А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасательный корабль" (страница 4)

   Разумеется, начались усиленные поиски Пола. В течение первой же недели Джайлс и другие члены Ока-фронта убедились – хотя Межгалактическая полиция их уверенности не разделяла, – что Пол Ока покинул Землю и почти наверняка даже Солнечную систему. Арбайты каким-то образом помогли ему – вероятно, отправили с зафрахтованным грузом в какой-либо из пограничных миров.
   Осуществить такую акцию непросто. Это означало, что арбайты стали формировать революционные группы, лелеять мысль о немедленном уничтожении контрактов и о неограниченной свободе передвижения, за что и ратовал Пол.
   Итак, Пол Ока должен был умереть, как только Джайлс отыщет его, – умереть, потому что фактически организовал движение арбайтов. Чтобы построить собственный космический флот, способный заменить землянам флот инопланетян, необходимы законопослушные добровольцы-арбайты. Так же как и сознающие свой долг Эдели. Необходимо множество арбайтов и много-много земных лет. Гениальный интеллект Пола Оки должен быть устранен, его нельзя допустить к руководству, нельзя допустить преждевременную революцию арбайтов.
   Но как это непросто – убить старого своего знакомого, думал Джайлс, сколь ненавистна ему сама мысль о подобном убийстве. Хотя это не имеет никакого значения – придет время, и ты исполнишь свой долг, ибо исполнение долга, словно железный стержень вместо позвоночника, вживлено в тебя.
   Одна переборка делила среднюю часть корабля почти надвое, так что получилось два отдельных помещения. Другая, покороче, отгораживала санитарный узел. Его открытая сторона была обращена к хвосту корабля, предоставляя дополнительную возможность для уединения.
   – Мара, Ди, – сказал Джайлс, – идите сюда. Вам поручается собирать плоды иб.
   – Ой, я никогда раньше этого не делала! – Ди старалась держаться сзади. Джайлс знал, что в ней говорит обычная для арбайтов боязнь взять на себя любую ответственность.
   – Не думаю, что этому так уж трудно научиться, – сказал он мягко. – Подойдите обе сюда. Видите нижний конец стебля? Нагните его так, чтобы плод упал вам прямо в руки. Срывать не надо, иначе повредите стебель. Наберите пару корзин и принесите сюда. – Он повернулся к рабочему: – Хэм, как ты сегодня, силенки есть?
   Хэм вскочил со своей кровати, на которой было улегся, и ухмыльнулся.
   – У нас в бараках меня еще никогда никто не клал на лопатки, сэр. – Воспоминание о потасовках заставило его сжать кулаки. – Вы только скажите, чего вам надобно сделать, сэр, ваша честь.
   – Ну-ну, драться ни с кем не нужно, по крайней мере пока, – сказал Джайлс невозмутимо. – Хотя я не сомневаюсь, что в этом ты мастер. Есть одно дело, для которого мне нужен человек с крепкими мускулами.
   – Дак вот он я!
   – Что ж, прекрасно. Вот эта штука – соковыжималка. – Джайлс указал на тяжелый чугунный аппарат, укрепленный на стене. Наверху его было круглое отверстие, а посередине – длинная рукоятка; снизу под аппаратом прилажены два помятых контейнера из пластика. – Ты отводишь рукоятку, плоды бросаешь сюда, вот так. Затем посильней нажимаешь рукоятку. Сок стекает в этот контейнер. А когда поднимешь рукоятку, мякоть упадет в другой контейнер. После этого можно брать следующую порцию.
   – Это мне нипочем, это я запросто!
   В общем-то выжимание плодов иб большой силы не требовало, но Хэм взялся за дело охотно и с азартом.
   – Контейнеры полнехоньки, – объявил он, покончив с работой.
   – Великолепно. Ну а теперь – кто хочет первым попробовать?
   По правде говоря, и Джайлс должен был себе в этом признаться, желто-зеленая масса выглядела отвратительно. Арбайты пугливо отпрянули. Джайлс ободряюще улыбнулся, погрузил в контейнер кружку и набрал в нее сырого месива. Столовой посуды на корабле не было, так что пришлось обойтись собственными пальцами. Месиво было вязкое и пахло плесенью, как сточенное червями дерево. Он положил комок в рот и принялся усердно жевать его. К счастью, иб оказался совершенно безвкусным. Зато с соком повезло: вода, совсем чистая, с едва ощутимым сладковатым привкусом. Он еще набрал месива, и Ди, поколебавшись, взяла в рот крошечный комок. И тут же его выплюнула:
   – Тьфу! Какой ужас!
   – А по-моему, не так уж плохо. Думаю, нам придется привыкнуть к этой пище. Еще кто-нибудь голоден?
   Единственный, кто решился попробовать иб, был Хэм. Он жевал и глотал месиво без всякого выражения и справился с целой чашкой. Судя по всему, ему было почти безразлично, вкусно это или нет.
   – Еда как еда, – сказал он.
   – Ну вот, один едок уже доволен, – сказал Джайлс. – Заставлять я никого не собираюсь, но пища из плодов иб перед вами. В течение следующих двенадцати часов я прошу всех попробовать ее. Мы все должны сохранить здоровье и силы, никто не должен заболеть. Это наша пища, и мы будем ее есть.
   Подтверждая сказанное собственным примером, он опять наполнил чашку и заставил себя есть с самым невозмутимым видом. Возглавить часто легче, чем идти вслед. Он ополоснул руки в чане, без особого, впрочем, удовольствия, так как воду в нем заменял сок иб. В этот момент к нему подошла Мара.
   – Капитан сказал вам, как долго мы будем лететь?
   Джайлсу было просто необходимо, чтобы кто-то задал этот вопрос.
   – Путешествие, судя по всему, будет не слишком коротким, – сказал он. – В этом я уверен. Как только Капитан закончит вычисления, я дам вам знать.
   – Он сказал, почему оставил одного из членов их экипажа на борту лайнера?
   И этого вопроса ожидал Джайлс и заранее приготовил ответ, который, по его мнению, должен удовлетворить всех. Узнай они, что двигатели сработали не так, как нужно, началось бы волнение.
   – Чтобы понять альбенаретцев, нужно знать кое-что об их философии… их религии… называй это, как хочешь, – сказал он Маре. – С их точки зрения, самый факт пребывания в космосе есть благодать, в нем они обретают то, что ты бы назвала святостью. Единственное, что превосходит ценность многолетнего пребывания в космосе, – это честь умереть в космосе, отдав жизнь служению ему. Иными словами, всем, кто остался на лайнере, по их воззрениям, очень повезло. В том числе и альбенаретцу, у которого был шанс улететь с нами, но он им не воспользовался. По их понятиям, это было самым значительным и самым лучшим событием в его жизни.
   Мара нахмурилась.
   – Ненормальные они, что ли? Я хочу сказать – быть в космосе означает быть в космосе, и только. И умереть в космосе – тоже не слишком большое свершение.
   – Альбенаретцы считают иначе. – Он попытался вернуть разговор к их собственным проблемам. – Вы собрали достаточно плодов?
   – Гораздо больше, чем нужно. Никто не спешит их есть. Мы наполнили две корзины, бегемот уже вспотел, выдавливая сок.
   – Бегемот?..
   Мара посмотрела на него чуть-чуть настороженно и вдруг улыбнулась.
   – Бегемот, – проговорила она. – Так мы называем простых рабочих, Хэма. Но вы его так не зовите.
   – Почему?
   – Потому что… – Она поколебалась. – В общем, так называют того, кто в детстве ушиб голову и… и поэтому у него мозги не в порядке. Мы говорим так… между собой, но, если это слово произнесете вы, он поймет его… превратно.
   Джайлс посмотрел на нее с интересом.
   – Ты хорошо выражаешь свои мысли, – сказал он.
   Ему показалось, что в ее глазах промелькнуло и мгновенно погасло нечто похожее на гневную вспышку.
   – Для арбайта… вы это имели в виду, – сказала она. Голос ее звучал совершенно ровно.
   – Ну да, – сказал он. – Не думаю, чтобы у тебя была возможность получить хорошее образование.
   – Конечно, – прошептала она. – Значит, я должна поблагодарить вас за комплимент.
   – Комплимент? – ошеломленно повторил он. Комплимент он мог бы сделать только женщине из клана Эделей. – Я просто констатировал факт, факт, которым ты, конечно, вправе гордиться.
   – О, я горжусь. – Сказано это было чуть-чуть раздраженно, хотя интонация тут же изменилась. Джайлсу послышались в голосе Мары нотки печали. – Как и все остальные, я рада уже просто тому, что осталась в живых. Если не думать о том, как много людей там, на Земле, отдали бы все, чтобы оказаться в космосе. Даже если это означает угодить на спасательный корабль…
   Джайлс смотрел на нее в полном замешательстве.
   – Ты хочешь сказать, что есть арбайты, которые страстно любят полеты в космосе?
   Она подняла голову и посмотрела на него. На какую-то долю секунды ему почудилось, что она готова посмеяться над ним, Эделем. Непростительное нарушение приличий!
   – Конечно, нет, – сказала Мара. – Я просто говорю о шансе получить назначение на какой-нибудь из Колонизованных миров, о шансе покинуть Землю.
   – Покинуть Землю? – Эта девушка озадачивала его своими странными замечаниями. – Оставить спокойную жизнь на родной планете, оторваться от веселых парков, от увеселительных центров – все бросить, чтобы работать по многу часов ежедневно, на скудной диете и в суровых условиях… Зачем это арбайту?
   – А Эделю зачем? – сказала она.
   – Это совершенно другое дело. – Джайлс нахмурился. Он решительно не знал, как объяснить этой девочке из низов, что значат для каждого Эделя самодисциплина и цель. Смутно, из давних-давних времен припомнилось ему чувство одиночества четырехлетнего малыша, оторванного от семьи и отправленного в пансион, где долгие годы его будут готовить ко всему, что понадобится для выполнения ответственных обязанностей лидера человечества. Он тогда плакал. Вспомнив об этом, Джайлс поморщился от стыда – да, в ту первую ночь он плакал, молча, в подушку, как и многие другие маленькие Эдели. И только один из них плакал не скрываясь. Мальчик плакал в первую и в последующие ночи, и неделю спустя его забрали из пансиона. Куда – никто так никогда и не узнал, и никто не хотел о нем говорить.
   – Тут все совершенно иначе, – повторил Джайлс. – Это, как тебе известно, вопрос ответственности нашего класса. Эдели отправляются на Колонизованные миры не потому, что предпочитают их Земле. Этот путь указывает им долг.
   Мара внимательно смотрела на него.
   – Вы действительно в это верите? – спросила она. – И вы никогда не делали ничего, чего бы вам хотелось, просто потому, что – хотелось?
   Он засмеялся.
   – Какой же я Эдель, если бы я мог утвердительно ответить на твой вопрос!
   – Вы были бы – человеком.
   Он покачал головой, хотя чувствовал себя совершенно сбитым с толку.
   – Сэр, ваша честь, – услышал он у самого уха. Оглянувшись, он увидел вошедшего в отсек Фрэнко.
   – В чем дело, Фрэнко?
   – Капитан желает вас видеть. Он говорил со мной на терралингве, языке землян, и велел мне сообщить вам…
   Когда Джайлс вошел в отсек управления, Капитан сидела в кресле, положив руку на книгу, лежавшую на приборном щите. Рядом спокойно сидел Инженер.
   – Вы вызывали меня? – спросил Джайлс по-альбенаретски.
   – Мунгханф обнаружил причину неисправности нашего двигателя.
   – Мунгханф в высшей мере компетентен.
   Инженер сдвинул два пальца, что означало «мне приятно это слышать», затем указал в сторону машинного отделения.
   – С источником питания все в порядке, основная тяга функционирует в заданных параметрах. Неполадки – во вспомогательной, смонтированной на корпусе. Необходим ремонт.
   – А это возможно? – спросил Джайлс.
   – Вполне. Скафандр здесь есть, а инструментов и знаний у меня достаточно, чтобы сделать все, что нужно.
   – Вот и хорошо, – кивнул Джайлс.
   – Это, быть может, даже больше чем просто хорошо. Кое для кого это может оказаться великой наградой.
   Инженер поднял с пола объемистый пластиковый сверток и вытащил оттуда скафандр. Когда он встряхнул его и протянул Джайлсу, материал затрещал.
   – Взгляните-ка сюда, на эти швы – они потеряли эластичность от старости. В вакууме они могут потрескаться и выпустить воздух. И тогда тот, кто будет в этом скафандре, умрет. А раз нужен ремонт, очевидно, что делать его буду я.
   Прежде чем Джайлс успел что-либо произнести, Инженер затрясся в громком, клекочущем смехе.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация