А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасательный корабль" (страница 11)

   Глава 10

Пятнадцатый день. 16 часов 19 минут
   – Ну как, вам лучше? – спросила Мара.
   – Да вроде бы, – ответил Джайлс и тут же укорил себя за столь невразумительный ответ. – Ерунда. Мне, конечно, гораздо лучше. Я просто отлично себя чувствую.
   – Ну не то чтобы отлично, – сказала Мара, пристально на него глядя. – Уж я-то лучше знаю, однако жить вы, по крайней мере, будете.
   – Жить? Ну, разумеется, я буду жить. Почему бы, собственно, и нет? – Голос звучал глухо.
   – Потому что у вас, по всей вероятности, было серьезное сотрясение мозга, – пояснила она. – Знаете, если стукнуть металлом по кости, то прочнее почему-то оказывается металл.
   – Да ладно, давай не будем об этом, – сказал Джайлс и потрогал свою забинтованную голову. Несмотря ни на что, ему было приятно, что кто-то заботится о нем, тревожится о его здоровье. – Надо признаться, случившееся в последнее время я помню не слишком ясно. А я долго был…
   Он помялся, подбирая подходящее слово.
   – Долго ли вы были без сознания? – спросила она. – Пять дней.
   – Пять дней? – Он уставился на нее. Не может быть! Пять дней!
   – Пять, – мрачно подтвердила Мара.
   Джайлс почувствовал, что говорить ему трудно. Он полежал неподвижно, наблюдая за Марой, что-то делавшей у его постели.
   – Но это же не моя койка! – вдруг сообразил он и попытался сесть. Она мягко уложила его на подушку.
   – Вам нужно отдохнуть, – сказала Мара, – лежите спокойно. Мы перенесли вас сюда, чтобы Капитан не видела, насколько вы беспомощны.
   – Хорошо, – сказал он, пристально вглядываясь в горевшие над головой лампы. – Вы мудро поступили.
   – Разумно.
   – Хорошо – пусть разумно. – Он начинал припоминать случившееся. – А как там Хэм?
   – С ним все в порядке.
   – Руку-то он не сломал? Я боялся, что сломал.
   – Нет. Только ободрал. Да у него вообще кости как у хорошего коня.
   Джайлс вздохнул с облегчением.
   – А Эстивен?..
   – У него, по-моему, два ребра сломаны. Нам пришлось его дня на два связать, пока у него была «ломка», – сказала Мара. Она подошла к изголовью и протянула ему маленький пластиковый пакет, в котором было примерно две столовые ложки какого-то сероватого порошка. – Это все, что осталось от его запасов тонка. Мы подумали, что вы захотите, чтобы наркотик хранился именно у вас.
   Он протянул руку – что совершенно неожиданно потребовало от него неимоверных усилий – и, взяв пакетик с остатками наркотика, сунул его в нагрудный карман космической куртки.
   – Значит, вам пришлось его связать? – переспросил Джайлс. – Ну а сейчас-то он как?
   – Тихий, – ответила она. – Даже слишком тихий. Нам приходится все время следить за ним. Он уже несколько раз пробовал совершить самоубийство. Во время «ломки» у них часто бывает депрессия, особенно когда боли утихнут. Так Бисет говорит. Она видела, как это бывало с другими наркоманами, которых арестовывала полиция. А еще она говорит, что такая депрессия может длиться неделями. И что всем нам было бы лучше, если б он убил себя.
   Джайлс только слабо покачал головой.
   – Бедняга, – проговорил он. – Бедный мальчишка!
   – Никакой он не мальчишка и вовсе он не бедный! – резко возразила Мара. – Он просто очень несчастный, может быть, даже не совсем нормальный психически, взрослый человек, который пристрастился к наркотикам и чуть было не погубил всех нас.
   Джайлс изумленно посмотрел на нее.
   – Я, наверное, просто неудачно выразился, – проговорил он. – Но все-таки я не понимаю…
   – Да, – сказала она. – В том-то и беда. Вы не понимаете!
   Она повернулась и вышла из отсека. Ему вдруг очень захотелось вскочить и последовать за ней, заставить ее объясниться. Но при первой же попытке сесть в голове у него помутилось, и он снова лег, кляня собственную беспомощность и не в силах справиться с нею.
   Потом он уснул. И проснулся, когда остальные члены экипажа, по всей видимости, спали. Динамик рядом с ним включен на минимальную громкость, не было слышно голосов, никто не разговаривал. Теперь он чувствовал себя гораздо лучше, и в голове значительно прояснилось.
   Он огляделся. В хвостовой части корабля он один. Все было по-прежнему. Даже отломанная ручка пресса аккуратно приварена обратно. Интересно, с помощью чего? Ди и Фрэнко, должно быть, переехали в другой отсек. Мысль о том, что они сделали это, заботясь о нем, слабом и больном, была странно приятной. Любопытно. До того как он отправился с Земли в эту экспедицию, ему в голову бы не пришло задумываться о том, что вот ведь кому-то из арбайтов пришлось убраться с насиженного места, поскольку ему, Джайлсу, это место понадобилось.
   Пол Ока был прав: он, Джайлс, никогда по-настоящему не понимал арбайтов. Во всяком случае, он никогда не понимал их так хорошо, как теперь, прожив с ними бок о бок пятнадцать дней. С другой стороны, Мара только что сказала ему, что он их по-прежнему не понимает, и это, разумеется, тоже правда. Он криво усмехнулся.
   Но проблемы взаимопонимания к делу сейчас не относятся. Он, возможно, свалял дурака, подвергнув риску и выполнение задания, и собственную жизнь, спасая Эстивена от Капитана. Зато теперь он убедился, что ему на роду написано в известных случаях проявлять дурость. Странно… Мара рассердилась, когда он назвал Эстивена мальчишкой! Он произнес это слово, не подумав, как любой из клана Эделей в подобном случае. Но Мара, разумеется, права: Эстивен – не мальчишка, хотя Эдели привыкли считать арбайтов примитивными, инфантильными, от рождения несколько ущербными и весьма мало образованными.
   Занятно, но именно в этот миг ему пришло в голову: а не наоборот ли? Рабочие на корабле были кем угодно, только не примитивными, «недозрелыми» людьми. На самом деле если исключить Ди и Хэма – а если подумать, то не исключая даже их, – арбайты на корабле были не просто взрослыми людьми, но людьми, обладающими богатым и нередко тяжелым жизненным опытом, сильно повлиявшим на их теперешние характеры.
   А вот сам он… может быть, именно его-то и можно было назвать недозрелым. Жизнь не коснулась его своей тяжелой дланью, не внесла особых изменений в его характер. Набор черт характера и реакций, свойственных ему, – это все равно что костюм из магазина готового платья: только и ждет, когда его примерят; и надел он этот «костюм» в столь раннем возрасте, когда и оценить-то его по достоинству был еще не способен. И с тех пор, не задумываясь, носит его. И только после этого отлета с Земли, после пожара на космическом лайнере, после перехода на спасательный модуль с горсткой оставшихся в живых рабочих Джайлс начал задумываться о многом, что ему раньше и в голову не приходило. Да и сам стал меняться. Новые чувства и новый опыт, обретенный вследствие пережитого, сперва сбили его с толку. Он не сразу смог понять, что правильно и что неправильно из того, что прежде принималось за нечто само собой разумеющееся.
   Теперь он чувствовал растерянность и слабость. Чувствовал себя странно несчастным и не мог определить причину этого. Ему будто чего-то не хватало… чего-то совершенно необходимого. Некоторое время он тешил себя мыслью, что это, возможно, просто физическое недомогание, вызванное сотрясением мозга. Но что-то уж больно не похоже…
   Он решил не думать об этом. Существовали куда более важные проблемы. Если он действительно пробыл без сознания целых пять дней, то спасательный корабль всего через несколько часов окажется в точке возможной перемены курса, и еще можно будет приземлиться на 20 В-40, а не лететь на Белбен. Впервые Джайлс чувствовал, что сумеет убедить инопланетянку сделать это.
   Пока все остальные спят, время поговорить с Капитаном. Втрое осторожнее обычного, понимая, что любое резкое движение может снова вызвать головокружение, Джайлс медленно приподнялся, сел, посидел на краешке кровати и медленно встал на ноги. Голова оставалась ясной. Он ощущал ее чрезвычайно хрупкой, как бы хрустальной, готовой разбиться при сильном толчке, но в целом чувствовал себя вполне прилично.
   Джайлс медленно двинулся в носовую часть корабля. По пути осмотрел лозу иб. Теперь на ней было полно сухих листьев, и лишь изредка попадался здоровый плод. Добравшись до носового отсека, где стояла его койка, он увидел резервуар для сбора плодов иб. Резервуар был заново припаян к корпусу корабля, ближе к тому отсеку, где жила Капитан. Это могла сделать только сама инопланетянка. Джайлс и понятия не имел, что на корабле есть все необходимое для переноски резервуара и установки его на новом месте.
   Он заглянул за переборку. Там находился командный пульт управления. Инопланетянка сидела за ним в той же позе, в какой он видел ее в последний раз: на одном из двух кресел у пульта. Глаза ее были закрыты, она не пошевелилась, даже когда он вошел и с грохотом повернул второе кресло, чтобы сесть.
   – Капитан, – обратился к ней Джайлс на альбенаретском языке.
   Ответа не последовало. Длинная темная фигура инопланетянки оставалась совершенно недвижимой.
   – Райумунг, – снова начал Джайлс, – мне необходимо поговорить с вами. Настало время решать судьбу.
   Ни малейшей реакции.
   – Если вы не хотите обсуждать со мной этот вопрос, я обойдусь и без обсуждения, – сказал Джайлс.
   Медленно открылись круглые темные глаза. Медленно повернулась голова; теперь инопланетянка смотрела на него.
   – Вы ничего не сделаете, землянин. – Гудящий чужой голос был, как всегда, абсолютно бесстрастен, но звучал теперь как бы издалека. – Я не настолько беспомощна, чтобы не держать под контролем все, что происходит на этом спасательном корабле.
   – Нет, не беспомощны, – сказал Джайлс, – но с каждым днем вы отдаете все больше своих сил той новой жизни, что таится в вас. Я считаю, что вы слабеете быстрее нас, ибо мы слабеем только из-за недостатка еды и питья.
   – Нет, – сказала Капитан. – Я сильнее вас и останусь сильнее.
   – Я готов согласиться. Мне это безразлично. А не безразлично мне лишь одно: очень скоро будет поздно менять курс на 20 В-40.
   Темные глаза некоторое время не мигая смотрели на него.
   – Откуда вам это известно? – спросила инопланетянка.
   – Известно, и все, – ответил Джайлс. – Этого вполне достаточно. Возможно даже, что я и сам смог бы изменить курс на 20 В-40…
   – Нет, – сказала инопланетянка. Впервые Джайлсу показалось, что голос Капитана чуть дрогнул. – Вы лжете мне. Лжете глупо. Здесь, в космосе, вы совершенно беспомощны, как и вся ваша раса.
   – Не вся наша раса так уж беспомощна в космосе, – возразил Джайлс. – У нас есть люди, которые умеют управлять межзвездными кораблями. Но вы прервали меня. Я собирался сказать, что независимо от того, могу я изменить курс спасательного корабля или нет, я этого делать не стану, ибо уважаю решение командующего любым космическим кораблем, находящимся в межпланетном пространстве.
   – В таком случае уважайте и решение держать курс на Белбен.
   – Этого я не могу, – сказал Джайлс. – Подобно тому, как вы чувствуете ответственность перед той единственной жизнью, которую несете в себе, я испытываю ответственность за семь других человеческих жизней – за жизни членов нашего экипажа.
   – Жизни рабов, – проговорила инопланетянка, – ничего не стоят.
   – Они вовсе не рабы.
   – А я считаю, что рабы, и совершенно бесполезные.
   – А я считаю, что полноценные мужчины и женщины. И они непременно должны остаться в живых. Я должен обеспечить это! И ради этого готов отдать Капитану то, чего она хочет.
   – Вы? – Инопланетянка не сводила глаз с Джайлса. – Вы не можете вернуть мне мою честь.
   – Нет, – возразил Джайлс, – могу. Я могу назвать того, кто уничтожил ваш космический корабль. Я могу передать этого человека в ваши руки.
   – Вы… – Инопланетянка буквально взвилась. – Вы знаете, кто это сделал?
   – Только дотроньтесь до меня… – быстро проговорил Джайлс, потому что длинные тонкие руки почти схватили его за горло, – …дотроньтесь только, и я обещаю вам совершенно твердо: вы никогда ничего об этом не узнаете.
   Инопланетянка снова рухнула в кресло.
   – Скажите мне, кто это, – проговорила она. – Во имя всех тех, кто работал на моем корабле вместе со мной, во имя того, кого я ношу в себе… скажите мне, землянин!
   – Я скажу вам, – проговорил Джайлс. – И отдам вам названного мной человека в ваши руки и только в ваши, – чтобы вы делали с ним все, что хотите. Но это произойдет только тогда, когда все люди, находящиеся на борту, благополучно приземлятся на 20 В-40.
   – Вы хотите заставить меня изменить курс, который столь же важен для меня, как моя честь и исполнение долга! – проговорила инопланетянка. – Вы хотите утаить важнейшую информацию до тех пор, пока я не потеряю последней надежды спасти честь еще не рожденного мной, но последнего в моем роду? Вы хотите утаить эту информацию, пока вы сами и прочие люди не приземлятся благополучно и не окажутся среди подобных вам гуманоидов, а те так или иначе станут защищать вас? Вы хотите обмануть меня, землянин!
   Она почти кричала, произнося эти слова.
   – Я назову вам имя этого человека и передам его в ваши руки с тем, чтобы вы спокойно поступили с ним так, как считаете нужным, и вам при этом не помешает никто, – медленно, с расстановкой проговорил Джайлс. – Я обещаю вам, я даю вам слово, и таковы условия нашей сделки. Жители Альбенарета уже много десятков лет имеют деловые контакты с землянами, Капитан. Разве кто-либо из рода Эделей когда-либо обманывал вас?
   – Это правда, – проговорила инопланетянка, глядя на экран приборного щита, словно надеясь найти там какую-то подсказку и помощь. – Слово свое такие, как вы, всегда держали твердо. Насколько мне известно.
   Она умолкла. Джайлс ждал. Ни в командном отсеке, ни за переборкой не было слышно ни звука. Наконец инопланетянка шевельнулась и произнесла тем же, как бы издалека идущим голосом:
   – Я должна поверить вашему слову. Если я этого не сделаю, а вы окажетесь честным в своих намерениях, то я совершу еще большее преступление против чести, ибо не использую возможности восстановить свою честь.
   Джайлс чуть слышно выдохнул. Он даже не заметил, что все это время дышал едва-едва, самыми верхушками легких – столь велико было его напряжение в ожидании ответа Капитана. Она обернулась прямо на него.
   – Я прямо сейчас внесу первые изменения в курс, а чуть позднее – последующие, – сказала она. – После первой поправки мы двенадцать часов будем следовать этим курсом, прежде чем будет можно внести вторую поправку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация