А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасательный корабль" (страница 2)

   Глава 2

   Потрясение, вызванное катастрофой, усталость, отравленные дымом легкие – все это вместе оглушило землян; они не спускали красных от напряжения глаз с пылавшего на заднем экране лайнера. Изображение уменьшалось, превратившись в крохотную звездочку, одну из многих светившихся на экране точек.
   И вот она вовсе исчезла из глаз. Тогда высокий инопланетянин, тот, что первым вошел в спасательный корабль и вывел его из пылавшей утробы лайнера, встал со своего кресла у приборного щита и направился к пассажирам-землянам.
   Остановившись перед Джайлсом на расстоянии вытянутой руки, он поднял длинный темный средний палец.
   – Я Капитан Райумунг. – Палец описал полукруг и указал на второго инопланетянина. – Инженер Мунгханф.
   Джайлс кивнул в знак того, что принял сообщение к сведению.
   – Вы их бригадир?
   – Я – Эдель, – ледяным тоном произнес Джайлс. Даже учитывая естественную неосведомленность инопланетянина в земных делах, предположение, что он, Эдель, может быть одним из арбайтов, было нестерпимо.
   Капитан отвернулся. Это послужило сигналом – к нему воззвало сразу несколько голосов, голосов арбайтов. Но Капитан словно не слышал их. Длинный инопланетянин вернулся в свой носовой отсек, к приборному щиту. Альбенаретцы достали из шкафчика прямоугольный предмет, завернутый в золотистую ткань, и церемонно подержали его с минуту на вытянутых руках, прежде чем положить на горизонтальную поверхность приборного щита. Инженер чуть-чуть отступил в сторону. Капитан положил палец на золотистую ткань. Оба молча склонили головы перед неизвестным предметом и застыли.
   – Что это? – услышал Джайлс позади себя голос Гроса.
   – Помолчите, – резко отозвался Джайлс. – Это их священная книга – астронавигационная книга альбенаретцев, в которой собраны таблицы межзвездных полетов и информация о звездных маршрутах.
   Грос умолк. Однако Мара решительно пренебрегла запретом.
   – Ваша честь, сэр, – проговорила она в самое ухо Джайлса. – Не скажете ли вы нам, что происходит? Пожалуйста!
   Джайлс покачал головой и приложил палец к губам. Альбенаретцы подняли головы и стали выпрастывать из золотистой оболочки свое сокровище. Оно очень походило на предмет из прошлого человечества и, несомненно, из прошлого самих альбенаретцев переплетом из кожи животных и бумагой, выделанной из растительной массы.
   – Так вот, – проговорил наконец Джайлс, обернувшись к стоявшей позади него девушке. Он обращался к ней и одновременно ко всем арбайтам. – Для альбенаретцев полеты в космосе и религия – одно и то же. Пилотирование этого или любого другого космического корабля – священное ритуальное действо. Об этом вас должны были проинструктировать еще там, на Земле, когда посылали на космический лайнер.
   – Кое-что нам рассказали, сэр, – не унималась Мара, – но не объяснили, в чем дело и почему.
   Джайлс взглянул на нее не без раздражения. В его обязанности не входило быть наставником горстки арбайтов. Однако будет лучше, если он кое-что растолкует им. Несколько дней, а может, и недель им придется жить вместе, бок о бок и в весьма суровых условиях. Они легче приноровятся к лишениям, если поймут ситуацию.
   – Ну что ж, слушайте все, – сказал он. – Для альбенаретцев космос – это то же, что небо, обретение полного Совершенства. В их глазах планеты и все обитаемые твердые тела – местонахождение несовершенного. Альбенаретец, уходя в космос, тем самым устремляется к Совершенству. Чем больше в его жизни таких полетов и чем больше времени проведет он в космосе, вдали от планет, тем вернее приблизится к Совершенству. Вы слышали, Капитан назвал себя Райумунгом, Инженера – Мунгханфом. Это не имена. Это их ранги, как бы ступеньки на подъеме к статусу Совершенства. И они никак не определяют их индивидуальных обязанностей на борту космических кораблей, не считая того, что более ответственные обязанности выполняет обычно тот, кто выше рангом.
   – Но в таком случае что означают ранги?
   Опять голос Мары. Джайлс улыбнулся ей:
   – Ранги означают число полетов в космос и время, проведенное в нем. Но не только. Чем суровее выполняемый им долг, тем больше времени нужно для достижения следующего ранга. Например, полет на этом спасательном корабле сильно продвинет вперед Капитана и Инженера, и не потому, что они спасают наши жизни. Спасая нас, они упускают случай умереть в горящем космическом лайнере. А последняя и высшая цель альбенаретца – умереть в космосе.
   – Но тогда им все равно! – крикнула девушка-арбайт, черноволосая, такая же молодая, как и Мара, но без признаков воли в чертах лица. – Если что-то пойдет не так, они обрекут нас на смерть, чтоб самим умереть в космосе!
   – Вовсе нет! – резко оборвал ее Джайлс. – И немедленно выбросьте подобные мысли из головы! Смерть есть величайшее из свершений, доступных альбенаретцу, но после того, как он выполнит в космосе все, что только возможно. Лишь в том случае, если вернуться не удастся, альбенаретцы позволят смерти забрать их.
   – А вдруг эти двое решат, что вернуться возможности нет, или еще что-нибудь выдумают? И просто отправятся умирать…
   – Чтобы я больше не слышал подобных разговоров! – прикрикнул Джайлс.
   Ему вдруг надоело объяснять, его охватил стыд и отвращение к ним ко всем – к их постоянной готовности жаловаться, откровенному, бесстыдному проявлению страха, отсутствию выдержки, самообладания, самоконтроля, к их нездоровым пастозным лицам, свидетельствующим о том, что большую часть жизни они проводят в закрытых помещениях, не видя солнца. Каждая мелочь, говорившая об их принадлежности к низшему сословию, вдруг встала ему поперек горла.
   – Успокойтесь! – сказал он. – Займитесь делом, поставьте кровати, выберите себе соседей. И никаких перемещений, споров, ссор – я не намерен разбираться, улаживать скандалы. Сейчас я осмотрю наш спасательный корабль, а потом запишу ваши имена и скажу, как вы должны вести себя, пока мы не совершим посадку. Итак, за дело!
   Арбайты повиновались не колеблясь – все, за исключением, пожалуй, этой девушки, Мары. Джайлсу показалось, что она на какую-то долю секунды замешкалась. Его это поразило. Возможно, она из тех несчастных арбайтов, которых забаловали, заласкали в семье каких-нибудь Эделей, воспитав способность чувствовать. Арбайты, взращенные подобным образом, в дальнейшем всегда плохо адаптировались к реальной жизни. Не усвоив соответствующих навыков в ранние годы, они, повзрослев, не могли должным образом приспособиться к своему месту в обществе, усвоить социальную дисциплину.
   Он отошел от арбайтов и приступил к более детальному ознакомлению со спасательным кораблем. Тот ничем или почти ничем не походил на его собственную космояхту, в высшей степени комфортабельную и максимально автоматизированную. На ней он, как и большинство Эделей, частенько летал среди планет Солнечной системы.
   – Сэр… – услышал он позади себя шепот. – Вы не знаете, они – женского рода?
   Джайлс обернулся – это был Грос. Лицо арбайта побелело, на лбу выступили капли пота. Джайлс перевел глаза на инопланетян. Вообще альбенаретцы были почти не различимы по полу, и мужские, и женские особи на равных исполняли обязанности и здесь, на корабле, и везде в просторах космического пространства. Однако чрезмерно длинный торс Капитана, а также его особенно прямая осанка давали ключ к загадке. Капитан был женского пола, Инженер – мужского.
   Джайлс опять обратил внимание на болезненную бледность Гроса, явно объятого страхом. Среди арбайтов ходили тысячи кошмарных слухов о том, как ведут себя альбенаретки во время активизации определенных желез, причем по отношению не только к собственным «мужчинам», но и, как суеверно полагали арбайты, к любым другим наделенным интеллектом мужским особям. Основанием для этих слухов служил тот факт, что альбенаретская «женщина» (на самом деле два пола инопланетян не соответствовали мужскому и женскому полам людей) в брачный период требовала от «мужчины» не только особых микроскопических телец-оплодотворителей, но и всю генитальную систему «мужского» тела. «Женщина» закладывала эту систему целиком в яйценосную сумку, и там оплодотворяющее устройство подключалось к ее собственной системе кровообращения, становилось частью ее тела и источником питания эмбриона на период его внутриутробного роста.
   Присвоение «мужской» генитальной системы, акт, совершенно нормальный по альбенаретским законам, по человеческим понятиям представлял собой жестокое увечье. «Женщина» тем самым лишала «мужчину» половой сферы до ее восстановления. По земному времяисчислению на это уходило примерно два года – время, потребное отпрыску альбенаретца, чтобы родиться, научиться передвигаться вертикально. Земные ксенобиологи разработали теорию, согласно которой в доисторические времена принцип, просматривающийся за дегенитализацией альбенаретского «мужчины», должен был обеспечить его поддержку и помощь «женщине», вынашивавшей его потомка в наиболее уязвимый период, пока и она, и ее отпрыск не будут в состоянии заботиться о себе самостоятельно.
   Однако столь изощренное понимание инстинктов инопланетян, подумал Джайлс, не под силу арбайтам, тревожно шушукавшимся по углам. Грос, например, явно потерял голову от ужаса, столь свойственного низшему классу, при мысли о том, что способна учинить над ним инопланетянка в момент возбуждения половых желез. Надо полагать, точно так же поведут себя и другие мужчины-арбайты на корабле, если узнают, какого пола их Капитан.
   – Это же офицеры, – презрительно бросил Джайлс. – Или, по-твоему, они похожи на женщин?
   – Нет-нет, ваша честь. Нет, сэр, конечно, нет. Спасибо вам, сэр. Большое, большое спасибо.
   Он ретировался. Джайлс продолжал обследование корабля. Однако ему мешала сосредоточиться мысль о том, что случится, если импульс к размножению настигнет двух инопланетян здесь, на корабле, до того, как они совершат посадку. Он понятия не имел, в каких условиях мог возникнуть такой инстинкт, и решил выбросить эти мысли из головы. В данный момент все под его контролем, что, собственно, и требуется. И Джайлс сконцентрировал свое внимание на спасательном корабле.

   Глава 3

1 час 2 минуты
   Корабль, в сущности, представлял собой почти правильный цилиндр. Заднюю половину цилиндра занимала энергетическая установка. В носовой части находились контрольный приборный щит и три экрана. Остальная площадь – что-то вроде трубы с проложенным внутри полом – имела чуть больше двадцати метров в длину и четыре метра в диаметре. Пол был выстлан багряным ноздреватым материалом, ходить по нему неловко, зато удобно сидеть и лежать. Складные кровати, которыми они воспользовались, когда корабль отрывался от космического лайнера, хранились под этим упругим покрытием.
   Сверкающая гирлянда голубовато-белых светильников протянулась над головой по всей длине спасательного корабля. Изучая альбенаретцев и их космические корабли, Джайлс узнал, что эти огни не выключаются никогда, даже если корабль не в работе. Постоянный источник света необходим для здорового роста вьющегося растения иб, побеги которого покрывали все свободные поверхности от середины корабля и до самой его кормы. Это растение было в равной степени источником жизни для всех пассажиров, инопланетян и людей, так как устьица их плоских, красно-зеленых листьев выделяли кислород. Округлые золотистые плоды иб, свисавшие, словно украшения, с длинных тонких стеблей, были единственным источником питания, доступным на борту корабля. Ствол растения, толщиною по всей его длине с человеческую ногу, рос из похожего на гроб металлического резервуара с питательным раствором. Тусклая металлическая крышка на резервуаре прикрывала отверстие, куда отправлялись все пищевые излишки и отходы для переработки. Простая и эффективная система выживания, полный цикл, включавший в себя и санитарные удобства, которые состояли из сосуда с водопроводным устройством и закрытого контейнера возле резервуара.
   Пассажиры-арбайты пока не подозревали, какие ограничения ждут их на борту спасательного корабля альбенаретцев. Они еще не понимали, куда забросила их судьба. Осознание происшедшего повергнет их в глубокий шок. Они ведь не Эдели, которые в тех же обстоятельствах – и мужчины, и женщины – сочли бы нравственным долгом сохранить самоконтроль и не дать волю недостойному Эделей страху или жалобам на ситуацию.
   Надо будет помягче их подготовить, подумал Джайлс и вернулся к арбайтам, которые закончили распределение кроватей: каждый занял ту, что вытащил из-под пола сам, на ней каждый и останется, пока корабль не пришвартуется к какой-нибудь планете.
   – Все устроились? – спросил он.
   Арбайты кивком, как обычно, ответили «да». Джайлс постоял, глядя на них сверху. Он был на голову выше всех, кроме одного, явно рабочего из трудовой команды, державшегося поодаль. Арбайты постараются держать его на расстоянии, отметил для себя Джайлс, как человека, стоящего на социальной лестнице еще ниже, чем они. Но он не должен допускать подобных расслоений.
   Рабочий был одного роста с Джайлсом и весил, без сомнения, килограммов на двадцать больше. Но на этом сходство кончалось. Из всех находившихся здесь представителей человечества только у Джайлса была загорелая кожа, красивые, правильные черты лица и зеленые, с лучиками морщин в уголках глаза, что свидетельствовало как о породе, так и о том, что часть жизни он проводит на открытом воздухе. Это резко выделяло его среди остальных, даже если не принимать в расчет его дорогой, сверкавший особой выделкой темно-оранжевый форменный костюм, так непохожий на унылые и плохо пригнанные серые комбинезоны арбайтов. Достаточно было увидеть его лицо, чтобы понять: он здесь, чтобы повелевать, все остальные – чтобы повиноваться.
   – Прекрасно, – сказал он. – Меня зовут Джайлс Стил Ашад. Теперь по очереди назовите себя. – Он повернулся к Маре, которая заняла кровать в первом ряду, слева от него. – Мара, вы первая.
   – Мара, номер 12911. Вольнонаемная. Хочу подзаработать, направлена на Белбен, как и остальные.
   – Хорошо. – Джайлс повернулся к Гросу, расположившемуся напротив Мары. – Теперь говорите вы, Грос. Имя и номер контракта.
   – Грос, номер 5313, направлен на три года, служба компьютерного контроля. Белбен, Шахты и Промышленное производство.
   – Отлично, Грос. Рад видеть, что ваш компьютер при вас.
   – Без него никуда, сэр. Я без него как голый.
   Джайлс увидел, что арбайты заулыбались этой старой как мир шутке. Улыбки были хорошим знаком: возвращалось ощущение, что все идет как надо. Следующим за Гросом был худощавый жилистый блондин; его пальцы выбивали на бедрах нервную дробь.
   – Эстивен, номер 6786, служба развлекательных радиопередач, – проговорил он высоким тенором. – На Белбене будет новая радиосистема, которая заменит нам нынешнюю, автоматизированную.
   – Так. Что у вас в футляре? Магнитофон?
   – Да, сэр, ваша честь. Хотите взглянуть? Записана музыка, многоканальный запас памяти.
   – Прекрасно. Мы сможем использовать его в качестве бортового журнала.
   Джайлс протянул руку. Эстивен шагнул вперед и все же помешкал, прежде чем вытащить плоский кейс.
   – Вы ведь не пожелаете стереть всю музыку, не правда ли, сэр? Если можно… Все же какое-то развлечение на этом кораблике…
   Джайлс внутренне поморщился: эти умоляющие интонации! Даже арбайту не следовало бы просить так униженно.
   – Не всю, не всю, – сказал Джайлс, – не беспокойтесь. Сотрите мне, по своему выбору, на час времени. Этого пока достаточно. Если не хватит, я попрошу стереть еще.
   – На час? – Лицо Эстивена просветлело. – Конечно, сэр. Только один час – нет проблем, конечно, конечно. Здесь ведь записано всего понемножку. Я могу стереть что-нибудь из джаз-поп-музыки, или старинные симфонии, или музыкальную радиорекламу, ее тут немало… – Эстивен доверчиво улыбался, остальные засмеялись, но смех тут же замер: арбайты заметили, что Джайлс не улыбался вместе с ними. – Ваша честь, простите, сэр… я, конечно, не то имел в виду. Просто шутка. Вот, час музыки… возьмите, здесь весь комплект. – Он отдал магнитофон, руки его дрожали.
   – Я запишу сюда ваши имена, – мы должны вести дневник полета. – Джайлс повторил на магнитофон имена и уже названные номера. – А теперь вы четверо, слева.
   – Бисет, номер 9482. Наблюдение, командировка на год. – Она стояла по стойке «смирно» – высокая, угловатая, седая женщина, та, что привела группу уцелевших арбайтов на борт спасательного корабля. Эта, видно, привыкла общаться с власть имущими, подумал Джайлс, жизнь научила… Не то что Мара. Позади Бисет стояли рядышком двое арбайтов – темноволосый молодой человек и такая же темноволосая пухленькая девушка. Они держались за руки, пока не заметили, что на них смотрят. Девушка вспыхнула. Молодой человек ответил за двоих:
   – Фрэнко, номер 5022. А это моя… жена Ди, номер 3579. Мы с ней из службы коммуникаций, командированы на семь лет.
   – Только что со школьной скамьи, первая командировка и уже – женаты?
   Общий смех, свободный и открытый, несколько снял напряжение. Фрэнко кивнул и улыбнулся. Ди улыбнулась тоже, оглядывая всех и откровенно наслаждаясь вниманием. Это была та самая девушка, что едва не впала в панику, когда Джайлс рассказал арбайтам об альбенаретцах. Джайлс записал их имена на магнитофон и посмотрел на могучего рабочего парня, стоящего позади них:
   – Теперь твоя очередь, парень.
   Прежде чем ответить, рабочий в виде приветствия коснулся указательным и средним пальцами лба, чуть ниже шапки коротко стриженных черных волос.
   – Хэм, номер 7624, ваша честь, сэр, – сказал он. Широкое молодое лицо, совсем без морщин, но голос звучал грубо, надтреснуто, со старческой хрипотцой. – Разнорабочий, без специальности, сэр. Но с опытом и отличная характеристика.
   – Рад за тебя, – сказал Джайлс. – Нам всем повезло, что с нами на борту такой человек, как ты, Хэм. Всегда может понадобиться сила, а на тебя мы смело можем положиться. – Он обвел взглядом лица остальных и понял, что арбайты вполне уловили социальный смысл, вложенный в его слова. Кое-кто покраснел, кто-то, насупясь, уставился в пол. Только Маре явно не понравилось, что Хэма ставят в один ряд с ними.
   Джайлс протянул магнитофон Эстивену.
   – Все в порядке, – сказал Джайлс. – А теперь я хочу поговорить с Капитаном. Пока мне известно одно: либо произошло столкновение, либо был взрыв… и, похоже, только нам посчастливилось уйти с лайнера.
   – Более двухсот человек – землян – на борту… двести двенадцать человек, – хрипло проговорил Грос, выстукивая цифры на своем компьютере, будто пытаясь представить их воочию.
   Джайлс внутренне содрогнулся, вновь ощутив острые угрызения совести.
   – И двенадцать инопланетян, членов экипажа, – сказал он вслух. – Так что нам повезло. Помните об этом, если дела пойдут плохо. Спасательные аппараты этого типа предназначены только для спасения жизни и не слишком комфортабельны. Расставлять кровати вы уже научились. Вот эти плоды иб, которые вы видите на лозе, будут нашей пищей. На три четверти они состоят из жидкости, так что в питье у нас недостатка быть не должно. В них много протеина, поэтому и голод нам не грозит. Растение иб– мутант, генетически предназначенный исключительно для этих целей.
   – Но, сэр, каковы они на вкус? – спросила Ди. Вообще-то ей никогда в жизни не доводилось есть ничего, кроме готовой интендантской пищи.
   – Ну, а это?.. Где оно? Там? – спросила седая женщина по имени Бисет, презрительно и сурово кивнув в сторону бака под крышкой.
   – Боюсь, что так оно и есть, – сказал Джайлс. – Но где-то под полом или в стенах должны быть складные переборки. Я спрошу Капитана. Мы что-нибудь приспособим, чтобы можно было уединиться.
   – Спросите его, почему мы возвращались за тем недоноском! – Теперь, когда страх немного отпустил, Грос дал волю злости. – Мы все могли погибнуть, все до одного!
   – У Капитана, вероятно, были веские причины поступить так, как он поступил. Я спрошу его. А теперь слушайте меня. Никто из вас, надо полагать, прежде не бывал в космосе, но я знаю, что вы вдоволь наслушались всяких ужасов об альбенаретцах. Забудьте эти россказни немедленно! Мы полностью зависим от двух инопланетян, которые сидят там, впереди. Короче, чтобы я больше не слышал слова «недоносок». Это понятно? Теперь проверьте ваши кровати и не шумите, пока я буду говорить с Капитаном.
   Разговаривая с арбайтами, Джайлс не спускал глаз с альбенаретцев. Они извлекли из золотистой ткани звездную книгу и вложили ее в специальные, инкрустированные драгоценными камнями зажимы на приборном щите. Сняв верхние пласты оклада, Инженер осторожными движениями тончайшего шильца стал приподнимать лист за листом. Капитан сидела молча, сложив руки крест-накрест и устремив глаза в космическую пустоту. Джайлс подошел к ней.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация