А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Снова домой" (страница 38)

   Мадлен не спеша начала стягивать свитер, и тут Энджел схватил ее за руку. И в ту же минуту почувствовал себя как последний идиот. Он попытался улыбнуться – но эта натянутая улыбка не могла скрыть от Мадлен панического страха в его глазах.
   – Не знаю только, смогу ли я, Мэд… – прошептал он, чувствуя унизительную слабость.
   Она прекрасно понимала его сомнения.
   – Твой доктор сказал, что ты можешь возобновить сексуальную жизнь, как только почувствуешь желание.
   Улыбка слегка тронула уголок его рта.
   – Да, когда я это услышал, то очень удивился.
   – Как насчет того, чтобы заняться любовью прямо сейчас? – спросила Мадлен, расстегивая блузку.
   Он отрицательно покачал головой:
   – Я даже не знаю… Может быть, потом, когда-нибудь.
   Мадлен расстегнула очередную пуговицу. Затем провела рукой по его груди, и жар ее ладони передался Энджелу.
   – А может, все-таки попробуем?
   Голова у него кружилась. Он чувствовал ее руки на своей груди, чувствовал, как Мадлен медленно начинает расстегивать ему пуговицы рубашки, как мягко скользят ее пальцы по коже. Мадлен сняла с него рубашку и, отбросив ее в сторону, обнажила ярко-красный шрам на груди Энджела.
   Он все еще колебался. Заняться с ней любовью – это было так важно для Энджела, но он ужасно боялся, что у него ничего не получится. Боялся он и за пересаженное сердце – ведь оно может не выдержать нагрузки.
   Мадлен нежно поцеловала верхний край шрама. Губы ее были такими мягкими и горячими, что Энджел невольно вздрогнул. И уже не мог отстраниться от нее. В нем осталось только одно желание: прижать к себе Мадлен, слиться с ней в одно целое так, чтобы нельзя было понять, где он, а где она.
   Со стоном Энджел привлек ее к себе и принялся целовать со страстью, которой не знал раньше. Он целовал ее до тех пор, пока не задохнулся и не понял, что без нее он уже не может. Энджел медленно опустился на медвежью шкуру, лежавшую на полу, Мадлен последовала его примеру. Она торопливо принялась расстегивать оставшиеся пуговки на блузке. Затем отбросила ее в сторону.
   …Расстегнутый Энджелом бюстгальтер Мадлен упал на пол из его дрожащих рук.
   Она опустилась на колени, и пламя камина осветило ее прекрасную грудь. Мадлен стыдливо прикрылась руками.
   – Ты как ребенок…
   Он отвел ее руки, любуясь обнаженным телом Мадлен. Похоже, сама Мадлен не понимала, как она красива, не понимала, что не всякая молодая девушка может сравниться с ней.
   Энджел взял в ладони ее небольшие, идеальной формы груди.
   – Ты прекрасна, – прошептал он, наклоняясь, чтобы поцеловать их.
   Мадлен ощутила, как мурашки побежали по спине. Она издала тихий, едва слышный стон и вся подалась к Энджелу. Лаская языком ее соски, Энджел одновременно расстегивал ее джинсы и увлекал за собой на пол.
   Стащив с нее джинсы и трусики, Энджел восхищенно залюбовался ее обнаженным телом. Огонь, пылавший в камине, бросал красновато-медные отблески на ее тело. Она лежала перед Энджелом обнаженная. Сунув руку в карман, Энджел достал презерватив. Отвернувшись, он поспешно освободился от остававшейся на нем одежды, отбросил ее к двери и, опустившись на пол рядом с Мадлен, принялся целовать ее, ласкать, пока она не застонала, шепча его имя. Энджел чувствовал, как самообладание покидает его.
   Отстранившись и тяжело дыша, чувствуя, как бешено колотится в груди сердце, он подумал о том, что это, наверное, ненормально.
   – Не знаю даже, Мэд, – прошептал он убитым голосом, желая ее нестерпимо и оттого еще больше волнуясь.
   – Не бойся. Насколько я могу судить, с тобой все в полном порядке.
   Ее руки творили поистине чудеса. Он застонал, закрыл глаза.
   – Ну так как, попробуем? – выдохнула Мадлен на ухо Энджелу, касаясь кончиком языка мочки его уха.
   Он почувствовал, как приятно закружилась голова. У Энджела хватило сил только на то, чтобы слабо кивнуть головой. Говорить он не мог, в горле совсем пересохло.
   Перевернувшись с громким стоном, Энджел склонился над Мадлен и начал целовать ее. Поцелуи производили эффект электрических разрядов; Энджел, как и Мадлен, выгибал спину и постанывал. Он почувствовал, как она обхватила руками его бедра, направляя и поторапливая.
   Все могло кончиться в одно мгновение, но Энджел сумел сдержаться. Она прильнула к нему, шепча его имя, бедра ее поднимались навстречу ему. Как и много лет назад, они потрясающе чувствовали друг друга. Энджелу казалось, что он никогда раньше не испытывал такого полного наслаждения. Он, как мог, сдерживал себя, подводя Мадлен все ближе и ближе к заветной черте…
   …Наконец Энджел почувствовал, что она приблизилась к вершине наслаждения – и у него закружилась голова. Его собственный оргазм был как взрыв. Энджелу показалось, что пол под ним содрогнулся… Через несколько секунд Энджел лежал рядом с Мадлен, все еще конвульсивно вздрагивая. Дыхание постепенно выравнивалось.
   – Когда мы были совсем молодыми, такого не было, – сказал он.
   Мадлен улыбнулась и обняла Энджела.
   – Тогда в нас было больше энергии, но не опыта.
   Они, смеясь, лежали рядом, держась за руки, вспоминая те, прежние, свидания. Положив голову на грудь Мадлен, Энджел любовался ее телом, освещенным пляшущим пламенем камина. Он нежно поглаживал живот Мадлен, думая о том, как она прекрасна, как неповторима и удивительна.
   Он хотел бы никогда не уходить отсюда, хотел, чтобы эти минуты близости тянулись вечно, чтобы душа его могла греться в улыбках и прикосновениях Мадлен.
   Но как мог такой человек, как Энджел, сказать все это такой женщине? Где те волшебные слова, которые заставят Мадлен поверить, что они сейчас не просто занимались любовью: между ними происходило что-то чудесное. За прошедшие годы он узнал разницу.
   Нет, Энджел не знал таких слов, и потому он использовал другой язык, чтобы сказать Мадлен то, что хотел: язык рук, который говорил ее телу, что он любит, любит и не может насытиться. Его руки, его губы, его язык – все говорило, как он обожает Мадлен. И она услышала его. Мадлен застонала от удовольствия и без сил откинулась на медвежью шкуру.
   Обнявшись, они лежали, казалось, целую вечность. Затем, рассмеявшись, Мадлен попыталась отстраниться.
   – Нам, наверное, уже пора…
   – Ничего подобного. – Энджел снова привлек ее к себе, и тела их слились. – Еще и двенадцати нет.
   Она перевернулась на бок и с улыбкой посмотрела на него. Огонь в камине подсвечивал разметавшиеся золотистые волосы Мадлен. Губы ее припухли от долгих поцелуев.
   – Ну что же, можно сказать, у тебя сегодня был отличный секс с матерью-одиночкой.
   Слова ее полоснули Энджела как ножом, он нахмурился.
   – Значит, это всего лишь секс?
   Мадлен нервно убрала со лба спутанную прядь волос.
   – Ну, а сам ты как бы все это назвал?
   Энджел коснулся ее щеки, провел пальцем по ее губам. Он подумал: как мне выжить, если я люблю такую женщину? Люблю так сильно, что эта любовь не вмещается во мне и мое новое сердце готово разорваться? Ему казалось, скажи Мадлен одно только слово, и Энджел вынул бы сердце и положил его к ее ногам. Впрочем, именно это уже и произошло.
   Едва ли не впервые Энджел понял, действительно понял, что именно сделал он когда-то с наивной и доверчивой шестнадцатилетней девушкой. Жгучая волна стыда захлестнула его, стыда и огромного, невыносимого сожаления.
   Он посмотрел в глаза Мадлен. Энджел любил ее в эту минуту так, что ему самому было страшно.
   – Я бы назвал это погружением в любовь.

   26

   «Я бы назвал это погружением в любовь».
   В первое мгновение Мадлен не могла двинуться, она даже дышать перестала. Она лежала рядом с Энджелом, все еще обнаженная, на медвежьей шкуре. Мадлен сдерживалась изо всех сил, чтобы не сказать тех слов, которые ей сейчас не следовало произносить. Если сказать эти слова один раз, то их уже потом не возьмешь обратно.
   Сейчас ей не хотелось говорить о прошлом, думать о прошлом. Но оно, помимо ее желания, оживало в памяти. Все слова, которые они тогда сказали друг другу, встали невидимой преградой между ней и Энджелом. С тем юношей было связано столько ее надежд! Но она боялась, что он вновь, как когда-то давно, возьмет верх над ней. Впрочем, похоже, это уже случилось.
   Она повернула голову и посмотрела на него. Губы ее чуть приоткрылись в немой просьбе.
   Энджел поднялся с пола и протянул ей руку. Движения Энджела были замедленны, он будто боялся того, что может сказать Мадлен, боялся, что она может оттолкнуть его.
   Она оставалась лежать неподвижно. Он погладил ее обнаженную руку, и от этого у Мадлен по коже побежали мурашки.
   – Энджел… – В ее шепоте, каким она произнесла его имя, было столько затаенной страсти.
   Она смотрела в его зеленые глаза, завороженная тем обещанием счастья, которое читалось в его взгляде. Она видела перед собой не того отчаянного взбалмошного семнадцатилетнего парня, каким он был когда-то, и неуверенного в себе голливудского красавчика. В его глазах она в первый раз увидела смятение, тревогу и надежду на прощание. В этот момент Энджел был объят страхом не меньше ее самой. Да, сейчас перед Мадлен был другой мужчина – уязвимый и страдающий. Этому мужчине она не могла причинить боль. Мадлен чувствовала, как постепенно теплеет у нее на душе.
   Энджел нежно коснулся губами ее губ, однако это прикосновение произвело больший эффект, чем недавние страстные объятия. Она обвила руками его шею и притянула Энджела к себе. Мадлен казалось, что годы одиночества и отчаяния пропадают, растворяются и исчезают, как будто их никогда и не было. Энджел отстранился, и в его глазах она увидела то же удивление, которое владело сейчас ею самой.
   – О, Мадлен… – произнес он. Только это, ничего больше. Но ничего больше и не надо было говорить.
* * *
   В половине первого Лина выключила телевизор и поднялась с дивана, одновременно взглянув на часы. Последние десять минут она то и дело посматривала на эти часы, стоявшие на каминной полке. Они стояли около красно-коричневой индейки из папье-маше, которую Лина сделала, еще когда ходила в детский сад. Сейчас индейка возле часов напоминала о том, что День благодарения был уже не за горами.
   «Где же мама, черт бы ее побрал…»
   Скрестив руки на груди, Лина расхаживала из угла в угол. Все лампы в комнате были сейчас включены, но они не помогали избавиться от тревоги и одиночества. Это был первый случай в жизни Лины, когда она ночью была в доме одна. Раньше, даже если мать надолго задерживалась в клинике, Лине обязательно звонил Фрэнсис, чтобы она не чувствовала себя такой одинокой.
   И опять она подумала о том, до чего же ей не хватает Фрэнсиса. Лина горестно вздохнула. Она прошла к входной двери, плюхнулась там на стул и осталась сидеть неподвижно, решив, что до прихода матери не сойдет с места. Сидя, она нетерпеливо притоптывала ногой.
   Вообще, какое право имеет мать быть неизвестно где в такой поздний час?! Она что, не понимает, что Лина ждет и волнуется?! Когда Лина, еще до того как пойти в кино, разговаривала с Энджелом, он сказал, что намерен поговорить вечером с матерью. Поговорить! Интересно, куда это они могли запропаститься?
   Она посмотрела на телефон, подумав, не обзвонить ли ей больницы. Она уже почти поднялась со стула, но взяла себя в руки. Глупо, конечно, так сильно волноваться. Матери, в конце концов, тридцать три года, и она может возвращаться домой как угодно поздно.
   Другое дело, что это было совершенно не похоже на Мадлен. Она всегда была ответственным человеком и не позволяла себе ничего подобного.
   Наверняка это Энджел сбил ее с толку.
   И она стала думать об Энджеле. Ведь что, в конце концов, они обе знали об этом человеке? Он свалился на них, сотканный из обаяния, улыбок, популярности. Но ведь у него ужасная репутация – а если то, что о нем пишут, – правда? Может, правда, что он спит с любой девицей без разбора, что наутро он и не вспомнит имя той, с кем провел ночь… А еще писали, что за ним даже водятся какие-то «мокрые» дела и что он давно уже находится под присмотром полиции, этот Энджел Демарко…
   «Ну-ка, возьми себя в руки, Лина, – приказала она себе, стараясь отогнать прочь тревожные мысли. – С матерью все в порядке. Она, наверное, заставляет его ехать со скоростью двадцать пять миль в час, да еще требует, чтобы он вел машину обязательно в шлеме…»
   Но Лина не очень-то верила своим предположениям. В глубине души она чувствовала, что что-то не так. Вспомнив тот ночной телефонный звонок, когда им сообщили о смерти Фрэнсиса, Лина ощутила, как неровно и часто застучало сердце. Она взглянула на телефон. Да, такой звонок может раздаться в любое время дня и ночи, ударив тебя как молния и оставив догорать, как уголек в камине…
   Вот бы рядом с ней был сейчас Зак! Тогда ей не было бы так страшно.
   И тут Лина заметила огни подъезжающей машины. «Ну, слава богу…»
   «Мерседес» подъехал и остановился возле дома. Фары погасли.
   Лина сидела и ждала, глядя в окно. Ждала, когда они войдут. Но они не спешили…
   Наконец Энджел и Мадлен вышли из автомобиля и пошли по дорожке к дому. Щелкнул замок, распахнулась дверь. Держась за руки, Энджел и мать вошли в комнату, глаза у обоих блестели, а выражение их лиц было каким-то странным – отрешенным.
   Лина внезапно почувствовала себя лишней здесь. Ей хотелось, чтобы только на нее, на нее одну Энджел смотрел такими глазами. Она понимала, что это эгоизм, глупость, детские фантазии – но все равно… Боже, кто бы знал, как остро ощутила в эту минуту Лина собственную ненужность! Это она хотела, чтобы у нее был отец! Он должен принадлежать только ей, быть ее лучшим другом. Глядя, как друг на друга смотрят мать с Энджелом – а смотрели они как настоящие любовники, – Лина ощутила внутри себя пустоту и неожиданное раздражение.
   – Мама? – проговорила она.
   Они удивленно взглянули на нее. Лина поняла, что они только сейчас увидели ее. Их невнимание окатило Лину как ледяной душ. Мать часто заморгала, опоминаясь, и выпустила руку Энджела.
   – А, привет, детка, – произнесла она каким-то чужим голосом. – Мы думали, ты уже спишь и десятый сон видишь. Не нужно было ждать нас.
   Каждое слово вонзалось в сердце Лины как стрела. Вот, значит, как: они даже не подумали о ней, забыли о ее существовании! Лина усмехнулась:
   – Ага, конечно! Как будто я могла уснуть, если тебя нет дома. – Слова прозвучали резко, как выстрел, и Лина была втайне рада, заметив, как мать нахмурилась.
   Мадлен сделала шаг в ее сторону. Она выглядела смущенной, но от этого Лине сделалось только хуже.
   – Малыш, тебе нечего было беспокоиться. Ничто не может изменить нашего к тебе отношения.
   Лина понимала, что это неправда. Ведь если мать по-прежнему любит Энджела, это меняет все, а ни о каких переменах Лина не желала и думать. Лина хотела, чтобы вернулась их прежняя жизнь, хотела снова качаться на качелях, хотела, чтобы рядом был Фрэнсис, чтобы мать после работы возилась в саду с розами. Она не хотела, чтобы этот темноволосый незнакомый мужчина встал между ней и матерью!
   У Лины было чувство, что она вот-вот взорвется. Хотя причину своего гнева она и себе не смогла бы объяснить толком. Казалось, все ее девичьи мечты рушатся. Она посмотрела на Энджела.
   – А ведь ты говорил, что ты мне друг. – Произнеся слово «друг», она еще больше разозлилась. Лине захотелось сделать Энджелу по-настоящему больно. – Ты мне не отец, – ледяным тоном заявила она. – Пусть даже у тебя его сердце, но все равно ты – совсем не он. – Голос ее задрожал и пресекся, и она разозлилась теперь уже на себя за это проявление слабости. – И вообще ты не заслужил его сердце!
   – Лина! – резко произнесла Мадлен.
   – Заткнись! – ненавидяще выкрикнула дочь.
   Энджел взорвался. Он швырнул пальто на диван, не рассчитал, и оно задело торшер. Тот грохнулся на пол.
   – Ты не смеешь так разговаривать с матерью! – бросил он Лине.
   Лина расхохоталась. Надо же, он еще пытается изображать из себя отца! Какой он отец! Да какое он имеет право делать ей замечания! Она у себя дома, она разговаривает со своей матерью, это он здесь чужой!
   – Нечего меня воспитывать! Ты мне не отец.
   – Лина! – В панике воскликнула Мадлен. – Ты ведь не думаешь так!
   – Откуда ты вообще можешь знать, что я думаю?! Ты совершенно не знаешь меня. Я тебя ненавижу, ты поняла?! Ненавижу тебя! – В эту минуту Лина вдруг словно увидела себя со стороны – в злобе стоящую и кричащую в полный голос. Не нужно ей, не нужно вести себя так! Но остановиться она уже не могла, злость и обида захлестнули ее.
   – Иди к себе в комнату, – ровным голосом некромко произнес Энджел. И от звука его голоса у Лины мурашки побежали по телу. – Уходи отсюда! Немедленно.
   От слез Лина едва не задохнулась. Не желая больше видеть счастливых лиц Энджела и матери, она бросилась в свою комнату, где только и могла найти сейчас убежище. Но и в своей комнате ей было плохо. Комната стала чужой, как будто Лина никогда и не жила в ней. Решительно распахнув окно, она вылезла наружу.
   Схватив стоявший возле крыльца велосипед, она вскочила на сиденье и рванула с места. Злость, казалось, подталкивала, гнала ее вперед.
   Когда Лина доехала до поворота, начался дождь. Руль сразу стал скользким, по лицу потекла вода. Ветер трепал ей волосы, мешая смотреть на дорогу.
   С каждой милей она все отчетливей понимала, что разбились в пух и прах все ее мечты об идеальном отце. Какой же идиоткой она была, поверив в Энджела! Поверив, что незнакомец может вот так просто войти в ее жизнь и сделаться любящим папочкой. О чем она только думала!
   «Боюсь, он разобьет твое сердце…»
   Она как бы вновь услышала материнское предупреждение и почувствовала себя наивной и глупой. Разве Лина не знала, что мечты далеко не всегда сбываются? Конечно, знала. Так на что же она надеялась?!
   На Лорел-стрит она вспомнила, что в Квилсенс-парке устраиваются по субботам вечеринки. Сделав поворот налево, она помчалась вниз по склону холма. Минут через десять Лина сделала последний поворот и выехала на дорожку старого парка. Руки ее закоченели, колеса велосипеда то и дело срывались в колею.
   Бросив велосипед на краю поляны, Лина огляделась по сторонам. Она ждала, что кто-нибудь окликнет ее по имени, пригласит в компанию.
   Но никто не подходил к ней. Подростки собирались группами: кто-то стоял у костра, кто-то спустился к воде. Она слышала нестройный шум голосов, слышала смех. Но чем ближе Лина подходила к костру, тем старше выглядели собравшиеся у огня парни. Она думала, что тут собрались школьники старших классов, но эти парни больше походили на студентов колледжа, во всяком случае, по возрасту вполне могли ими быть.
   – Зак, – прошептала она. О, как ей хотелось, чтобы Закари оказался сейчас рядом с ней. Но время было позднее, домой ему уже не позвонишь. И конечно же вряд ли можно его встретить на такой вечеринке.
   Засунув руки в карманы, Лина постаралась придать лицу самое безразличное выражение. Она переходила от одной компании к другой, ища хоть кого-нибудь из знакомых.
   Наконец она подошла к самому берегу реки. Некоторое время Лина просто стояла и смотрела на воду. От злости, которую она испытывала еще совсем недавно, теперь не осталось и следа, вместе с ней исчез горевший внутри огонь. Ей стало холодно. Вокруг парни и девушки болтали, смеялись, наслаждались вечеринкой, никому не было дела до Лины. Было такое ощущение, словно она – призрак, которого никто не видит, который обречен на одиночество.
   Лина услышала чей-то негромкий и, как ей показалось, знакомый смех. Она повернула голову: как раз в этот момент мимо проходила парочка. Лина встретилась взглядом с девушкой – это была Кара Милстон. В первый момент Лина застыла от неожиданности. Кара выглядела не менее удивленной. Когда-то давным-давно – с первого класса по седьмой – они были лучшими подругами. Но потом их пути разошлись. И если им доводились изредка встречаться, то они старались даже не смотреть друг на друга. Ведь одна теперь была заводилой и душой компании, тогда как другая стала притчей во языцех.
   Лина почувствовала болезненный укол сожаления. Она подумала о том, что сейчас все могло бы сложиться по-другому, не откажись она в восьмом классе от всех своих прежних друзей. Все было бы у нее нормально, если бы она не завела новую компанию, не начала курить с отвязными ребятами, не попробовала бы виски?..
   Ей захотелось повернуть время вспять. Захотелось, чтобы Кара вновь стала ее лучшей подругой, с которой всегда можно было бы поговорить о чем угодно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация