А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасательный корабль" (страница 16)

   – Да, – сказал он или подумал, что сказал. Так или иначе, Мара поняла. Она слегка кивнула, и лицо ее отдалилось от него, исчезло из поля зрения.
   Джайлс обнаружил, что смотрит в лобовое стекло грузовой вагонетки, стоящей прямо перед закрытой металлической дверью, в которую он въезжал раньше, и металлическая поверхность двери поблескивает в свете фар вагонетки. Еще через несколько секунд створки двери раздвинулись, вагонетка вздрогнула и выкатилась наружу, на каменистую, похожую на лунную поверхность планеты 20 В-40.
   Теперь далекое крохотное белое солнце плыло высоко в небе, и беспорядочно заваленная осколками скал каменистая равнина перед ним представляла собой удивительный пейзаж в черно-серебристых тонах, а свет фар вагонетки казался почти невидимым. Над всем этим вздымался гигантский купол ночного неба, усеянного звездами, и до самого горизонта никаких следов человеческого пребывания; даже гигантское здание Комплекса было не видно. Несмотря на великолепную подвеску, вагонетка без конца подскакивала и подпрыгивала на неровной поверхности планеты, то и дело налетая на крупные валуны.
   Это бесконечное подскакивание и раскачивание вызвали у Джайлса легкую тошноту, вполне соответствующую тому общему ощущению тупости и дурноты, которое обволакивало его. Особой боли он не чувствовал, однако непреходящее ощущение дискомфорта пропитало его, казалось, насквозь, до мозга костей. Голова почти не соображала, тело было тяжелым и совершенно бессильным.
   Он с трудом, но заставил себя думать о том, где он находится и что с ним происходит. В голове прояснилось, видимо, организм выбросил в кровь добавочное количество адреналина, однако усилилось общее чувство дискомфорта. Теперь он отчетливо ощущал, что болезненные ощущения сконцентрированы в двух местах – в левом плече и чуть повыше грудины, где, казалось, были наложены слишком тугие повязки на довольно обширные и болезненные раны. Он тупо припомнил, что Бисет выстрелила ему тогда именно в плечо. А боль над грудиной означала, видимо, что второй выстрел – выстрел Мары – угодил в это место.
   Почему, почему все это с ним произошло, тупо вертелось у него в голове. Зачем им понадобилось пристрелить его вот так, не до конца, а затем отправить в Комплекс на той же вагонетке?
   Он попытался сесть, чтобы осмотреть вагонетку, и его правая нога задела за что-то. Он сделал второе неимоверное усилие, и ему удалось наклониться. На полу валялось тело Хэма – арбайт словно сам свалился на пол с соседнего сиденья; из-за пояса его серых рабочих штанов все еще торчала рукоять лазерного пистолета.
   Каждое движение Джайлсу давалось с огромным трудом, однако он мог двигаться. Медленно, несколько судорожными, но удачными рывками ему удалось наклонить свое тело вперед, а потом дотянуться до Хэма и взять пистолет. Он нащупал пальцем спусковой крючок, прицелился в соседнее пустое сиденье и выстрелил.
   Ничего не произошло. Заряд либо кончился, либо просто был вынут. Он сунул бесполезный, но все-таки грозного вида пистолет за пазуху и тяжело откинулся на спинку сиденья.
   Усталость опутывала его по рукам и ногам мягкими, но прочными узами. Вагонетка, по-прежнему подпрыгивая, неслась к куполу Комплекса, все еще невидимому в этой вечной ночи.
   Он во второй раз потерял сознание…

   Глава 16

   Он очнулся, едва не задохнувшись, и почувствовал во рту вкус желчи.
   Его стошнило… вернее, его страдающее тело попыталось избавиться от того, что было внутри, но не нашло ничего, что можно было бы выбросить наружу, кроме желудочного сока и желчи. Кислота из собственного желудка так обожгла ему горло и рот, что он снова пришел в сознание.
   В голове прояснилось. Теперь он чувствовал собственное тело – боль была еще не острой, скорее ноющей. Все сильнее хотелось пить; глаза жгло, в них словно насыпали песку. Однако, несмотря на все неприятные ощущения, голова снова работала хорошо, даже слишком хорошо – такая острота восприятия бывает порой при высокой температуре. Он посмотрел под ноги и увидел тело Хэма. Потом посмотрел вперед и увидел высокий черный полукруг стены – здание главного купола Комплекса, теперь отчасти закрывавшее звездное небо.
   Его мозг заработал с лихорадочной поспешностью, и все планы Бисет и ее подпольной организации арбайтов стали ему ясны. Барси знал, что Джайлс направился в гости к хранителю дома его умершего друга. Теперь же на контроле зафиксируют, что он вернулся вместе с одним из арбайтов с потерпевшего аварию корабля и что арбайт этот застрелен, а сам он имеет два ранения и лазерный пистолет с пустым зарядом. Бисет, видимо, рассчитывала, что к тому времени, когда автоматически управляемая вагонетка прикатит на стоянку в здание главного управления Комплекса, Джайлс, как и Хэм, будет мертв.
   Это повлекло бы непременное расследование со стороны Межгалактической полиции – только в их компетенции находятся дела, в которых в совершении чего-то противозаконного подозревается Эдель. Сама же Бисет, вместе с другими арбайтами спасшаяся с потерпевшего аварию корабля, автоматически не подлежит расследованию. В свою очередь, это означает, что следователя нужно доставить с Земли, и на путешествие уйдет немало дней или недель – скорее всего, именно недель, подумал Джайлс, если, как утверждала сама Бисет, Межгалактическая полиция до такой степени наводнена членами ее подпольной Ассоциации арбайтов. И скорее всего, тот, кого пошлют расследовать дело, окажется членом данной Ассоциации и растянет расследование на срок, нужный самой Ассоциации.
   Тем самым подпольщикам будут обеспечены те шесть месяцев покоя, о которых упоминали Пол и Бисет, или столько времени, сколько нужно для подготовки массовой резни Эделей и рабочих-арбайтов.
   Джайлс заставил себя дотянуться до акустического контроля автопилота вагонетки.
   – Изменение курса, – прокаркал он в микрофон, когда на панели загорелась маленькая белая лампочка. – Отправляйся… туда, где находятся жители планеты Альбенарет. В сектор, который занимают инопланетяне в главном Комплексе. Мне необходимо узнать местонахождение Капитана…
   На миг он усомнился, достаточно ли ясны его указания автопилоту. Но вагонетка резко изменила курс. Джайлс, задыхаясь от изнеможения, упал на спинку сиденья. Теперь оставалось только ждать – и надеяться, что место, куда он велел ехать, находится не слишком далеко.
   Вагонетка, подскакивая, неслась в новом направлении. Через некоторое время он сумел рассмотреть, что едут они рядом с высокой металлической стеной, составлявшей основание купола Комплекса, и параллельно ей. Должно быть, они направлялись к другим воротам, ведущим внутрь купола. Минут через пятнадцать Джайлс понял, что цель близка. Однако ворота и не думали отворяться, когда вагонетка притормозила перед ними. Джайлс был почти без сознания.
   Он приподнялся и посмотрел вокруг. Они были внутри купола, на стоянке. Метрах в двадцати от него находилось строение, и сквозь одну из его прозрачных стен виднелась голова жителя Альбенарета, смотревшего на него, Джайлса. Тонкие губы инопланетянина шевелились, видимо, он что-то говорил.
   Чуть помешкав, Джайлс нажал на кнопку автопереводчика.
   – Повторяю: ответьте, что вам здесь нужно? – Обычные человеческие слова, выговариваемые голосом инопланетянина, звучали странно. – Вы прибыли сюда и дали опознавательный сигнал, однако не ответили на мой вопрос. Что вам угодно?
   – Ох, простите… – сказал Джайлс хрипло. – Переговорное устройство отключилось. Я бы хотел… я бы хотел увидеться с Капитаном корабля Райумунг.
   – С каким именно Капитаном? У нас здесь несколько альбенаретцев, носящих то же имя.
   – С той самой… с Капитаном Райумунг, которая потеряла свой корабль во время взрыва в космосе… которая прилетела на эту планету вместе с группой людей, и я один из этих людей… я из рода Эделей, мое имя Стил. Она меня непременно узнает. Не позовете ли вы ее?
   Инопланетянин немного помолчал и снова заговорил:
   – Теперь понятно, о ком вы говорите. Теперь это экс-Капитан Райумунг. Я попытаюсь определить ее местонахождение и связаться с ней. Не войдете ли вы внутрь?
   Джайлс собрался было войти, но понял, что сил у него на это не хватит.
   – Я… знаете, я должен подождать ее здесь, снаружи. Я прошу меня простить. Скажите ей… да, так и скажите. Что я прошу меня простить. Спросите, не выйдет ли она ко мне. Но только, ради бога, скорее.
   – Мы всегда действуем со всей возможной быстротой.
   Едва переговорное устройство умолкло, как Джайлсом снова овладела полудрема, а может, и полуобморочное состояние. Очнулся он, когда кто-то забарабанил по стеклу вагонетки справа, с той стороны, где он прислонился к окну головой.
   Он выпрямился и посмотрел в окно. За стеклом он увидел внимательно смотревшие на него глаза инопланетянки. Интересно, видно ли ей было тело Хэма, лежавшее на полу и полускрытое тенью от ног Джайлса? Он нашарил замок дверцы чуть ниже бокового окошка. Дверца открылась, и он то ли выпал, то ли все-таки вылез сам и оказался лицом к лицу с Капитаном.
   – Капитан Райумунг? – с трудом выговорил он на ее родном языке.
   Темные глаза внимательно смотрели на него.
   – Теперь я экс-Капитан, – инопланетянка чужим голосом произносила земные слова. – Но я узнаю вас, Эдель. Что вам от меня нужно?
   Джайлс прислонился к борту вагонетки, чтобы не упасть. Колени предательски подгибались. Еще минута, и она заметит, как они дрожат. Он попытался и дальше говорить на ее языке, но оказалось, что ему это не под силу.
   – Я кое-что обещал вам, – сказал он на своем родном языке. – Я обещал назвать того, кто подложил бомбу в космический корабль.
   Глаза инопланетянки следили за ним. Слова человеческого языка, произносимые чужим голосом, жужжали у него в ушах.
   – Теперь это уже неважно. После долгих размышлений я решила передать другим жизнь, которую несла в себе. Зародыш выносит и родит другая. Так что прерваны все связи, и теперь не имеет значения, как именно погиб мой корабль.
   – Не имеет значения… – Он уставился на нее непонимающим взглядом; его тошнило от слабости, от боли, и он не мог сообразить, как ему быть теперь. – Вы передали другой… Но почему?
   – Я утратила свою честь и не могу довести до конца столь важное дело. Вы посадили корабль с людьми и спасли их. Бесчестья это не прибавляет, однако и не помогает восстановить честь. Было бы очень хорошо выяснить, кто уничтожил моих товарищей и мой корабль, и наказать виновного по справедливости, однако все это не имеет ни малейшего отношения к жизни, что была у меня внутри. И я отдала эту жизнь. Если бы моя честь была восстановлена, был бы смысл поддерживать отношения с ребенком, которого я лишена. Но сам корабль и его экипаж погибли, и ничего нельзя изменить.
   – Но если бы, – проговорил Джайлс, – жители Альбенарета, всего Альбенарета получили в результате нечто большее, нечто безусловно важное для их жизни?..
   – Нечто большее? Нечто важное? – Темные внимательные глаза были совсем близко. – Для всего моего священного народа?
   – Да, – сказал Джайлс.
   – Разве это возможно? И откуда вам, всего лишь человеку, знать, что может быть важно для жителей Альбенарета?
   – Я знаю, ибо это важно и для людей.
   – Никакой взаимозависимости тут быть не может, – заявила инопланетянка. – Мы абсолютно ни в чем не похожи, человек.
   – Вы уверены? – спросил Джайлс. Ноги уже почти не держали его. Незаметно он стал сползать по борту вагонетки, о который опирался. Инопланетянка молча стояла рядом. – Вы столько дней прожили на спасательном корабле с нами – со мной и другими людьми. И вы и теперь уверены, что мы абсолютно ни в чем не похожи, что у нас с вами не может быть ничего общего?
   Очертания высокой фигуры инопланетянки стали расплываться в его глазах.
   – Возможно… – услышал он голос Капитана, и тут две мощные руки подхватили Джайлса за плечи, подняли его, как ребенка, и прижали к борту вагонетки. – Вы больны?
   – Немного нездоров… ранен, – сказал Джайлс.
   Он шевелил губами, пытаясь что-то сказать, но сил не хватило. Сквозь туман он видел, что инопланетянка наклонилась и посмотрела куда-то внутрь вагонетки. Не заметить лежащего там Хэма она, конечно, не могла.
   Джайлс ждал, что она потребует объяснений и, скорее всего, даст сигнал тревоги. Но этого не произошло. Он почувствовал только, что его отодвинули в сторону, открылась дверца вагонетки, и инопланетянка подняла его, закрывая собственным телом от дежурного, наблюдавшего за ними из-за прозрачной панели, и посадила в машину.
   Пристяжные ремни на его груди застегнулись. Дверца вагонетки захлопнулась. Еще через секунду открылась противоположная дверца, и длинное тело инопланетянки шлепнулось на соседнее сиденье. Она протянула руку к пульту управления, вагонетка тронулась с места, развернулась и выехала из-под купола.
   Инопланетянка гнала машину прочь от купола. Через некоторое время она заговорила.
   – Теперь я экс-Капитан, – сказала она. – И теперь до самой смерти останусь привязанной к поверхности планеты, как если бы никогда прежде не знала космоса; не останется и моих товарищей по полетам, которые бы помнили меня. Но кое-что в этой истории осталось незаконченным. Вы открыто выступили против меня, чтобы спасти горстку своих людей-рабов, и вот здесь, с вами вместе я вижу одного из тех людей, и он мертв, а сами вы, совершенно очевидно, ранены значительно серьезнее, чем сказали. Кроме того, вы спросили, не может ли быть что-то общее между людьми и жителями Альбенарета, и этот вопрос не дает мне покоя. До нашего совместного полета на спасательном корабле я, не задумываясь, отвергла бы подобную идею. Теперь же – не знаю…
   Голос ее как-то прервался. Джайлс лежал, стараясь приспособиться к рывкам и подпрыгиваниям вагонетки.
   – Вы можете говорить? – спросила она через некоторое время.
   – Да, могу, – ответил он. Вернее, прошептал еле слышно. Собрав оставшиеся силы, он постарался говорить громче: – Сейчас я понимаю многое такое, чего не понимал прежде. Жители Альбенарета вовсе не ищут смерти, во всяком случае, не больше, чем люди. Смерть для них – только пересадочная станция на пути к чему-то большему, к некоему единству со всей Вселенной.
   – Разумеется, – сказала инопланетянка.
   – Нет… не «разумеется», – возразил он. – Вы не понимаете, как трудно людям воспринять подобную концепцию. Для нас смерть – нечто очень личное, единственное в своем роде; это либо конец всему, либо высвобождение того, что называется «душой», которая в итоге и устанавливает как бы личностные отношения со Вселенной.
   – Живет целый народ, – сказала она. – Отдельная личность – только одна из его составляющих.
   – Это справедливо для вас, жителей Альбенарета, но не для нас, людей, – снова возразил он. – Мы всегда воспринимаем себя отдельными личностями. «Когда я умру, – считает или может сказать любой из нас, – этот мир перестанет существовать». Вы не способны по-настоящему оценить подобный образ мышления, как и мы не в состоянии по-настоящему оценить вашу теорию Ворот и Пути.
   – В таком случае у нас все же нет ничего общего.
   – Нет, есть, – сказал Джайлс. – Один общий недостаток. Те, кто создавал философию наших столь различных народов, вполне соответствовали культуре этих народов до тех пор, пока те жили в пределах своего родного мира, своей родной планеты. Но теперь и мы, и вы вырвались на просторы космоса, и отнюдь не достаточно всего лишь перевести в систему общекосмической терминологии такие свойственные лишь вашему миру понятия, как Врата и Путь. Этот путь может привести вашу цивилизацию лишь к застою и физическому исчезновению. Точно так же и для нас, людей, совершенно недостаточно просто сказать: «Когда умираю я, со мной умирает весь мир». Потому что теперь мы видели этот мир, мы видели Вселенную, мы теперь понимаем, что она слишком огромна, чтобы исчезнуть только потому, что умер кто-то из людей. Вселенная слишком велика для нас как отдельных личностей.
   – Общий недостаток ничто не может связать воедино.
   – Однако тот факт, что мы можем помочь друг другу, говорит о нашей общности, – сказал Джайлс. Лихорадочное возбуждение снова охватило его, и он обнаружил в себе неожиданный запас сил, чтобы продолжать спор. – То, чего не хватает нам, людям, частично существует в уже созданной вами, инопланетянами, философии. Главное – это идея о том, что народ всегда выживает. Как отдельные личности, мы слишком ничтожны, чтобы принимать вызов Вселенной, но, как человечество, мы этого вполне достойны. Как раз этого и не хватает нашей философии. А вам, жителям Альбенарета, не хватает того, что есть в нас, людях: индивидуум не сдается даже в ситуации, когда народная мудрость утверждает, что дальнейшая борьба невозможна. Вспомните, ведь вы тогда сдались, а я в конце концов все-таки посадил спасательный корабль на планету.
   В кабине вагонетки наступило молчание; за окнами лежала безжизненная равнина, окрашенная неземными цветами – черным и серебристым. Джайлс повернулся к круглоголовой собеседнице-инопланетянке, ожидая ее реакции на свое заявление. Какой она будет, предсказать он бы не смог. С точки зрения человека он самым безжалостным образом напомнил ей о том, что она потерпела поражение в том, чем особенно гордилась.
   – Это верно, – в конце концов медленно проговорила инопланетянка. – И это именно то, что казалось мне как бы незаконченной мыслью. Ты сделал такое, что, по всей видимости, было невозможно для тебя.
   – Только потому, что у меня не было выбора, – сказал он. – Я непременно должен был попасть на 20 В-40, даже если бы этому противилась вся Вселенная, все жители Альбенарета, все человечество, даже если бы они все вместе считали это невозможным.
   Капитан медленно повернула голову, внимательно на него глядя.
   – Но такой вариант поведения – это ведь анархия, – сказала она. – Ни одна цивилизация не способна существовать при подобном поведении индивидуума.
   – Наша существует. Мы живем и даже вместе с вами, жителями Альбенарета, оказались в космосе.
   Она отвернулась и стала смотреть мимо него, сквозь лобовое стекло на каменистую равнину перед ними.
   – Даже если вы и правы, – проговорила она, – как мы можем помочь друг другу – ваш народ и мой?
   – Мне нужна ваша помощь, чтобы спасти одного человека от других людей. Они, другие, хотели бы использовать его для оправдания уничтожения миллионов человеческих жизней. Вместе с вами мы могли бы освободить его и тем самым уничтожить саму возможность оправдания грядущих массовых убийств. Ведь точно так же мы с вами благополучно доставили спасательный корабль на эту планету. Вы были не в состоянии управлять им на самом последнем отрезке пути, но до этого я ничего не сумел бы с ним сделать. До момента, когда возникла жизненная необходимость, заставившая меня научиться управлять этим крошечным модулем. Она открыла мне многое относительно вашего народа и моего собственного и позволила мне понять, сколь многое из того, чему я прежде верил, в чем был убежден, на самом деле ложно.
   – Даже если мы что-то и сделаем вместе, что это докажет?
   – Лишь то, что вместе мы способны купировать недостатки друг друга, – сказал Джайлс, – совершить то, чего поодиночке не может ни один из нас. Спасение жизни нескольких людей и Капитана Райумунг – дело достойное. Однако речь может идти о спасении жизни множества людей и благодаря этому спасении, пусть потенциальном, жизней множества жителей Альбенарета. Перед ними откроется новое понимание Пути, новая возможность сотрудничества с человечеством. Это, безусловно, не может остаться незамеченным и сможет убедить ваш народ, и мой тоже, в том, что и тем и другим необходимо научиться думать иначе, иначе воспринимать действительность и вместе работать как в космосе, так и на дальних планетах. А положительные результаты подобной деятельности, безусловно, принесут немало чести и вам, и вашему ребенку.
   Она чуть шелохнулась – ему показалось, беспокойно.
   – То, о чем вы говорите, – ответила она, – не коснется моей чести. Вы ждете от меня чего-то совершенно необычного.
   – Я знаю, – сказал он. – Если для этого и существует особое слово в вашем языке, я его никогда не слышал. А у нас, людей, это называется дружбой.
   – Дружбой? – эхом откликнулась она. – Странное слово, если оно не несет в себе никакой информации ни о родстве, ни о деловом сотрудничестве, ни о логической причине подобного сотрудничества.
   – В основе его лежит взаимоуважение и расположение друг к другу, – сказал Джайлс. – Этого достаточно? Или нет?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация