А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лед и пламя Тартара" (страница 12)

   – Но почему? Кто ему велел?
   Арей откинулся в кресле. Спинка страдальчески застонала под его весом. Мебель у мечника долго не жила. Что не ломалось само, разрубалось под горячую руку.
   – Не будь ребенком, Даф! Тебя обмануть или сказать правду?
   – Я и сама знаю! Лигул, эта тупая скотина, мне не доверяет, считает, что я плохо влияю на Буслаева, и хочет вывести меня из игры... – тихо сказала Даф.
   – А ты на него плохо влияешь? – быстро спросил Арей.
   Даф смутилась. Вопрос был по сути. Мечник снисходительно похлопал ее по плечу.
   – Можешь не отвечать. По мне, так влияй и дальше, – разрешил он.
   Такой ответ очень удивил Даф. Ей давали разрешение на добро? К чему бы это?
   – Почему вы так говорите?
   – Лигул глуп. Или, точнее, мыслит слишком трафаретно. Он никогда не поймет, что лучшая прививка от добра – это добро в ослабленной форме, – сказал Арей.
   Даф поперхнулась. Слова Арея больно царапнули ее. Так вот что мечник думал о ней все это время! «Прививка от добра» – вот кто она на самом деле!
   – Могу тебя утешить. Лигулу нужна не только ты. Ему нужна и голова Мефа. О своей скромной голове я даже не упоминаю, – продолжал Арей.
   – Но почему Мефа?
   – Меф малоуправляем. Лигулу это не нравится. Совсем не нравится. Он простил бы ему многое, но не это, – сказал Арей.
   – Малоуправляем? Но он же все делает! – удивилась Даф.
   – Ты наивна, Даф. Эдем не пошел тебе на пользу. Наш синьор помидор не так прост. Он мыслит самостоятельно и все подвергает сомнению. Даже книги из библиотеки мрака, заметь, он читает только потому, что его заставляет руна. Зло для Мефа – игра. Настоящего мрака в душе у него нет. Если ты кровожадный наследник тьмы, так нечего кормить собак сосисками на автобусной остановке! – с иронией заметил Арей.
   «Скоты комиссионеры! И об этом донесли!» – подумала Даф. Одновременно она попыталась скрыть гордость. Как-никак, а собаки на остановке отчасти и ее заслуга.
   – Меф еще исправится. Мы приложим все силы! – произнесла она бюрократическим голосом.
   Арей насмешливо скривил рот. Кого, мол, ты тут дураком считаешь, светлая? Это ты-то силы приложишь?
   – Лигул надеется, что если Меф будет мертв, его силы высвободятся и либо достанутся Лигулу, либо найдут себе лучшего хозяина. Такого, на которого наш мелкий махинатор будет иметь влияние. Опять же – пока новый повелитель найдется (лет пятьсот ожидания, как минимум, пока не встретятся звезды) и вырастет (силы предпочитают вселяться в младенцев) – Лигул преспокойно будет сидеть на троне мрака. Или скорее уж где-нибудь сбоку, на ступеньке пустого трона. Наш малютка любит поиграть в скромность.
   – Значит, все-таки Лигул! – сказала Даф мрачно. – Вот собака страшная! Колбаса из глистов! Это он выпустил из Нижнего Тартара этих ублюд...
   В глазах Арея зажегся интерес.
   – Ну-ка! Можно еще раз на бис, начиная с колбасы? Собаку, так и быть, можешь пропустить.
   Даф покраснела.
   – Ой! Я слишком долго общалась с Мефом! – спохватилась она.
   – Бывает, – великодушно сказал Арей. – За «ублюдков» можешь не извиняться. Сейчас почему-то все забыли истинное значение этого слова – «бастард», «незаконнорожденный». Некогда я много времени проводил в отрядах наемников. Развлекался. Они были интересные ребята, но крайне щепетильные. Кто-нибудь с пьяной головы намекнет другому, что ты, мол, не обижайся и вообще восприми это как конструктивную критику, но мне кажется, что твои мама с папой не успели записаться в метрической книге, а тот – хлоп! – и разрубил его до зубов секирой. Ребят ужасно обижала такая конструктивная критика.
   Даф слушала Арея и думала о своем. Она думала, что и лишение дара не финал. От Лигула можно ожидать чего угодно. Дафне стало душно. Казалось, серые, влажные стены резиденции надвинулись на нее. В пыльном расчерченном рамой окне замелькали злорадные морды. Хотелось вскочить, закричать, вырваться отсюда и бежать... бежать. Лишена дара! Даф задыхалась.
   – Это Лигул отомстил мне за то, что я отогнала тех уродов из Нижнего Тартара!
   Арей усмехнулся.
   – Кто ж тебе в таком сознается? Официально Лигул объявил беглецов в розыск. Однако поиски ведутся крайне ненавязчиво. При любом раскладе наш скромный маленький друг останется в стороне.
   – Ясно. Я другого и не ожидала. Есть какой-то способ вернуть мой дар? – спросила Даф.
   Вопрос был будто невинным, однако взгляд Арея, только что вполне дружелюбный, неожиданно стал настороженным.
   – Если такой способ и существует, мне лично он неизвестен. Попытайся утешиться вот какой мыслью. Стражи, как и люди, склонны к самообману. И все почему-то игнорируют величайший закон вселенной: Ничего не бывает так хорошо, как ожидаешь, но ничего не бывает и так плохо, как ждешь.
   Арей поднялся, материализовал меч и сделал несколько атакующих движений. Он всегда тренировался только с боевым оружием.
   – На твоем месте, светлая, я бы тоже попрактиковался с какой-нибудь отточенной железкой. Теперь надо быть готовым каждую минуту, – сказал он.
   – Почему?
   – Если стражи из Нижнего Тартара сказали «А», значит, они скоро скажут «Б». Трусами их не назовешь. Не исключено, что они уже на пути сюда, – заметил Арей хладнокровно.
   – Почему вы так думаете?
   – Вспомни последнюю стычку. Мы с Мефом ничего не смогли сделать. Наше оружие их не брало. Опасность для стражей из Нижнего Тартара представляла только ты со своей бронебойной дудочкой.
   «Представляла», – горько повторила про себя Дафна, оценив, как Арей вскользь выделил это голосом.
   – И что нам теперь делать? – спросила она.
   Арей скривился.
   – Как я ненавижу этот вопрос! Разве непонятно что? Для начала усложнить нашим милым друзьям из Тартара поиски. Бери Мефа и марш из резиденции! Попытайтесь спрятаться так, чтобы не то что тартарианцы, чтобы я сам вас не нашел. Только, боюсь, что Мошкина с Чимодановым и Нату вам придется взять с собой. Здесь их перережут быстрее, чем они успеют охнуть. Из всех троих один Мошкин сносный боец, да и тот больше трусит, чем сражается.
   – Но если мы разделимся, нас проще будет прикончить по отдельности, – сказала Даф растерянно.
   Мечник нетерпеливо махнул мечом, приказывая поторапливаться. Даф открыла дверь и вышла.
   – Небольшой совет. «Просто в порядке общего бреда», – как говорит Улита. Учитывая, что твоя флейта годится теперь только для консерватории, попытайся найти кого-то, кто обладает светлыми способностями, – догнал ее голос Арея.
   Дафна обернулась. Барон мрака вновь упражнялся с мечом и даже не смотрел в ее сторону.
   Уже на лестнице, поднимаясь к Мефу, Дафна поняла, кого Арей имел в виду. Эссиорха. Ничего себе совет и главное – от кого получен! От начальника русского отдела! Теперь понятно, почему у центральной Канцелярии мрака Россия не в почете.
* * *
   Узнав, что случилось, Меф не стал долго и занудно сочувствовать Даф. Это было не в его правилах. Все, что он сделал – утешающе коснулся ее волос.
   – С Тухломоном мы разберемся. Или он вернет тебе дар или одним куском пластилина на свете будет меньше. А сейчас идем. Тебя надо спрятать! Уверен, мы найдем уединенное местечко, – сказал он, завесив покрывалом групповой портрет бонз мрака.
   – Уединенное лишь отчасти. Нату, Чимоданова и Мошкина нам придется взять с собой, – заметила Даф.
   Меф поморщился.
   – Это будет цирк! Хуже, чем день рождения, когда бабушка на глазах у одноклассников вытирает тебе юбкой нос.
   – У тебя что, была такая бабушка? – удивилась Дафна.
   – Нет. Но существовал Эдя, который обожал вспоминать, как в три года я наступил ногой в горшок. И мать, которая рассказывала всем, что у меня был жуткий диатез. И самое досадное – их невозможно было вытолкать из квартиры! – сказал Меф с досадой.
   Даф кивнула.
   – Я тебя понимаю. У нас в Эдеме тоже такое случается. Моя учительница однажды сказала при других учениках, что вместо си диез я дважды взяла си бемоль.
   – И все? Больше она ничего не сказала?
   – А что, этого мало? Это было такое унижение! Я прорыдала всю ночь.
   Меф озадаченно моргнул. Что ни говори, а светлые стражи – это отдельная песня.
   Пять минут спустя небольшая компания, состоявшая из Мефа, Даф, Чимоданова, Наты и Мошкина, двинулась по Большой Дмитровке в сторону от центра. Даф несла на плече Депресняка, а Чимоданов – Зудуку, на которого наложил морок невидимости, чтобы рукотворный монстр не смущал прохожих. Со своим красным чемоданом Петруччо тоже не пожелал расстаться. «Спорю, у него там взрывчатка. Чимоданов – это выросший Зудука», – подумал Меф.
   Ната шла налегке, помахивая пустыми руками. Арей велел ей взять с собой хотя бы рапиру, однако Вихрова не любила обременять себя ничем лишним. Опять же, возникни необходимость, она прибегла бы к иному оружию. Вот и сейчас не прошли они и трехсот метров, а из окна второго этажа уже выпал мужик в деловом костюме. Тряся головой, он стоял на четвереньках на перекопанном газоне. Живой и невредимый, но крайне ошарашенный.
   Мефодий и Дафна с подозрением уставились на Нату. Мгновение – и она уже святая невинность.
   – Ну почему сразу я? Ну задумался дядя немного. Курил в окошке офиса, глазел на девочек и – хлоп! Переломов нет, зато впечатлений куча, – принялась оправдываться Вихрова.
   – НАТА! – укоризненно сказала Даф.
   Вихрова посмотрела на нее с насмешкой. Теперь, когда Даф утратила свой дар, Ната, сразу смекнувшая, что ей ничего не сделают, вела себя нагло.
   – Натой пусть меня Меф называет. А для тебя, дорогуша, я Наталья. Три слога, второй ударный. Усекла?
   Даф, замешкавшись, еще только собиралась ответить, а Ната уже смягчилась.
   – Кстати, светлая, не хочу тебя радовать, но изначально ты понравилась этому мужику больше. Твои ножки он разглядывал весьма заинтересованно. Конечно, я потом перетянула одеяло на себя, ну да это уже чисто на технике, – сообщила Ната.
   Этой кстати упомянутой деталью она обрела союзника в лице Мефа, которому сразу захотелось отрубить типу из офиса голову. Они свернули в Глинищевский переулок, перешли Тверскую и в разрыве между домами нырнули в Малый Гнездниковский. Особой цели в их движении пока не наблюдалось. Меф стремился замести следы и отделаться от комиссионеров. Интуиция подсказывала, что запас времени еще есть. Действовать надо уверенно, но без излишней паники.
   После истории с сотрудником офиса Ната временно воздержалась от уличного охмурения. Чтобы вознаградить себя, она принялась доводить Мошкина.
   – Ты Мошкин – социальный неадекват! Вот скажи, почему Меф мне нравится больше?
   Мошкин молчал. На вопрос «почему»? он не отвечал. Этот вопрос был частью его личности. Он сам его задавал.
   – Потому что мужчина должен быть чуть лучше обезьяны, – влез ушлый Чимоданов.
   – А ты молчи, Чемодан, не вякай! Ты и есть та самая обезьяна, которой лучше любой мужчина! – парировала Ната.
   Петруччо хихикнул. Он умел оценить, когда его красиво отшивали. Ната с вызовом покосилась на Даф и вновь принялась расхваливать Мефа. Тот слушал ее не без удовольствия, явно не агонизируя скромностью.
   «Она хочет, чтобы я ревновала. Методы на уровне детского сада!» – подумала Дафна.
   В Малом Гнездниковском молодая женщина с короткими волосами трясла белоголового мальчугана лет четырех. Белоголовый стоял с насупленным видом и смотрел на мать бунтующим взглядом.
   – Ты что не видел, что я разговаривала с тетей? (Бац!)Чего ты лез? (Бац! Бац!)За руку дергал? Видишь: не с тобой разговаривают, стой и молчи! (Бац!)– кричала женщина, вместо знаков препинания расставляя затрещины.
   Даф ненавидела, когда бьют детей. Зрелища омерзительнее для нее не существовало. Даже при том, что белоголовый явно не был ангелом. Машинально она схватилась за флейту, но тотчас вспомнила, как мало от нее толку. Меф спокойно удержал Даф за локоть и присел на корточки рядом с карапузом. Белоголовый с любопытством перевел на Буслаева взгляд и тотчас схлопотал еще одну затрещину за несанкционированное переключение внимания.
   Меф зацокал языком.
   – Не так, – сказал он.
   – Что не так? – не поняла мать.
   – Детей лучше всего бить с локтя или с ноги. Так они быстрее падают! – мрачно посоветовал Меф.
   Он все же решил дать женщине шанс остановиться самой. Однако молодая мать окончательно взбесилась.
   – Чего тебе надо? Без тебя разберусь! – закричала она на Мефа и принялась трясти свое чадо, как трясут яблоню. Чего она, интересно, ждала? Что с него посыплются плоды знаний и сыновней благодарности?
   Хотя белоголовый крепился, не в первый раз, видно, ему вправляли мозги, было заметно, что он вот-вот разрыдается. На дне его больших глаз созревали слезы. Прежде, чем Меф успел вмешаться, Мошкин схватил его за рукав и потянул.
   – Чего тебе? Отпусти! – Меф дернул руку.
   – Скорее! – Мошкин упорно продолжал буксировать Мефа. Попутно он не забывал следить глазами за Натой и подталкивать Даф.
   Чимоданов не отставал и сам. Он уже, видимо, что-то смутно подозревал. Оказавшись за углом, Евгеша прижался спиной к стене, заткнул пальцами уши и заставил Даф проделать то же самое. В следующий миг из переулка вырвался вихрь. По асфальту запрыгали стекла. С ближайшего дома слизнуло часть крыши. Мимо них, кувыркаясь, пролетел легковой автомобиль и засел в витрине ближайшего магазина. Из магазина стали выбегать люди. Некоторые из них, самые рассеянные, по забывчивости забыли оплатить покупки, но не забыли прихватить с собой пакеты.
   – Чемодан, ты что, сдурел? – спросил Меф мрачно.
   Он логично решил, что это Петруччо заложил бомбу. Все, что взрывалось, было тесно сплетено в сознании Буслаева с именами Чимоданова или Зудуки.
   – Это не я! – сказал Чимоданов.
   – Как не ты? – не поверил Меф.
   – Уже все, да? Это я! – заявил Мошкин, отнимая пальцы от ушей.
   – Ты?! – надвинулся на него Меф.
   Евгеша от неожиданности засомневался.
   – Я? Ну да.
   – Зачем?
   Меф осторожно выглянул из-за угла. Молодая мать сидела на асфальте. Над ней с видом победителя склонился ее белоголовый сынок. И, хотя он уже не плакал, из его горла вырывались звуки, сопоставимые с ревом сирены воздушной тревоги.
   – Защитный блок сработал. Эти двое не пострадали. Не пострадали, нет? – уточнил Евгеша.
   – Что ты сделал?
   – Я немного усилил звук. Усилил, да? В другой раз, я уверен, мама и сынок найдут способ уладить дело мирно.
   По лицу его было видно, что на самом деле он ни в чем не уверен. Уверенность и Евгеша были вещи несовместимые.
   – Тут где-то не слишком далеко была стройка... – задумчиво сказал Меф. Раз им все равно нужно было бродить без особой цели, страхуясь от слежки, то разве не все равно, куда идти?
   – А, да! Я примерно представляю себе эту стройку. Там два или три крупных пса. Один даже морду просовывает под ворота – морда как ящик, – вспомнил Мошкин.
   – Псы – это ерунда! Если очень громко крикнуть и топнуть ногой, собака может умереть от ужаса! У нее будет разрыв сердца! Уж я-то знаю, – авторитетно заявил Чимоданов.
   Меф с сомнением покосился на него.
   – Откуда такие сведения?
   – Ну не помню. Кажется, читал где-то, – неосторожно сказал Чимоданов и тотчас подставил себя под удар справа.
   – Меня не интересует, что и где ты читал. И что одна бабка на базаре сказала, тоже не интересует. Меня интересует конкретно твоя личная статистика, подтвержденная фактами. Сколько именно собак умерло от ужаса, когда ты – лично ты, Чимоданов! – топал ногами. Их клички, порода, возраст, пол, вес, физическая форма, справка от ветеринара, что собака умерла именно вследствие твоего визга! – отрезал Меф.
   Чимоданов обиженно заморгал.
   – Послушай, Мефодий, я же не говорю, что...
   – Вот и чудесно! Если ты ничего не говоришь, тогда утихни и не производи вибраций воздуха! – отрезал Меф.
   Чимоданов тревожно посмотрел на Мефа и бочком отодвинулся от него. Натянутая улыбка прилипла к его губам как заплеванный окурок. За Петруччо, то и дело оглядываясь на Буслаева, засеменил обеспокоенный Зудука.
   – Красиво ты его сразил! Просто ухлопал на месте из двух стволов, – с удовольствием сказала Ната.
   – Да ну его... Ненавижу, когда повторяют очевидную чушь, – проворчал Буслаев.
   Даф быстро провела ладонью перед его глазами, посмотрела на ладонь и подула Мефу на лоб.
   – Ты становишься темным. Темным и злым, – шепнула она озабоченно.
   – Откуда ты знаешь? Я всего лишь поставил его на место, – упрямо заявил Меф.
   – На место все ставят детишки, когда под присмотром мамы убирают комнату. Чимоданов на тебя и не нападал. Он просто пересказал то, что когда-то читал, – заметила Даф.
   – Он читал чушь! Давай найдем этого автора, поймаем и закинем на стройку. Пусть он там орет и топает на собак, а мы посмотрим, что будет.
   – Я не о том, Меф. Я вижу то, чего ты сам не замечаешь. Ты начинаешь получать удовольствие, обижая людей, – сказала Даф грустно.
   На стройку они в результате так и не пошли, а вместо этого пробродили по центру еще часа два. С Дафной, когда она заскочила в сувенирный магазинчик посмотреть деревянные заколки, попытался познакомиться темноволосый и симпатичный молодой продавец с грустными глазами. Дафна дружелюбно пожала ему руку и спросила, как его зовут.
   – Моего деда звали Грант, а отца Зорий. Мой сын тоже будет Зорий, а мой внук – Грант, – ответил молодой человек.
   – А вы, стало быть, Грант? – торопливо спросила Дафна, пока ей не сообщили, что сына внука Гранта будут звать Зорий.
   – Нет, по паспорту я Андрей. Отец поссорился с дедом и назло ему назвал меня по-русски, – сказал молодой человек.
   Тут он вдруг перевел взгляд на витрину и обнаружил, что с той стороны стекла нетерпеливо прыгает Чимоданов, а рядом стоит недовольный Меф.
   – Эти гуманоиды с вами? – осторожно спросил Андрей.
   – Да.
   Молодой человек вздохнул.
   – Ну заходите как-нибудь, когда будете без них! – предложил он.
   – Обязательно, – пообещала Даф.
   – О чем вы говорили с этим типом? – ревниво спросил Меф, когда Даф вышла.
   – О внуках, – пояснила Даф, и они снова отправились петлять по улочкам.
   Вскоре к ним приклеилась компания парней лет семнадцати, которым внезапно не понравился Меф. Парни шли сзади и, хотя явно в драку не лезли (двое из трех были настроены миролюбиво), третий все время повторял:
   – Ну ты, волосатый, стой! Скажи: че ты весь какой? А?!
   Мефу надоело сдерживаться. Он остановился и медленно повернулся. Что увидели парни – неясно, но их вдруг как ветром сдуло. Тот, кто бежал последним, все время падал и просил остальных подождать.
   – Что ты сделал? – спросила Даф.
   – Да ничего. Просто мысленно сказал «брысь!», – сухо произнес Меф.
   Его лицо еще не успело изменить выражение, и Дафне, когда она увидела его, стало не по себе. Вот так брысь! Бедные парни! Как же много, оказывается, можно сказать обычным взглядом.
   На случай слежки они еще с часик побродили, рисуя отводящие руны. Чимоданов даже нарисовал руну на стекле очень грязной машины, на которой какой-то остряк уже отметился традиционным: «Танки не моют!» Едва Чимоданов закончил, как из подъезда вышел водитель, и машина уехала.
   Меф усмехнулся, представив, как машина будет колесить по городу, путая карты бедным шпикам. И чем дальше она отъедет, тем сложнее станет комиссионерам что-то сообразить, поскольку расстояние между защитными рунами, поддерживающими взаимную связь, будет постоянно меняться.
   – Куда мы идем? – спросил Меф.
   – К Эссиорху, – одними губами, чтобы не услышали те, кому это не предназначалось, произнесла Дафна.
* * *
   На седьмой этаж сталинского дома они поднялись в лифте. Зудука все порывался поджечь кнопки этажей. Зудуку усмирили, но пока его вразумляли, Депресняк пару раз провел когтистой лапкой по стенке лифта.
   – Блин! Ну мы все тут прям вредители какие-то! – сказал Меф, насылая морок на встроенную в панель камеру слежения, которая должна была ябедничать на вандалов.
   Дверь Эссиорха оказалась запертой. На звонки никто не открывал.
   – Его нет дома! Как думаешь, Даф, он не будет против, если мы войдем? – спросил Меф.
   Даф тоскливо посмотрела на Зудуку. Тот заинтересованно шмыгал носом.
   – Держи его крепче! Если он что-то взорвет – спрос будет с тебя, – предупредила она Чимоданова.
   Петруччо сурово кивнул и, перехватив Зудуку за ногу, бесцеремонно закинул его на плечо головой вниз. Из карманов у монстра посыпались охотничьи патроны двенадцатого калибра.
   Меф привычно проверил, нет ли на двери магической защиты, а затем коснулся замка пальцем. Замок щелкнул. Квартира была трехкомнатная, довольно большая, но неуютная. Из кухни пахло чем-то давно пригоревшим. Коридор завален запчастями от мотоцикла. Одних колес было три или четыре.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация