А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мальчик-вамп" (страница 2)

   Глава II
   «ОН ВЦЕПИЛСЯ В МЕНЯ!»

   – Девочка, а девочка, почему у тебя такие большие зубы?
   – Мой дедушка – палач, моя бабушка – упыриха, мой папа – оборотень, моя мама – вампирша. Вот почему!
Хроники потустороннего мира

   1

   – Он вцепился в меня! – крикнул Хитров. – Ты видел: он вцепился!
   Петька захохотал. Его круглые щеки запрыгали, как два помидора.
   – Ой, не могу! Умора! Скелет в него вцепился! – взвизгивал он, держась за живот.
   Хохот у Мокренко был слишком тонким. Неожиданно тонким для такого гиганта.
   Этот хохот и привел Фильку в чувство. Хитров сразу сообразил, какое оружие дал толстяку в руки. «Видели этого типа? – станет Петька говорить всему классу. – Знаете, что с ним недавно случилось? Его скелет за палец тяпнул! А уж завизжал он будь здоров! Едва в обморок не хлопнулся!» Скелет, вцепившийся в палец, это вам покруче некстати прожеванного дождевого червя. Восьмой «А» будет животики надрывать до самых летних каникул.
   Но не успел Филька обдумать эту проблему со всех сторон, как внезапно в дверь просунулось нахмуренное лицо Стафилококка.
   – Хитров, Мокренко! Вы где должны быть?
   Лоботрясы разом вздрогнули.
   Тут Стафилококк перевел взгляд вниз и увидел открытый ящик со скелетом. Челюсти скелета, странным образом сомкнувшиеся, когда Филька просунул между ними палец, теперь вновь слегка приоткрылись. Выражение у желтого черепа при этом было такое, будто он покатывался со смеху.
   На миг завуч замер, а затем брови у него поползли к переносице. Причем правая бровь почему-то ползла быстрее, а левая все норовила застрять где-то по дороге.
   – Хитров, почему экспонат распакован? Кто вам вообще разрешил заглядывать в ящик?
   – Э-э... а-а... так и было, – пробормотал Филька.
   Стафилококк недоверчиво скривил рот.
   – Ты меня за идиота принимаешь? За болвана? За тупицу? За полного кретина? Выбирай!
   Филька растерялся, не зная из чего выбирать.
   – А линейка с моего стола? Она тоже сама поддела крышку? Ладно, Хитров, я с вами потом разберусь! А пока живо несите ящики! Одна нога здесь – другая там! Через пять минут я проверю!
   Завуч зачем-то искоса бросил взгляд на скелет, повернулся и быстро засеменил к дверям. Сообразив, что он сейчас уйдет, Филька набрался смелости.
   – А спросить можно? – выпалил он.
   Стафилококк нетерпеливо обернулся:
   – Чего еще непонятно, Хитров?
   – Андрей Андреич, мы тут поспорили... Этот скелет настоящий?
   Вопрос был, в общем, дурацкий. Дурацкий и заурядный. Но Стафилококк почему-то напрягся.
   – В каком смысле: настоящий или ненастоящий? – нервно проговорил он.
   – Ну, от мертвеца он или пластиковый?
   – От десяти мертвецов! Я из тебя самого скелет сделаю, если ящики через пять секунд не будут на четвертом этаже! – рявкнул Стафилококк и исчез с удивительной даже для него поспешностью.
   Филька задумчиво уставился на приятеля.
   – Ты чего-нибудь понял? – спросил он.
   – Не-а, – замотал головой Мокренко.
   – По-моему, Стафилококк темнит!
   – По-моему, тоже темнит!
   – Ладно, делать нечего. Бери ящики!
   Филька наклонился, чтобы поднять крышку. На миг его лицо оказалось совсем близко от пустых глазниц черепа. Хитрову почудилось, что в них на мгновение вспыхнуло синее ироническое пламя. Сердце у мальчишки заколотилось, а палец с запекшейся на нем небольшой ранкой так и запульсировал болью.
   – Чего ты копаешься? Долго тебя ждать? – нетерпеливо крикнул Петька, уже торчавший в дверях.
   Стряхнув оцепенение, Филька поспешно набросил на ящик крышку и подхватил его за край.
   – Посторонись, мелюзга! Не видишь: гроб несем! – заорал на кого-то Мокренко, протискиваясь в коридор.
   Толстяку очень нравилось, что они тащат скелет, и хотелось привлечь побольше зрителей.
   Когда в кабинете биологии большой ящик был вновь открыт, внезапно обнаружилось, что скелет лежит на боку, а его руки, прежде сложенные на груди, теперь вытянуты вдоль туловища.
   – Ты видел? Видел? Он перевернулся! – прохрипел Филька.
   – Ага, брат! Типа хотел вылезти и тебя за горло: хрусь! Лужа крови, и ты труп! Приятно познакомиться со скелетом графа Дракулы! – легкомысленно выпалил Петька.
   Толстяк объяснил новое положение скелета тем, что по дороге они несколько раз встряхивали ящик, чтобы дать знакомым девчонкам послушать, как грохочут кости.
   Хотя Мокренко растолковал все правдоподобно, Фильке все равно было не по себе. Ему даже почудилось, будто скелет, чтобы лучше слышать, слегка повернул голову набок...

   2

   В тот день Хитров вернулся домой раньше обычного. Он даже отказался от заманчивого предложения Мокренко пойти к нему и заняться изготовлением пороха. Настроение у Фильки было скверное. Он ощущал смутное беспокойство, которое никак не мог стряхнуть.
   – Идиот Стафилококк! Пристал со своими ящиками! Лучше бы мне пару влепили, – бормотал Хитров по дороге, пиная пустую банку из-под джина с тоником.
   Открыв дверь своим ключом, Филька шагнул в коридор и тотчас услышал доносившийся с кухни душераздирающий женский крик.
   – Нет, нет, нет! Не смей подходить! А-а!
   Женщина взвизгнула еще громче и затихла. Отчетливо стали слышны клокочущий рев и хруст. Судя по этому звуку, на их кухне кого-то пожирали, причем в сыром свежеразделанном виде.
   Мальчик прокрался к кухне и заглянул внутрь. За столом сидел его старший брат Виктор – студент-ветеринар – и смотрел по видаку ужастик. Филька испытал облегчение, но все равно на всякий случай спросил:
   – Это ты, Витя?
   – Нет, не я! – глухо ответил брат, оборачиваясь.
   Вопль Фильки слился с воплем недоеденной дамочки из телевизора. Взглянув на лицо брата, Хитров-младший попятился и врезался спиной в холодильник. Ему померещилось, что рот у брата залит кровью. В крови были его губы и даже подбородок.
   Виктор уронил вилку.
   – Чего ты орешь? – спросил он.
   – Кровь! У тебя кровь!
   Студент-ветеринар облизал губы.
   – Это кетчуп, осел!
   – Кетчуп?
   – Ну да, кетчуп, я же пельмени ем. Ну ты, братан, даешь! Ты головой, часом, ни обо что не ударялся?
   Тут Хитров-младший и правда узрел, что брат ест пельмени, а рядом с ним стоит бутылка с кетчупом. Фильке стало неловко. После этого идиотского случая с укусом он вел себя, как псих.
   Студент-ветеринар между тем пустился в рассуждения:
   – Живет себе человек. Вроде вполне нормальный, а зацепится обо что-то башкой, и у него появляются закидоны. Типа как у той девицы, которая меня бросила. Ну она-то точно головой шарахнулась. А у тебя как с этим делом?
   – Нет, я головой не стукался, – с сомнением сказал Филька. – У меня другое. Меня сегодня скелет за палец укусил!
   Брат заинтересованно посмотрел на него и обмакнул пельмень в кетчуп.
   – Смотри, Филипп, теперь не взбесись! – предупредил он.
   – Не взбесись? – переспросил Филька.
   Витька даже с места привстал:
   – Ты что, не слышал про бешенство? Опасная штука, это я тебе как врач говорю. Сорок уколов в живот – и то не помогает. Если бы ты был коровой, я бы велел тебя усыпить.
   – Усыпить?
   – За милую душу. Но так как ты не корова, то живи пока. Имей в виду: если начнешь бояться воды, я тебя предупреждал. А вообще-то может быть и того хуже. Бешенство – это еще цветочки! – подумав, добавил Виктор.
   – Хуже? Что хуже? – с беспокойством спросил брат.
   Студент выдержал эффектную паузу. Он обожал пугать.
   – Видишь ли... Ты когда-нибудь слышал про вампиров?
   Филька сглотнул. Про вампиров он слышал сегодня уже дважды. Первый раз от Мокренко.
   – Слышал.
   – Я это к чему говорю? – продолжал смаковать Виктор. – У вампиров, оборотней, вурдалаков и тому подобных симпатяг есть одно нехорошее свойство. Каждый, в кого они вопьются, сам становится таким же. Соображаешь?
   – Соображаю.
   – То-то и оно. А теперь представь, что тебя укусил скелет вампира. Что из этого следует? То, что ты очень скоро сам превратишься в такого же симпатягу!
   Виктор вновь занялся пельменями. Монстр на экране телевизора потрошил очередную жертву.
   Филька прижался спиной к холодильнику. Он чувствовал, что брат над ним издевается, но все равно невольно прислушивался к его словам. Кроме Виктора, поговорить о скелете было не с кем. Родители для этого не подходили: их больше интересовали всякие скучные вещи вроде уроков.
   – Послушай, Вить, я серьезно. Кроме шуток. Меня укусил скелет. Разве этому есть логическое объяснение? – спросил Хитров-младший.
   Брат зевнул. Эта история, кажется, начинала ему надоедать.
   – Ты серьезно, и я серьезно. Не надо совать пальцы куда попало. А то, что он тебя тяпнул, так тут, наверное, дело в пружине.
   – В пружине? – обрадовался Филька.
   – Ну да. Этим красавцам иногда приделывают пружины, чтобы они открывали и закрывали рот. Зубы там демонстрировать и все такое. Эти железки у них в башке. Придешь в школу – посмотри.
   Фильке стало досадно. Как он сам не подумал про пружину? Конечно же, дело в ней. Открывая скелету рот, он разомкнул ее, а она – раз! – и захлопнулась. Вот и все дела! «Ясный перец!» – как сказал бы Мокренко.
   – А скелет из чего сделан? Я имею в виду, что он ведь ненастоящий? – спросил Филька для окончательного успокоения.
   Но вместо того, чтобы успокоить его, брат лишь покачал головой:
   – А вот тут ты не прав... Очень даже может быть и настоящий. Бывает, что люди завещают свой труп для медицинских целей. Алкаши так часто делают, наркоманы, ну и все прочие, кому не жалко и деньги нужны. В паспорт им ставят особый штамп. Так ты и живешь с этим штампом и в ус не дуешь, а когда умираешь, тебе заглядывают в паспорт и говорят: «Ага! Хитров Филипп Петрович! Очень кстати! Нам тут как раз из сто второй школы заказ на один скелет поступил».
   Студент-ветеринар незаметно перескочил в разговоре на самого Фильку, понизил голос до шепота и, наклонившись к брату, очень эффектно продемонстрировал, как с лица сдирают кожу.
   Зазвонил телефон. Виктор прервал свой увлекательный рассказ, встал и небрежно поставил тарелку в раковину.
   – Помоешь за меня! – распорядился он. – Заодно проверим, нет ли у тебя водобоязни. Для бешеных и вурдалаков – это обычная вещь.
   – Утешил, нечего сказать! – пробормотал Филька.

   Глава III
   «ХОЧУ ВЫПИТЬ ЧЕГО-НИБУДЬ КРАСНОГО!»

   – Ты не видел, где моя голова?
   – В подвале, Ваша Мерзость!
   – Неохота мне что-то ее доставать. Дай-ка я твою нахлобучу!
   Граф Дракула сдернул с упыря голову и отправился на охоту.
   Бедному упырю ничего не оставалось, как на ощупь спуститься в подвал и надеть голову графа.
Хроники потустороннего мира

   1

   Ночью Фильку мучили кошмары. Точнее, кошмар был один, но повторявшийся много раз подряд. Ему мерещилось, что скелет берет его за руку и ведет в черную пещеру. Там, в пещере, Филька с ужасом видит, что тоже стал скелетом. Старый скелет сажает его на трон, надевает ему на голову блестящий обруч и произносит глухо: «Теперь ты – новый граф Дракула! Настал твой черед!»
   Проснулся Филька в холодном поту и долго лежал, глядя в потолок. Ему не хотелось вставать, не хотелось есть и вообще ничего не хотелось. Палец, который вчера укусил скелет, распух. Ранка не зарастала, несмотря на то что вчера он смазал ее йодом.
   В школу Хитров пришел раньше времени и в отвратительном настроении. Прежде ни того, ни другого с ним не случалось.
   – Что тебе снилось? – пристал он к Мокренко.
   Петька достал из пакета бутерброд, оглядел его и снял с бутерброда волосок. Все это он проделал со своей обычной медлительностью. В отличие от обычных людей, толстяк ухитрялся проголодаться не к концу третьего-четвертого урока, а спустя полчаса после завтрака.
   – Ну вот, – возмущенно забормотал он, адресуясь непонятно к кому. – Типа опять волос! Какое наплевательское отношение к моему желудку! Типа он мне там кишечник забьет, а им до фонаря.
   – Ты слышал, о чем я тебя спросил? Что тебе снилось?
   Мокренко передернул плечами:
   – А я помню, что ли? Фигня какая-то.
   – Что именно? Вспомни! – нетерпеливо потребовал Филька.
   Мокренко долго морщил лоб, чесал шею и под конец заявил:
   – Мне снилось типа, что я иду по лесу, ищу, где порох испытать, а там какой-то чувак ремонтирует мотоцикл. То ли «Урал Соло», то ли вообще дремучий «Днепр». Я подхожу к нему, спрашиваю типа помочь. А он мне говорит: «Катись, без сопливых обойдемся!» Потом он вскакивает на мотоцикл и начинает за мной гнаться. Я беру банку с порохом, поджигаю и... А чего ты спрашиваешь? Тебе не по барабану, что мне снилось?
   – Уже по барабану! – заверил его Хитров и отошел.
   «С этим толстокожим все в порядке, – завистливо подумал он. – Разве его прошибешь? Ему скелет хоть ногу отгрызи, ему одна чушь будет сниться!»
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация