костей. Но в остальном все по-прежнему: никто не унес ни обломка. Знай ваксы про этот клондайк, в покое бы не оставили: они очень ценили металл, да и кроме него добра хватало.
   Олег первым делом проверил прошлогодний «клад», куда сложил массу полезных вещей, не поместившихся в рюкзак. Все оказалось в порядке: продуктов там не было, так что зверью покушаться было не на что. Бойцы разбрелись по сторонам, копаясь среди обломков в поисках чего-нибудь ценного. Олег пожалел, что в прошлом году здесь не задержался подольше: можно было собрать все полезное и припрятать под кусками обшивки. Время и непогода сделали свое черное дело: самолетные одеяла превратились в грязные тряпки, та же судьба постигла множество сумок с их содержимым, да и подросшая трава скрывала немало интересных предметов.
   Пока товарищи рыскали по окрестностям, Олег вскарабкался на высокое дерево, осмотрелся. Как он и предполагал, ни одного дымного столба заметить не удалось, так что вряд ли поблизости были поселения ваксов. Но ничего: когда-нибудь, уже зачистив от них берега Нары, земляне сюда вернутся. Нет, не за сталью и дюралюминием, это само собой, а чтобы продолжить геноцид. За хребтом есть как минимум две деревни – в одной из них Олег побывал в качестве пленника. Уничтожить их недолго: пусть даже здесь все знают, что связываться с людьми не стоит: они злопамятны.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация