А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасательный корабль" (страница 14)

   – Теперь вам нужно поспать, – проговорила Мара, подойдя к нему сзади. Она коснулась его плеча, поддержав, когда он споткнулся, и он накрыл ее пальцы своей ладонью. Кожа у нее была нежная, странно прохладная.
   – Да… – сказал он словно издалека, – наверное, надо поспать.
   – Простите, – голос Мары прошелестел ему в самое ухо, – что я… намекнула, что знаю… то, что знаете вы, когда Бисет пыталась убить Капитана.
   – Это ничего, – сказал он. – Это не имеет значения.
   – А должно бы иметь, – сказала она. Она вела Джайлса к его собственной койке. Длинное неподвижное тело инопланетянки лежало на койке Хэма. Теперь он заметил и Хэма, который стоял возле Капитана и наблюдал за Джайлсом. Джайлс тяжело рухнул на койку и откинулся на спину.
   – Немножко посплю… – пробормотал он. – Да. Совсем немножко…
   И провалился в тот же темный туннель, откуда прежде доносился до него его собственный голос; и корабль, и арбайты, и Капитан корабля с планеты Альбенарет – все осталось далеко позади.

   Глава 13

Тридцать четвертый день11 часов 45 минут
   Лоза дала последний плод.
   Они все вместе смотрели, как Джайлс срывал его и некоторое время бережно держал в ладонях. Плод был крупный, мягкий, полный сока; он оставался на лозе до самого последнего момента. Контейнер с соком был полон примерно на три четверти, что составляло шесть дней жизни при половинном рационе. Они проделали такой долгий путь, пока не наступил этот день, – и вот сорван последний плод, отжата последняя капля, а дальше…
   Хэм осторожно поднял ручку пресса, чтобы Джайлс смог положить плод в отверстие. Затем надавил на ручку, потом еще и еще, пока весь сок, до последней капельки, не стек в контейнер. Сока оказалось ужасающе мало. Джайлс извлек отжатую мякоть плода и тщательно разделил на восемь равных частей.
   – Съешьте это прямо сейчас, – сказал он. – В мякоти еще осталось немного сока, так что сегодня можно пропустить одну раздачу. А с завтрашнего дня мы станем получать по половине обычного рациона, пока не кончится весь сок, имеющийся у нас в запасе. Это единственный способ выжить. Мы должны растянуть запас на все то время, пока жива надежда.
   Возражений не последовало. Они проглотили мякоть плода, тщательно высосав каждую капельку содержащегося в ней сока, насухо вылизав миски. Джайлс отправился к пульту управления – проверить дневной курс. Теперь он гораздо быстрее справлялся с этим. Как только поправка вводилась в систему управления, ему, по сути, нечего было делать в течение шести часов. Звезды на обзорном экране казались совершенно неизменными, похоже, они никогда не изменятся, подумал он и с трудом поборол чувство черного отчаяния, готовое вот-вот окутать его душу. К нему подошла Мара, она теперь, как и все, ходила очень медленно; одежда болталась на ее исхудалом теле. Мара указала на экран.
   – А это что за звезда? – спросила она. – Нет, я имею в виду не планету 20 В-40. Я знаю, что ее мы увидеть не можем. Я имею в виду солнце ее системы.
   Он ткнул пальцем в пятнышко света, ничем не отличающееся по виду от множества остальных.
   – Разве ему уже не пора становиться больше или ярче?
   – Нет. До тех пор, пока мы в последний раз не выйдем из подпространства. Этот экран служит лишь для космической навигации. В любом случае та или иная звезда не выглядит ни больше, ни ярче до тех пор, пока до нее не останется один-два дня полета.
   – Но мы действительно идем теперь верным курсом? – Голос Мары звучал так, словно ей очень нужно было, чтобы ее еще раз в этом убедили.
   – Я полагаю, что да, – сказал он.
   – Если курс правильный, сколько еще продлится наш полет?
   – По словам Капитана, мы должны достигнуть цели примерно через десять суток. Но это в том случае, если бы курс прокладывала она сама, то есть при идеальных условиях навигации. Не думаю, что от меня можно ожидать столь же блестящих результатов, даже если мы теперь и идем верным курсом. Все-таки, наверное, больше десяти дней.
   – Что-то вы не слишком бодро об этом сообщаете. – Мара сделала слабую попытку улыбнуться.
   – Извини… – Он продолжал следить за экраном и не мог придумать, что бы сказать еще.
   Разговор увял, едва начавшись. Впрочем, в последнее время все разговоры не клеились. Джайлс задремал, сидя в кресле, а когда проснулся, Мары уже не было. Звезды на экране смотрели холодными глазами, очень холодными.
   Сорок первый день. 12 часов 00 минут.
   Последняя капля сока с легким шлепком упала из раструба в чашку. Самая последняя. Говорить было не о чем, и они молча выпили свои порции. Последние порции сока.
   Бутонов на лозе больше не появлялось, хотя они упорно высматривали их. Бутонов не было, как не было и плодов. Лоза выглядела достаточно здоровой, с блестящими плоскими листьями. Они попытались жевать листья, но это оказалось бессмысленной затеей, ибо листья были безнадежно сухими и горькими, и, чтобы разжевать их, требовалось больше слюны, чем то количество сока, которое они могли дать.
   Сорок второй день.
   Сорок третий день.
   Сорок четвертый день.
   Сорок пятый день.
   Сорок шестой день.
   – Вы по-прежнему следите за курсом? – спросила его Мара шепотом. Голос ее звучал горько. – Вы все еще надеетесь?
   – Да. Я должен… – прошептал Джайлс в ответ. Состояние его было не лучше, чем у остальных. Жажда и приходящая с ней тупость мышления не имеют уважения к представителям высших классов, думал он.
   – Я поняла, что все мы скоро умрем. Ди, похоже, уже впадает в состояние комы, глаз давно не открывает, и, думаю, первой умрет она. Я не хочу так умирать, просто сдавшись. Вы сможете застрелить меня?
   – Нет. – Он поднял голову. – Пока жив хоть кто-то, мы все будем живы.
   – Вы просто не хотите помочь мне. Вы хотите заставить меня страдать. – Впервые в голосе ее звучала обида, злость; она бы, наверное, расплакалась, если бы в пересохших глазах были слезы.
   Он сидел в командном кресле. Остальные лежали – кто на койке, кто прямо на полу, не имея ни сил, ни желания сдвинуться с места. Кто-то включил динамик на полную громкость, и ни у кого не поднималась рука выключить его. Какая-то девица пела песенку, причем на редкость пронзительным голосом, в котором слово «любовь» повторялось совершенно неестественное число раз. Ее пение сопровождали однообразный треск барабана и бесконечный грохот ударных. В любое другое время Джайлс сошел бы с ума от такой музыки, но сейчас едва замечал ее. Горло у него болело, глаза жгло, тело казалось высушенным, абсолютно обезвоженным; все желания и чувства исчезали. Возможно, Мара права: это не самый лучший способ умереть. Певица завизжала, ударные совсем расходились. Открылась дверца, ведущая в камеру шлюза. Он как бы попал в плен галлюцинаций, которые сначала толкнули его за дверцу, ведущую в камеру шлюза, а затем заставили в пустом пространстве космоса увидеть жителя Альбенарета на длинных тонких ногах, одетого в скафандр и в данный момент снимающего шлем.
   Когда рядом с ним раздался не то вопль, не то стон, он осознал, что и остальные видят то же. А может, это не галлюцинация? Задыхаясь, он приподнялся, подперся локтями, подобрал ноги и с трудом встал, держась за край пульта. Из-под шлема появилось покрытое рубцами и морщинами темнокожее лицо жителя Альбенарета, который уставился на Джайлса.
   – Вы не вышли на связь, – голос инопланетянина звучал не очень уверенно, поскольку пользовался он терралингвой.
   – Воды… – прошептал Джайлс; голос, казалось, царапал горло, как наждачная бумага.
   – У меня с собой нет. Вы получите ее позже. Но связь… мы вызывали вас…
   – Я не знаю, где включается связь, как ею пользоваться… Воды!
   – Неужели что-то случилось с лозой иб?
   Джайлс упал на постель, беззвучно смеясь; он не мог удержаться от смеха, то сгибаясь пополам, придерживая диаграмму, то откидываясь назад. Воды! Что-то случилось с лозой! Воды!! Им нужно сейчас только одно – напиться воды!
   Что-то тяжелое ударило в корпус корабля. Это был сорок шестой, и последний, день их пути.

   Глава 14

   – Невероятная история, Эдель, – прошептал директор Горнодобывающего комплекса планеты 20 В-40. Это был маленький розовощекий человечек, очевидно бывший арбайт, получивший высшее образование и благодаря своему мастерству и прочим выдающимся качествам достигший этого поста. А пост действительно довольно высок, вынужден был напомнить себе Джайлс. Амос Барси был ближайшим помощником представителя Земного правительства на этих горнодобывающих планетах. – Вы позволите налить вам еще?
   Джайлс улыбнулся в знак согласия и протянул Барси свой высокий стакан, а потом смотрел, как темное и холодное местное пиво льется, поднимаясь пенистой шапкой. Замечательное зрелище! Рука его дочерна загорела под воздействием ультрафиолетового излучения, проникавшего сквозь иллюминаторы спасательного корабля. Слишком много времени они провели в нем – рука выглядела теперь не только загорелой, но и костлявой, точно птичья лапка с когтями, сжавшими запотевший стакан. Рядом с ухоженными здоровыми руками Барси контраст был особенно заметен.
   – Благодарю вас, – сказал Джайлс. – Вы очень любезны.
   Он пил, чувствуя, как прохлада льется ему в горло.
   – Все еще кажется совершенно невероятным, – проговорил он почти мечтательно, – что этот кошмар позади. С навигационными приборами я сумел справиться лучше, чем ожидал. Только вот никто из нас и не подозревал, что включенный радиомаяк все это время посылал сигналы о помощи.
   – Вы же знаете, это не помогло бы, – откликнулся Барси, – не окажись вы в состоянии привести корабль на достаточно близкое расстояние от нашей солнечной системы. Только после этого ваши сигналы услышал здешний радист.
   Барси неожиданно захихикал.
   – Никогда не видел, чтобы эти инопланетяне так волновались! – сказал он. – Они все еще не могут поверить, что вы сумели справиться с управлением спасательного корабля, а их соплеменница не сумела.
   – Это произошло не по ее вине, – сказал Джайлс.
   – Да, надеюсь, что так. – Барси искоса глянул на Джайлса из-под кустистых бровей, и тон его стал более сухим и отчужденным. – Страницы в книге не хватает… и так далее… Очередная тайна. Но я полагаю, что навигационная книга могла пострадать, когда был взорван сам космический корабль.
   – Это возможно, – сказал Джайлс.
   – М-да… – Барси в своем огромном кресле на колесиках подплыл к столу и вытащил из ящика какой-то листок бумаги. – А вот и еще одно таинственное явление. Ничего особенно важного, но что там произошло с лозой? Жители Альбенарета утверждают, что лоза пострадала от ядовитого вещества, однако космическая ремонтная станция на нашей планете не располагает необходимым оборудованием для химического анализа. Они прислали образец питательной жидкости в нашу лабораторию для проведения соответствующих анализов. В осадке содержится целый перечень органических веществ, однако ни одно из них, насколько мы можем судить, не способно повредить растению. Возможно, эксперты с Альбенарета и сумеют найти среди этих компонентов что-либо вредное для лозы… Мы же обнаружили слабые следы еще одного вещества. – Глаза Барси скользнули по лицу Джайлса, встретились с его взглядом и переметнулись на какой-то предмет в дальнем углу комнаты. – Это наркотик, которым пользуются люди, дрянь под названием «тонк». Наши химики полагают, что именно в нем-то и загвоздка, в том случае, если наркотика в питательную жидкость попадало много и в течение длительного времени. Невозможно определить, когда именно произошло отравление растения – я имею в виду точный момент. Может быть, кто-то из пассажиров космического лайнера использовал спасательный модуль для хранения запасов своего наркотика во время любого из пятидесяти последних перелетов. Упоминать об этом в разговоре с жителями Альбенарета не имеет смысла. Я уже предупредил наших химиков. Как мне кажется, подобные разговоры могут вызвать лишь негативные чувства.
   Он посмотрел Джайлсу прямо в глаза. Листок покачивался в его пальцах.
   – Я бы все-таки не стал упоминать о наркотиках при инопланетянах. – Он бросил листок в раскрытый верхний ящик письменного стола. – Это только затруднит поиски решения, тем более что наши медики не обнаружили ни у одного из ваших арбайтов ярко выраженных признаков приема наркотиков, обследовав их сразу после приземления.
   – Да, – пробормотал Джайлс, – не думаю, чтобы вы обнаружили среди них активных наркоманов.
   – Вот именно, – заявил Барси. – Что ж, пожалуй, хватит об этом. Теперь перейдем к другому вопросу. Вы таки задали нашим медикам задачку, требуя непременно вернуть вам костюм, который носили на борту спасательного корабля. Вот он, пожалуйста.
   Он потянулся к столу, открыл ящик и вытащил оттуда драный оранжевый костюм Джайлса.
   – Спасибо, – сказал Джайлс. И стал шарить в карманах куртки. Там было немного вещей, но среди них – документ о выдаче преступника, который он вынес с горящего корабля и хранил. Документа в карманах не оказалось.
   – Что-нибудь пропало? – спросил Барси. Он явно следил за ним.
   – Ничего такого, без чего нельзя обойтись, – ровным голосом ответил Джайлс. Что было правдой. Судейский чиновник с планеты 20 В-40, который подписал документы, был тем самым человеком, с которым Джайлсу полагалось вступить в контакт от имени Ока-фронта. Но имя этого чиновника Джайлс запомнил. Теперь нужно только встретиться с ним и получить либо копии тех документов, либо доступ к убежищу Пола, чтобы Джайлс мог осуществить террористический акт здесь, на 20 В-40. Без них уничтожение Пола на 20 В-40 повлекло бы за собой обвинение в убийстве, однако теперь Джайлс говорил себе, что стоит задуматься и о более серьезных вещах, чем просто нежелание быть пойманным. Он доставил арбайтов на планету, не потеряв ни одного человека, так что его доброе имя, имя Джайлса Стила, осталось незапятнанным. Что произойдет теперь, особенно если это произойдет на благо всех землян, ему почти безразлично. Тем более что на совести у него еще и смерти тех, кто погиб в огненной ловушке на борту космического лайнера; этот грех еще ждет искупления. Искупить его можно лишь тем, что обеспечит будущее для всего человечества. Это, в свою очередь, поможет обеспечить и нормальное будущее для жителей Альбенарета. Команда инопланетян погибла в горящем корабле по своей воле; и все же… Джайлс заставил себя отвлечься от собственных мыслей и стал слушать, что говорит ему директор Комплекса.
   – …это довольно изолированный и заброшенный мир, – рассказывал между тем директор. – Здесь нет Эделей, за исключением вас, сэр; и то, что мы во всем зависим друг от друга в этих Колонизованных мирах, сделало нас более близкими – близкими даже инопланетянам, жителям Альбенарета, у которых здесь тоже есть станция. Вы и сами увидите, – Барси откашлялся, – что мы воспринимаем многое несколько иначе, чем те, кто остался на Земле, – как арбайты, так и, простите меня, Эдели.
   Он тут же взял себя в руки.
   – Но я вовсе не собирался так много распространяться на эту тему. – И продолжил: – Скоро, дня через два, отсюда отправится на Землю корабль. Как я понимаю, вы бы хотели полететь на нем?
   – Верно. – Джайлс поднялся. – Но мне нужно повидаться с одним моим старым другом. Вы, наверное, знаете его. Он один из ваших судейских чиновников – Олаф Ундстед.
   – Олаф? Ах, как жаль! – Барси с трудом выбрался из кресла и встал. Вид у него был самый несчастный. – Он умер… только на прошлой неделе. Вы говорите, он ваш старый друг?
   – Я и прилетел-то сюда, чтобы с ним повидаться, – сказал Джайлс.
   – Какая неудача… но я дам вам его адрес. – Барси быстро нацарапал что-то на листке бумаги. – У него был приятель, что-то вроде его эконома. Свободный человек, бывший арбайт. Звали его Вилло. Арне Вилло.
   Он протянул листок Джайлсу, тот машинально взял его, чувствуя в душе неприятный холодок.
   – Да, спасибо большое, – сказал он тоже машинально.
   – Арне сможет рассказать вам о нем все, – сказал Барси. – Если я еще что-то смогу для вас сделать, сразу же возвращайтесь и приходите ко мне.
   – Конечно, – сказал Джайлс. – Конечно, мы с вами вскоре увидимся…
   Он повернулся и вышел. Выйдя из здания управления Горнодобывающего комплекса, Джайлс взял двухместный автокар и отправился по адресу, написанному Барси.
   Он надеялся, что это место находится внутри Комплекса, напоминавшего огромный купол. Планета 20 В-40 обладала атмосферой, и воздух был пригоден для дыхания, однако в течение большей части года на ней царили арктические холода. Сейчас, в летний период и на широте Комплекса, погода на планете напоминала скучную бесснежную зиму. Кругом расстилались залитые лавой поля и разбросанные в беспорядке груды валунов. Но Джайлс обнаружил, что за последние годы число поселений на планете значительно увеличилось, люди жили или отдельно, под своими собственными маленькими куполами, или группами, под куполами побольше. Джайлс понял, что его автокар направляется к выездным воротам, там служитель одел его в термический костюм с прозрачным шлемом и пересадил на место водителя в грузовую вагонетку – простое трехколесное устройство, снабженное компьютерным управлением и электродвигателем.
   Джайлс удалялся прочь от купола; вагонетка с огромными, куда больше обычного, колесами мягко подскакивала на неровной каменистой поверхности. Невероятно далекое солнце – белый карлик – освещало изрытый шахтами ландшафт; такой свет на Земле могла бы давать полная Луна, да и контрастное сочетание белого света и черных теней тоже наводило на воспоминания о лунной ночи. У него за спиной возвышался Комплекс, похожий на скрючившегося гигантского зверя, становившегося все меньше и меньше.
   Автопилот уверенно вел вагонетку по заданному курсу, хотя цель их путешествия Джайлсу была по-прежнему невидима. В сумеречном свете солнца-карлика поверхность планеты 20 В-40 казалась небольшим каменистым плато, окруженным множеством звезд. Джайлсу вдруг пришло в голову, что после долгих дней скитаний в космосе на крошечном спасательном корабле эти необъятные, непостижимые глубины пространства продолжают оказывать на все его чувства особое воздействие, хотя теперь он твердо стоит на поверхности планеты. На спасательном корабле все эти звезды казались всего лишь светящимися точками на экране. Здесь же они предстали во всей своей красе, они реальны, близки, их, казалось, можно было потрогать.
   И эта реальность окружающего мира обволакивала его. Она пробиралась даже под его термический костюм, леденя, точно прикосновение зимнего ветра, способного заморозить до костей, если осмелишься предстать перед ним обнаженным. В слабом свете далекого бледного солнца, правящего этим безжизненным миром, все его собственные представления о людях и жителях Альбенарета, обо всех личных планах, целях и обязанностях как бы съежились, превратились в нечто преходящее, несущественное – в некие теплые касания, приятные в застывшей от холода Вселенной. Касания, что длятся лишь мгновение и не оставляют ни следа, ни какого-либо знака.
   В конце концов, сказала та атавистическая часть его «я», что давно уже спряталась глубоко в душе, важно только выжить. Все остальное не считается. Все остальное просто не имеет значения.
   Нет, возразил ей его упрямый высокоразвитый мозг. Во всем остальном тоже непременно должен быть свой смысл. Выживание без смысла – это ничто.
   Выживание важнее, заявило его атавистическое «я», спрятавшееся глубоко, где-то в животе.
   Нет, смысл важнее, – то был голос разума.
   Выжива…
   Он постарался отвлечься от споров с самим собой. Вагонетка приближалась к куполу, который, судя по размерам, был, скорее всего, жилищем для одной семьи. Вагонетка неслась к куполу с такой скоростью, будто собиралась вдребезги разбиться о его гладкую изгибающуюся поверхность. Однако метров за пять до стены в ней открылась диафрагма дверцы, и вагонетка влетела туда. Дверца закрылась за ними. Внутри оказалась вполне обширная стоянка, способная принять еще по крайней мере три такие же вагонетки, но совершенно пустая. Джайлс припарковался и подошел к дверце со звонком во внутренней стене купола. Он позвонил, однако ответа не последовало. Он попробовал нажать на защелку замка, и та поддалась; замок щелкнул, и дверь перед ним раскрылась.
   Он шагнул и оказался в комнате отдыха, просторной, с белым потолком и стенами, удобными креслами, но совершенно пустой. Только в одном кресле сидел человек; завидев Джайлса, он поднялся. Это был Хэм, державший в руке лазерный пистолет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация